Общество
Москва, 01.10.2016


Платформа тронется — продукт останется

2011

Томск стал центром развития технологической платформы «Медицина будущего», объем финансирования которой превысит 3 млрд рублей

Отехнологических платформах (ТП) в России заговорили летом прошлого года, когда Минэкономразвития обозначило намерение всерьез заняться этим направлением, широко используемым в странах ЕС. До дела по российским меркам дошло на удивление быстро. В конце октября 2010 года был начат прием предложений по проектам реализации ТП, общее число которых приблизилось в итоге к 180. Результатом отбора стал перечень ТП, предлагаемых для утверждения правительственной комиссии по высоким технологиям и инновациям. В нем осталось только 27 ТП. Уже 1 апреля 2011 года был подписан протокол правкомиссии, который официально утвердил первую в стране ТП «Медицина будущего». Несмотря на дату, событие это не шуточное.

Удачный старт ТП связывают не только с потенциалом Сибирского государственного медицинского университета (СибГМУ), на базе которого было предложено реализовать проект, и Томского научного центра СО РАН, разработавшего практически всю организационную документацию. Более того, даже не с тем, что томичи как никто другой в Сибири съели собаку на ниве генерации масштабных проектов, концепций и стратегий. В большей степени стартовый успех основан на понимании функций и задач новых инновационных инструментов, которое сложилось в Томской области, и четком видении их практического использования. «Задача технологической платформы — обеспечить переход от исследований к разработкам. Для этого необходимо обозначить прорывные технологии. Это задача ученых, — конкретизирует суть ТП ее руководитель профессор СибГМУ Людмила Огородова. — Далее ученые с помощью инновационной системы должны перейти от разработки к технологии и написать пакеты документов технологического регламента. И только тогда придет бизнес и будет возможна их встреча. ТП выступает своеобразным перекрестком для встречи корпораций, государства, университетов и научных организаций».

С одной стороны, идея действительно проста: создать площадку, на которой все ключевые игроки могли бы вырабатывать общую стратегию развития конкретного сектора экономики на долгосрочную перспективу, выстраивать систему мероприятий и формировать программу научных исследований. Но с другой — ТП, по сути, добровольное объединение игроков, построенное на основе инициативы «снизу». Не нужно объяснять, что такое «собрать всех вместе добровольно» в нашей стране. В Томской области решили попробовать.

Модель для сборки

К настоящему моменту уже можно утверждать, что площадка для бизнеса, государства и разработчиков создана. Определены приоритеты. И «Медицина будущего» переходит на следующий этап — составление дорожной карты — набора проектов, которые будут создаваться и продвигаться на рынок в рамках ТП. Сейчас идет поиск перспективных разработок, которые в дальнейшем будут собраны в несколько крупных проектов полного цикла — от НИОКР до серийного производства конкретных медицинских препаратов, изделий и приборов. Ожидается, что после детальной проработки проектов государство вложится в промышленные технологии, а бизнес — в создание производственных площадок и закупку оборудования.

Кстати, то, что основные мероприятия в рамках ТП будут финансироваться из средств федеральных программ, действительно является весомым дополнительным стимулом для инвесторов. Ничего неординарного здесь нет, поскольку и в Европе ТП (а именно оттуда мы их заимствуем) финансируются из средств специальных государственных фондов. Основным же инвестором в российскую науку до сих пор является государство. Модель ТП в идеале призвана изменить эту картину и переориентировать денежные потоки. Но на первых порах, очевидно, преобладания государственного финансирования не избежать, поскольку создание высокотехнологичных продуктов весьма ресурсозатратно (создание новой лекарственной формулы, к примеру, стоит не менее 800 млн долларов, в России сегодня нет фармкомпаний, чей годовой оборот составлял хотя бы половину этой суммы).

Общий объем финансирования ТП до 2013 года, по словам Людмилы Огородовой, составит 3 млрд рублей, из которых только 750 млн — вклад бизнеса. Треть от общей суммы пойдет на реализацию шести инфраструктурных проектов: в Томске запланировано создание центра компетенций по злокачественным новообразованиям, международного центра по разработке лекарственных средств (он разместится на территории технико-внедренческой зоны), а также центров превосходства по основным направлениям ТП (в рамках Сколково). К инфраструктурным мероприятиям отнесена и разработка отраслевой целевой программы по ранней диагностике онкологических заболеваний и созданию противо­опухолевых препаратов. «Запланировано 30 проектов уровня ОКР на сумму около 2 миллиардов рублей. Часть их уже получают финансирование. Отдельной строкой запланированы мероприятия по развитию особой экономической зоны, куда планируется привлечь 350 млн рублей. И конечно, мы сейчас думаем, как получить господдержку не только из федеральных целевых программ», — рассказывает Людмила Огородова.

По сути, если сравнить первые инфраструктурные мероприятия с кубиками, то из них, пока еще хаотично разбросанных, томичи пытаются собрать стройную и достаточно устойчивую конструкцию, добавляя в нее элементы, взятые у соседей. Из разных мероприятий складываются вполне осязаемые направления работы, каждое из которых регулируется отдельным научно-техническим советом. Всего их восемь, половину возглавляют руководители томских научных структур. Именно по этим направлениям Томская область планирует сделать технологический прорыв. Продукцией ТП, получаемой на основе новейших технологий, станут инновационные фармацевтические препараты, новые медицинские материалы, диагностические системы и приборы для диагностики и лечения.

Последнее направление, по мнению начальника научного управления СибГМУ профессора Юрия Кистенева, развивается весьма активно. Пока в нем задействованы 38 участников (РНЦ «Курчатовский институт», ОАО «Загорский оптико-механический завод», ОАО «НИИПП», ООО «Электропульс» и др.), а также кластер «Медицинское, экологическое приборостроение и биотехнологии» (Санкт-Петербург). Потенциальный объем инвестиций до 2013 года может составить более 600 млн рублей. Разработки ТП в области приборостроения будут направлены на создание аппаратно-программных комплексов для экспресс-диагностики и лечения онко-, бронхо-легочных заболеваний, заболеваний системы кровообращения, то есть болезней, которые, по статистике, имеют самые высокие показатели по смертности.

Это лишь малая толика тех проектов, которые будут реализованы и уже реализуются субъектами ТП. В рамках «Медицины будущего» в ближайшие восемь лет предполагается провести не менее 250 НИОКР, которые помогут реализовать как минимум 30–35 бизнес-проектов.

Бурная фарма

«Томск будет позиционироваться в рамках платформы как центр мирового уровня по разработке новых лекарственных препаратов, не подразумевающих в большинстве случаев производство препаратов на территории Томской области, — считает директор НИИ фармакологии СО РАМН академик РАМН Александр Дыгай. — В ближайшие годы «Фармстандрат», «Микроген», у которых есть заводы в Томске, вряд ли будут производить здесь новые препараты. Месторасположение производственных площадок определят в Москве. Зато сам центр не будет иметь аналогов в России, поскольку здесь мы начнем проводить все доклинические и сможем курировать все клинические исследования в рамках ТП и стратегической программы развития фармацевтики «ФАРМА-2020».

Стоит отметить, что фармакологическое направление в ТП выглядит наиболее масштабным. В его рамках запланирована реконструкция и техническое перевооружение НИИ фармакологии СО РАМН стоимостью около 1,18 млрд рублей, благодаря которым на базе института появится центр мирового уровня по созданию новых инновационных и импортозамещающих лекарственных препаратов. Реконструкция будет проведена по стандартам GLP (Good Laboratory Practice). Кроме этого, по инициативе НИИ фармакологии с участием компаний SFM (Новосибирск) и «Р-фарм» (Москва) в томской зоне будет построен первый в мире центр с питомником (разведение) и виварием (содержание) для сертифицированных лабораторных животных, свободных от патогенной флоры. Международный центр по доклиническим исследованиям и разработке лекарственных средств будет содержать 11,5 тыс. крыс и 18 тыс. мышей, что достаточно для проведения экспериментальных исследований двадцати новых фармакологических веществ. Проект оценивается в 300 млн рублей.

А совместно с ФНПЦ «Алтай» из наукограда Бийска (Алтайский край) томские НИИ реализуют в рамках ТП проект по разработке сырья для производства фармацевтических субстанций с противоинфекционной активностью. Всего по направлению «Инновационные фармацевтические препараты» томичи планируют привлечь до 2015 года 2 млрд 227 млн рублей, включая проект строительства вивария.

Как отмечал журнал «Эксперт» (см. «Фармацевтам нужен паспорт» в «Эксперте» № 13 за 2011 год), всплеск инновационной активности — новый и устойчивый тренд в  фармацевтической отрасли России. Львиная доля компаний в ней до сих пор производила дешевые типовые дженерики, рецептуры которых были разработаны более полувека назад. Технологическая отсталость базовых предприятий отрасли стала причиной того, что российский фармрынок захватили зарубежные компании: Berlin-Сhemie, Teva, Novartis, Gedeon Rihter, Nycomed. В 2009 году доля иностранных препаратов составила 80% на российском аптечном рынке и свыше 90% на рынке госзакупок. Некоторые отечественные игроки в итоге продались иностранцам, другие ушли в узкие рыночные ниши (производство БАДов или витаминов, а также простых лекарств вроде корвалола, валосердина, терапевтический эффект которых трудно доказать). Особенно последнее применимо к компаниям, созданным на базе, к примеру, ГНЦ ВБ «Вектор» в наукограде Кольцово, или бийским инноваторам.

Тем не менее на рынке в последнее время появилась поросль молодых инновационных компаний, научившихся создавать собственные уникальные препараты. К их числу относятся «Микроген», московский «Фарм-синтез», питерский «Фармсинтез», «ХимРар», «Биокад». Они уже перешли к сложным технологиям, в том числе биотехнологиям — на основе малых молекул, антител, рекомбинированных белков, развивают собственные научные лаборатории и активно сотрудничают с научно-исследовательскими центрами по всей стране.

На этом фоне интерес бизнеса к ТП понятен. «Мы заинтересованы в новых инновационных разработках, которые будут не только соответствовать международным критериям качества, но и правильно оформлены в плане защиты созданной интеллектуальной собственности, — отмечает генеральный директор ЗАО «ХимРар Венчурс» Николай Меркин. — В связи с этим мы готовы оказать содействие в поиске и инкубировании перспективных проектов, находящихся на ранних стадиях у участников «Медицины будущего». Особенно если это будет на условиях софинансирования за счет государственных институтов. Более того, наш опыт и экспертиза позволяют выявлять проекты, которые смогут с большей вероятностью встретить интерес со стороны венчурных фондов и фармацевтических компаний и быть коммерциализованы в будущем».

Впрочем, гораздо важнее для отечественных фармацевтов — получить господдержку в несколько ином виде. Сегодня, как уже было сказано, доля отечественных компаний на внутреннем рынке госзакупок преимущественно высокотехнологичных и эффективных препаратов мизерна — около 10%. Между тем работа в данном сегменте обеспечивает фармпроизводителям гарантированный сбыт, да и саму компанию переводит на совершенно иной уровень. Однако от государства здесь требуется гораздо больше простого разворота в закупках к отечественным производителям. Журнал «Эксперт» подчеркивал, что потребительский рынок никогда не станет драйвером фармацевтических инноваций, основной потребитель высоких технологий в здравоохранении — государство. «В развитых странах государство определяет структуру заболеваний населения, выявляет из них те, что наносят экономике наибольший ущерб, и на основе этих исследований составляет список препаратов, которые будут необходимы населению в течение ближайших десяти лет, — рассказывал в интервью журналу генеральный директор компании «Биннофарм» Игорь Варламов. — Если бы такая программа существовала в России, у нас появилось бы куда больше новых разработок из разных областей фармакотерапии». Между тем современного паспорта заболеваемости в стране с учетом особенностей регионов пока не создано.

Почва для саморазвития

Как бы там ни было, очевидно, что ТП, предложенная томичами, станет моделью для следующих платформ. Понятно и то, что история успеха «Медицины будущего» будет во многом зависеть от степени управляемости проекта. Ведь уже сейчас ТП объединяет целый ряд крупных секторов экономики — медицину и здравоохранение, фармацевтическую, химическую и биотехнологическую промышленности, приборостроение и электронику, производство новых материалов.

Организационная структура платформы включает руководящий комитет, исполнительную дирекцию, восемь научно-технических советов и пять рабочих групп. «26 мая 2011 года в рамках форума INNOVUS состоялась институализация платформы «Медицина будущего», — рассказывает Людмила Огородова. — Общее собрание участников, которых было 136, приняло решение о создании без юридического лица консорциума, к которому продолжают присоединяться участники. Сегодня в платформе 194 организации, из них 76 предприятий, 62 НИИ и научных центров, 56 университетов».

Отметим, что только в руководящий комитет входит 75 человек. Это связано с тем, что ТП является крайне распределенным органом. А формат взаимодействия ТП с академиями наук, а также федеральными органами и министерствами (Мин­здравсоцразвития, Минэкономразвития, Минобразования, Минпромторг) требует участия их представителей в работе ТП. Учитывая столь масштабную структуру, координатору ТП — СибГМУ — поручено до августа нынешнего года создать управляющую компанию в виде некоммерческого партнерства.

Не секрет, что для многих ученых технологический форсайт или дорожная карта проектов — не слишком знакомые понятия. Однако уже сейчас ясно, что ТП — это один из инструментов, позволяющих науке получить сформулированный заказ для разработок. Если сегодня, по сути, наука сама формулирует задачи и сама же их решает, то ТП должны скорректировать эту ситуацию. Правда, как отмечают эксперты, до этого момента сами ТП должны занять место прежде всего под финансовым солнцем. А здесь все не так просто. «Мы видим первую задачу в получении государственной поддержки, поскольку федеральные целевые программы в скором времени будут сворачиваться, — говорит Людмила Огородникова. — И поскольку технологическая платформа — это частно-государственное партнерство, нас очень серьезно интересует Сколково. Но коммерциализация проектов — следующий шаг. Те предприятия, которые появятся после периода господдержки, нужно будет развивать. И нам необходимо подумать, на чем платформа будет развиваться дальше. Точнее, уже саморазвиваться».   

«Эксперт Сибирь» №28-29 (299)


Журнал «Эксперт» + подарок

Журнал Эксперт + Сертификаты на обучение в школе иностранных языков



    Реклама

    AdRiver
    26 октября 2016 года. Форум «Эксперт-400»

    «Драйверы экономического роста России в настоящее время»



    Реклама



    Эксперт Онлайн, последние новости и аналитика
    ПРЕДОСТАВЛЕНО ALTMANS GALLERY

    Фото: Дарьи Дар

    Особый ребёнок в школе

    Ксения Берковская — инициатор создания первого в Ростовской области ресурсного класса для детей с ограниченными возможностями здоровья. Этот класс проработал уже год в ростовской школе №81 — он даёт надежду на адаптацию особенным детям

    Бактериальная революция

    Краснодарская компания «НаноСерв» выпустила на рынок инновационную биотехнологию по очистке теплооборудования. Продукт заинтересовал крупнейшие компании страны и создал почву для выхода на зарубежные рынки