ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Пророки новой экономики

2012

Типичная инновационная компания в Сибири занимается разработкой технологий для передовых отраслей экономики. Поэтому для реальной поддержки инновационного бизнеса важнее не создание технопарков, а развитие средних и крупных технологичных предприятий — потребителей их услуг

В России существуют несколько стереотипов относительно принципов развития инновационного бизнеса. Первый — это чаще всего компании, связанные с информационными технологиями. Второй — это компании, ориентированные на экспорт. Третий — для развития инновационного бизнеса необходимо создание «особой» инфраструктуры (особых экономических зон, технопарков, бизнес-инкубаторов и тому подобных объектов). Мы провели исследование обобщенных показателей почти двух сотен сибирских инновационных компаний, являющихся резидентами двух официальных технопарков и одной технико-внедренческой зоны, и выяснили, что все эти стереотипы правдивы лишь отчасти.

Оказывается, созданная инновационная инфраструктура не привела к буму инновационного предпринимательства — большая часть резидентов технопарков в Новосибирске и Кемерове и ОЭЗ в Томске, скорее, приспособилась к новым реалиям, а не возникла благодаря им. А инновационный бизнес ориентируется по большей части на внутренний рынок, на крупные технологичные компании. Это позволяет говорить о корректировке наших представлений об инноваторах и необходимых для их бурного развития условий.

Как мы считали

Компаний, которые по тем или иным показателям могут считаться инновационным бизнесом, в Сибири, как и по всей стране, много. Сегодня для создания прорывного продукта в некоторых отраслях даже пространство гаража оказывается избыточным — достаточно рабочего стола и компьютера. Но понятно, что все средние, малые и очень малые компании исследовать довольно сложно, если не сказать — невозможно. Поэтому базовый список компаний для исследования мы формализовали, взяв за основу три существующие на настоящий момент крупнейшие площадки для поддержки инновационных компаний в Сибири: особую экономическую зону технико-внедренчес­кого типа (ОЭЗ ТВТ) в Томске, Технопарк новосибирского Академгородка и Кузбасский технопарк (две последние площадки вошли в госпрограмму «Создание технопарков в сфере высоких технологий», которую курирует Минкомсвязи РФ).

Такое сужение может показаться нерепрезентативным, ведь из исследования «выпал» инновационный бизнес Омска, Красноярска, Иркутска и других городов Сибири. Кроме того, структур с названием «технопарк» в последние годы создано немало, особенно при вузах — например, сегодня в Ассоциации технопарков России состоит Сибирская автодорожная академия (Омск), Новосибирский государственный технический университет и Национальный исследовательский Иркутский технический университет. Но мы исходим из предположения, что крупнейшие компании инновационного сектора сосредоточены именно на трех площадках, имеющих федеральный статус — в Томске, Новосибирске и Кемерове. Во-первых, поскольку здесь располагаются в том или ином виде крупнейшие инновационные компании Сибири (например, Центр финансовых технологий, компания «САН», «ЭлеСи», «Микран» и так далее). Во-вторых, поскольку большинство крупнейших компаний Сибири расположили на этих площадках свои дочерние структуры (некоторые даже можно назвать R&D-центрами): это прежде всего «Газпром», СУЭК, СИБУР, а также международные корпорации — Nokia, HP и другие.

Но список резидентов двух технопарков — новосибирского и кузбасского, и томской ОЭЗ тоже нельзя считать «золотым стандартом». Из него, состоящего более чем из двух сотен резидентов, мы исключили компании, которые по всем общепринятым показателям не могут считаться инновационными. Прежде всего это торговые (например, резидентами Кузбасского технопарка являются компании, занимающиеся оптовой продажей машин и оборудования и даже овоще­водством), сервисные (обслуживающие основных резидентов технопарков и ОЭЗ), а также те, которые скорее следует считать инженерными и внедренческими, чем инновационными (например, с десяток резидентов новосибирского технопарка занимаются внедрением систем на базе 1С или автоматизацией бизнес-процессов на основе стандартных программных комплексов), и наконец, компании, чьи технологические разработки постоянно оспариваются участниками рынка (прежде всего речь идет о производителях БАДов).

В итоге окончательный список включает в себя чуть более 130 организаций, деятельность которых предполагает генерирование оригинальных (часто прорывных) технологий (см. таблицу). Нетрудно убедиться в том, что в этом списке оказалось подавляющее большинство широко известных инновационных компаний Сибири. Поэтому выводы, полученные в ходе этого исследования, вполне могут считаться репрезентативными с точки зрения макроэкономических показателей этого сегмента бизнеса в целом.

Основные инновационные компании Сибири

Потомки советских НИИ

Первый вывод — совокупность сибирских инновационных компаний генерирует такой объем выручки, который уже превышает затраты на создание инфраструктуры для них в Новосибирске, Томске и Кемерове. Согласно нашим подсчетам, основанным на открытых источниках, ежегодная выручка первой сотни сибирских инновационных компаний составляет около 5 млрд рублей — это в среднем в два раза больше, чем госбюджет и частные инвесторы потратили на развитие технопарков и ОЭЗ в 2011 году. Для сравнения — в целом по России, по данным Минкомсвязи, в инфраструктуру всех технопарков было вложено 19,5 млрд государственных и частных инвестиций, тогда как выручка резидентов составила около 17 млрд рублей. Получается, что вклад сибирских резидентов технопарков и ОЭЗ в общефедеральный котел составил почти 30%. А выручка только одного ЗАО «Центр финансовых технологий» (является резидентом новосибирского технопарка) дала 15% совокупного федерального объема денег, заработанных резидентами технопарков.

Но здесь нужно сделать важную оговорку. Как показывает анализ возраста инновационных компаний (см. график 1), большинство из них возникли еще до появления повышенного внимания к высокотехнологичному бизнесу и массового создания технопарков, бизнес-инкубаторов и ОЭЗ. Нужно сказать, что в вопросе возраста компаний наблюдаются существенные региональные различия. Самые старые расположены в Новосибирске — треть резидентов здешнего технопарка основаны еще в 1990-х. Это тот же ЦФТ, компании, контролируемые бизнесменом Андреем Брызгаловым («Унискан» и ряд образованных позже), ставшие брендами в своих отраслях ЗАО «Техно­скан», «Биосет» и другие. Понятно, откуда и почему они появились в Академгородке — это фирмы, основанные выходцами из научных институтов или людьми, каким-то образом имевшими доступ к советским технологиям и успешно их коммерциализировавшими. Это «старая гвардия» сибирского инновационного бизнеса с высоким уровнем предпринимательской устойчивости. Пожалуй, аналогичная картина наблюдается лишь в Томске, где инженерный задел исторически даже более развит, чем в столице Сибири; но не в Кузбассе.

Второй бум создания инновационного бизнеса пришелся на середину 2000-х — что в Кемерове, что в Томске, что в Новосибирске. Это время, когда началось создание инфраструктуры поддержки высоко­технологичных компаний, а в общественном лексиконе закрепилось изрядно заезженное с тех пор слово «инновации». Стабильный рост экономики спровоцировал появление заинтересованности у крупного и среднего бизнеса, да и у государства в технологиях. Как следствие — в Сибири начали появляться новые инновационные компании, в том числе дочерние структуры промышленных гигантов. Так, именно в это время в Кузбассе регистрируется ОАО «Газпром добыча Кузнецк», занимающееся ныне добычей метана из угольных пластов, а в Томске — ООО «Научно-исследователь­ская организация Сибур-Томскнефте­хим» — R&D-центр СИБУРа (НИОСТ), специально под который создавалась к тому времени Северная площадка томской ОЭЗ.

Технопарк новосибирского Академгородка оказался востребован ограниченным количеством компаний sib_335_011-1.jpg Фото: Виталий Волобуев
Технопарк новосибирского Академгородка оказался востребован ограниченным количеством компаний
Фото: Виталий Волобуев

Кстати, именно в томской зоне в годы ее создания были зарегистрированы в основном не самостоятельные бизнесы, инновационные стартапы, а подразделения крупных компаний. В результате в зоне появляются компании не только с московским, но и с австралийским, норвежским, австрийским и индийским капиталами.

В Кузбассе качественный процесс был другой — на волне создания технопарка (он начал строиться лишь в 2008 году) сюда попали явно случайные организации, занимающиеся продажами и даже овощеводством. А вот во время, когда технопарки и ОЭЗ заработали в полную силу и регистрация инновационного бизнеса по идее должна была пойти здесь в гору, мы наблюдаем спад активности. Интересные инновационные компании в это время появляются лишь в Томске. К примеру, «ЭлеТим» (структура «ЭлеСи», главного «технолога» нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан), Центр беспроводных технологий (совместное предприятие Nokia и «Микрана» по выпуску базовых станций для сетей 4G), совместное российско-немецкое предприятие ООО «МОЙЕ Керамик-Имплантате» (производитель эндопротезов мелких суставов из нанокерамики), НИОСТ и целая плеяда компаний, вышедших из недр томских университетов или созданных по известному постановлению № 217. Это уже работающие предприятия, подчеркивающие прагматичность нового периода — крупные компании точно знают, что дочерняя структура в ОЭЗ им необходима не ради абстрактных исследований, а для решения конкретной задачи, малые компании минимизируют расходы и получают в качестве среды обитания «инновационный рассол».

Из этого краткого анализа можно сделать только один вывод — поле для массового создания инновационных компаний на данном этапе экономического развития исчерпано. Для дальнейшего количественного и качественного роста необходимы структурные преобразования в экономике (именно поэтому, несмотря на миллиардные вливания в технопарки, бума инновационных бизнесов в кризис не зафиксировано), а не «точечные удары» в виде массового создания бизнес-инкубаторов и технопарков при всей значимости последних.

Сконцентрированы на прорыве

Не менее интересен анализ структурной принадлежности инновационных компаний. Принято думать, что большинство наших инноваторов — это программисты, работающие на экспорт, поскольку в России рабочая сила обходится в разы дешевле. В лучшем случае такие компании обслуживают интересы сырьевиков. Признаться, так вначале думали и мы, но оказалось, что этот миф не совсем верен.

Отраслевая структура компаний в целом и по отдельным территориям представлена на графиках 2 и 3. Обслуживание сырьевого сектора (сюда мы отнесли компании, обслуживающие нефтегазовую и угольную промышленности, занимающиеся геологией и геофизикой), конечно, имеет существенную долю в общем котле — почти 20%. При этом сектор «чистых» ИТ (то есть компаний, не специализирующихся на обслуживании отдельных отраслей, а универсальных) занимает лишь 7%. Интересно, что в тройке лидеров — медицина и биотехнологии, а также объединенный сектор машиностроения и приборостроения. В первом направлении отметим ООО «Клиника современных медицинских технологий» (резидент Кузбасского технопарка), внедряющее медицинские инновации Кузбасской медицинской академии в промышленность; уже упоминавшуюся «МОЙЕ Керамик-Имплантате», томские «Альдо-Фарм» и «Аквелит» и также целый ряд новосибирских компаний, занимающихся производством медицинского оборудования и биопрепаратов (например, ПО «Сиббиофарм»).

Отметим также интерес инноваторов к сфере строительства и ЖКХ — здесь и производство светодиодных светильников, и новые технологии дорожного строительства, и системы промышленной безопасности строительства. Факт в том, что компании начинают активно продвигать идеологию прогрессивного городского развития. Яркий пример — ООО «Аэросервис», занимающееся разработкой и производством систем очистки воздуха в помещениях. Созданное как типичный инновационный стартап в наукограде Кольцово, через несколько лет оно переросло уровень местного бизнес-инкубатора и обосновалось в Технопарке новосибирского Академ­городка.

Другими словами, инновационный бизнес в Сибири массово не обслуживает сырьевой сектор (как, к примеру, вузы — см. «Как бы высшее образование» в «Эксперте-Сибирь» № 21 за 2012 год), а занимается генерированием новых технологий в прорывных отраслях современной экономики: медицине, приборостроении и так далее. А также готовит почву для внедрения технологий, изменяющих городские пространства, — от энерго­сбережения до интеллектуальных систем управления транспортными потоками.

В этом ключе резидентов инновационных зон в Сибири можно назвать настоящими предвестниками, даже пророками новой, еще не до конца сложившейся экономики. К сожалению, пока они на этом пути практически одни. Инновационные компании во всем мире первый импульс спроса на свою продукцию получают со стороны крупного бизнеса или государства — путем заказов на продукцию или технологические разработки. В Сибири примеров такого взаимодействия — единицы. Можно возразить, что и самостоятельного крупного бизнеса на этой территории немного — нет у нас своих «самсунгов» и «сименсов». Но тогда формированием спроса на инновации должно озаботиться государство (об этом много говорится, в частности, при обсуждении путей реформирования закона о гос­закупках). Благо, что наиболее проблемные с точки зрения технологического развития находятся под его контролем. Например, ЖКХ. «В одном из городов Швеции я однажды спросил у начальника канализационной станции о марке насоса, который там работает. И он пошел искать в бумагах, хотя в России любой начальник назовет и марку, и производителя, и то, сколько раз он ремонтировался. Все потому, что там насосы работают по 20 лет без ремонта, а у нас в Томске промышленность выпускала насосы АВЦ — так вот они ломались уже через год. И получалось, что дешевле купить новый, чем ремонтировать сломанный. Рядом же по 10 лет работали без ремонта насосы Grundfos», — говорил «Эксперту-Сибирь» ныне ректор Новосибирского государственного архитектурно-строительного университета (НГАСУ) Юрий Сколубович. Несколько десятков инновационных компаний в Сибири занимаются технологиями модернизации ЖКХ — и эта проблема может стать их зоной ответственности. Такие примеры уже есть: томская мэрия предложила НИИ полупроводниковых приборов (его структура является резидентом ОЭЗ и занимается выпуском светодиодных светильников) заняться освещением семи главных улиц города.

Справятся сами

Таким образом, один из самых важных моментов — интерес крупного бизнеса к созданию инновационной инфраструктуры, что в свое время объявлялось одной из важнейших целей формирования технопарков и ОЭЗ. Констатируем — такой интерес как массовое явление отсутствует. Отчетливее всего это проявляется в Новосибирске (см. график 4). Здесь 80% резидентов, судя по открытым источникам, являются самостоятельными. Это объективно — в Новосибирске попросту нет крупного бизнеса, заинтересованного в создании собственных R&D-центров (не считать же таковым всерьез, например, структуры «Ростехнологий», контролирующих некоторую долю оставшейся в городе советской промышленности). Поэтому холдинговая принадлежность здесь специфична — например, своих резидентов технопарка имеют производитель казуальных игр Alawar Entertainment (см. «Силиконовая тайга» в «Эксперте-Сибирь» № 15 за 2012 год), или производитель инновационных принтеров и чернил компания «САН» (которая сама, кстати, контролируется «РОСНАНО»).

Несколько другая ситуация в Томске и Кузбассе. В Томске — поскольку условия работы ОЭЗ позволяют привлечь в нее крупный бизнес (за счет прежде всего таможенных и налоговых льгот). В результате Томск дальше всех продвинулся по пути создания подлинных R&D-центров (см. «Цель ОЭЗ — инновационное промышленное производство»).

В Кузбассе причина другая — основные сферы экономики здесь контролирует ограниченное количество крупных бизнес-структур (как внешних, таких как Evraz Group, так и местных — например, холдинг «СДС», который, однако, своего резидента в технопарке не имеет), для которых создание собственной дочерней структуры в технопарке — не насущная необходимость, а скорее — действие «на всякий случай», задел на будущее. Отсюда и появление явно случайных резидентов.

Главное для развития инновационного бизнеса — наличие стабильных заказов от крупных предприятий sib_335_015.jpg
Главное для развития инновационного бизнеса — наличие стабильных заказов от крупных предприятий

Однако большинство самостоятельных компаний сегодня — это не стартапы, которые, как в американских фильмах, создаются группой восторженных студентов на последние деньги. Таковых в Сибири единицы. В основном инновационный бизнес создают люди, имеющие некоторый финансовый и технологический задел, а также пул потенциальных потребителей. Более того, судя по резидентам технопарков, можно констатировать — привычные цепочки создания инновационных бизнесов не работают. Например, в новосибирском технопарке — лишь несколько бывших резидентов бизнес-инкубатора (по сути, из известных и быстрорастущих стоит отметить только компанию «Аэросервис» — начинавшую бизнес как резидент бизнес-инкубатора Кольцово), и только одна компания, чьи учредители принимали участие в известной грантовой программе поддержки технологических инноваций «УМНИК». И напротив — здесь есть десятки компаний, чей успех, по сути, никак не связан с многочисленными бизнес-инкубаторами, технопарками и прочими «особыми» объектами. Например, группа компаний Андрея Брызгалова, среди которых более всего известна «Унискан», или «СФМ» Андрея Бекарева (см. «Не для печати»). «Технопарк в Новосибирске необходим ограниченному количеству собравшихся там компаний. Для остальных его значимость еще нужно доказать», — считает Бекарев.

Получается, что стратегически важным фактором для типичной сибирской инновационной компании является наличие не громоздкой структуры «особых» государственных режимов, а заинтересованного в ее услугах крупного бизнеса. При стабильном росте экономики, прозрачных и эффективных государственных институтах инновационные компании сами создадут каркас современной экономики в прорывных отраслях. То, что они справятся с этой задачей (в отличие от других участников процесса, по отношению к которым оптимизм куда сдержаннее), можно быть полностью уверенными.   

«Эксперт Сибирь» №23 (335)

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама