Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Вся Сибирь считает, что Москва относится к ней как к колонии

2012

Сибирский сепаратизм — явление или фикция? Действительно ли сибиряки обладают «отдаленным» мышлением, или латентный сепаратизм — всего лишь плод беспочвенных домыслов? На эти вопросы мы попросили ответить главного редактора газеты «Томский Вестник» Александра Красноперова

— Я считаю, что есть мифологемы, которые начались с Потанина, «почвенников». Но они, отцы-основатели, говорили не об отделении Сибири от России, а об особых правах Сибири. Что касается настоящего времени, то я не вижу опасности возникновения сепаратистской ментальности, потому что здесь нет особой этнической общности. То, что во время переписи какое-то количество граждан назвали себя сибиряками — это мельчайшая степень ментальности, это скорее фронда. Проявление общей ментальности — то, что вся Сибирь считает, что Москва относится к ней как к колонии. И в действительности экономические реалии таковы — к нам относятся как к колонии, выкачивая ресурсы, выстраивая систему налого­обложения. Сейчас обсуждали идею создания госкорпорации по развитию Сибири и Дальнего Востока, но опять же не для людей, а для выкачивания ресурсов. А настроения, мне кажется, ограничиваются требованием перераспределения ресурсов в пользу Сибири. Надо, ребята, делиться по-человечески.

В то же время определенное отличие от жителей средней полосы России у нас, конечно, есть. Нет этнокультурной общности, но люди даже экономически не образованные все равно представляют себе, что происходит. Сырьевой поток идет на Запад. Для того чтобы возник сепаратизм, надо хотя бы идеологически подвести под него экономическую базу. А сибирские территории очень разные. Нефть и газ Сибири — это по большому счету Ханты-Мансийский автономный округ, который никаким сепаратизмом не страдает. У них с бюджетом все отлично. А что осталось в Томской области? Кроме этого реальная политическая ситуация никак не стимулирует сепаратистские настроения. Даже в 90-е годы, когда регионы были «высосаны», сепаратистские настроения региональных элит были экзотическими. В элитных группах их просто нет.

По данным различных исследований, сибиряки себя с россиянами большей частью не ассоциируют. И причина этого видится в территориально-пространственном устройстве Сибири. Насколько этот фактор влияет на формирование сибирского мышления?

— Такое явление есть. Оно действительно обусловлено нашими знаменитыми российскими просторами. Но когда говорят российские просторы — это на самом деле сибирские просторы. Мы остро чувствуем, что физически находимся очень далеко от центра принятия решений. Каждая область отдельно ощущает себя очень далекой от Москвы. Горизонтальные связи в силу гигантских сибирских расстояний минимальны! Чтобы доехать до Иркутска... да быстрее попасть в Москву! Сел в самолет и через четыре часа ты там, а в Иркутск нужно ехать двое суток на поезде. Но именно эти очень слабые межрегиональные связи тоже не позволяют говорить о сибирском сепаратизме. Не может быть сепаратистской, например, одна Томская область. Для того чтобы говорить о возникновении сильного явления, ставшего мощным политическим фактором, на который власть уже не могла бы не обращать внимания, нужна серьезная межрегиональная кооперация. А ее нет. Нет еще и потому, что в свое время связи раздробили и уничтожили введением федеральных округов. Ту же Тюмень взяли и «приделали» к Уралу...

Кстати, кое-что познается в сравнении. Наверное, можно говорить об уральском сепаратизме. И у меня такое чувство, что он в свое время был гораздо мощнее, когда в 1993 году Эдуард Россель объявил о создании Уральской республики, когда вводили уральские франки... Но у них географическое положение для сепаратистских настроений более выгодное. И экономика на Урале для сепаратизма более выгодна. Почему-то все говорят о сибирском сепаратизме, но уральский, если прикинуть, более опасен даже чисто гипотетически. У нас каждая область, каждый сибирский регион одинаково плохо относится к Москве. Но фактически никак не относится к соседу. В общее настроение это недовольство не сливается.

Но возможны ли какие-то изменения в этом направлении?

— Конечно, возможны. Есть несколько факторов. Если начнет свою работу госкорпорация, то регионы, которые в нее попадут — Томск, слава богу, не попал, потому что у нас ресурсов сравнительно мало, — и их местные элиты будут крайне недовольны, народ начнет роптать. Все это будет способствовать росту определенных настроений. Но такие вещи должны вырасти. Сегодня, на мой взгляд, это все еще на маргинальном уровне развивается. Не в уничижительном или ругательном смысле, а в том, что это не мэйнстрим. Но если посмотреть, любые мощные течения всегда сначала были маргинальными. Пока в обозримой перспективе, на пять-десять лет, я не вижу ничего, что могло бы подвигнуть нас к сепаратизму.

Если взять Томскую область с ее достаточно странным положением и количеством вузов, то здесь сепаратистская идеология может возникнуть только в Томске. Как теоретики мы могли бы выступать провозвестниками сепаратизма. Но Томск не обладает нефтью и газом. Это ХМАО. Все, что у нас есть — это Сибирский химический комбинат, Томский нефтехим и университеты. Вся промышленность по сравнению с тем же Уралом фактически ничего из себя не представляет. И кстати, по опросу «Левада-центра», огромное количество людей заявили, что они думают о возможности покинуть Сибирь. Результат подчеркивает сложившееся раздражение. Отношение метрополия–колония жутко раздражает, но не вызывает какого-то противодействия, активного желания что-то изменить. Людям в Сибири свойственно экономить усилия — просто возьмем и уедем. Это всем видно. Наши бизнесмены переезжают на Юг и создают там землячества. Один наш томский бизнесмен уехал в Краснодар, купил себе гостиницу и возглавляет там общество «Сибиряки Юга». Там уже целая диаспора сибирская. И я думаю, процесс депопуляции будет продолжаться.

Есть ли выход из данной ситуации?

— Выход только один — не надо думать, что мы можем сохранить сеть населенных пунктов, которая была при советской власти. Я сам из Чаинского района (Томская область. Ред.), но это безумие — пытаться удержать людей в деревнях. Когда кто-то стонет о вымирании малых деревень... Ну иди, сам там поживи. Это ужас! Такое же безумие пытаться реализовывать какую-то программу массового переселения, потому что это тоже совок. Выход один — создавать цепь достаточно крупных городов, которые будут доступно соединены между собой, вкладывать туда деньги. Когда появятся такие узловые пункты, между которыми человек сможет свободно передвигаться, тогда никаких проблем не будет.

«Эксперт Сибирь» №27-31 (339)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама