ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Эйфория заканчивается

2012
Фото: Виталий Волобуев

Время активной миграции абитуриентов в соседние регионы, похоже, заканчивается. Это не значит, что качество образования в местных университетах стало лучше — молодежь отталкивает сложность обустройства жизни на новом месте и понимание того, что карьеру можно строить и на родине

Исследование, посвященное итогам приемной кампании в основные вузы Сибири, становится для нас традиционным. В прошлом году (см. «Западный вектор» в «Эксперте-Сибирь» № 33–34 за 2011 год) мы уже говорили о чрезвычайной важности отслеживания основных тенденций в сфере высшего образования, которое, что бы ни говорили, остается главным социальным лифтом и кадровым базисом для функционирования и возможных институциональных преобразований в экономике, лакмусовой бумажкой для регионального бизнеса. Это срез того, что будет с обществом через несколько лет, когда сегодняшние абитуриенты начнут профессиональную деятельность. Недавно даже Министерство образования и науки РФ заголовком для своего сайта выбрало слоган «министерство будущего».

Основные выводы этого исследования несколько отличаются от предыдущего. Прежде всего в этом году цифры приема не источают эйфории по поводу резкого роста влияния в Восточной Сибири федерального университета в Красноярске (СФУ). Количество абитуриентов из Иркутской области, Забайкалья и Якутии, поступающих в СФУ, в этом году сократилось. Заметно поутихла волна миграции из восточных регионов России и в два ведущих центра высшего образования Западной Сибири — Новосибирск и Томск. Абитуриенты выбрали местом учебы родные регионы. Проще всего это объясняется так называемой демографической ямой — резким сокращением группы населения в возрасте 16–19 лет, вызванным спадом рождаемости в начале 1990-х годов. Однако, как нам представляется, все гораздо сложнее — молодежь начинает присматриваться к родным пенатам.

Как мы считали

Итоги прошлогоднего исследования были несколько резкими, но все же предсказуемыми. Статистика явно показывала, что Красноярск буквально за четыре года стал ведущим образовательным центром для всей Восточной Сибири, безоговорочно «победив» более «старый» и потенциально более перспективный Иркутск по меж­региональному сальдо обмена абитуриентами. Если в 2007 году основной поток приезжих абитуриентов в СФУ приходился на Хакасию (связи некогда единого с республикой края традиционны), то уже к 2011 году приток молодняка из Иркутской области увеличился втрое — до 305 человек. А заявки на поступление в СФУ подали и вовсе 960 иркутян. Для сравнения — весь бюджетный набор Иркутского государственного университета в том году составлял 767 человек.

На этом фоне фиксировалась и явная тенденция к сокращению количества перво­курсников из Забайкалья и Якутии в самих иркутских вузах — их опять-таки переманивал к себе амбициозный СФУ. Что вполне обоснованно позволяло сделать вывод об очевидном отставании Иркутска от Красноярска в их давнем соревновании за первенство в Восточной Сибири, по крайней мере в области высшего образования. Кроме того, налицо были тенденции миграции абитуриентов из Восточной Сибири в Западную, а из последней — в Европейскую часть страны. Лучшие выпускники школ неизбежно перемещались в западном направлении — не столько даже ради непосредственно учебы, сколько для будущей карьеры и комфортной жизни в крупных городах.

В этом году мы сохранили базовую идею исследования — проследить пути миграции абитуриентов в Сибири. Однако база для подсчетов несколько изменилась. В прошлом году мы взяли четыре традиционных вузовских центра макрорегиона — Новосибирск, Томск, Красноярск и Иркутск — и собрали информацию из местных классического, педагогического и технического университетов. В этом году мы расшили географию исследования, включив в него Омск и Кемерово, но сузили круг опрашиваемых, ограничив его классическими университетами в каждом городе и официальными «вузами-лидерами» — федеральным и национальными исследовательскими университетами (НИУ). Таким образом, мы получили данные из Омского, Новосибирского, Томского, Кемеровского и Иркутского госуниверситетов, Сибирского федерального университета, Томского политехнического университета и Иркутского государственного технического университета (два последних, наряду с НГУ и ТГУ, являются НИУ).

Такое сужение может показаться спорным и упрощающим задачу, однако, на наш взгляд, вполне может показать основные тенденции в вузовском комплексе Сибири. Поскольку традиционно внимание абитуриентов из других регионов (которые едут за образованием, а не дипломом в рассрочку) привлекают именно вузы-лидеры.

Время перемен

Эта приемная кампания в своем основном течении мало чем отличалась от прошлогодней — возможно, такое было впервые за долгие годы тянущейся реформы образования. Разве что три вуза, в которые абитуриенты могли подавать заявления, заменили пятью.

Количество бюджетных мест в вузах Сибири принципиально не изменилось. Скажем, в вузах Новосибирска в 2012 году насчитывалось 8,4 тыс. бюджетных мест — всего на 88 меньше, чем в прошлом году. Одновременно университеты продолжают наращивать набор абитуриентов на платной основе (официальное название — «с полным возмещением затрат на обучение»). Например, в Новосибирском государственном техническом университете (НГТУ) контрактников в этом году зачислили на 300 человек больше, чем в прошлом (1,1 тысячи против 800), а в Байкальском государственном университете экономики и права (БГУЭП) коммерческий прием и вовсе в пять раз превысил количество бюджетных мест. Последних там лишь 265.

Кроме того, наблюдается и перераспределение бюджетных мест со специальностей гуманитарного профиля на технические и естественнонаучные. Это логично — говорят, что стране нужны инженеры. Но иногда, по российской традиции, оборачивается «головокружением от успехов». «Практически 90–100 процентов наших выпускников идут работать в школы, но дефицит кадров все равно ощущается. И я скажу почему. Сейчас в крае 300 вакансий учителей начальных классов, в Красноярске — 100, а у нас всего 44 бюджетных места. Из года в год министерство их сокращает», — сетовала декан факультета начальных классов Красноярского государственного педагогического университета Нина Решеткова.

Существенным событием следует считать давно ожидаемое наступление демографической ямы — в возраст абитуриентов входят дети, рожденные в 1992–1995 годах, когда из-за известных событий рождение детей откладывалось на неопределенный срок. В регионах Сибири разрыв между количеством тех, кому сейчас 16–19 лет, и тех, кому 20–24 года, значительный, и кое-где достигает 50 процентов — например, в Томской области, Республике Алтай и Алтайском крае (см. график 1). Ситуации, когда количество выпускников школ превышает количество мест в вузах, правда, мы не наблюдаем, но первыми «яму» почувствовали негосударственные вузы. Бюджетные места из-за сокращения претендентов стали доступнее по баллам ЕГЭ, и абитуриенты потянулись в государственные университеты. «Потери» оцениваются на уровне тысячи человек в каждом из крупных городов Сибири — именно настолько уменьшилось количество выпускников 11 классов по сравнению с предыдущим годом.

Правда, в этом году государственные вузы вели с частными неравную борьбу. Дело в том, что с 2012 года резко возросла стоимость обучения по некоторым специальностям, поскольку вступило в силу федеральное решение о том, что стоимость обучения платника и бюджетника на одной и той же специальности не может быть разной. Другими словами, если государство установило норматив годовой стоимости для специальностей гуманитарного профиля в 66 тыс. рублей, то и контрактников вуз обязан обучать за сумму, не меньше этой. Это изменение особенно остро отразилось на технических специальностях (их государство оценило в 90–112 тыс. рублей) — стоимость обучения на некоторых поднялась буквально в два раза.

Наконец, нельзя не отметить, что ЕГЭ, несмотря на шквал критики, плотно вошел в повседневную жизнь среднего и высшего образования. И важнее не столько его способность (или неспособность — мнения разные) объективно оценить знания выпускника, сколько новые возможности образовательной миграции. Выпускник может никуда не ехать, а просто отправить документы в интересующие его вузы — и это действительно резко увеличило возможности межрегионального обмена абитуриентами. «Если в советское время москвичей в них было 20%, то к 2000 году ровно наоборот: 20% иногородних и 80% столичных жителей. Сейчас в московских вузах обозначилась тенденция советского периода: все больше ребят из разных уголков России получают образование в Москве», — говорил на недавнем педагогическом собрании в Красноярске заместитель министра образования и науки РФ Игорь Реморенко.

Новые вызовы

Отчеты об итогах приемной кампании в вузы также оказались предсказуемыми. Самые популярные специальности в большинстве — экономика, юриспруденция, менеджмент. Несмотря на мантры о важности инженерного образования, родители упорно видят своих детей гуманитариями. Впрочем, были и неожиданные заявления. Так, ректор Дальневосточного федерального университета (который откроет свои двери в новом кампусе на острове Русский во Владивостоке сразу после саммита АТЭС) Сергей Иванец отчитался о том, что вузу удалось привлечь поток ребят из западных регионов страны и якобы повернуть вектор образовательной миграции вспять. «Приемная кампания этого года показала, что в Приморье стали приезжать активные, талантливые молодые люди. Подали заявления ребята из 56 регионов страны, представители 45 субъектов федерации уже зачислены», — сообщил Иванец в середине августа.

Но в объективной реальности все несколько не так. Отчетливый западный вектор в перемещении абитуриентов сохраняется (за исключением Омска, куда массово едут из Тюменской области и входящих в нее автономий — ХМАО и ЯНАО). Однако действительно новостью является то, что интенсивность перемещения абитуриентов с востока на запад в этом году существенно сбавила темпы и даже пошла на попятную (см. таблицу).

Распределение поступивших абитуриенов ведущих вузов Сибири по регионам (странам), человек

Возьмем для примера Сибирский федеральный университет (см. график 2). До этого года возрастание его роли как центра высшего образования Восточной Сибири было очевидно. Шутка ли — за четыре года количество абитуриентов из Иркутской области в СФУ выросло почти в три раза, из Бурятии — в восемь раз, и даже из Западной Сибири — в четыре раза. Однако итоги приема 2012 года эту тенденцию несколько скорректировали. Из той же Иркутской области поток абитуриентов снизился, а из Забайкалья — и вовсе упал на треть. Нечто подобное можно наблюдать и в вузах Иркутской области (см. график 3) — явное снижение потока поступивших из Бурятии, Якутии и Забайкальского края. Не потерял свои позиции лишь Томск — ореол старейшего университетского центра Зауралья сложно перебить любыми кризисами. А Томский госуниверситет стал лидером среди сибирских вузов по поступлению абитуриентов из других регионов страны (см. график 4).

Нельзя сказать, что западный дрейф абитуриентов прекратился. Но можно утверждать, что его темпы заметно поутихли. На наш взгляд, неверно связывать это исключительно с последствиями демографической ямы, хотя отрицать ее влияние на сокращение потока абитуриентов невозможно. Вряд ли это связано и с тем, что уровень образованности в восточных регионах наконец-то достиг нужного уровня — сибирским регионам по этому показателю еще далеко до обеих столиц (см. график 5). И уж тем более нельзя связывать это с появлением в Якутске и Владивостоке собственных федеральных университетов. Во-первых, их полноценное функционирование в новом статусе еще только начинается; во-вторых, предпочтения абитуриентов весьма консервативны и инерционны — их сложно быстро убедить в перспективности образования в новых вузовских центрах.

Ректор НГТУ, председатель Совета ректоров Сибири Николай Пустовой объясняет тенденцию некоторым отрезвлением абитуриентов и их родителей. «Поступить-то в иногородний вуз легко, а вот содержать там ребенка сложнее», — уверен Пустовой (см. «Тонкие материи»). В среднесрочной перспективе это представляется наиболее разумным объяснением. Молодежь постепенно начинает понимать, что для успешной самореализации не обязательно покидать Улан-Удэ, Иркутск или Новосибирск, условия для роста при некоторых условиях (целеустремленность, работоспособность и так далее) есть и в этих городах. Этот вывод мы уже сделали на базе масштабного исследования молодежи Иркутской области (см. «Никаких иллюзий» в «Эксперте-Сибирь» № 26 за 2012 год). Если другие регионы наконец-то проведут подобные опросы, скорее всего, этот тезис подтвердится и там. Этот же вывод можно сделать и по результатам нынешней приемной кампании.

Есть и другой важный вывод. Похоже, в Сибири окончательно сформировалась межрегиональная архитектура высшей школы, сотрясаемая в последние годы многочисленными конкурсами и реформами. Налицо явное лидерство нескольких вузов, которое, судя по новому набору, сохранится и впредь, — это СФУ, ТГУ, ТПУ, НГУ, ИрГУ, ОмГУ и ИркГТУ (см. график 6). Причем в этом списке налицо выделение центров притяжения выпускников из других регионов (см. графики 4, 7) — это Томск, Новосибирск, Красноярск и Иркутск в Сибири, а также Омск — для регионов Урала. Вузы других регионов, несмотря на возможные изменения статуса, останутся кузницей кадров регионального значения — это вузы сибирских национальных республик (Алтай, Бурятия, Тува, Хакасия), Кемеровский и Алтайский госуниверситеты.

Азия ждет

Нельзя не заметить и другую тенденцию — резкий рост количества студентов сибирских вузов из стран Азии. Наряду с падением количества выпускников из других регионов, все основные вузы Сибири демонстрируют рост количества зарубежных перво­курсников. В основном абитуриентов нам традиционно поставляет Казахстан (особенно это заметно в Омске, Иркутске и Томске), однако в последние годы растет количество поступивших из стран Юго-Восточной Азии. А ИркГТУ в этом году и вовсе показал фантастический рост принятых студентов из Монголии — их на первом курсе будет учиться более 470. Прибавьте к этому почти 200 студентов из Казахстана, и окажется, что каждый пятый студент-первокурсник в ИркГТУ в этом году будет монголом или казахом.

Причем эта тенденция фиксируется не только в признанных университетских центрах. Например, в вузы Алтайского края в 2010 году было принято 700 иностранцев, а в 2012 году — уже около 900. И не только из стран СНГ, в этом году там будут учиться и 40 граждан Китая — на высокотехнологичных специальностях в техническом и медицинском университетах. Собственно Алтайский край пока остается единственным сибирским регионом, который внятно и масштабно отреагировал на эту тенденцию идеей создания Российско-Азиатского университета (см. «Наши интересы связаны с Азией» в «Эксперте-Сибирь» № 21 за 2012 год). «Это некий аналог РУДН — вуза, который многие десятилетия существует в Москве и ориентирован на обучение в том числе иностранцев. Там учатся в основном граждане России, но значительная часть контингента — студенты из других государств. Географическое, геополитическое положение Алтайского края, наши уже сложившиеся гуманитарные связи с ближайшими соседями (Казахстаном, Монголией, Китаем, Киргизией, Таджикистаном, Афганистаном), мы считаем, являются очень серьезными базовыми предпосылками для создания подобного образовательного учреждения здесь, в Барнауле. Президент с большим интересом отнесся к нашей идее, и такие поручения им тоже будут даны», — подчеркнул в конце прошлого года, когда эта идея была высказана впервые, губернатор края Александр Карлин. При заинтересованности федерального центра этот вуз могут создать в регионе до 2015 года.

Внимание на себя

Но пока идея алтайского мегавуза остается лишь на бумаге, впору задуматься над тем, что необходимо предпринимать для развития других региональных вузовских комплексов. Ведь университеты Томска и Новосибирска хороши для абитуриентов из Кемерова, но так ли они хороши для выпускников школ даже не Москвы, а хотя бы Екатеринбурга? Ответ очевиден.

Федеральный центр на вопрос «что делать?» ответ нашел уже давно — сокращать и объединять. И при новом министре образования Дмитрии Ливанове мало что изменилось. Как раз сейчас в стране идет масштабный сбор данных о деятельности всех государственных вузов, по итогам которого будет принято решение о сокращении неэффективных учреждений. Однако если полагаться исключительно на «доброго царя» в далекой Москве, ничего хорошего в такой тонкой материи, как образование, не получится. Хотя бы потому что в столице очень смутно представляют себе не только суть проблем региональной высшей школы, но и гораздо более простые вещи.

Последний пример — произошедшая 29 августа на селекторном совещании у Дмитрия Медведева путаница в локализации села Карасук. Дмитрий Ливанов, стремясь блеснуть знаниями о ситуации в стране, задал вопрос выступавшему губернатору Алтайского края Александру Карлину о некоей школе, расположенной в селе Карасук и находящейся в аварийном состоянии. Карлин, приняв Карасук за одноименный райцентр Новосибирской области, сообщил министру, что «Карасукский район — это Новосибирская область», но пообещал уточнить с соседями, чья эта школа. Позже оказалось, что речь идет и вовсе о школе в селе Карасук Майминского района Республики Алтай.

Поэтому для по-настоящему эффективного развития необходимы амбициозные региональные инициативы, направленные на перспективу. Таковы, например, проекты по превращению вузов из обычных мест подготовки кадров в центры подготовки исследовательских компетенций для широкого круга профессий (так называемый проект «Просвещение 2» — см. «Как бы высшее образование» в «Эксперте-Сибирь» № 21 за 2012 год). Подобный сдвиг можно обеспечить только снизу, на региональном уровне. И кажется, что сейчас для этого самое время — молодежь остается в своих регионах и ищет в них места приложения сил.      

«Эксперт Сибирь» №35 (343)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    Самозанятым помогут заявить о себе

    Альфа-Банк первым представил мобильное приложение для самозанятых

    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама