Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Интервью

Индустриализация Сбербанка

2012
Фото: Виталий Волобуев

Дочерняя структура Сбербанка — «Сбербанк-Технологии» — за год существования вошла в десятку крупнейших ИТ-компаний России. Это заставило других разработчиков (особенно в регионах) потесниться, потерять крупного клиента (Сбербанк) и поделиться своими лучшими кадрами

«Сколько у нас клиентов? Да миллион, наверное, точно», — спокойно говорит начальник отдела, занимающегося продуктом «Сбербанк бизнес-онлайн» в новосибирском офисе компании «Сбербанк-Технологии» («Сбертех») Павел Дорт­ман. Первый за Уралом полноценный офис «Сбертеха» официально был открыт в середине ноября (после офисов в Москве, Санкт-Петербурге, Минске и Рязани), хотя первые люди начали собираться под крылом компании еще летом. На двух этажах «ИТ-башен» Академпарка за несколько месяцев расположилось около 200 человек — настоящий «ноев ковчег» из профессионалов, пришедших в «Сбертех» из основных специализированных ИТ-компаний Новосибирска. Прежде всего Центра финансовых технологий (ЦФТ, одна из трех крупнейших ИТ-компаний Новосибирска), для которого Сбербанк является ключевым клиентом (порядка трети стоимости портфеля заказов).

Великое переселение

Собственно трепет в рядах сотрудников ЦФТ, который привычно жил при фактическом отсутствии конкуренции за кадры, и стал первой ласточкой, по которой в Новосибирске узнали про приход крупного игрока. Выход «Сбертеха» в регион состоялся стремительно — такой же была и вся предыдущая история компании, которая началась всего-то весной 2011 года — тогда департамент ИТ-разработок Сбербанка возглавил Денис Калинин. До этого он руководил сервис-провайдером IBS DataFor, ранее — компанией «Рамблер» (в годы ее расцвета). Перед ним была поставлена амбициозная задача — создать полноценную ИТ-компанию, которая бы занималась разработкой программных продуктов для Сбербанка — вместо существующих подрядчиков (прежде всего опять таки ЦФТ, который поставлял в крупнейший банк страны продукт IBSO — бывший «ЦФТ-Банк»). 1 ноября «Сбертех» официально начал работу со штатом в 300 человек — в основном это были бывшие айтишники самого Сбера.

Далее начинается история, которая вряд ли имеет аналоги на российском рынке независимо от отрасли (кроме разве что сырьевых). К весне этого года в «Сбертехе» работало уже 800 человек — кадры просто перекупались в других компаниях. Например, почти в полном составе (12 из 18 человек) в новую структуру перешел офис ЦФТ в Екатеринбурге. А к лету «Сбертех» добрался и до Новосибирска, существенно обнажив кадровый потенциал теперь уже центрального офиса разработчиков ЦФТ. Это привело, по анонимному признанию ряда работников ЦФТ, к оперативному и внеплановому повышению зарплаты сотрудников. Причем сразу в два раза — просто потому что количество специалистов, отвечающих за некоторые продукты, сократилось буквально до одного-двух человек. Хотя официально представители компании излучают оптимизм. «Зарплата повышена в рамках общей политики компании. Кроме того, народ в «Сбертех» не уходит — там просто нет работы», — сообщили «Эксперту-Сибирь» в новосибирском офисе ЦФТ.

На момент официального открытия в новосибирском офисе «Сбертеха» работало порядка 200 человек (офисы в других городах примерно такие же), а во всей компании к ее первому дню рождения — уже 2 тыс. сотрудников (у ЦФТ — лидера рынка банковских ИТ-продуктов — столько же). Это люди, которые уже были знакомы с передовыми технологиями разработки банковских ИТ-систем, а потому могли сразу включиться в работу. «Мы сейчас здесь в Новосибирске разрабатываем новое ядро банковской ИТ-системы, которое, если сработает так, как мы планируем, станет крупнейшим ИТ-проектом в России и одним из крупнейших в мире в банковской сфере», — говорит руководитель направления Александр Перковский. Он пришел в «Сбертех» из ЦФТ, в его отделе есть бывшие работники 2B Group (см. «Санитары ИТ-леса» в «Эксперте-Сибирь» № 46 за 2012 год), Intel (также имеет офис в Академгородке), «ДиалСофт» и других компаний. Все они уверяют, что перешли сюда для реализации своих амбиций и из желания приобщиться «к чему-то большому».

За спиной Александра — целая стена, на которой нарисованы фигуры и написаны куски программного кода — через полгода это должно стать основой того, что клиенты Сбербанка увидят в банкоматах и информационных службах компании по всей стране. Это почти «святая святых» компании, от которой служба безопасности старательно отгораживает нашего фотографа. «Ради этого мы здесь все и создавали», — удовлетворенно замечает приехавший на официальное открытие новосибирского офиса Денис Калинин.

Но на этом экспансия «Сбертеха» не заканчивается. В ближайших планах — открытие офиса в Красноярске. Кроме того, компанией создана дочерняя структура — ООО «Сбербанк-Технологии. НойДорф» (занимается реализацией стратегической программы «Централизация платформ территориальных банков ОАО «Сбербанк России»), которая в Сибири имеет офисы в Барнауле, Красноярске, Иркутске, Тюмени и Омске. «Эксперт-Сибирь» отсрочил официальное открытие офиса «Сбертеха» в Новосибирске на полчаса, чтобы расспросить Дениса Калинина о работе его компании.

«Покупать оказалось некого»

— В чем был смысл создания дочерней структуры, когда на рынке уже есть хорошие подрядчики?

— Все не так просто. Вы знаете, что банков много, а Сбербанк один. Я всем новым сотрудникам показывают очень интересный график — это соотношение доходов и капитализации Сбера по сравнению с другими банками. Получается, что Сбербанк, какой параметр ни возьми, больше, чем четыре следующих банка вместе взятых. Получается противоречие. Те, кто работает на нашу отрасль, ориентируются в основном как раз на более мелкие банки. А для Сбербанка им приходится менять архитектуру своих приложений. И в определенный момент им становится невыгодно иметь такого привередливого клиента — даже если Сбербанк платит кучу денег. Ведь проще написать программный код один раз и продать двадцати клиентам.

Тогда мы сравнили себя с крупнейшими банками Европы и БРИК. В Европе мы оказались вторые — после HBC, а в странах БРИК — шестыми после китайских банков. Оказалось, что все крупнейшие банки основную часть приложений пишут сами. Тот же HBC сначала купил набор программных решений у одного из поставщиков, а потом и самого этого поставщика.

Кроме прочего, есть и другая причина. Дорабатывая проекты с компаниями-подрядчиками, Сбербанк фактически инвестирует в них, учит их под свои потребности. А через два года там меняется команда и всех приходится учить снова. В итоге проще либо покупать, либо создавать кого-то. Это не от хорошей жизни.

...иначе у нас бы уже работали все!» sibir_356_021-1.jpg Фото: Виталий Волобуев
...иначе у нас бы уже работали все!»
Фото: Виталий Волобуев

— Значит, вы решили создавать?

— Покупать оказалось некого.

— Кроме того, есть же и другая проблема, как говорят, — унификация работы региональных банков. Там сильно все запущено?

— Это другая большая задача — централизация. Это приведение в одну систему 17 территориальных банков, которые раньше были, по сути, полностью автономны. Но за последние два года ситуация поменялась, было много сделано для централизации процессов. Это увеличило скорость работы. Вы знаете, что сейчас, оказывается, на рынке работает правило: если ты в два раза быстрее презентуешь новый продукт, то ты в три раза больше занимаешь рынка. То есть скорость становится важнее всего. Сейчас централизировано порядка 75 процентов подразделений банка. Они работают на двух системах. Первая — целиком разработка Сбербанка, вторая — совместная с другими подрядчиками. Дальше стоит вопрос — нужно ли приводить к одной системе. Но ответа пока нет.

«Это мы им рассказывали»

— Какие задачи ставит перед вами Сбербанк?

— Мы живем как на войне. Есть такое понятие — ПИР. Но это не то место, где едят, это планово-интеграционные релизы. У нас есть пересекающиеся десятинедельные графики выпуска новых систем и продуктов. Каждые пять недель выходит около 200 новых продуктов. Параллельно идет разработка двухсот новых задач.

— Архитектура компании такова, что базовый офис находится в Москве, а в регионах — подчиняющиеся структуры?

— Понятия базового офиса для разработчиков нет — в Москве работает центральный офис администрации компании. А разработчики сидят в Москве, Минске, Питере, Рязани, а теперь и в Новосибирске. Есть еще «внедренцы» — например, в Екатеринбурге. Сама структура Сбербанка подсказывает такое деление — банк ведь сильно региональный. Кроме того, в России ведь не только в Москве и Санкт-Петербурге сидят хорошие программисты. Скажем, новосибирская команда меня очень радует — она другая. Это действительно самая серьезная команда по технологиям ядра банковских систем, по базовым банковским продуктам.

Расскажу историю. Когда мы собрали эту команду, мы поехали все вместе в Милан — встретиться с разработчиками банка UniCredit. У них та же проблема — есть две платформы, которые нужно объединить. Но факт в том, что мы-то приехали у них поучиться, а в итоге они слушали, что рассказывали наши ребята. Например, они только думают, как решить проблему с часовыми поясами в работе банковских продуктов, а у нас в стране этих поясов восемь — и мы эту проблему давно уже решили.

— Вы за один год собрали в свою компанию более полутора тысяч человек. В чем секрет, кроме известных ресурсов Сбербанка?

— Секрет в работе. Приходишь утром и пашешь. У нас ведь не было задачи набрать две тысячи человек — нужно было набрать количество людей, достаточное для решения наших задач. Ну да, в России таких проектов больше нет. Поверьте мне — люди идут к нам потому, что хотят приобщиться к чему-то серьезному. Ведь они тут работают над проектами, в которых задействовано, скажем, 240 тысяч пользователей. Любой системный интегратор работает на объемах 40–50 человек. У нас команды по 300–500 человек — просто потому, что нужно выполнить задачу быстро. У нас нет возможности модернизироваться двадцать лет. Для того чтобы Сбербанк мог выйти на конкурентный уровень в мире, ему нужно за несколько лет преодолеть тот путь, который другие банки преодолевали лет десять.

— Прямо как советская индустриализация.

— Да, точно.

— Две тысячи сотрудников — этого достаточно?

— Пока не знаю. Но могу сказать, что фаза резкого роста сейчас переходит в фазу стабилизации. Мы смотрим, как можно сократить темпы роста, сохранив результат. Если в этом году мы выросли на 500 процентов, то в следующем планируем лишь на 30, не больше. Но для России это уже уникально — в стране не более двух десятков компаний размером в несколько тысяч человек. Фактически это означает, что за год образовалась компания, которая вошла в пятерку крупнейших ИТ-компаний России. Это феноменальный результат, да. Но того требует масштаб мероприятия. Кроме того, для мира это нормально. Знаете, сколько человек работает в IBM? 550 тысяч сотрудников! Возможно, поэтому основные технологии в этой сфере рождаются там.

Сбербанк решил создать собственную компанию-разработчика и отказаться от сторонних услуг sibir_356_022.jpg Фото: Виталий Волобуев
Сбербанк решил создать собственную компанию-разработчика и отказаться от сторонних услуг
Фото: Виталий Волобуев

— Есть ли еще у ваших конкурентов люди, которых можно переманить в «Сбертех»?

— На самом деле людей у них много. Проблема в качестве. В России много меньше качественного персонала, чем в США или Европе. У нас около 200–300 тысяч нормальных айтишников — разработчиков, внедренцев, администраторов, вообще всех. Это очень мало. Я всегда в шутку говорю своим сотрудникам: «Девушки, идите домой, рожайте детей, нам нужны новые программисты». Кроме того, уже имеющиеся на рынке кадры нужно обучать. Мы уже начали работать в этом направлении с белорусскими вузами, с МИФИ.

— А с Новосибирским госуниверситетом?

— Здесь пока не сложилось. Но это моя проблема, надо ее решать. Перспектива есть — мы ведь специально выбирали регионы, чтобы там был стабильный приток кадров, чтобы было новое восприятие ИТ-процессов, банков. Вы вот, например, знаете, будет ли существовать классический банк через двадцать лет? Я не знаю. Вот завтра какая-нибудь социальная сеть запустит услугу перевода денег, и все — банк в нынешнем виде уже будет не нужен. Информационные технологии вообще размывают привычные нам границы. Меняются даже сами деньги — уже непонятно, что это будет в будущем.

«Это просто перераспределение бюджета»

— Вы наверняка знаете, что вас здесь сильно ревнуют местные компании, прежде всего ЦФТ, к своим кадрам. Говорят, что вы бесцеремонно их переманиваете, предлагая зарплату сразу в два раза больше, берете сотрудников со знанием конкретного продукта, чтобы скопировать его у себя в компании…

— Если бы мы правда предлагали в два раза больше, то у нас бы работали все.

— Так теперь ваши конкуренты предлагают больше!

— Так это же хорошо, значит, рынок будет расти, появятся новые программисты. Я считаю, что переход сотрудников с одного места работы на другое — это нормально. Если люди хотят уходить от нас — пусть идут. А если нам кто-то нужен — мы будем добывать их любыми способами. Компания, построенная на одном коллективе, не будет развиваться, потому что они будут делать все так, как привыкли. Да и потом — если мы предлагаем в два раза больше денег людям, то бюджет «Сбертеха» тоже должен превышать в два раза сумму контрактов Сбербанка с тем же ЦФТ. Но в реальности затраты на «Сбертехе» меньше. Нужно понимать, что никто в Сбербанке не будет платить в два раза больше за ту же работу.

— Кстати, сколько вложил Сбербанк в свое новое детище?

— Ровно столько, сколько он вкладывал раньше в ИТ-разработки. Просто вместо ряда подрядчиков теперь есть один «Сбертех». Это просто перераспределение ИТ-бюджета, ни больше, ни меньше.

— Собираетесь ли вы работать на другие крупные компании помимо Сбербанка?

— Пока перед нами стоит цель обслужить Сбербанк. Я считаю, что распылять усилия наружу бессмысленно. Только если мы поймем, что ряд наших компетенций Сбербанку уже не нужен, мы пойдем с ними на рынок.

«Эксперт Сибирь» №48 (356)



    Реклама

    «Мы научились быть конкурентными…»

    Андрей Рязанов, Генеральный директор Завода электротехнической арматуры


    Реклама