Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!
Экономика

Эффект семечки

2013

Рекордно высокая цена на зерно осенью сменится двукратным падением. В перспективе ближайших лет сибирским сельхозпроизводителям предстоит работать в условиях низких цен на пшеницу при продолжающемся технологическом отставании от ведущих мировых производителей

Перспективы зернового рынка страны вообще и Западной Сибири в частности стали предметом обсуждения участников Зимней зерновой конференции, которая на прошлой неделе уже в шестой раз прошла в Белокурихе. На два дня алтайский курорт федерального значения стал центром притяжения высокопоставленных чиновников, ведущих экспертов России и СНГ, представителей более 100 компаний из 13 регионов страны. Неудивительно, что мировые и российские тренды зерновой отрасли обсуждаются в Алтайском крае — мощнейшем аграрном центре азиатской России, где доходность сельскохозяйственного бизнеса все больше зависит не от погоды, а от конъюнктуры международного рынка и внедрения новейших технологий производства. А происходящие на глобальном рынке тенденции определенно указывают на то, что в ближайшие годы отечественную сельскохозяйственную отрасль ждут серьезные испытания, если не потрясения.

Эхо засухи

«По климатическим условиям 2012 год оказался беспрецедентным для Алтайского края. В течение весенне-летнего периода на большей части территории региона не было осадков, более 60 дней температура воздуха превышала 30 градусов, достигая на почве 60. От засухи пострадало три миллиона гектар, урожай пол­ностью погиб на 740 тысячах гектар или 14 процентах всех площадей края. Ущерб оценивается в 4,4 миллиарда рублей», — рисовал на конференции суровые картинки неурожая прошлого года заместитель губернатора Алтайского края Александр Лукьянов. Как результат край в прошлом году получил лишь 2,7 млн тонн зерна против 4 миллионов в 2011-м. Почти в два раза упал урожай в Омской (1,8 млн тонн) и Новосибирской (1,5 млн тонн) областях. Суммарно на территории Сибирского федерального округа (СФО) удалось собрать 9,8 млн тонн, что на треть меньше предыдущего года и вдвое — рекордного за пятилетку 2009-го. В целом Россия в прошлом году показала результат в 75 млн тонн зерновых, или на 20 млн ниже уровня 2011 года при годовом потреблении в 65 млн тонн и 14 млн тонн переходящих запасов.

Но как заметил в докладе генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР, Москва) Дмитрий Рылько, засуха в прошлом году бушевала далеко не только в России, но и, например, в США, где признана самой жестокой за последние 25 лет — пострадало более 80% сельскохозяйственных земель страны. Более того, по словам эксперта, именно события на мировом рынке сегодня определяют ценовой коридор на зерновые культуры не только для бизнеса российского аграрного юга, но и Западной Сибири. «В последнее десятилетие наше сельское хозяйство оказалось самым жестким образом интегрировано в мировое сельское хозяйство. Этому способствовал бурный экспорт российских зерновых и масличных культур. На уровне Алтайского края степень ценовой координации с чикагской товарной биржей составляет 70–75 процентов помесячных колебаний стоимости аграрной продукции. Как ни странно это звучит, но цена на семечку на Алтае в значительной мере зависит от цен на соевое масло в США или Бразилии», — констатирует Рылько.

Несмотря на существенные потери в урожае, Россия удержалась в числе стран-экспортеров зерна, но объемы, конечно, сократились, процентов на 60. С июля по февраль страна вывезла за рубеж 14,1 млн тонн зерновых: 10,1 млн тонн пшеницы, 2 млн тонн ячменя, 950 тыс. тонн кукурузы. По словам заместителя министра сельского хозяйства РФ Ильи Шестакова, до конца сельскохозяйственного сезона Россия экспортирует около 15 млн тонн зерна (с учетом уже отправленных объемов), причем кукуруза впервые потеснит ячмень и станет второй экспортной культурой страны (более 2 млн тонн).

Одновременно эксперты отмечают крайне низкие остатки зерна прошлогоднего урожая — около 22 млн тонн (на 10 млн тонн меньше, чем в 2011 году). Особенно ощутим дефицит зерновых в Сибири — 4 млн тонн против 6,2 миллиона год назад. Поэтому в этом году на рынок зерна сибирского региона заметное влияние оказывает импорт сырья из Казахстана, в котором вплоть до нового урожая будут нуждаться алтайские мукомолы. И это понятно, учитывая огромные зерноперерабатывающие мощности сибирского аграрного юга. Мельницы Алтайского края способны легко перемолоть двойной годовой урожай зерновых только самого региона. Ожидается, что по итогам сельхозгода в Россию ввезут около 1,4 млн тонн зерна, в том числе миллион тонн пшеницы. На февраль общая цифра импорта зерновых из Казахстана уже превысила 625 тыс. тонн (410 тыс. тонн — пшеница). Для сравнения — в прошлый сельхозгод в страну ввезли 243 тыс. тонн казахстанской пшеницы, отмечает генеральный директор компании «ПроЗерно» (Москва) Владимир Петриченко.

Интервенционный стабилизатор

Естественным следствием прошлогоднего природного катаклизма стали небывало высокие в России цены на зерновые и масличные культуры. Если в августе пшеница третьего класса стоила 7,5–8,5 тыс. рублей за тонну (вдвое выше, чем в 2011 году), то к 1 марта ценник поднялся до 9,6–11,1 тыс. рублей. В этих условиях переработка зерна — основной бизнес алтайских аграрных холдингов — стала просто нерентабельной. С июля по январь мука высшего сорта в Сибири подорожала с 12 до 16,8 тыс. рублей за тонну.

Ситуация могла оказаться еще хуже, если бы не механизм госрегулирования. Товарные интервенции начались в конце октября 2012 года при стартовой цене 7,6 тыс. рублей за тонну, что позволило к февралю замедлить и стабилизировать цены на агросырье. «С учетом проведения интервенций, расширения базисов поставок, снижение мировой цены на зерно, а также увеличения импорта, стоимость зерна в некоторых регионах уже пошла вниз. За последнюю неделю в европейской России мы получили минус 0,5 процента, в азиатской — более двух процентов», — отметил Илья Шестаков. До конца сельскохозяйственного года правительство намерено сохранить объемы интервенций на уровне 130 тыс. тонн зерна в неделю. По словам Александра Лукьянова, благодаря механизму госрегулирования рост цен на хлеб в Алтайском крае удержался на уровне 8–12%. На начало марта алтайские переработчики закупили у государства около 400 тыс. тонн пшеницы. Всего же в России реализовано 2 млн тонн интервенционного зерна (1,6 млн тонн пшеницы третьего класса), доля Сибири — 50%. В интервенционном фонде еще остается около 3 млн тонн продовольственного зерна, в Сибири — 800 тыс. тонн. «Считаю, что интервенции в Сибири стартовали поздно, а темпы торгов — низкие. За четыре месяца реализовали меньше половины фонда. Государственное влияние на рынок могло быть куда более заметным. А так получим интервенционные остатки в 300–500 тыс. тонн. И это, конечно, плохо», — уверен Петриченко.

Умеренный оптимизм

Российский зерновой рынок в этом году ожидает урожай на уровне 87–95 млн тонн. Аграрии страны намерены засеять 51 млн га (плюс 0,5 га к 2012 году), на 2% вырастут площади под зерновые и зернобобовые культуры. Если урожай составит 90 млн тонн, то экспорт увеличится до 21–22 млн тонн, из которых 15 млн придется на пшеницу. По оценкам аналитиков, валовой сбор зерна в СФО составит от 14,1 до 15 млн тонн. «Это умеренный, ровный без энтузиазма взгляд. Я пока не вижу больших рисков для сельского хозяйства Сибири. Хорошим фактором стала снежная зима и то, что снег успел лечь на слабопромерзшую почву. Это обнадеживает», — комментирует Дмитрий Рылько.

Алтайский край в этом году рассчитывает на вполне средний урожай в 4,2 млн тонн. Правда, ожидания местных властей на рост посевов зерновых могут не оправдаться: из-за экономических потерь у многих хозяйств сегодня нет средств на покупку семян. «Головная боль — что сеять, чтобы заработать. Если остановишься только на пшенице, можешь попасть в следующую ценовую яму, но уже перепроизводства. Хотя есть серьезные опасения, что ряд хозяйств останутся без семян пшеницы и вынуждены будут замещать посевы зерновых масличными культурами — подсолнечником и рапсом, где меньше норма высева», — выразил тревогу один из ведущих аграриев Алтайского края, директор хозяйства «Чумышское» Александр Капелькин. Он призвал коллег не ломать сложившийся севооборот и выращивать одновременно с десяток равнозначных культур.

Другой трудностью на пути к урожаю станет возросшая цена на горюче-смазочные материалы (ГСМ) в Сибири. Озвученную Минсельхозом прогнозную цену в 34,76 тыс. рублей за тонну дизельного топлива и 37,22 тыс. рублей — за бензин в условиях отмены господдержки, когда по льготным ценам (15,6–18 тыс. рублей) хозяйства покупали до 50% необходимого им топлива, зернопроизводители считают трудноподъемной. «Сегодняшние цены на ГСМ — это какой-то эксперимент. Я все понимаю, но когда солярка стоит свыше 30 тыс. рублей при средней урожайности в 10 ц/га, многие хозяйства оказываются в убытке», — сетует Капелькин.

Одна поддержка

Участие государства в бизнесе сельхозтоваропроизводителей с 2013 года действительно становится меньше. Со вступлением России в ВТО отменяются субсидии на приобретение удобрений, средств химической защиты растений и ГСМ. Вместо этого вводится «несвязанная поддержка» аграриев, при которой субсидии выделяются с учетом площади посевов. Из федерального бюджета на субсидии в 2013 году запланировано 15,2 млрд рублей с последующим увеличением к 2020 году до 37,6 млрд рублей. Средний размер субсидирования составит 150–200 рублей на гектар посевов. При расчете поддержки учитывается размер посевных площадей, объем производства продукции растениеводства и биоклиматический потенциал региона, что призвано прежде всего поддержать добросовестных сельхозтоваропроизводителей. Для предприятий, занимающихся животноводством, предусмотрен повышающий коэффициент, для хозяйств, уменьшающих посевные площади — понижающий. В связи с тяжелой экономической ситуацией в аграрном секторе правительство рассматривает возможность дополнительно выделить на «несвязанную поддержку» от 6,3 до 10 млрд рублей. Об этом на конференции рассказал заместитель министра экономического развития РФ Андрей Клепач. По его словам, общая поддержка сельского хозяйства в этом году, как и в 2012-м, составит 158 млрд рублей. К 2020-му эта сумма вырастет до 218 миллиардов, но из-за инфляции в реальном выражении окажется меньше. Алтайские аграрии уже в марте рассчитывают получить из краевого и федерального бюджетов 1,14 млрд рублей господдержки.

Оценивая «несвязанную поддержку» как прогрессивный шаг, Дмитрий Рылько уверен: погектарная госпомощь не компенсируют тех субсидий, которые призвана заменить. Более того, из-за привязки помощи к урожайности за последние пять лет, по мнению эксперта, у чиновников появится соблазн завышать реальные сельхозпоказатели: «Наша статистика по урожайности и посевным площадям далеко не самая точная. Теперь мы имеем все шансы ее окончательно угробить. Ведь мы прекрасно понимаем, как районное начальство будет смотреть на отчетность сельхозпредприятий. Через пять лет Россия на бумаге может оказаться страной с самым бурным развитием посевных площадей и урожайности». Кроме этого, как рассказал Илья Шестаков, Минсельхоз работает над проектом закона о товарных расписках на зерно. С его принятием сельхозтоваропроизводители получат возможность брать кредиты под залог будущего урожая.

Руководствуясь принципами справедливости, сибирские производители ждут от государства куда более действенных мер поддержки. «Чтобы регионы были равноправны в возможностях развивать сельское хозяйство, нужно диверсифицировать господдержку. Учитывая наши климатические условия, качества земель, удаленность от основных рынков сбыта, сибирские регионы должны получать из бюджета в разы больше, чем, скажем, Кубань или Ставропольский край. Тогда мы могли бы прогнозировать свои затраты, не боясь, что сложится ситуация, когда наша продукция окажется не востребована и продана за бесценок», — выразил мнение большинства присутствующих сельхозпроизводителей Александр Капелькин. Пока же разница в господдержке между регионами составляет считанные проценты.

Низко ляжет

Учитывая принцип «снаряд дважды в одну воронку не попадает», эксперты прогнозируют большой урожай в ведущих зерновых странах мира, а значит, низкую цену на продовольственное зерно. «Нам остается только надеяться на какой-то форс-мажор. Нехорошо желать зла другим, но высокая цена на мировом рынке возможна только если в каких-то ключевых регионах мира возникнут пресерьезнейшие проблемы», — под дружный смех участников конференции иронично обронил Дмитрий Рылько.

Помимо рекордных посевных площадей в США, Бразилии и Украине, сильное влияние на зерновую конъюнктуру мирового рынка в ближайшие годы окажет Индия. В прошлом году эта страна произвела 94 млн тонн пшеницы — небывалый для нее показатель. Ожидается, что и в этом году цифры будут не меньше. «При таком производстве Индия располагает 22 миллионами тонн запасов пшеницы. Это много, учитывая плохое состояние элеваторных мощностей в этой стране. Качество индийской пшеницы отвратительное, но для таких покупателей, как Африка и Бангладеш, — вполне подходящий товар. Индия, безусловно, станет дискаунтером на мировом рынке пшеницы», — предупреждает Владимир Петриченко.

Но если бедственного чуда все-таки не случится, то уже в августе тонна пшеницы третьего класса в России подешевеет до 7,5 тыс. рублей и до конца года достигнет 6–6,5 тыс. рублей. Более того, ИКАР не видит причин для дальнейшего заметного повышения стоимости зерна, как и сои и кукурузы. Причем в перспективе пяти лет. Динамика составит не более 100–300 рублей в год. Впрочем, в Минэкономразвития считают, что отечественное зерно будет дорожать в пределах инфляции. Учитывая, что рынок Западной Сибири отличается существенной экономической локальностью, спрогнозировать вилку цен на пшеницу нового урожая при ожидаемом валовом сборе зерновых в 90 млн тонн эксперты затрудняются. Скорее всего, в конце осени стоимость зерна составит 6–7 тыс. рублей. «Принимая в расчет большую закредитованность отрасли, это провал», — убежден генеральный директор объединения зерноперерабатывающих предприятий «Грана» Валерий Гачман, который с «большой тревогой» смотрит на перспективу развития сельскохозяйственного бизнеса в родном Алтайском крае.

В феврале началось и продолжается падение цен на муку, которая за месяц подешевела на 600 рублей (16,2 тыс. рублей за тонну). Эксперты это связывают с затоваренностью мельниц, производство которых на 70 процентов ориентировано на покупателей за пределами региона. Если в июле 2012 года из Алтайского края было вывезено столько же муки, сколько и 2011 году — 64 тыс. тонн, то сложившаяся к февралю 2013 года диспропорция уже составила 48 против 63 тыс. тонн.

По-старинке

В новых долгосрочных условиях низкой цены на зерно эффективность сибирских предприятий во многом будет зависеть от возможности и темпов внедрения передовых технологий в области генетики и обработки почвы. «Мы годами говорим о генетически модифицированных организмах (ГМО) в растениеводстве — направлении, которое активно развивается в большинстве стран-конкурентов, говорим о новых технологиях обработки почвы, но серьезных изменений на отечественном аграрном ландшафте пока не видно», — с горечью констатировал Дмитрий Рылько.

Если в США по очень экономичной системе нулевой обработки почвы (No-Till), предполагающей отказ от перепахивания земли при применении покровных культур и грамотного использования севооборота, обрабатывается 20% земель, в Бразилии — 60%, а в Канаде, которая по природно-климатическим условиям похожа на Сибирь, — 57%, то в России — это считанные проценты. По словам экспертов, масштабному внедрению No-Till в Сибири мешают дороговизна специализированной техники и химических удобрений. Дмитрий Рылько уверен, что Запад сейчас стоит на пороге масштабного внедрения ГМО пшеницы, что неизбежно изменит соотношение сил на мировом рынке зерна. «В последние два десятилетия в семеноводстве колосовых культур в мире наблюдается невероятный застой. В США, Канаде, Австралии и Западной Европе урожайность не менялась с середины 1990-х. Этот фактор настораживает — в мире идет накопление пресерьезнейшего научного потенциала, куда инвестируются сотни миллионов долларов. Уже через два-три года произойдет одномоментный переход аграрного производства на генетически модифицированную пшеницу», — поделился секретами из лагеря конкурентов хорошо осведомленный москвич. По его словам, психологически к потреблению ГМО пшеницы сегодня готовы 60% стран-импортеров. Наиболее далеко по пути развития технологий ГМО продвинулась Австралия, ориентированная на рынки Юго-Восточной Азии.

Сибирские ученые готовы ответить на внешний вызов асимметрично — продолжая развивать традиционную селекцию. «Потенциал сортов, которые созданы традиционной селекцией, используется лишь на 50 процентов. Есть сорта интенсивного типа, потенциал которых 60-120 ц/га, и есть реальные хозяйства, которые получают такую урожайность. Вот какие технологии мы должны сегодня использовать», — вернул коллег с небес на землю директор Алтайского НИИ сельского хозяйства Алексей Гаркуш. В качестве возможных ниш для загрузки зерноперерабатывающих мощностей алтайский бизнес рассматривает производство крахмала, аскорбиновой кислоты, биоэтанола. Но все не то: или требует иную урожайность, или непонятны рынки сбыта. А думать о развитии нужно, учитывая, что федеральная власть ждет от аграриев неустанного роста производства зерновых, объем которых к 2020 году должен дотянуть до 120 млн тонн.

«Эксперт Сибирь» №10 (366)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Лидеры ИТ-отрасли вновь собрались в России

    MERLION IT Solutions Summit собрал около 1500 участников (топ-менеджеров глобальных ИТ-корпораций и российских системных интеграторов)

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки

    Рынок новостроек станет чище, а дольщики заплатят за свои гарантии

    Девелоперы предлагают поторопиться с покупкой квартир, поскольку ввиду новых правил долевого строительства новостройки могут подорожать уже к началу будущего года


    Реклама