Прокопьевск на распутье

Повестка дня
Москва, 15.04.2013
«Эксперт Сибирь» №15 (371)

Шахты Прокопьевска все-таки закроют. Город, несколько лет назад сумевший избежать социальной катастрофы, на этот раз вряд ли сможет выкрутиться. С начала года прекратило угледобычу ООО «Шахта Коксовая-2», подконтрольное местному предпринимателю Борису Якубуку. А на прошлой неделе стало известно, что до конца года нерентабельную шахту им. Ворошилова остановит крупный кемеровский холдинг «Сибирский деловой союз» (СДС). Это одна из самых старых шахт не только в городе, но и во всем Кузбассе. Она работает с 1930-х годов, добывая коксующиеся марки углей в объемах около 500 тыс. тонн в год. В июне 2007 года на шахте было введено конкурсное производство, которое недавно было продлено до 19 июня 2013 года. «Сегодня не менее значима и проблема шахты им. Ворошилова, где три участка подготовительных в количестве 145 человек уже сокращаются, а предприятие в целом встает на консервацию, по решению собственников, в четвертом квартале текущего года», — говорится в пресс-релизе Федерации профсоюзных организаций Кузбасса (ФПОК) по итогам IX пленума территориальной организации Росуглепрофа, прошедшего в Прокопьевске.

Борис Якубук в середине марта заявил, что до 2016 года закроет еще две шахты и обогатительную фабрику «Коксовая», также действующие в Прокопьевске. Сегодня они работают в составе принадлежащего предпринимателю шахтоуправления «Зенковское» (кроме шахты «Коксовой-2», которая была остановлена в рамках конкурсного производства, в его состав входят ООО «Шахта им. Дзержинского» и ООО «Ш Зенковская»). По данным первого вице-губернатора Валентина Мазикина, три угледобывающих предприятия суммарно накопили почти 1,4 млрд рублей долгов по налогам и обязательным платежам, а также миллионные долги по зарплате. Сам Якубук объяснил, что шахты сильно устарели и не могут обеспечить даже минимальную доходность, а потому их закрытие — единст­венный выход.

Для Прокопьевска это «отложенный кризис». Все могло случиться еще в 2007 году. За год до этого почти все угольные предприятия города (семь шахт и три обогатительные фабрики), находившиеся в составе УК «Прокопьевскуголь», оказались в руках Владимира Лисина. Соб­ственнику ОАО «Новолипецкий металлургический комбинат» (НЛМК) они достались в «довесок» к «Алтай-коксу», который Лисину был необходим для обеспечения потребностей комбината в коксе в связи с ростом объемов выплавки стали и реконструкции собственного коксохимического производства. Заниматься чрезвычайно проблемным угольным активом НЛМК не хотел: «Прокопьевскуголь», добывавший тогда около пяти миллионов тонн коксующихся углей в год, имел огромные долги по зарплате, кредитам и налогам (около четырех миллиардов рублей). Но самое главное — компания нуждалась в полномасштабной модернизации, поскольку себестоимость добычи угля на ее шахтах превышала среднеотраслевые показатели как минимум в два раза. На устаревших шахтах было невозможно широкое использование механизированных средств добычи, как следст­вие, высокими были материальные затраты, расходы на оплату труда, электроэнергии и т. д. Ряд специалистов говорил о том, что проблема в геологии — все эффективные запасы были давно освоены.

Лисин явно не горел желанием вкладываться в модернизацию градообразующего для Прокопьевска предприятия. За что его нещадно критиковал губернатор Кузбасса Аман Тулеев, в итоге вынудивший предпринимателя скинуть тяжелую ношу — УК «Прокопьевскуголь» была продана мэрии Прокопьевска за символическую сумму в один доллар (хотя компания досталась НЛМК за 62 млн долларов!). При этом НЛМК согласился погасить и все долги компании. Закрытие нерентабельных шахт могло обернуться социальным взрывом. Но, вместо того чтобы заняться расселением города или поиском вариантов альтернативного трудоустройства его жителей, власти пошли проторенной дорожкой — пять шахт и все фабрики были переданы СДС, а «Коксовую» и «Зенковскую» объединили в ООО «Шахтоуправление „Прокопьев­ское“». Затем эти активы в результате банкротства перешли в руки Якубука, который в прошлом году добавил к ним обогатительную фабрику «Коксовая» и ООО «Шахта им. Дзержинского», до того принадлежавшие СДС.

Но «гальванизация трупов» закончилась закономерно. К тому же существенное падение цен на концентрат коксующегося угля в прошлом году сделало себестоимость добычи на устаревших шахтах окончательно нерентабельной. Еще в октябре 2009 года СДС, к примеру, законсервировал прокопьевскую шахту «Тырганская». А через год холдинг заявил, что на территории Прокопьевско-Киселевского района Кузбасса лучше развивать угледобычу открытым способом. В местном отделении Росуглепрофа считают, что пока альтернативы не создано, закрывать шахты нельзя. Официальный уровень безработицы в Прокопьевске остается низким (на 1 января 2013 — 1,2% против 1,3% годом ранее, при количестве населения в 212 тыс. человек), но количество вакансий постоянно сокращается, при этом среди предлагаемых мест трудоустройства «угольных» специальностей нет вообще. Перспективы трудоустройства существуют на двух предприятиях компании «СУЭК-Кузбасс» в соседнем с городом Прокопьевском районе; нужны рабочие подземных профессий угледобывающим предприятиям Новокузнецка, например, новой шахте «Ерунаковская-8» (ее собственник — Evraz Group — доставляет работников служебным транспортом). «В городе Прокопьевске введено в строй только одно предприятие «Новотранс» вместо уже трех угледобывающих предприятий. Нерешенными остаются проб­лемы переселения жителей с подработанных территорий и сноса ветхого жилья в Прокопьевске», — говорится в сообщении ФПОК. Проблемами Прокопьевска, считают в теркоме Росуглепрофа, должно озаботиться Правительство РФ. В противном случае организация не исключает акций протеста.        

У партнеров

    Реклама