Ускорение сверху и перезагрузка ЦБ

Отрадный факт — темп роста кредитного портфеля в СФО по итогам прошлого года в полтора раза превысил общероссийский уровень. Правда, и кризисный провал портфеля в округе был сильнее, чем в целом по стране, так что в номинальном выражении портфель восстановился на докризисном уровне в Сибири на год позже, чем это следует из страновых данных, — лишь весной 2011 года. Таким образом, сибирский кредитный рынок по своей динамике напоминает Россию на мировом рынке капитала, типичный emerging market — падает глубже и «отскакивает» сильнее.

Возможное объяснение такого поведения заключается в узости финансовой базы сибирского макрорегиона как источника пассивов банковской системы округа. Именно поэтому наибольшую кредитную активность в Сибири в минувшем году продемонстрировали крупные федеральные сетевые банки, а также Сбербанк, подтягивавшие ресурсы для финансирования займов сибирских предприятий и граждан из других регионов. Доля же собственно местных банков в кредитном портфеле округа продолжала неуклонно снижаться (за последние четыре года — в общей сложности на четыре процентных пункта). Сегодня лишь каждый 14-й рубль совокупной банковской задолженности в округе сформирован кредитами сибирских банков (МДМ Банк — не в счет, этот федеральный банк является сибирским лишь формально — по месту регистрации офиса).

Помимо узости ресурсной базы и принципиальной невозможности трансфертной поддержки ресурсами из других регионов местные банки проигрывают сетевым федеральным монстрам и в операционной производительности — все же эффект масштаба еще никто не отменял. Единственными, пожалуй, плюсами местных банков являются знание своего нишевого клиента, гибкость настройки на его потребности, оперативность принятия решений. Плюс теплота местных брендов и привязанность к ним у пользователей. Это как в розничной торговле: по обороту и производительности мясные и хлебные лавки «у дома» никогда не сравняются с сетевыми супермаркетами, но за свежими круассанами или парной говядиной для отбивных вы все равно отправитесь в уютный подвальчик за углом.

Что касается прогнозов, то, на наш взгляд, динамика кредитования в Сибири в наступившем году будет в доминирующей степени определяться не региональными, а страновыми макроэкономическими факторами. А ситуация в реальном секторе российской экономики складывается крайне тревожная. Если еще три месяца назад мы сокрушались на приземление на траекторию темпов роста трех–четырех процентов годовых, то по итогам первого квартала получили всего один процент прироста ВВП. Промышленное производство, несмотря на мартовское оживление, в целом по итогам первого квартала показало нулевой рост, рост инвестиций (при?)остановился. Похоже, мы имеем дело не с конъюнктурной паузой, а находимся в преддверии серьезных неприятностей в экономике.

Внешний фон тоже неважный. Устойчивое посткризисное выздоровление хозяйства США не сулит нам ничего хорошего — формируется волна долгосрочного укрепления доллара к ключевым мировым валютам, а это автоматически приведет к снижению (номинируемых и котируемых в долларах) цен сырьевых товаров — нефти, газа, металлов, удобрений — со всеми вытекающими для нас последствиями. В этой ситуации логично ожидать от правительства в качестве превентивной антикризисной меры расширения госинвестиций, в том числе, возможно, и по линии «политического» кредитования стратегических инвестиционных проектов через госбанки — Сбербанк, ВТБ и Внешэкономбанк.

Кейнсианская реакция на торможение экономики в принципе способна развернуть понижательный тренд темпов роста корпоративного кредитного портфеля. Расширение кредитования предприятий замедлилось в два с половиной раза — до 10 процентов годовых сейчас против 25–26 процентов в 2011 году. Темпов двухлетней давности мы вряд ли достигнем, но двадцатипроцентный рост корпоративного кредитного портфеля, по итогам 2013 года, не выглядит невероятным.

Системное же оживление кредитной активности нельзя представить без кардинального решения проблемы хронической дороговизны кредита. Что, в свою очередь, потребует корректировки денежно-кредитной и процентной политики Центрального банка. Сложность этой задачи трудно переоценить. Дело в том, что сохранение статус-кво в денежно-кредитной политике и фронтальная денежная накачка «по Глазьеву» равно неприемлемы. Требуется крайне аккуратное и постепенное смягчение денежной политики ЦБ, продуманное расширение его мандата. Нам кажется также необходимой корректировка проводимой ЦБ политики таргетирования инфляции с учетом опыта стран-нефтеэкспортеров.

У партнеров

    Реклама