В ожидании решения Кремля

Повестка дня
Москва, 17.06.2013
«Эксперт Сибирь» №24 (379)

Фото: Виталий Волобуев

В борьбе «Русской платины» и ГМК «Норильский никель» за месторождение «Норильск-1», тихо и незаметно протекающей в судах, случился новый поворот — 10 июня Девятый арбитражный апелляционный суд оставил в силе решение Арбитражного суда Москвы. Ранее эта инстанция отклонила иск «Норникеля» к Роснедрам о незаконности конкурса на право пользования участком недр федерального значения, включающим южную часть месторождения «Норильск-1». Суд также отказал «Норникелю» в ходатай­стве о проведении еще одной технико-экономической экспертизы конкурсных заявок.

В «Русской платине» уже заявили, что решение арбитража вступило в законную силу. А потому Минприроды теперь обязано «направить в Правительство РФ проект решения правительства Российской Федерации об утверждении итогов конкурса и предоставлении победителю ОАО «Артель старателей «Амур» права пользования участком недр федерального значения, включающим южную часть месторождения «Норильск-1», расположенным на территории Красноярского края, для разведки и добычи никеля, меди, кобальта и попутных компонентов».

Напомним, в конкурсе Роснедр на месторождение «Норильск-1» (запасы — 851,3 тыс. тонн никеля, 1,2 млн тонн меди, 35,9 тыс. тонн кобальта и т.д.), который был проведен год назад, неожиданную победу одержала артель старателей «Амур» (входит в структуру холдинга «Русская платина» основного бенефициара группы «Альянс» Мусы Бажаева). Это событие можно было бы считать революционным, — впервые за десятилетия разработки недр Таймыра монополия «Норникеля» оказалась разрушена (компания проиграла в конкурсе), — но Минприроды не передало итоговую конкурсную документацию на утверждение правительства РФ (по закону оно было обязано сделать это в течение месяца). С сентября прошлого года борьба двух компаний за актив переместилась в суды. Для «Норникеля» контроль над этим месторождением крайне важен: добываемые на действующих участках руды беднеют, ресурсная база требует расширения. Неудивительно, что компания была инициатором всех прошедших в прошлом году конкурсов, но везде проиграла (в том числе в Воронежской области, а конкурс на западный участок Октябрьского месторождения, расположенного на Таймыре и уже разрабатываемого компанией, Роснедра признали недействительным).

Заполярный филиал компании «Норникеля» (рудник «Заполярный» и карьер «Медвежий ручей») давно разрабатывает северную часть месторождения «Норильск-1», которая вместе с выставленным на прошлогодний конкурс участком образует единое рудное тело. Но в перспективе семи–восьми лет северная часть будет выработана. Получив право на доразведку и освоение южного участка, «Норникель» собирался существенно увеличить сроки жизни месторождения и за счет новых технологических решений тщательнее отработать его запасы. Понятно, что конкурент ему в таком месте совершенно не нужен.

Тем более что у «Русской платины» уже есть под боком у «Норникеля» собственное месторождение — платиносодержащее медно-никелевое «Черногорское», разработкой которой планирует заниматься ООО «Черногорская ГРК». Балансовые запасы руды «Горы Черной» составляют 143 млн тонн, прогнозные —― еще около 80 млн тонн. «Норникель» считает, что Черногорский проект абсолютно бесперспективен — именно поэтому месторождение при разделе активов между Владимиром Потаниным и Михаилом Прохоровым досталось последнему (и впоследствии было продано «Русской платине»). Однако, как объяснил журналистам гендиректор «Черногорской ГРК» Геннадий Пивень, «Черногорское» теперь рассматривается как платиновое месторождение и только потом — как медно-никелевое. «Всю технологическую цепочку поставили ровно с ног на голову. Главной стала платина и металлы платиновой группы, а медь и никель — вторичны. Этот подход сразу показал жизнеспособность проекта… Мы предметно смотрим на перспективы рынка платины и палладия, с учетом того, что растет автомобильная промышленность, оборонка, нефтяная промышленность, там платино-палладиевые катализаторы используются. Рынок не охвачен полностью, он очень большой и развивается, цена будет только расти», — говорил он в апреле на пресс-конференции в Красноярске.

Пуск работ на месторождении планируется произвести уже в текущем году (после утверждения проекта Главгосэкспертизой), запланировано строительство открытого карьера, обогатительной фабрики мощностью шесть млн тонн в год, металлургического комплекса по переработке концентрата, а также создание транспортной и энергетической инфраструктуры, включающей собственный порт на реке Енисей и газотурбинную электростанцию на промплощадке. Все это требует не только существенных затрат (около 1,2 млрд долларов), но и определенного взаимодействия с «Норникелем». Пока же две компании ужиться на одном таймырском пятачке не могут. К примеру, куда проще для «Русской платины» было бы использовать уже созданную на полуострове инфраструктуру — в частности, порт Дудинка (контролируется «Норникелем»). По словам Геннадия Пивня, расценки, которые «Норникель» выставил за пользование причалами и другой портовой инфраструктурой, оказались завышенными — и компания решила строить собственный причал, а не «кормить Дудинский порт» и не «быть всю жизнь в зависимости от «Норильского никеля». Проблемы возникают с мэрией Норильска, явно действующей под дудку градообразующего предприятия: так, затягивается выдача землеотвода под строительство дороги к «Черногорскому». В «Русской платине» также утверждают, что реализация Черногорского проекта может быть выгодна «Норникелю»: ведь тогда рядом с действующим Масловским месторождением появится новая ОФ, которой можно будет пользоваться (в мире есть примеры разработки участков одного месторождения разными собственниками).

Но, как ни крути, монополия «Норникеля» на Таймыре в любом случае уже разрушена. И хотя «Русская платина» заявляет, что проект разработки южной части «Норильска-1» будет осуществляться в интеграции с Черногорским проектом, «что обеспечит синергию и высокую эффективность этих проектов» (тем более что месторождения близко расположены), не исключено, что спорный участок недр станет разменной монетой в деле успешной разработки именно «Черногорского». А вообще, затянувшийся спор за контроль над «Норильском-1» доказывает, что консолидированной позиции по этому вопросу федеральный центр пока не выработал. По нормам вступившего в силу с января законодательства, участки недр федерального значения могут распределяться только путем аукционов. Минприроды настаивает на этой форме (в апреле глава ведомства Сергей Донской писал об этом в официальном письме правительству РФ); «Норникель» также не против участия в новых торгах. Однако в конкурсе, который год назад проводился в полном соответствии с действовавшим в то время законом, победила структура именно «Русской платины». Закон, как известно, обратной силы не имеет, а потому решение по недрам Таймыра может стать или политическим, или юридическим.          

У партнеров

    Реклама