Без китайцев еще хуже

Русский бизнес
Москва, 02.09.2013
«Эксперт Сибирь» №35 (387)
Почему аграрии Красноярского края, несмотря на поддержку властей, до сих пор не могут на равных конкурировать с сельхозпроизводителями из Китая?

Мощности хозяйств Красноярского края, по словам их владельцев, позволяют производить столько овощей, сколько необходимо для того, чтобы полностью удовлетворить потребности местных покупателей. Однако добиться этой благой цели не получается из-за ряда факторов: нехватки трудовых ресурсов, высокой закредитованности сельхозпредприятий и низких цен на продукцию конкурентов. В итоге с каждым годом доля местной продукции на прилавках сокращается. В это же время, несмотря на запреты властей, в крае то и дело находят нелегальные китайские теплицы: так, в начале августа начался их снос в районе деревни Песчанки. А в соседней Хакасии специалисты Россельхознадзора недавно обнаружили в теплицах граждан из Поднебесной опасные для здоровья человека вещества.

Трудоресурсы

В прошлом году власти Красноярского края, желая поддержать местное овощеводство, пошли на беспрецедентные меры: квота на въезд китайских рабочих для работы в АПК была обнулена. После чего, по информации краевых чиновников, на территории региона осталось не более двухсот человек с действительным разрешением до конца 2012 года. Соответственно, в этом году пребывание китайских овощеводов в крае стало полностью незаконным. Однако теплицы с помидорами и огурцами, выращиваемые гражданами КНР, как и прежде, располагаются на окружающих город полях (например, возле КРАЗа). Местные же предприниматели говорят, что стало только хуже. «Обнуление квот на привлечение граждан Китая к работам в овощеводстве — это преступление. Это привело к тому, что наш кооператив в четыре раза сократил объемы производства овощной продукции. При этом факт превышения ПДК вредных веществ в выращенных китайцами огурцах и помидорах самыми дотошными лабораторными исследованиями ни разу установлен не был», — говорит, к примеру, Владимир Углов, генеральный директор СПК «Солонцы», привлекавших китайцев к работе. В лучшие времена, по словам Углова, его СПК производил 17 тыс. тонн овощей в год — или почти половину годовой потребности в овощах миллионного Красноярска. При этом надо признать, что их себестоимость была минимальной — теплицы отап­ливаются не электричеством, а дровяными печами. Труд и содержание самого овощевода из Поднебесной стоит сущие копейки. Секрет же высокой урожайности китайских теплиц Углов видит не в применении чудо-химикатов, а в том, что их овощеводы умеют работать.

В краевом парламенте от критики отмахиваются, считая, что развитие местного овощеводства вполне возможно и без участия мигрантов из КНР. «Задача поднять местного производителя хотя и представляется трудной, но вполне выполнима, — считает, например, депутат Законодательного собрания края Валерий Сергиенко. — Надо самим начинать заниматься овощеводством по-настоящему. В прошлые годы мы это умели. К примеру, в Березовском районе, когда ни о каких мигрантах и помыслить не могли, выращивали до 140 тысяч тонн овощей в год!». Как подчеркивает Валерий Сергиенко, «мы должны и можем не только сохранить, но и нарастить производство овощей в хозяйствах края». Иначе придется импортировать продукцию из Узбекистана или Таджикистана, где помидоры и огурцы выращивают те же самые китайцы. «Это можно сделать, развивая индустриальные методы производства овощей, что, правда, потребует серьезных затрат. Сегодня обустройство круглогодичного тепличного хозяйства на площади в один гектар будет стоить около 90 миллионов рублей. Современные технологии позволяют собирать с одного квадратного метра закрытого грунта до 90 килограммов овощей. К слову, в советское время за 25 килограммов ордена давали и радовались, когда первый огурец удавалось получить к 8 Марта», — рассуждает депутат.

Но местные овощеводы настроены скептически. По их словам, чиновники мечтают вывести районное тепличное хозяйство на другой уровень, чтобы было не хуже, чем, к примеру, в Лесосибирске, где работает купленная на субсидии государства голландская линия по выращиванию овощей. Туда теперь не стыдно привезти федерального министра. Между тем Владимир Углов предрекает лесосибирцам скорый крах под тяжестью издержек и напоминает о высокой стоимости их огурцов. Участвовать в региональных грантах и программах по поддержке сельского хозяйства опасается, так как считает, что это приводит только к дополнительной закредитованности предприятий.

Тернистый путь

Помимо трудностей с трудовыми ресурсами у местных аграриев есть еще одна проб­лема — их путь на прилавки долог и труден. Два года назад краевые власти пытались его облегчить, выделив дополнительные средства (порядка 100 млн рублей) на продвижение местной продукции в торговые сети. Однако затея провалилась. Координатором и логистическим оператором проекта выбрали некоммерческое партнерство «Красноярский продовольственный альянс», которое разработало марку «Енисей-продукт» с единым стилем оформления как самой продукции, так и мест ее продажи. Предполагалось, что местные овощи, молоко и мясо будут на прилавках не менее, чем в полутора тысячах торговых точек, что даст прирост продаж в 400 млн рублей в год. Кроме того, сетям, как и производителям, было обещано по 40 млн рублей субсидий, если они примут участие в проекте. А 20 млн рублей планировалось направить логистическому оператору.

На деле все сложилось иначе: было освоено всего 22 млн рублей бюджетных денег, оформлено 250 точек торговли, а прирост продукции АПК за 2011 год увеличился лишь на 92 млн рублей. Проект приостановили в прошлом году, а в нынешнем отказались от него окончательно. По мнению народных избранников, реализация «Енисей-продукта» свелась к проплачиванию бюджетных денег торговым сетям без достижения необходимого эффекта. «Когда мы совместно с депутатами впервые попытались законодательно поддержать сбыт краевых продуктов питания, стало понятно, что перед нами стоит непростая задача, — говорит министр сельского хозяйства и продовольственной политики Красноярского края Леонид Шорохов. — Сложность обнаружилась в различии бизнес-подхода и психологии представителей торгового сектора и производителей. Дело в том, что эффективная продажа товара является совершенно особым видом деятельности. То, что ты хороший производитель, каких у нас немало, к сожалению, не открывает прямой путь продукции к прилавку. Наши хозяйственники не всегда могут соблюсти требования по качеству и упаковке, а также по ритмичности поставок, которые предъявляют торговые сети». Тем не менее, министр считает проект удачным опытом взаимодействия с торговыми сетями для местных производителей: «В условиях членства России в ВТО он окажется очень полезным». Кроме того, практика показала, что местный продукт на фоне раскрученных федеральных брендов не теряется, а напротив — набирает популярность у красноярцев. «Наши овощи больше отвечают представлениям людей о свежем и натуральном, нежели долгоиграющие иноземные в ярких упаковках», — говорит Шорохов.

В краевом правительстве говорят, что, несмотря на приостановку программы, аграрии без помощи не останутся. Но, подчеркивает Леонид Шорохов, сам крестьянин должен перестроить свое мышление и заниматься не только выращиванием, но и предпродажной подготовкой урожая. Увы, пока примеров грамотного бизнес-подхода к делу продвижения своей продукции в регионе не так уж и много. Один из них — ООО «Агрохолдинг «Огород». В компании приняли новые правила игры и запустили собственную линию по помыву, фасовке и упаковке овощей. «Участвовать в программе «Енисей-продукт» у нас не получилось. Линию предпродажной подготовки удалось запустить только к концу 2012 года — как раз когда проект приостановили. Правда, оборудование стояло давно, но не хватало средств на запуск. Впрочем, не все торговые сети согласились впустить на свои полки местного производителя. Например, руководство сети супермаркетов в Железногорске «Балтийский» посчитало для себя не очень удобным работать с большим объемом отчетности, которую им пришлось бы готовить. В том числе и по этой причине круг участников проекта сузился», — рассказал генеральный директор ООО «Агрохолдинг «Огород» Сергей Матяш.

В долгах, как в шелках

Причина, по которой львиная доля хозяйств края не способна позволить себе такую линию предпродажной подготовки, даже не столько в ментальности крестьян, как утверждают власти, сколько в банальном отсутствии денег и возможности их занять. Ведь имущество аграриев до сих пор заложено и перезаложено под кредиты прошлых лет. Долгами крестьяне обязаны во многом национальному проекту «Сельское хозяйство». Так, одной из форм господдержки проектов были банковские кредиты на льготных условиях. Многие хозяйства эти кредиты взяли и первые годы исправно платили по процентам. Предполагалось, что заемные средства будут инвестированы в модернизацию, в частности, покупку новой техники, а это, в свою очередь, увеличит мощности предприятий и даст рост прибыли. В итоге крестьяне должны были бы без проблем рассчитаться с банками. Злую шутку сыграло одно условие — деньги давали только на приобретение отечественной техники, которая показала себя не с лучшей стороны. Поэтому должного эффекта модернизация не дала, а основной долг большинству хозяйств теперь гасить нечем — пришлось перезакладывать имущество. А потом случился неурожай. Можно было бы покрыть большую часть убытков за счет повышения отпускной стоимости, но и здесь крестьянин ограничен рамками закона и самовольно «задирать» цены не имеет права.

Как результат, местные хозяйства не могут закрыть потребность в овощах красноярского рынка. В этой ситуации появляются другие игроки, готовые стать недостающим звеном цепи — заняться предпродажной подготовкой продукции. «Чтобы работать с местными производителями, нам пришлось самим заняться предпродажной подготовкой. Претензий к качеству продукции у нас нет, но в таком виде, в каком к нам поступают овощи и фрукты, выкладывать их на прилавок нельзя. Я считаю, что необходимо внедрять логистические центры, которые брали бы на себя эти задачи. Для небольшого хозяйства заниматься помимо выращивания еще и переработкой достаточно трудно. Хотя мне известно, что крупные производители уже сейчас совмещают в себе эти функции. Если говорить о перспективах, то с каждым днем все более востребованы будут целые комбинаты питания — предприятия, которые не только выращивают, но и глубоко перерабатывают свое сырье до высокой степени готовности, когда конечный продукт перед употреблением в пищу достаточно разогреть. К сожалению, на территории Красноярского края таких комбинатов пока нет. Более того, просматривая реестр программ краевого правительства по поддержке продуктовой сферы, вы не найдете там никаких проектов по развитию переработки. Эта ниша пуста, поэтому я думаю, что если нашим производителям дать возможность выйти к конечному потребителю, то дела у них пошли бы неплохо. Пусть местная продукция была бы немного дороже, но сегодня покупатель готов переплачивать за гарантированную экологическую безопасность», — говорит директор управляющей компании «Каравай» Эльвира Манакова.

Подспорьем в реализации своей продукции для местных крестьян стали и всевозможного рода точки продаж, продовольственные ярмарки, организованные городскими властями. «Не первый год мы занимаемся организацией сбыта в Красноярске сельскохозяйственной продукции производителей края. Сегодня сформирована и действует сеть мелкорозничных объектов по реализации продовольственной продукции местных товаропроизводителей, среди которых и крупные пищевые и перерабатывающие предприятия города, и сельхозпроизводители», — говорит заместитель руководителя департамента экономики Красноярска, начальник отдела потребительского рынка и услуг Петр Шальмин. По его словам, сейчас в столице края действует порядка двухсот павильонов и киосков, где налажена целенаправленная торговля местными продуктами. Это порядка десяти процентов от всех нестационарных розничных торговых объектов города. Есть и другие форматы продажи продтоваров местных производителей. Среди них 21 магазин, около 130 автолавок «Купава», 64 молочных бочки, семь торговых павильонов на розничных рынках, три автофургона. В любом случае, для того, чтобы аграрии могли не только существовать, но и развиваться, необходимо и дальше налаживать сбыт. А это, по большому счету, задача скорее для власти.           

У партнеров

    Реклама