Закуска с творческой приправой

Русский бизнес
Москва, 02.09.2013
«Эксперт Сибирь» №35 (387)
Томский бизнесмен считает, что производство корейских салатов вполне может сочетаться с реализацией целого ряда креативных социальных идей

Наверное, в Томске найдется совсем немного людей, которые бы не знали, что такое «Мистер Хе». Точнее, с чем его едят. Эта небольшая компания уже более двух десятков лет является одним из ведущих производителей корейских салатов в регионе. Когда-то в далекие 1990 годы она первая в Томской области прошла сертификацию на производство продукции и закрепила за собой марку лидера среди прочих компаний с ориентацией на корейские блюда. Однако жизнь не стоит на месте: хе, маринованная рыба и баклажаны в какой-то момент перестали удивлять клиентов. И ориентация «Мистера Хе» постепенно начала расширяться — ассортимент пополнился европейскими салатами, а также более близкими и понятными сибирякам горячими мясными и рыбными блюдами. Компания завязала сотрудничество с рядом сибирских городов, но основным рынком сбыта для нее по-прежнему остается Томск.

Все это было бы совершенно не интересно, если не брать во внимание профессиональное прошлое и нынешние интересы директора компании, кандидата физико-математических наук Олега Ли, который еще двадцать пять лет назад серьезно занимался теоретической и экспериментальной физикой, имея за плечами учебу в Томском политехническом и Томском государственном университетах. Говорят, что для некоторых людей творчество и бизнес как масло и вода — никогда не смешиваются. Олег Ли не видит в них особых различий, поскольку творческое начало, по его мнению, должно присутствовать везде. Будь то футбольная команда «Мистер Хе», организация мини-спектаклей для сотрудников компании, клуб соционики или последний проект Ли с загадочным названием «Пространство М15», наводящим на мысли о противотанковых минах и шаровых звездных скоплениях в созвездии Пегаса одновременно. Как же удается смешать воду и масло?

— Если не ошибаюсь, все это началось в 1990 годы. Моя мама Галина Хван совершенно случайно попала в предпринимательскую струю, — говорит Олег Ли. — Вообще, в то время она, наверное, была единственной женщиной-хирургом в Сибири. Это был уникальный случай. Потом работала преподавателем в университете, а когда начались тяжелые перестроечные времена, ее подруга сказала, что деваться некуда, давайте попробуем зарабатывать сами. Стали готовить салаты и продавать на рынке. Ей, конечно, по-человечески было неудобно. Она пряталась от студентов, от знакомых, ведь ее многие знали как хирурга и преподавателя. Но, тем не менее, человек преодолел себя. И наше семейство на Центральном рынке Томска потихоньку занялось таким делом. Салаты — это, конечно, звучало не очень гламурно, но это было дело. Я в это время со своей семьей жил в Казахстане и отнесся к родительскому начинанию с пониманием, потому что в Казахстане я тоже вел примерно такую же жизнь: являясь кандидатом наук, физиком-теоретиком, был вынужден пойти на рынок. Поэтому я родителей хорошо понимал. Такая жизнь была.

— Олег Владимирович, а как получилось, что этим делом занялись вы? Решили продолжить бизнес родителей?

— Ситуация сложилась так, что в конце 1999 года я с семьей приехал в Томск просто поддержать родителей и помочь им, потому что мы планировали переезжать жить в Канаду. Хотели какое-то время пожить здесь перед отъездом. Вот с тех пор и помогаем. Обросли хозяйством, знакомыми, друзьями, прижились и никуда не поехали. Нет ничего более постоянного, чем что-то временное. В нашем случае так и произошло. Потом был очень долгий период, когда все это как-то очень смущало. В том смысле, что учился я на физико-техническом факультете «политеха», а потом на физическом факультете государственного университета, занимался теоретической физикой. Тогда, наверное, там работали самые умные люди, самые умные преподаватели. Бизнеса никакого не было, экономика скорее представляла собой что-то условное. Естественно, я гордился, что учусь в таких местах. Когда времена начали меняться, все ждали, что раз уж ситуация так изменилась, то и мы начнем делать что-то умное. Но ничего такого у меня не получилось, кроме нынешнего бизнеса. И я долго этого стеснялся.

— Но, наверное, у вас был выбор — поддержать родительское начинание с корейской кухней или заняться чем-то другим?

— Фактически все получилось случайно, и других вариантов не было. Просто надо было что-то делать. Я, конечно, и другими делами занимался, но все было временное. Никто не думал, что это бизнес, компания какая-то. Не такой был подход, как сейчас. Сегодня идет «волна», всем внушают, что надо быть предпринимателем, известны все ступени лестницы, людей учат, как это делать. А тогда это была достаточно случайная штука. Думали, поработаем немного, а потом займемся чем-то еще. И главное, это не совсем работа, это сплошные проблемы, которые ты каждый день решаешь. И так всю жизнь. Поэтому долгое время я даже не думал, что мы предприниматели. Просто так жили.

— Но когда же наступило осознание, что «Мистер Хе» — это все-таки бизнес, предпринимательский проект, что ли?

— Были хорошие люди, которые нас убеждали подать себя как предприятие, как некий бренд. Тогда и началось. Мама все время что-то выдумывала, готовила блюда. Если людям нравилось, это входило в ассортимент. Но у нас не было глобальных решений, все делалось каждый день, постепенно. Это же домашняя еда, которую мы сами до сих пор едим. Все делалось дома, просто в больших количествах. То, что делается сейчас на производстве, я также могу взять в цехе, если иду в гости или домой. Я, наверное, случайно попал в этот поезд, поскольку интерес к гастрономической теме — это все-таки от мамы. У меня, конечно, была идея заняться чем-то более творческим. Думал, что когда время этого бизнеса пройдет, я соберусь силами и начну что-то другое. А оказывается, не надо было ждать. Мы начали другой проект — творческий — и поняли, что все можно делать параллельно, и это нормально.

У нас никогда никаких глобальных маркетинговых стратегий не было. Мы тогда и слов таких не знали. Когда начинали, все смеялись над объемами, но постепенно с нами стали сотрудничать магазины, предприниматели и т.д. И в моем случае все делалось каждый день, понемногу, без высоких материй. Так и выросли. А вообще-то я не поддерживаю нынешнюю «волну», когда всех загоняют в предприниматели, мотивируют как-то — не сиди на диване, займи деньги, найди нишу. Это не совсем правильно. «Волна» предпринимателей пройдет, начнется «волна» стоматологов — и все побегут туда? Я считаю, у каждого есть свое предназначение, поле деятельности, где он может себя реализовать. Не надо нам столько предпринимателей. Если кто-то предрасположен к этому, он и так будет бизнесом заниматься.

— Сегодня вы себя ощущаете предпринимателем, у которого есть собственный бизнес по производству продуктов питания?

— Я никогда не думал, что меня кто-то будет называть предпринимателем или бизнесменом. Я просто общался и работал с теми людьми, с которыми хотел общаться. Даже если у них, условно говоря, было что-то на 50 копеек дороже, я все равно работал с ними, потому что хотел видеть их в своем окружении. Благодаря бизнесу я, наверное, могу реализовать те идеи, для которых родился. Хотел стать физиком, но, наверное, не столько физиком, сколько хотел быть среди таких же людей. Если вернуться назад, я бы, наверное, не обязательно стал физиком. То, что стал предпринимателем — это тоже нормально. Я из тех людей, которым трудно быть у кого-то в подчинении.

— Но бизнес — это же куча проблем. С физикой, наверное, было бы проще?

— В бизнесе не такое отношение к проблемам, как в повседневной жизни. Бизнес живет благодаря проблемам. Если бы их не было, бизнеса не было бы. Предприниматель решает проблемы людей, предоставляет услугу, благодаря которой и живет. Это работа. И в бизнесе не только бравые дяди и тети, но и обычные люди, которые, накопив за день вопросов, маются ночью от страха и сомнений и, тем не менее, стряхивают пыль с задницы и встают навстречу новому дню.

— А что сегодня представляет собой компания «Мистер Хе»? Как удается развиваться в конкурентной среде, ведь корейские салаты, суши и т.д. сейчас только ленивый не делает?

— «Мистер Хе» — это коллектив из 70 человек. Кадров, как всегда, не хватает, но я не считаю проблемой, если нет какого-то человека. У нас есть продавцы, рабочие цеха, бухгалтеры, менеджеры торгового отдела — в общем, все специальности, которые существуют на любом предприятии. Таким составом мы работаем уже пять лет. У каждого бизнеса есть начало, хорошее время и финиш. Наше хорошее время пришлось на 2004–2006 годы. Потом ситуация на рынке стабилизировалась, пришлось придумывать что-то новое. Сейчас как раз такой период, когда мы отрабатываем новую технологию, хотим перейти к корпоративному питанию: делать обеды для производственных или любых других коллективов. Работники предприятия смогут получать обед, но штат поваров и персонал столовой им не понадобится. Если эта схема сыграет, сделаем шаг вперед. Просто за многие годы картина вкусовых предпочтений томичей стала меняться. Раньше покупали корейскую морковку, теперь вкусы другие, нам надо опережать их. Я считаю, наша фишка в том, что мы поставили бизнес на нормальные рельсы и все смогли сертифицировать. Получилось цивилизованно.

Честно говоря, я не очень понимаю, как можно бороться с конкурентами. Если ты видишь, что твоя продукция перестает пользоваться спросом, а люди переходят на другие направления, ты должен перестраиваться. Если не получается перестроиться, то на этом бизнес заканчивается. Борьба только в этом.

— Но вы пока свой бизнес закрывать не собираетесь? Все-таки это источник дохода, зарплата...

— В бизнесе надо быть готовым к тому, что все может закончиться завтра. Такие моменты у меня бывали. И тогда понимаешь, что за все сделанное не стыдно. Зарплаты у меня как таковой нет. Она минимальная. Все, что крутится, — крутится в бизнесе. Деньги нужны на новые проекты. Раньше все было проще, а сейчас цепочки длинные, только по прошествии нескольких месяцев можно сказать, куда развиваемся — вверх пошли или вниз. Можно изымать деньги из бизнеса, конечно, но я думаю, все бизнесмены уже привыкли, что как таковой зарплаты у них нет. Понятно, что бизнес делается ради денег. Тут есть передовики, а есть просто работяги. Они могут выделить сумму, если надо купить машину, но приоритетом всегда — бизнес.

— Понятно. Но, если приоритет — это бизнес, то что такое, например, ваш новый проект «Пространство М15», который к бизнесу имеет очень слабое отношение?

— Мы решили организовать образовательный клуб, площадку, полигон, как хотите. Это и будет «Пространство М15», где жители нашего города смогут обмениваться знаниями, умениями и навыками. Кто-то может учить, кто-то может учиться. Для начала у нас будет йога-зал, кулинарный зал и два конференц-зала, где будут проходить мастер-классы по фотографии, кино, журналистике. Есть задумки вести курсы по урбанистике, по организации городского пространства, по рисунку. Мы собираем творческих людей, у которых есть энергия и которым есть чем поделиться. Это та самая идея, которую мне давно хотелось реализовать. Дело в том, что мне нравится наблюдать за людьми, когда они делают первый шаг, развиваются в творческом направлении. Мне нравится, когда человек горит, ты ему предоставляешь площадку и он что-то делает. Да, не всегда получается, не всегда человек себя реализует. Но мне этот процесс близок.

У меня когда-то была глобальная идея, я хотел стать режиссером. Пищевой бизнес, я считал, — это простое земное занятие. А когда будет финиш, надо заняться чем-то творческим. И у меня была идея снимать фильмы. Я даже съездил на месячный курс по режиссуре. Захотелось Америку посмотреть, Голливуд, где фильмы делают, поехал туда. Приехал, посмотрел, поучился, все было здорово, но увидел, что это тот же самый бизнес. Устаешь так же. И я понял, что любое дело похоже на другое. Поэтому можно не заморачиваться, а к каждому делу подходить одинаково. Наверное, проект «Пространство М15» больше мне подходит. Но после этого «Мистер Хе» стал мне нравиться сильнее. Все получается правильно. В общем, создаем центр по изучению творческих способностей людей в искусстве, бизнесе, общении, научной деятельности. Хотим помочь людям найти свое поле развития. И поставить этот процесс на коммерческую, научную и творческую основу.          

У партнеров

    Реклама