Свое против завозного: пока проигрываем

Спецвыпуск
Москва, 23.12.2013
«Эксперт Сибирь» №1-4 (403)
Пищепром, химия, машиностроение — основные отрасли, потенциал импортозамещения в которых может стать основой для роста новых бизнесов, ориентированных на удовлетворение существующего внутреннего спроса

В импорте Сибирского федерального округа (СФО) традиционно преобладают три группы товаров. Во-первых, продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье. Во-вторых, продукция химической промышленности. В-третьих, машины, оборудование, в широком плане — транспортные средства. В прошлом году их импорт составил соответственно 10,6%, 31,1% и 34,6%, то есть свыше 3/4 от всего объема ввезенных товаров (см. графики 1, 2 и 3).

Тут стоит отметить, что таможенная статистика позволяет оценивать только тот объем ввезенных товаров, который был оформлен таможнями Сибирского таможенного управления (СТУ). Товары, ввезенные в СФО из других регионов России, статистика не разделяет на импортные и собственного производства. Очевидно, что объем импорта в 6,2 млрд долларов — 3,2% от общероссийского — не охватывает всей импортной продукции, потребляемой в Сибири. Если оценивать реальные объемы только импортных товаров народного потребления (ТНП), реализованных на рынке СФО в розничной торговле, получим сумму, превышающую 20 млрд долларов. Таким образом, региональными импортерами ввозится лишь небольшая часть товаров. Остальной импорт, потребляемый в российских регионах, в Сибири в том числе, ввозится узким кругом посредников, зарегистрированных в Москве, Московской области, Санкт-Петербурге и в меньшей степени на Дальнем Востоке. В основном это импорт электроники, машин, оборудования, комплектующих, ТНП, а также таких высоколиквидных товаров, как мясо и фармацевтическая продукция. Сырье производственного назначения, продукция сельского хозяйства — товары с гораздо меньшей ликвидностью по сравнению с теми, что реализуются в розничной сети — в основной массе ввозятся региональными импортерами.

Очевидно, что потенциал местного рынка достаточно высок и пока мало занят местными игроками. Проблема заключается в том, что после открытия рынка в начале девяностых отечественные товары не смогли выдержать конкуренции с импортными, а потому зарубежные производители легко завоевали свои места под солнцем. Российским бизнесменам приходится сейчас и еще долго придется в дальнейшем возвращать утраченные позиции. Это сложнее, но интереснее. Сложнее, потому что рынок кажется уже занятым под завязку. Интереснее, потому что на самом деле свободных ниш осталось еще достаточно. Государство должно оказывать организационное и административное содействие бизнесу в развитии импортозамещающих производств. Правда, например, в легкой промышленности наверстать упущенное будет непросто. Зато в сферах, ориентированных на обслуживание традиционных отраслей сибирской экономики, не все еще потеряно. Высокий потенциал собственного производства демонстрирует и пищевая промышленность.

Что мы едим?

За период с 2000 по 2010 год среднегодовой прирост импорта продовольственных товаров в Сибирь составил 9,9%, объем ввоза вырос в 2,2 раза. Если учитывать товары, оформленные при импорте таможнями СТУ, большая часть их объема приходится на овощи, фрукты, сахар и некоторые виды зерновых. Такая структура импорта носит объективный характер, поэтому от него нам не избавиться — кофе, какао-бобы, тропические фрукты в Сибири не вырастить (во всяком случае в промышленных масштабах). Лишь в некоторой степени такой импорт можно заместить по отдельным видам овощей. В остальном же в регионах Сибири существует экономически оправданная зависимость от импорта зерновых из Казахстана, фруктов из Китая и Средней Азии, сахара из Бразилии и с Кубы.

Безусловно, здесь не учтен импорт мяса, поступающий в СФО опосредованно из других регионов страны. Он регулируется Министерством сельского хозяйства РФ и осуществляется относительно небольшим количеством предприятий, имеющих соответствующие разрешения. Между тем критическая зависимость от импортных товаров существует именно в этой группе: потребление мяса в регионах заметно превышает показатели собственного производства, несмотря на то что оно в СФО с 2000 по 2008 год увеличилось в 2,6 раза. Так, в 2008 году (более свежих данных найти не удалось) объемы собственного производства мяса, мяса птицы и полуфабрикатов составили 565,4 тыс. тонн, импорт через таможни СТУ — 28,6 тыс. тонн, а объем потребления мясной продукции в СФО и вовсе — 1 368,7 тыс. тонн. Таким образом, 774,7 тыс. тонн (или 56,6%) было ввезено в Сибирь из других регионов РФ! При этом внутренний ввоз более чем на 90% состоит из поставок импортной продукции, оформленной в Москве и Московской области.

Становится очевидным, что государственная поддержка животноводства нуждается в совершенствовании. В ближайшее время потребности в мясе и мясопродуктах в СФО можно будет удовлетворить за счет наращивания производства свинины и мяса птицы. Развитие этих отраслей животноводства возможно при условии получения дешевого фуражного зерна. Так как корма составляют около 70% затрат, их цена определяет конкурентоспособность свиноводства и птицеводства. В целом движение в этом направлении происходит. В Алтайском крае и Новосибирской области, Томском регионе и Бурятии заявлено о реализации целого ряда крупных и средних инвестиционных проектов в сфере мясного животноводства. Но очевидно, для ощутимого снижения зависимости от ввоза мяса Сибири еще предстоит изрядно потрудиться.

Сибирь еще не скоро сможет полностью обеспечить себя мясом 030_expert-sibir_01-04_3.jpg
Сибирь еще не скоро сможет полностью обеспечить себя мясом

Потенциально возможные объемы производства позволят полностью удовлетворить потребности регионов округа в зерне, пищевые и технологические потребности в картофеле, обеспечить население овощами местного ассортимента и продуктами их переработки на 60–70% от рекомендуемой нормы, пол­ностью покрыть спрос населения на продукты животноводства (за исключением мяса и мясопродуктов, потребность в которых будет удовлетворена на 95–97%). Да и вообще сельское хозяйство Сибири в целом может стать крупным районом производства экологически чистых, высоко­качественных и безопасных для потребления продовольственных товаров, что даст им конкурентные преимущества как на местном рынке, так и за его пределами. В системе агропромышленного комплекса наиболее эффективны завершающие стадии: переработка сельскохозяйственной продукции и реализация готовых для потребления продуктов.

Для региональных производителей вопрос сохранения собственной ниши на продовольственном рынке СФО усложняется тем, что успешные предприятия рано или поздно переходят в руки федеральных компаний. С одной стороны, это означает приток инвестиций и модернизацию производства, с другой — происходит монополизация рынка. Единственный, пожалуй, плюс местных производителей — в возможности производить скоропортящиеся продукты. «Бизнес всегда занимался импортозамещением. Это основа его будущего. Вопрос в том, что мы будем заменять — продукт или технологии. Будем ли мы завозимую сегодня картошку заменять на свою, доморощенную, или же подумаем, как эту картошку, может быть, чистить, замораживать, выращивать по-другому», — говорит генеральный директор ЗАО «Сибкабель» (Томск) Дмитрий Васечко.

Наибольшую роль сельское хозяйство сыграет в Алтайском крае, где структура отрасли может быть максимально диверсифицированной. В других регионах специализация станет более узкой: в Омской, Новосибирской областях и Красноярском крае — производство основных продуктов питания (зерна, мяса, молока, яиц), в Новосибирской области — льняная отрасль, в республиках Бурятия и Тыва — овцеводство. Однако для повышения конкурентоспособности, расширения рынков сбыта и технологической модернизации сектора необходимо снижение транспортных издержек и совершенствование государственного регулирования рынков сельскохозяйственной продукции. К примеру, немаловажную роль в том, чтобы импортозамещающая продукция находила своего потребителя, играют розничные сети. Не всегда их требования обоснованы и равны для всех поставщиков. Речь идет в первую очередь о дискриминационной бонусной политике. «Входной бонус» в первую очередь исключает из состава поставщиков предприятия малого и среднего бизнеса. Неясно, насколько будет эффективна мера, прописанная в ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в РФ», которая обязывает сети предоставлять информацию об условиях отбора контрагентов на сайте в Интернете или по запросу. Региональным властям имеет смысл инициировать собственные законопроекты, стимулирующие местный пищепром и продвижение на продуктовый рынок продукции местных производителей. Правда, тут бы желательно не впадать в крайности и доходить до ограничения конкуренции. Необходимо предпринимать сбалансированные меры при проведении политики на региональных розничных продовольственных рынках.

Уроки химии

В импорте продукции химической промышленности ситуация достаточно стабильная: объем ввоза за названный период увеличился в 1,7 раза, среднегодовой прирост — 8,3%. В 2010 году объем импорта составил 1,9 млрд долларов, почти две трети этого объема приходится на ввоз из стран дальнего зарубежья, в основном это азиатские и ближневосточные производители нефтехимической продукции. Более 70% стоимостного объема импорта СФО составляют продукты неорганической химии, органические и неорганические соединения драгоценных и редкоземельных металлов. Из стоимости последних почти 90% приходится на глинозем. Основной импортер, понятное дело, ОК «Русал». Рынок глинозема является дефицитным. Ачинский глиноземный комбинат, сырьевую базу которого составляют Кия-Шалтырский нефелиновый и Мазульский известняковый рудники, обеспечивает около 1/5 потребляемого компанией глинозема. К тому же из-за глубокого залегания бокситов его себестоимость выше импортного.

Импорт продукции химической промышленности составляют также пластмассы и изделия из нее, лакокрасочные материалы, химические волокна и нити, катализаторы, шины — то есть продукция с высокой долей добавленной стоимости. Рост потребления в регионах СФО таких химических продуктов, как поли­этилен, полиэтилентерефталат, лакокрасочные материалы, синтетические моющие средства, волокна и нити, изделия из пластмасс, не удовлетворяется объемами собственного производства. Объяснения уже набили оскомину: устаревшее оборудование и технологии, а также высокая степень износа производственных мощностей. Кроме того, ассортимент продукции отрасли не отвечает современной структуре спроса даже на внутреннем рынке.

В химпроме возможностей много, но технологической базы недостаточно 030_expert-sibir_01-04_2.jpg
В химпроме возможностей много, но технологической базы недостаточно

С другой стороны, продукция химической отрасли, которая производится на территории СФО и поступает на экспорт, в недостаточной степени используется в производстве внутри самого округа. Рост внутреннего спроса на продукцию химпрома может быть стимулирован развитием лесопереработки, машиностроения, строительства и сельского хозяйства. Правда, стоит признать, что значительное увеличение производства химической продукции на базе существующих мощностей даже при условии их технологической реконструкции и полного обновления невозможно. Необходимо создание новых производств. Решить проблему дефицита первичного сырья поможет развитие газовой отрасли Восточной Сибири. Но в целом местные производители вполне могут рассчитывать на освоение регионального рынка, ведь конкурировать с импортом можно за счет отсутствия значительных затрат на перевозку по территории страны.

Специфика химической отрасли состоит еще и в том, что чем выше степень передела производимой продукции, тем больше расходы на энергию и затраты трудовых ресурсов. Поэтому здесь наиболее эффективны предприятия, входящие в различные интеграционные образования, которые гораздо легче могут привлекать инвестиции. Малый бизнес может прорасти в сопутствующих производствах. Катализаторы, компоненты, реактивы и другое малотоннажное сырье более эффективно могут производить малые и средние предприятия. Стратегия развития химической и нефтехимической промышленности России предполагает расширение сети малого предпринимательства до 2015 года, что позволит улучшить ассортимент товаров бытовой химии, лакокрасочных материалов, изделий из полимерных материалов и других продуктов, а также их качество и внешний вид (упаковку). Соответственно, создание новых качественных продуктов даст возможности для импортозамещения в отрасли.

Машиностроение: пациент жив?

Объем ввоза машиностроительной продукции увеличился более чем в четыре раза за рассматриваемый период, а средне­годовой прирост составил 19,1%. Наибольший объем импорта составляют товары следующих трех групп ТНВЭД: котлы, оборудование, механические устройства и их части (свыше 50%), средства наземного транспорта, кроме железнодорожного (около 15%), а также электрические машины и оборудование (более 10%). В первой группе преобладает ввоз горнодобывающих и строительных машин, очевидно, провоцируемый ростом в угольной отрасли в Кузбассе. Наибольший объем стоимости импорта второй группы составляют легковые автомобили и прочие моторные транспортные средства для перевозки людей. Что также очевидно, поскольку в Сибири просто нет собственных автомобильных заводов. В импорте третьей группы около половины обеспечивается ввозом угольных электродов, щеток, изделий из графита и других видов углеродов, применяемых в электротехнике, а также электрических трансформаторов и преобразователей.

Можно с уверенностью говорить о том, что импорт оборудования в ближайшее время продолжит свой рост. Техническая база действующих предприятий Сибири не отвечает задачам, стоящим перед экономикой региона. Износ мощностей составляет больше 60%, коэффициент обновления оборудования на протяжении многих лет не превышает двух процентов, средний возраст используемого оборудования — более 20 лет. Предприятия испытывают недостаток прогрессивных видов технологического оборудования. Рентабельность производств как гражданских, так и оборонных предприятий остается низкой, а соответственно, привлечение инвестиций затруднительно.

Автозаводов в Сибири нет — машины будем импортировать и дальше 030_expert-sibir_01-04_4.jpg
Автозаводов в Сибири нет — машины будем импортировать и дальше

Тем не менее традиционные отрасли машиностроения — энергетическое и электротехническое, станкостроение, приборостроение, химическое и нефтяное — необходимо развивать в том числе для производства импортозамещающей продукции, особенно для нефтегазовой отрасли и глубокой переработки сырья. «Самая главная наша проблема, это, безусловно, неоправданное использование в стратегических для нашей страны отраслях систем, комплектующих и приборов иностранного производства. Я вовсе не против импорта, тем более там, где он действительно необходим. Но представьте себе ситуацию, при которой в других отраслях, определяющих Россию как сверхдержаву, мы начнем впадать в зависимость от зарубежных комплектующих — их поставок и обслуживания. Нефтегазовый сектор здесь не исключение. Причем измерительная аппаратура — это, по сути, «нервная система» нефтегазовой отрасли, залог ее безопасного и бесперебойного функционирования», — говорит заместитель директора по развитию бизнеса ЗАО «Физтех» (Томск) Александр Макогон.

«Наихудшая ситуация в станкостроении. Мы в свое время проводили большую реконструкцию, но не помню за последние лет восемь, чтобы мы что-то серьезное по стоимости купили российского производства для обновления станочного парка. Все оборудование для литейного производства — импортное, все станки с ЧПУ для машиностроительного производства — тоже. И это понятно — просто нет предложения на рынке, которое может конкурировать с заграничными образцами», — сетует генеральный директор ОАО «Сибэлектромотор» (Томск) Константин Нотман.

Очевидно, первоочередной задачей является техническое перевооружение самого машиностроения, которое будет производиться на базе отечественной и импортной техники. По мнению заместителя генерального директора ОАО «СУЭК» Анны Беловой, «основной параметр, по которому стараются конкурировать отечественные предприятия — это цена. Но необходимо понимать, что затраты на оборудование неэквивалентны затратам на его приобретение — в расчет надо принимать весь жизненный цикл этого оборудования, куда входит не только срок службы, но и частота ремонтов. В итоге стоимость оборудования может составлять только 40% от стоимости жизненного цикла. Иностранные поставщики оборудования, как правило, осуществляют более качественный и быстрый сервис». Кроме того, по ее мнению, «в результате других «культурных» особенностей у российских машиностроительных организаций скорость внедрения новых разработок занимает годы, в то время как иностранные конкуренты затрачивают на аналогичные мероприятия месяцы. Быстрому внедрению, да и маркетингу, продажам оборудования способствует также наличие устойчивых связей машиностроения с инжиниринговыми компаниями. Взаимодействие с иностранным инжинирингом отечественным машиностроительным предприятиям не всегда удобно и доступно, а уровень отечественного инжиниринга достаточно слаб. Вот так миля за милей создается пропасть между отечественным и иностранным машиностроением и инжинирингом».

В машиностроительном комплексе Сибири традиционно большой вес имеют предприятия, относящиеся или ранее относившиеся к оборонно-промышлен­ному комплексу. Это прежде всего дает возможность качественно нарастить объемы производства высокотехнологичной продукции гражданского назначения, конкурентоспособной на внутреннем и внешнем рынках. Особую актуальность это приобретает для целого ряда регионов СФО, по структуре экономики не относящихся к экономически благополучным «сырьевым» субъектам Федерации, но обладающих значительными промышленным и научно-техническим потенциалами: Омской и Новосибирской областей.

Ситуация в отечественном машиностроении подтолкнула заводы СФО к объединению в машиностроительный синдикат, основной целью которого объявлено производство высокотехнологичного импортозамещающего оборудования. Программа получила название «Сибирское машиностроение». Со скрипом она реализуется, каждому региону прописана «своя» делянка: Новосибирская область — электротехническое машиностроение, Кузбасс — производство оборудования для угольной промышленности, Алтайский край — для АПК, Томская область — медицинское и точное машиностроение, Омская область — оборудование для ТЭК и транспортное машиностроение, Иркутская область — оборудование для строительства и ЖКХ, Красноярский край — для горнорудной промышленности, металлургии и лесопереработки. Тем самым планируется исключить межрегио­нальную конкуренцию за одну и ту же товарную позицию. При успешной реализации программы в первую очередь возможно сокращение и замещение импортных поставок горнодобывающей техники, строительных и дорожно-строитель­ных машин, котлов.

Несмотря на ряд спорных моментов, основное преимущество программы «Сибирское машиностроение» — наличие платежеспособных заказчиков, спроса на внутреннем рынке, по некоторым из подпрограмм отсутствие конкурентных производств на территории России. К тому же это первый опыт создания настолько масштабного регионально отраслевого объединения, в рамках которого организовываются производства импортозамещающей продукции. Правда, о прорыве говорить пока преждевременно. Но ведь и состояние отрасли таково, что простым лечением ей не поможешь — требуется хирургическое вмешательство. Возможно, спасет жесткий протекционизм. Так, недавно премьер-министр Владимир Путин объявил о скором закрытии российского рынка энергетического оборудования для иностранцев (по всем позициям, которые могут быть произведены внутри страны). Если учесть, что стоимость инвестпрограммы в энергетике страны, по данным Минэнерго, может составить 20 трлн рублей до 2030 года, протекционистские меры, заявленные премьером, могут существенно помочь отечественным машиностроителям.

Другой вопрос, что одними запретами рационализировать импорт и подстегнуть развитие импортозамещающих производств вряд ли получится. Действительно, государство декларирует особое внимание к развитию секторов, наиболее перспективных с точки зрения замещения и наращивания внутреннего спроса. В частности, речь идет о производстве продукции сельского хозяйства, строительстве жилья, пищевой и легкой промышленности, фармацевтике, автомобиле­строении, внутреннем туризме. Соотношение в структуре источников покрытия внутреннего спроса, согласно прогнозу, должно существенно измениться: если в 2008 году внутреннее производство обеспечивало около 50% внутреннего спроса, то к 2020 году будет обеспечивать свыше 76%. Но цель будет достигнута в том числе за счет стимулирования бизнес-активности в регионах. Без масштабного роста новых предприятий, модернизации действующих, реального сращивания инновационных проектов с массовым производством доля импорта даже в простейших отраслях еще долго будет оставаться значительной.

В подготовке материала принимали участие Владислав Михайлов и Александр Попов

Импорт продовольственных товаров в общем объеме импорта СФО с 2000-го по 2010 год
Импорт продукции химической промышленности в общем объеме импорта СФО с 2000-го по 2010 год
Импорт машин, оборудования и транспортных средств в общем объеме импорта СФО с 2000-го по 2010 год
Товарная структура импорта СФО в 2010 году

У партнеров

    Реклама