ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Сибирский лес для шведской мебели

2014
Фото: Любовь Лаврова

Как небольшая компания из Томской области за семь лет сумела стать поставщиком IKEA, отправляя свою продукцию, сделанную на турецком оборудовании, в Китай

Зырянский район по меркам Томской области — не самый большой. Его территория занимает лишь 1,26% от площади региона, а население — чуть больше 13 тысяч человек, из них 5 600 проживает в районном центре, а остальные расселились по 25 населенным пунктам, то есть деревням. Так и живут. Если верить историкам, то районный центр — село Зырянское — по известным данным, существует уже более 320 лет. Хотя местные жители предполагают, что намного дольше. В общем, родословной Зырянское может и с иными городами помериться.

Когда едешь сюда из Томска на юго-восток региона по слегка покрытой ледяной коркой трассе, понимаешь, что торопиться здесь смысла нет не только по соображениям безопасности. 120 километров в сторону Кемеровской области можно без особых проблем преодолеть за пару часов. И все это время пейзаж не меняется — поля и леса. В свое время в Зырянском районе работали более 200 колхозов. Сегодня осталось только 42 фермерских хозяйства, но зато, как утверждает местная власть, крепко стоящих на ногах. Район, что и говорить, с ярко выраженной сельскохозяйственной направленностью. Некоторые фермеры собирают по 28 центнеров зерна с гектара, некоторые успешно разводят породистых коров. Кто-то производит комбикорм, кто-то — мед. Тем удивительнее было услышать о том, что в районе уже давно работает лесоперерабатывающее предприятие, с которым серьезно дружит не кто-нибудь, а шведская IKEA.

Китайский синдром

— «Сибирьлес» — это наше предприятие, которое работает под эгидой IKEA. Поэтому такой серьезный контроль за происхождением и легитимностью перерабатываемой древесины, — коротко вводит в курс дела на подъезде к селу Зырянскому глава района Александр Флигинских. — Сначала они были небольшим предприятием, потом выкупили невостребованные площади и сейчас там развивают переработку древесины.

— А леса хватает? — интересуюсь. — У вас же под боком «Партнер-Томск» — гигант, который во всех лесных районах области лес заготавливает?

— Хватает, конечно, — глава настроен оптимистично. — В соседнем Тегульдетском районе расчетная лесосека — миллион кубометров. Наши в основном березу перерабатывают. Ее надолго хватит.

Пока подъезжаем к зданию предприятия, глава района успевает рассказать о новом проекте, который задумал «Сибирьлес», — взять в аренду одно из лучших озер муниципального образования, построить там комп­лекс для отдыха и там же начать развивать рыбное хозяйство. «Уже сделали водоем, запускается серебристый карп, белый амур. Надеемся, пойдет дело», — резюмирует Александр Флегинских.

В отличие от рыбного, лесное хозяйство в районе уже на подъеме. Такой вывод можно сделать, даже не переступив порог «Сибирьлеса». Широкий зеленый фасад с названием фирмы сам по себе оповещает о благополучном положении дел. Основу будущего благополучия начали закладывать с обустройства площадки. Для этого летом 2010 года в районном центре был приобретен земельный участок площадью в три гектара, на котором раньше располагался хлебоприемный пункт. Много лет он не действовал, поэтому материальная база пришла, мягко говоря, в плачевное состояние. Здесь установили оборудование и начали перерабатывать древесину. Говорят, когда Зырянский район в то время посетил экс-губернатор Виктор Кресс, он очень удивился, узнав, что в чисто сельскохозяйственном районе так серьезно начали развивать лесопереработку. К тому же без привлечения бюджетных средств — за счет иностранных инвесторов. В масштабный проект по созданию цеха глубокой переработки древесины в Зырянском китайские партнеры «Сибирьлеса» вложили более четырех миллионов евро. Как только линия заработала, пиломатериалы сразу пошли в Китай, где из них изготавливали изделия под торговой маркой IKEA. В 2010 году компания «Сибирьлес» отправила в Китай три тысячи кубометров сибирской древесины, в 2011 году — вдвое больше.

— Начиналось все в 2006 году. Изначально это была площадка, где мы работали на установленном китайском лесопильном оборудовании, — рассказывает директор ООО «Сибирьлес» Александр Новиков. — Так сложилось, что с самого начала нашего пути у нас был единственный партнер — это китайская компания «Сунь Юань», которая производила и производит продукцию под маркой IKEA. В 2010 году мы приобрели площадку одного из предприятий Зырянского района, началось перевооружение, организация производства. Тогда же оформили арендный участок и произвели сертификацию по системе FSC.

Собственно сертификация оказалась одним из важнейших моментов в жизни компании. FSC (Forest Stewardship Council, Лесной попечительский совет) — международная организация, которая разработала систему подтверждения экологической и социальной ответственности управления лесами. Знак FSC на древесине или на сделанном из нее товаре является подтверждением того, что продукция происходит из леса, в котором ведется экологически и социально ответственное лесное хозяйство.

— Аудит проводили специалисты из Дании, — продолжает Александр Новиков. — Нам необходимо было получить сертификат, который гарантирует, что наша древесина не «черная», заготовлена легально, не в ущерб природе и местным жителям. Перспективы после этого открывались огромные: мы могли выходить на любой международный рынок, быть конкуренто­способными на рынке Европы, где обязательное требование партнеров — прозрачность лесосырьевых ресурсов на всех стадиях производства. И самое главное — данная сертификация нам очень пригодилась для вхождения в программу сотрудничества с китайским представительством фирмы IKEA. Мы подтвердили, что у нас весь лес заготавливается с соблюдением закона, а это важный момент для компании IKEA, которая очень дорожит своей репутацией.

Мы выходим из кабинета директора и направляемся в цех, где монтируется новое оборудование. В глаза бросается портрет Ленина, скромно стоящий в уголке у двери. Директор смеется: «Один из турецких специалистов зашел в кабинет, показал на портрет и спрашивает: “Папа?” — Папа, говорю, папа».

От сырья к производству

Надо заметить, IKEA в то время сотрудничала только с китайскими партнерами. Через них возник интерес к российской компании. «Приехали к нам, начали вести переговоры, — в нескольких словах поясняет Александр Новиков. — Переговоры шли два года, и на сегодняшний момент IKEA предоставила нам инвестиции (около 1,5 млн долларов. — Ред.) для закупки оборудования турецкой фирмы. В планах — установка немецкого оборудования на котором мы будем делать уже мебельные компоненты для IKEA».

Кстати, последний этап выглядит уже куда более предпочтительным, чем поставка древесины в Китай. Это именно та самая областная задача, к решению которой удалось приблизиться «Сибирьлесу» — продавать не сырье, а готовый продукт. Или хотя бы полуфабрикат с новой добавленной стоимостью. После того как в декабре нынешнего года в Зырянском запустится новая линия, здесь будут не просто работать с сырьем, но и делать заготовки для шведской мебели. Она в виде разобранного конструктора будет отправляться в торговые точки России и мира.

Представитель IKEA, который приехал из Новосибирска, контролирует процесс пуско-наладки. Оборудование турецкой фирмы Istunkarli. Турецкие специалисты работают без суеты, но результат заметен. Линия уже практически готова. Всего на предприятии занято 70 человек — из них 16 граждан Китая, остальные — местные. По словам директора, с увеличением объема производства увеличится и число рабочих мест.

— Откуда китайцы? — спрашиваю, наблюдая, как в соседнем цехе, сотрудники из Поднебесной пилят бревна.

— Китайцы были устроены по квоте через миграционную службу, — поясняет Александр Новиков. — Мы оплачиваем им жилье, питание, проезд. Одному здесь вырезали аппендицит — был неимоверно счастлив. Потому что в Китае ему бы операция обошлась в два раза дороже, и он платил бы сам.

— Ну, а как они работают? Лучше русских?

— Конечно. Работают китайцы очень хорошо, делают в три раза больше, чем русские. Нацелены только на работу. Могут, например, за смену 25 кубометров напилить. Русские не могут. Тут сразу видно: люди приехали работать. Установка простая. Средняя зарплата у нас на предприятии около 16–18 тысяч. Китайцам мы платим чуть меньше, но им доплачивает компания, и они у нас практически на полном содержании.

— Планируете оставить? Не боитесь, что через пару лет село станет китайским?

— Продление визы, конечно, возможно. А китайской экспансии не боюсь.

Оставив китайцев в покое, двигаемся дальше. Во дворе аккуратно сложена березовая дощечка. Производственный участок  для собственной заготовки древесины «Сибирьлес» получил через лесной аукцион в аренду на 49 лет. Площадь участка — восемь тысяч гектаров. «Как таковая, береза мало использовалась до прихода китайских партнеров, — говорит Александр Новиков. — Береза есть, делали мониторинг — сырья достаточно, все просчитано».

— А как отправляете дощечку в Китай?

— В контейнерах лес идет в Томск, а потом по железной дороге, — поясняет директор. — Есть еще морской путь через Находку.

Александр Новиков настроен оптимистично. Погода подыграла, тепло — пусконаладку нового оборудования турецкие специалисты закончат вовремя. После этого предприятие будет выдавать 70 тыс. кубометров в год готовой продукции. «Так и получается — сначала пилили дощечку, потом стали делать шпон, а сейчас третий этап — глубокая переработка, — говорит директор. — Сейчас уже строим планы по использованию отходов — хочу сделать пилетное производство. Первоначально здесь были горы отходов, сейчас ими топят нашу котельную. Пилеты — другое дело, но для производства пилет тоже нужно оборудование».

Компания «Сибирьлес» начала свою деятельность в мае 2006 года в Зырянском районе Томской области. Основным направлением деятельности предприятия является производство пиломатериалов. Вместе с партнерами из Китая сотрудничает со шведской фирмой IKEA. «Сибирьлес» получил первый сертификат FSC в Томской области. Сертификат выдан органом по сертификации Rainforest Alliance на основе оценки, проведенной компанией «НЭПКон».

«Эксперт Сибирь» №5 (404)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама