Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Политика

Само выросло

, 2014

Итоги 14 лет работы Владимира Городецкого на посту мэра Новосибирска парадоксальны: город сделал гигантский скачок в развитии, но реальный вклад городской администрации в эти успехи оценить практически невозможно

В первый рабочий день нового года Владимир Городецкий и новосибирский губернатор Василий Юрченко вышли к прессе, чтобы за три минуты рассказать о ключевом для политической жизни региона событии. Оказалось, что 9 января Городецкий перестал быть мэром Новосибирска и стал вице-губернатором Новосибирской области. Досрочная отставка — третий срок истекал у Городецкого, занимавшего пост градоначальника с 2000 года, только в марте — перевела крупнейший город Сибири (и крупнейший муниципалитет страны) в состояние сжатой выборной кампании. Голосование пройдет 6 апреля; кандидатом «от власти», очевидно, станет первый вице-мэр Владимир Знатков, уже ставший «исполняющим обязанности». Не слишком известный среди горожан, он уже активно мелькает на экранах и проводит одно совещание за другим. «На помощь» ему отправлен Андрей Гудовский, до этого не успевший и года отработать министром регио­нальной политики в облправительстве. Первые громкие решения Знаткова — смена глав двух районных администраций и отмена строительства АЗС, вызывавшего протесты жителей.

Конкуренцию ему составят депутаты Госдумы Анатолий Локоть (глава новосибирского обкома КПРФ) и Илья Пономарев («Справедливая Россия», но на выборы идет в качестве самовыдвиженца — сбор подписей уже начат). А также, вполне возможно, бывший много лет первым замом Городецкого Андрей Ксензов, который с 2012 года занимал пост вице-губернатора области. На прошлой неделе он уволился «по собственному желанию», заявив, что не согласен с тем, каким образом в городе происходит смена власти. Свой открытый демарш он подкрепил заявлением на выход из рядов «Единой России» и уже получил поддержку партии «Родина», неформальным лидером которой считается вице-премьер Дмитрий Рогозин. По состоянию на конец прошлой недели горизбирком зарегистрировал уже 12 желающих стать мэрами. В списке есть пара безработных, ветераны Минобороны, механик, врач, общественники и др. Большая часть отсеется на этапе сбора подписей и других документов. Хотя новости о скандалах, связанных с именем лидера рок-группы «Коррозия металла» Сергеем Троицким («Пауком»), также сдавшим документы в избирательную комиссию, наверняка еще не раз промелькнут в жадных до пустых сенсаций СМИ.

Не собираясь копаться в перипетиях выборной кампании, «Эксперт-Сибирь» на данном этапе решил подвести итоги работы Владимира Городецкого мэром Новосибирска. Все же событие случилось эпохальное — пост покинул первый в истории XXI века градоначальник.

Хороший советский работник

Биография Владимира Городецкого — классический образец идеального карьерного продвижения в советско-партийной системе. Родился в Брянске, там же окончил, причем с красным дипломом, институт транспортного машиностроения. В начале 1970-х по распределению приехал в Новосибирск, где как передовик производства (уже в стройотряде Городецкий получил свою первую медаль — «За трудовое отличие») быстро сделал партийную карьеру: в 1983 году его выбрали вторым секретарем Первомайского райкома КПСС. В 1989 году он стал заместителем председателя горисполкома, по сути — вице-мэром. Затем был довольно туманный период работы коммерческим директором хлопчатобумажного комбината, располагавшегося в ставшем для Городецкого родным Первомайском районе (о деятельности этого предприятия известно немного, в частности, что оно контролировалось местными предпринимателями, часто переходило из рук в руки, а в 2000-х по-тихому обанкротилось). С производства Городецкий вернулся во власть — в 1996 году в то время бывший мэром Виктор Толоконский (ныне — полпред президента в Сибири) назначил его своим первым заместителем, директором департамента экономики, инвестиций и промышленной политики городской администрации.

В конце 1999 года Толоконский победил на выборах губернатора Новосибирской области — и Городецкий стал исполняющим обязанности мэра. Весной 2000-го при активной поддержке своего бывшего шефа он успешно прошел через первую выборную кампанию. С тех пор в Новосибирске, который большую часть девяностых жил в состоянии перманентной войны между мэром Толоконским и губернатором-коммунистом Виталием Мухой, наступила эра взаимопонимания между областной и городской администрациями. Этим принято было гордиться — в кругу городов, сотрясаемых традиционными конфликтами между мэрами и губернаторами, столица Сибири оставалась островком спокойствия и стабильности. Что в целом было неплохо, учитывая ведущую роль административного центра в структуре областной экономики и демографии: Новосибирск — это 70% областного населения, и более 80% экономики.

Самыми сложными выборами для Городецкого была кампания 2004 года, когда ему противостоял конкурент с не менее «городской» фамилией — местный медиамагнат Яков Лондон. После проигрыша он растерял свое прежнее влияние, а сильное и независимое телевидение в Новосибирске было ликвидировано (что до сих пор заметно отличает столицу Сибири от соседних регионов с частными телекомпаниями, от Красноярска и Томска, в частности). То был единственный случай, когда для победы Городецкому потребовался второй тур (см. график 1). Выборы 2009 года прошли настолько спокойно и предсказуемо, что стало казаться, будто политическая жизнь в городе замерла навеки. «Болото» заколебалось лишь в 2011 году, когда «Единая Россия» в Новосибирске проиграла КПРФ на выборах в Госдуму. Городецкий тогда обиженно заявил, что «не находит ответа, почему неадекватно людьми воспринимаются позитивные изменения».

В том заявлении нет ничего удивительного, ведь на поле публичной политики мэр никогда и не выступал в авангарде. А потому не то, чтобы был далек от народа (в чем его часто обвиняли); он просто занимался другими, приземленными, вещами. В годы, когда регионом руководил Виктор Толоконский, это было объяснимо — оставаясь де-факто его «замом», этаким вице-губернатором по делам города Новосибирска, Городецкий и не пытался соперничать с харизматичным и искушенным в политических играх «начальником». Когда губернатором стал Василий Юрченко, мэр тоже ни разу не покусился на ставшую уже привычной бюрократическую иерархию. Хотя на критику нового главы региона отвечал порой довольно жестко.

Эта фактическая «подчиненность» Городецкого ставит под вопрос самостоятельность многих принятых им решений, ведь целым рядом вполне себе городских вопросов так или иначе занимался и губернатор — от спасения строительного комплекса в годы кризиса до ликвидации «барахолки» или реформирования рынка наружной рекламы. Даже кадровые решения Городецкого не всегда были его решениями — достаточно вспомнить назначение вице-мэром Александра Солодкина-младшего, с 2010 года пребывающего в СИЗО и все еще ожидающего суда по многочисленным обвинениям в преступной деятельности. Этот скандальный эпизод, кстати, самого мэра так и не затронул; на прощальной встрече с журналистами в январе этого года он вспомнил, что «дело Солодкиных» (схожие обвинения предъявлены и отцу бывшего вице-мэра, Александру Солодкину-старшему) все эти годы «мешало морально работать».

Пожалуй, единственным местом, где Городецкий мог выглядеть полноценным политиком, была Ассоциация сибирских и дальневосточных городов (АСДГ), президентом которой он являлся. О том, чтобы сделать Новосибирск городом федерального подчинения (о чем недавно в отношении Екатеринбурга заявил мэр этого города Евгений Ройзман), Городецкий, конечно, никогда не заикался. Его предложения звучали скромнее и ограничивались поправками в Налоговый кодекс, которые могли бы, к примеру, перераспределить в пользу муниципалитетов поступления от налога на прибыль. Также он критиковал сложившееся распределение полномочий, по которому города, где концентрируется человеческий капитал, формируется и реализуется инновационный потенциал, лишены полномочий в научно-промышленной политике. К значимым политическим решениям Городецкого последних лет можно отнести и объединение администраций трех районов Новосибирска в единую администрацию Центрального округа. Но странная конструкция, при которой у трех сохранившихся районов появился один руководитель, на остальные семь городских районов так и не распространилась. Зато с этого года всем районнным администрациям вернули бюджеты — пусть и мизерные, но тренд к децентрализации очевиден. «Как мне кажется, в отличие от многих своих коллег Городецкий отчетливо понимал необходимость новых городских стратегий для страны и обновленной модели управленческой культуры муниципальных менеджеров. Но разве поменяешь все это в одночасье? Когда ломать приходится и сверху, и снизу?» — задается вопросами академический директор Центра социологического и политологического образования Института социологии РАН Александр Согомонов.

Крепкий хозяйственник

Сам Городецкий, впрочем, себя политиком никогда и не считал; как и большинство коллег, все эти 14 лет он поддерживал трудно переводимый на другие языки образ «крепкого хозяйственника», этакого «отца города». Об этом можно судить, в том числе, и по критериям, по которым Городецкий оценил свои достижения на посту мэра — в последнем отчете об итогах работы за 2013 год перед депутатами и в прощальном обращении к жителям. Итоги, по его собственным словам, противоречивые: «Но самое главное, все эти годы город не останавливался в развитии. Динамика роста, конечно, менялась, но всегда была положительной».

Ярче всего этот тезис доказывает бюджет города, который сегодня является самым крупным по размеру среди всех муниципалитетов: с примерно пяти миллиардов руб­лей в начале двухтысячных он вырос до 39 млрд в году прошедшем. При этом более 24 млрд руб­лей в этой сумме, по словам Городецкого, составляют собственные доходы, а не перечисления из вышестоящих бюджетов. «Мы грамотно управляем нашими ресурсами — землей, имуществом, — говорил экс-мэр на прощальной встрече с журналистами в январе. — Вообще, я уверен, ФЗ-131 стал судьбоносным законом, он свою миссию выполнил по полной программе. Сегодня расходные полномочия на текущую деятельность в органах местного самоуправления обеспечены полностью, где есть пробелы — это от собственной неорганизованности». Правда, по относительным показателям доходы бюджета на одного жителя в Новосибирске вполне обычные — почти такие же, как в Екатеринбурге или Хабаровске, и меньше, чем в Красноярске (см. график 7 на стр. 16). Однако было бы лукавством оценивать мэров только по этому показателю, скорее, следует сказать спасибо стабильно растущей на сырьевой ренте экономике.

Сам Городецкий свой вклад в постоянный рост городского бюджета не преувеличивает. А главными достижениями на посту мэра считает разработку и утверждение Стратегического плана устойчивого развития Новосибирска на период до 2020 года, внедрение в управленческую практику норм федерального закона о местном самоуправлении (Новосибирская область в 2005 году стала одним из двух «пилотных» регионов по реализации ФЗ-131, в целом по всей стране закон стал действовать в полную силу с 2009 года), а также создание системы территориальных органов самоуправления (ТОСов) на районном уровне. Остальные успехи, по мнению Городецкого и его коллег, таковы. Первое — рост численности населения. Второе — высокие темпы ввода жилья. Третье — строительство крупных объектов инфраструктуры — третьего моста через Обь, двухуровневых развязок, станций метрополитена, а также ряда объектов поменьше, вроде футбольного манежа «Заря» или нового планетария. Сюда же отнесем и строительство социальной инфраструктуры. «Господин Городецкий сказал, что построено 16 детских садов. А в Красноярске, где бюджетная обеспеченность выше — всего семь садов, в Омске — один за два года. Есть с чем сравнивать», — подчеркивал на прощальном отчете мэра депутат Андрей Андрейченко.

В своем послании к горожанам Городецкий выделил и еще два результата. Это стабильно работающая «коммуналка», которая «бесперебойно снабжает теплом дома горожан, не подводит нас в самые сильные морозы». И с этим не поспорить: крупных аварий, которые пережили некоторые другие города страны, в Новосибирске действительно не было. И еще один результат: «Коман­да, которая работала со мной все эти годы» при поддержке «горожан — людей активных, неравнодушных, любящих свой город».

Попытаемся проанализировать эти результаты, не претендуя, естественно, на истину в последней инстанции. Для анализа динамики развития Новосибирска мы взяли статистику Росстата за последние семь лет по пяти провинциальным мегаполисам. Кроме Новосибирска это соседние миллионники — Омск и Красноярск, а также уральская и дальневосточная «столицы» — Екатеринбург и Хабаровск. При этом в анализе участвуют не «валовые» показатели, а результаты, сбалансированные на одного жителя города. Поскольку, хотя Новосибирск и выдает второй среди муниципалитетов страны результат по строительству жилья, следует помнить, что этот город — крупнейшее по количеству населения муниципальное образование России.

Больше людей

Особый предмет гордости мэрии — рост численности населения, общее количество которого уже превысило 1,5 млн человек, что делает Новосибирск крупнейшим мегаполисом за Уралом. «Два года назад, впервые с 1992 года, уровень рождаемости превысил смертность, и эта тенденция по предварительным итогам 2013 года не просто сохранится, но и усилится. Очевидно, что это закономерный результат масштабных вложений последних лет в социальную инфраструктуру города», — говорил Городецкий еще в декабре. А положительная динамика миграции, по его словам, определяется тем, «что Новосибирск остается городом, привлекательным для получения образования, ведения бизнеса, поиска работы, это обеспечивает приток в город молодых активных людей и квалифицированных кадров, во всяком случае, тех, кто выбирает гражданство России».

Однако рост численности населения в меньшей степени определяется действиями мэрии — просто Новосибирск как крупнейший образовательный, научный, торговый, транспортный и много еще какой центр в Сибири автоматически «стягивает» на себя человеческий капитал с более депрессивных территорий. Аналогичные процессы питают и многие другие агломерации, сильнее всего они проявляются, конечно, в Москве; антропологическое сжатие пространства в России давно идет по собственным траекториям и законам. Кроме того, городская демография связана и с общенацио­нальными процессами: страна вошла (и скоро выйдет) в фазу естественного прироста населения, вызванную тем, что в детородный возраст вошло поколение «бума рождаемости» конца 1980 годов. Поэтому естественный прирост демонстрируют не только Новосибирск, но и куда менее развитые территории (см. «Русский полумесяц» в «Эксперте-Сибирь» № 1–4 за 2013 год).

Поэтому более интересный показатель — общие коэффициенты рождаемости и смертности. Они показывают, насколько интенсивны в городе убыль и прирост населения относительно всего количества жителей. Так вот, по коэффициенту рождаемости Новосибирск уступает всем взятым в расчет городам, кроме Омска (см. график 2). А по смертности выигрывает только у Красноярска с его не самой лучшей экологией.

Среднемесячная зарплата за январь–сентябрь 2013 года в Новосибирске составила 31,6 тыс. руб­лей, в полтора раза превысив уровень 2009 года. При этом уровень официально зарегистрированной безработицы — около 0,6% — стабильно ниже среднероссийского показателя. Высокая концентрация населения при таких официальных доходах определяет позитивную динамику в секторах, ориентированных на потребительский спрос. В прошлом году мэрия с гордостью рапортовала, что по количеству торговых площадей на душу населения город превзошел даже Москву. Специалисты, впрочем, добавили ложку дегтя в эту бочку меда, отметив, что по площади качественного ритейла Новосибирск пока что существенно отстает от двух столиц и даже от Екатеринбурга. Неудивительно при этом, что основной объем инвестиций в городе (более 110 млрд руб­лей по итогам 2013 года) концентрируется в секторе строительства. Однако в пересчете на душу населения показатели инвестиций, прямо скажем, выглядят неважно (см. график 5).

Больше квадратных метров

Объем ввода жилья за последние четыре года стабильно превышает 1 млн кв. метров (по итогам 2013 года — почти 1,2 млн). В начале эпохи Городецкого цифры были в четыре–пять раз меньше (примечательно, что в последние годы «стройку» мэр курировал лично). Динамика действительно поражает: с середины двухтысячных это почти постоянно растущая кривая, которая просела только в кризис 2009–2010 годов (см. график 3). Правда, в последнее время не такая впечатляющая — только по итогам 2013 года Новосибирск вышел на показатели большие, чем до кризиса. Хотя среди «регио­нальных столиц» город по этому показателю незначительно уступает только Екатеринбургу (см. график 4).

Правда, жилищное строительство в основном ведется на крупных площадках комплексной массовой застройки — по сути, клонах советских микрорайонов, «трущобах XXI века». Сопоставимое с жильем количество «квадратов» вводится ежегодно и в секторе коммерческой недвижимости — город буквально зарастает торговыми и офисными центрами. Горожане сетуют на беспощадность никуда не девшейся точечной застройки (офисные здания и элитные высотки порой втыкаются там, где, казалось бы, и камню упасть негде). А специалисты — на территориальные дисбалансы: новые коммерческие «квадраты» концентрируются в центре, при этом в отдаленных Советском и Первомайском районах нет даже кинотеатров.

К тому же причины и строительного бума стоит искать не столько в грамотной политике мэрии (хотя именно при Городецком в городе был принят новый Генплан и утверждены правила застройки), сколько в тех же столичных и агломерационных бонусах. Плюс и в том, что развитие строительного комплекса, играющего одну из ведущих ролей в структуре экономики всего региона, активно стимулирует и правительство области — ведь основной массив жилья и коммерческой инфраструктуры возводится именно в административном центре. «Как ни крути, главное наследие Городецкого — это закрепление за городом уникального бренда «Новосибирск — глобальный хаб». Если его не поддерживать творчески, не развивать и не продвигать, он быстро забудется и перестанет приносить городу финансовую и символическую капитализацию», — считает Александр Согомонов.

Больше мостов и развязок

Достижение третье: строительство инфраструктуры. В городе появились новые детские сады и школы, ремонтировались больницы и бассейны, запускались фонтаны, открывались парки и т.д. Почти 850 млн руб­лей только в прошлом году были вложены в комплексное благоустройство внутриквартальных территорий, программой было охвачено почти 800 дворов и проездов. Стартовала и программа по расселению ветхого и аварийного жилья, по которой до конца 2015 года будет расселено 308 многоквартирных домов (с 2004 по 2012 годы было расселен всего 261 дом). Скепсис со стороны местных застройщиков, неохотно скупающих участки с обременениями, городу сыграл только на руку — в него впервые зашел столичный девелопер, компания «СУ-155», которая выкупила крупный участок в Октябрьском районе, где должна будет снести 44 ветхих дома и построить взамен новый микрорайон.

Впрочем, и в эту бочку меда можно внести ложку дегтя. Так, детские сады действительно сдавались в прошлом году умопомрачительными темпами. Но, в то же время, очередь детей в дошкольные учреждения с 2006 года выросла в 5,5 раз — до 47,7 тыс. человек в 2013 году. Это показывает, что к демографическому буму город оказался не готов.

Сравнивать города по развитию дорожной инфраструктуры также сложно, длиной мостов и километрами дорог здесь не обойтись. Городецкому нельзя отказать в способности эффективно осваивать федеральные ресурсы: так, именно Новосибирск ставили в пример другим миллионникам, которым в свое время были выделены знаменитые «дорожные миллиарды»: за счет тех средств были расширены основные магистрали, построены пешеходные мосты и т.п. В сентябре этого года должен быть сдан в эксплуатацию третий мост через Обь, планируется завершить и строительство крупных двухуровневых развязок — таких объектов в городе не возводили с советских времен. Новосибирск не останавливал и строительство метрополитена, единственного за Уралом, — при Городецком были открыты три новых станции.

Но, как признал сам экс-мэр, «транспортные проблемы не решить каким-то одним уникальным способом, тут нужно действовать комплексно». Пробок в городе меньше пока действительно не стало, а потому логика некоторых строек туманна. Например, сданная в конце прошлого года развязка на Южной площади стоимостью 1,5 млрд руб­лей. Как сообщил «Эксперту-Сибирь» на условиях анонимности источник на факультете бизнес-информатики СГУПС (в частности, их специалисты разрабатывают для Новосибирска транспортную модель), оценка влияния развязки на транспортную ситуацию была проведена уже на конечном этапе строительства. «Оказалось, что проблему она не решает, сама ее идея была изначально неправильной, основанной на неверных данных о транспортных потоках. Но было уже поздно», — говорит он.

Нельзя сказать, что в мэрии не понимали — погасить огонь бензином не получится. Хотя в городе и существуют стратегические документы по развитию транспорта, математическая модель, позволяющая оценить то или иное решение на конкретных цифрах, появится только в сентябре этого года. По словам вице-мэра «по транспорту» Валерия Жаркова, стоимость такого программного обеспечения — 16 млн руб­лей. Возможно, после этого действия городской администрации в секторе инфраструктуры перестанут концентрироваться на многомиллиардных мегастройках, а станут учитывать и тактику «малой крови» — возможно, существуют дешевые точечные решения с эффектом большим, чем у развязок.

И это — существенное упущение Городецкого. Действующих стратегических документов, а не деклараций о намерениях, за период его руководства в Новосибирске так и не появилось. Впрочем, как и в подавляющем большинстве других муниципалитетов. «У города нет внятной стратегии развития, хотя есть Стратегический план устойчивого развития и «каскад управляющих документов», — резюмирует экономист Максим Марков. — Но никому не понятно, что должно быть создано, как выглядеть и как функционировать в определенный перспективный период. Отцы города не определились даже с экономической и инвестиционной стратегиями. Создается полное ощущение, что в городе просто поддерживается то, что развивается само (и что само, если не мешать, дотянет до отчетов), и вынужденно реализуются неотложные дела, за провал которых не похвалят (например, введение более миллиона «квадратов» жилья в четвертом миграционном эпицентре страны и решение в нем транспортных проблем)».

Без аварий и порывов

Достижение четвертое: стабильно работающая «коммуналка». Для любого мэра — «крепкого хозяйственника» — это ключевой козырь. Парадокс, правда, в том, что любой мэр может влиять на ЖКХ, по большому счету, только на словах: за каждый этап коммунальной услуги отвечает конкретная ответственная компания, которая и устраняет проблемы в случае их возникновения, иногда — под чутким контролем чиновников. «Это только образ «хозяйственника». По большому счету, на муниципальное хозяйство и экономику мэр и мэрия влияют слабо», — говорит доцент кафедры государственного и муниципального управления Сибирского института управления — филиала РАНХиГС Максим Зенков.

Но и упущением Городецкого это считать неправильно — ему, как и любому мэру, система досталась такой, какая есть. Например, в Новосибирске коммунальные сети сейчас изношены на 70%, и это произошло явно не за 14 лет правления бывшего мэра. Заслуга Городецкого и его команды в том, что они действительно не допустили ухудшения ситуации. Все эти годы стабильно развивался оставшийся муниципальным «Горводоканал», а еще в начале 2004 года тепловые сети были переданы в управление совместной с «Новосибирск­энерго» компании — ОАО «Новосибирск­гортеплоэнерго». На уровне всей страны такая практика стала распространяться лишь недавно. «Давайте видеть хорошее. Мы не замерзли ни в один год. Да, у нас есть проблемы, есть аварии, но, так или иначе, — у нас тепло, когда морозы минус 40. Это чья-то заслуга. Я думаю, мэра — в том числе. У нас дороги стали лучше, по ним можно ездить. А если даже взять город-герой Волгоград, то там только на танках», — говорил в интервью порталу «Тайга.инфо» депутат областного Законодательного собрания Николай Мочалин.

Городецкому нельзя отказать и в умении извлекать уроки из ошибок — так, мощные снегопады прошлого года, вынудившие власти в спешке организовывать многочисленные снегоотвалы, подвигли мэрию на закупку снегоплавильных машин. В перспективе от складирования снега чиновники вообще планируют отказаться. Правда, «плавилки» почему-то покупаются в Канаде — владелец местного машиностроительного завода «Труд» Юнус Ислямов уже заявил, что это преступление: «Мы изготавливаем и успешно продаем гораздо более сложные комплексы для добычи золота. Уверен, что создать снегоплавильную машину для нашего проектного института, изготовить ее на нашем заводе вполне по силам. При этом цена была бы несопоставимо меньше, чем у иностранной, плюс — сервисное обслуживание, которое стало стандартом для предприятия».

На новом месте работы Владимир Городецкий займется проектом Новосибирской агломерации. Но это — другая тема, которую в бытность мэром — по понятным причинам — он особенно вниманием не удостаивал. В любом случае, два грядущих месяца покажут, насколько разным политическим коман­дам удастся консолидироваться вокруг того или иного кандидата в мэры. А после 6 апреля станет ясно, как именно город будет развиваться в средне­срочной перспективе. Перспектива очевидна: если Новосибирск готов и хочет стать «глобальным» городом, его администрация должна превратиться из жилищно-коммунальной «управляющей компании» с размытыми функциями в «дирекцию по развитию». Образ «крепкого хозяйственника» новому мэру придется корректировать — время пришло. «Городу нужен действительно новый мэр. Человек,  который будет хотя бы способен на понимание перспективного многовекторного развития крупнейшего регио­нального центра в российской Азии, человек, имеющий способности облечь это в непротиворечивую и сфокусированную стратегию. Городу нужен лидер. Лидер, способный сконцентрировать усилия сообществ, даже противостоящих друг другу», — уверен Максим Марков.         

«Эксперт Сибирь» №6 (405)

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Дать рынку камамбера

    Рынок сыра в России остается дефицитным. Хотя у нас в стране уже есть всё — сырье, поставщики оборудования и технологии

    Струйная печать возвращается в офис

    Обсуждаем с менеджером компании-лидера в индустрии струйной печати

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама