ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Политика

Эпикуреец в горах

2014

Итоги восьмилетнего правления Александра Бердникова в Республике Алтай противоречивы. Но конкретных претензий в области развития территории (зарплата, инвестиции, рост производства) ему не высказывают даже оппоненты. Что неудивительно — пожилой силовик «с земли» объективно оказался на удивление успешным губернатором

Вопрос, кто встанет во главе Республики Алтай (РА) по истечении второго губернаторского срока Александра Бердникова, стал самым актуальным в СМИ сразу же после новогодних каникул. Вопреки массе медийных и экспертных прогнозов, Кремль в январе сделал ставку на действующего главу региона. До сентября этого года он проработает исполняющим обязанности главы «малого» Алтая, получая таким образом «благословение» федерального центра на участие в первых за долгие годы губернаторских выборах в республике. Свое участие в них Бердников уже подтвердил.

Сообщество экспертов, СМИ и оппозиционеров, весь прошлый год провозглашавшее «Дни Бердникова сочтены!», оказалось неправо. Почему? Логика Кремля объяснима: сочетание опоры на объективные факторы состояния маленькой горной республики и сложившиеся отношения так называемых «силовиков» с бывшим генералом МВД. Но давайте посмотрим объективно, чего добился Александр Бердников к финалу своего второго срока управления территорией? Хотя оппозиция в РА любит и умеет «кошмарить» Бердникова, характерно, что никаких конкретных претензий в области развития территории (зарплата, инвестиции, рост промышленного производства) она ему не предъявляет. Неудивительно — пожилой «силовик» объективно оказался на удивление успешным губернатором.

Достижения

Доставшаяся ему в управление Республика Алтай — реально крайне проблемная территория, развитие которой десятилетиями тормозилось, особенно в период вхождения в состав Алтайского края. Удаленность почти на 500 км от Транссиба. Последнее место в Сибири по зарплате (стабильно занимаемое РА до 2004 года). Отсутствие промышленности (за исключением маленьких рудников, малой сельхозпереработки и коммуналки в Горно-Алтайске). Полное отсутствие собственной генерации (в этой ситуации регион даже не имеет стандартного сегодня энергокольца для крупных по площади территорий и весь снабжается электроэнергией по одной нитке от проблемного Бийского энергоузла). В единственном 60-тысячном столичном городке — Горно-Алтайске — нет ТЭЦ, авиасообщения (аэропорт не использовался с девяностых), железной дороги (завозить кузбасский уголь КамАЗами приходится по единственной федеральной автотрассе — куда-нибудь на монгольскую границу в Кош-Агачский район). Плюс наличие двух непростых нацио­нальных общин — алтайцев (37%) и казахов (6%). Такова была картинка на старте правления Бердникова, в 2005 году, когда он сменил на посту оскандалившегося «агрария» Михаила Лапшина и был «назначен» главой по вступившей тогда в силу схеме (в 2002 году Бердников участвовал в выборах главы РА, но занял на них шестое место).

За два срока коман­да Бердникова тихой сапой сумела решить целый ряд этих казавшихся неразрешимыми проб­лем. По средней зарплате Республика Алтай стабильно (с отрывом в 10–25%) теперь обогнала свою бывшую «метрополию», Алтайский край. Восстановлен и вполне динамично развивается (порядка 40 тыс. пассажиров по итогам 2013 года) аэропорт в Горно-Алтайске, выигравший в нелегкой борьбе многолетнее неформальное соревнование за инвестора и пассажиропотоки в Алтайские горы с аналогичным по классу аэропортом Бийска, расположенном лишь в 90 км. Обсуждающийся уже около века вопрос о продолжении до Горно-Алтайска железной дороги от Бийска, правда, не решен (и не факт, что ее плюсы перекроют потенциальный ущерб для экологии: наиболее вероятное ложе для трассы вдоль долины Катуни), однако постоянно поднимался и активно прорабатывался.

Чрезвычайно важным для перспектив развития республики представляется и то, что при Бердникове был приведен в порядок и во многом перестроен на режим четырехрядного движения находящийся в «малом» Алтае отрезок Чуйского тракта (федеральной автотрассы М-52) — по крайней мере, в зоне основного трафика: до выхода дороги из Катунской долины. В итоге была расширена активно развивающаяся в респуб­лике туристическая зона — за счет территории ранее довольно депрессивного Онгудайского района. Нельзя сказать, что туда теперь массово едут туристы, но строительство под них уже началось, да и недвижимость в тамошних селах последние пару лет продается довольно активно и дорого.

Повышение качества трафика по М-52 — задача номер один для РА. Бердников не умеет красиво говорить об этом (да и вообще к нему в полной мере относится пословица «иногда лучше молчать, чем говорить»), но именно при нем республиканская часть дороги мало-помалу системно была выведена на более высокий уровень. Сибиряки, особенно из крупных городов, все сильнее хотят жить в более благоприятных условиях. Расположенные в относительной близости предгорья и горные долины «сибирской Швейцарии», с их нетронутыми ланд­шафтами, чистыми реками и озерами, лучшими в России экологическими рейтингами, в ближайшие десятилетия явно станут (и уже становятся) местом расположения десятков и сотен коттеджных поселений горожан. Единственное, что сдерживает взрывное развитие этого потенциала (основного для РА), — все еще ужасное состояние М-52, преимущественно на 160-километровом участке от Барнаула до Бийска. Но это уже вотчина Алтайского края.

Откуда деньги?

Встает вопрос — откуда в бедной Респуб­лике Алтай берутся деньги? Бердникову за два срока удалось добиться, пожалуй, одного из самых высоких в Сибири показателей бюджетной обеспеченности: по объему расходов бюджета на душу населения он примерно втрое выше аналогичного показателя в соседнем Алтайском крае. Скептики скажут — так ведь это за счет федеральных трансфертов! Действительно, это так. Но, с другой стороны, возможности губернатора добиться ассигнований из Москвы и удерживать их от поползновений местных желающих — дорогого стоит. Впрочем, и по объему собственных доходов бюджета (на душу населения) показатели РА выше чем, скажем, в Алтайском крае. Далеко не в три раза, но — ощутимо выше. Неплохо выглядит в Республике Алтай и показатель валового регио­нального продукта. По последним данным Росстата (за 2011 год), РА с ее 128 тыс. руб­лей на душу населения, безусловно, находится ниже сибирских лидеров — например, соседнего Кузбасса (269 тыс. руб­лей). Однако республика опережает другую «нацио­нальную республику» Туву (109 тыс. руб­лей) и вплотную подходит к показателям Алтайского края (139 тыс. руб­лей).

Главу РА любят и умеют критиковать. Это довольно легко. Человек он необщительный, без городского лоску (хотя, конечно, за годы работы главным федеральным инспектором и губернатором заметно продвинулся в этом плане), и при этом не трудоголик. Ну и вообще — периодически сопровождаем, как бы сказать, разного рода бытовыми историями в стиле шукшкинских персонажей. Но эффективность губернатора ведь определяется не количеством отработанных в кабинете часов, а финальным уровнем жизни подман­датного населения, объемом привлеченных средств в бюджете и инвестиционной привлекательностью территории. Последнее, очевидно, является самой главной заслугой Бердникова — точнее, его команды. Республика Алтай за эти два губернаторских срока стала в Сибири подлинным инвестиционным Эльдорадо. В отдельные годы инвестиции в РА росли в полтора раза (по итогам 2013 года — 11,7 млрд руб­лей, плюс 13,2% к предыдущему году). В итоге этот показатель (в расчете на душу населения), по последним данным Росстата, в РА почти в полтора раза выше, чем в Туве (в отдельные годы — например, в 2011 году — эта разница достигала почти трехкратного значения). Правда, тут стоит отметить, что в радиусе 500 км от Горного Алтая — несколько миллионов населения, а от Тувы до ближайшего крупного города — тысяча километров по не самой лучшей дороге.

Спецификой алтайских инвестиций при этом является их преимущественно бюджетное происхождение — от половины до двух третей их в последние годы обеспечивает бюджет (в том числе, федеральный). Так, в 2013 году бюджетное происхождение имели 45,8% инвестиций. В развитых сибирских регионах инвестиции такого типа крайне малы — например, в Кузбассе лишь 10,6% инвестиций имели бюджетное происхождение. Однако для малых и отстающих сибирских регионов (той же Тувы) бюджет в качестве основного источника вложений в последнее десятилетие стал нормой. Качество таких инвестиций ощутимо ниже частных — в силу сопровождающей их коррупции и низкой компетентности исполнителей. Здесь достаточно вспомнить ряд скандалов вокруг «мега-проектов» в Республике Алтай — типа протекающего искусственного озера для туристов в Катунской долине. Проблемой является и то, что инвестиции подобного типа в любой момент могут быть навсегда прекращены. А местный и сибирский бизнес пока не готовы обеспечить аналогичные потоки вливания в перспективный, но еще инфраструктурно слабый регион.

Коррупция? Безусловно. Но в РА не видно и никаких крупных холдинговых структур, действующих под крылом того или иного губернатора в других регионах Сибири — вроде холдинга «Сибирский деловой союз» в Кузбассе. Безусловно, вопросы могут вызвать позиции утвердившегося в республике новосибирского ОАО «Сибмост», однако эта компания лишь строит мосты и дороги, а также успешно развивает аэропорт Горно-Алтайска — и в местную политику принципиально не лезет.

Расположенные в относительной близости предгорья и горные долины «сибирской Швейцарии», с их нетронутыми ландшафтами,чистыми реками и озерами, в ближайшие десятилетия станут местом расположения десятков и сотен коттеджных поселений горожан 028_expert-sibir_10.jpg
Расположенные в относительной близости предгорья и горные долины «сибирской Швейцарии», с их нетронутыми ландшафтами,чистыми реками и озерами, в ближайшие десятилетия станут местом расположения десятков и сотен коттеджных поселений горожан

При этом рост инвестиционной привлекательности республики имеет еще два значимых последствия. Первое касается примерно тех двух третей населения РА, которое попало в туристически освоенные районы. Помимо стабильной самозанятости и устойчивого заработка «на туристах» они получили свой «кусочек» инвестиционного бума, в частности, в виде значительного роста стоимости недвижимости. За последнее десятилетие цены на квартиры в скромном Горно-Алтайске превысили аналогичные показатели в являющемся естественным экономическим центром Горного Алтая крупном наукограде Бийске (традиционно все каналы снабжения и РА, и той части Горного Алтая, которая находится за ее пределами, завязаны на Бийск — товары, электроэнергия, связь. Михаил Лапшин просто жил в Бийске несколько лет и ездил в Горно-Алтайск губернаторствовать каждый день). А стоимость сельской усадьбы где-нибудь в долине Катуни поднялась до пары сотен тысяч долларов, что сравнимо с хорошей квартирой в любом из российских мегаполисов (кроме столицы). При этом домик в не менее живописных, но не освоенных туристами предгорьях Алтая (например, в Горной Колывани) может обойтись десятикратно дешевле.

Есть и ошибки

Впрочем, делать из этого безапелляционный вывод, что с точки зрения интересов жителей Республики Алтай действующий здесь губернатор заслужил третий срок, нельзя. Коман­да Бердникова за два срока расслабилась, «зазвездилась», стала совершать глупые ошибки, при этом прежняя динамика показателей стала замедляться. Так, уже в 2011–2012 годы реальные денежные доходы населения стабильно снижались (индексы — 95,1% и 98,7%). А в 2013 году ускорили падение, снизившись к прошлому году до 89,9%. Да и среднюю зарплату по региону от последнего места по Сибири на финал 2013 года отделяет уже едва 10% (в более благополучные периоды этот разрыв достигал 25%). Поэтому венчающий данные процессы вывод Минрегиона о том, что по показателям развития в 2013 году РА оказалась в тройке худших регионов России, не оказался неожиданным для внимательных наблюдателей.

Торможение экономических показателей к концу второго срока — явление банальное. Странно было бы ожидать иного. Но, дополненное регулярными скандалами и ошибками в политической сфере, оно показывает, что потенциал нынешней команды близок к исчерпанию. А груз этих ошибок на сегодня достаточно тяжел. Это и положившая основу отрицательной медийной репутации Бердникова история с гибелью полпреда президента Александра Косопкина во время браконьерской вертолетной охоты на архаров, и скандалы вокруг проблемных инвестпроектов («дача Путина», протекающее искусственное озеро). Большой урожай отрицательных публикаций в либеральной прессе собрал и недавно завершившийся судебный процесс Бердникова против якобы угрожавшего губернатору психически больного журналиста-бомбиста Макарова.

Многие в РА полагают, что региону в качестве губернатора сегодня на пользу пошел бы молодой продвинутый «варяг» — со знанием современного мира, экономики, жизни в больших городах. Тем более что серьезной альтернативы Бердникову внутри республики не видно. К тому же команду Бердникова можно упрекнуть во многом, но никак не в заигрывании с националистами. В целом губернатору все два срока удавалось удерживать ситуацию в сфере межнацио­нальных отношений под контролем. Отношения между русским большинством и составляющей чуть более трети населения РА «титульной нацией» — алтайцами, конечно, не безоблачны. В Горно-Алтайске отмечались случаи молодежных драк с этническим подтекстом, турфирмам хорошо известны алтайские нацио­нальные села, куда во избежание конфликтов лучше не посылать туристические группы. Но в целом все это находится на периферии реальной жизни и вполне регулируемо банальными полицейскими методами. Столичный город вполне безопасен, а серьезных инцидентов в сфере туризма не происходило годами (единственный серьезный скандал здесь — зверское убийство семьи путешествующего по горам журналиста из Омска — однозначно не имел этноподтекста).

Довольно эффективно «разруливала» коман­да Бердникова и наиболее болезненный узел нацпроблем, еще с XIX века сложившийся на юге Республики — в местах совместного проживания алтайцев и крупной общины казахов-мусульман. Регулярные инциденты здесь были связаны как с конфликтами соперничающих за власть и ресурсы кланов малых народностей и казахов, так и с активной пропагандой ислама — в том числе, с участием запрещенных в России структур (например, конспиративно базирующимися в Новосибирске эмиссарами «Таблигиджамаат»). Но ни один инцидент не дошел до фазы открытого противостояния общин, что по нынешним временам можно считать едва ли верхом «административной грации» курирующих конфликты чиновников.

Возможно, отчасти им помогало то, что в РА возникла реальная смычка между политиками, претендующими на роль либеральной оппозиции, и этнонационалистами. Ряд московских либералов (в частности, из «Мемориала»), в стиле «поддержки борцов за свободу» из кавказских республик начала девяностых, сейчас периодически выступают в местных СМИ в защиту свободной пропаганды ислама. А позиционирующие себя как приверженцы традиционных культов (шаманизм или бурханизм) молодые активисты этнических алтайцев нашли себе друзей и партнеров среди местной организации «РПР-Парнас». Вообще, национальная проблематика для этих оппозиционеров — своего рода ахиллесова пята (так, их неформальный лидер — издатель Сергей Михайлов — некоторое время назад едва не был привлечен к ответственности за антиармянский (!) лозунг на митинге).

В итоге оппозиция в РА сегодня молода, голосиста, имеет хорошие позиции в СМИ и активно использует модную антикоррупционную тему. Но многие в республике, как мне кажется, не верят в реальный антикоррупционный потенциал оппозиционеров, опасаются «молодых тигров» (неформальное имя, которое получили в РА молодые политики из числа этнических алтайцев) и готовы скорее мириться с действующей властью, чем испытывать судьбу на дорогах возрождения алтайского этнонационализма. Похоже, что и Кремль сегодня (видимо, осознавая опасность параллели с «кавказской матрицей» времен Ельцина) также твердо держит курс на то, что для обеспечения спокойствия в сложном и интересном ему регионе им должен управлять русский националист (насколько таковым может быть карьерный чиновник). А Александр Бердников, несмотря на все свои недостатки, возраст, «двойки» в рейтингах и снижающуюся эффективность, Кремлю понятен, удобен в качестве партнера и рассматривается как гарант стабильности (прежде всего, в нацио­нальных и религиозных конфликтах) в регионе, интересном для столичных групп влияния своим рекреационным потенциалом.

В этой связи очень велик шанс на то, что не имеющий существенной поддержки в ряде крупных групп населения глава РА в сентябре вновь будет проведен на этот пост — невзирая ни на какие репутационные издержки и падение легитимности новой администрации. Помешать этому может лишь появление на выборах еще одной понятной Кремлю кандидатуры — тогда в Москве с интересом понаблюдают за дракой и продолжат работать с победителем. А «генерал» Бердников с не меньшим удовольствием пополнит ряды своих коллег-эпикурейцев, отправившись на ПМЖ, скажем, в свою любимую Италию.

«Эксперт Сибирь» №10 (409)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    Самозанятым помогут заявить о себе

    Альфа-Банк первым представил мобильное приложение для самозанятых

    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама