Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!
Политика

Так и сказал: «мерзость»

2014
Фото: Виталий Волобуев

Общественный совет при Минкульте Новосибирской области провел экспертизу памятников регио­нального центра. Итоги неутешительны. Объекты, которые должны «цементировать» городское развитие, часто делаются в угоду сиюминутным интересам отдельных лиц

«То, что сейчас происходит в городе с памятниками, — это то же самое, что юмор в стиле Петросяна. Людям нравится, но профессионализма мало», — кратко описывает результаты работы Общественного совета при Министерстве культуры Новосибирской области архитектор Татьяна Тайченачева. Недавно по ее инициативе силами ряда членов совета была проведена общественная экспертиза памятников, скульптур и монументов на территории Новосибирска и его города-спутника Бердска.

Тенденции оказались противоречивыми. С одной стороны, налицо тренд на «приближение» памятников к людям: на смену монументальным советским композициям приходят уютные европейские городские скульптуры — так называемые «контактные памятники». С другой стороны, большинство из этих памятников сделаны непрофессио­нально, уверяют архитекторы. Это исследование общественников, насколько нам известно, — первая подобная инициатива на территории Сибири. До этого городские памятники комплексно не исследовали нигде. Конечно, результаты Новосибирска нельзя автоматически проецировать на другие города: слишком разные у них подходы в организации городского пространства. Однако многие выводы представляются симптоматичными и универсальными. Главный из них — «цена» памятника в городе ныне мала, и его появление больше не является общегородским общественным событием. Города, по существу, лишаются «верстовых столбов» на пути своего развития.

Много всего хорошего

«Тема качества памятников, скульптур, монументов беспокоит меня давно. Если раньше, в советский период, установить памятник по чьей-то инициативе было сложно, фактически невозможно, то сейчас, напротив, совершенно отсутствует действенный механизм отсева инициатив. Реализуется все, а в результате никто не несет ответственности за облик города в целом», — говорит Татьяна Тайченачева о своей инициативе инспектирования новосибирских памятников.

В совете при регио­нальном Минкульте, в который вместе с нею входят порядка 40 человек, работу по экспертизе проводили около десяти членов. Выглядело это просто. Эксперты-общественники разбили город и пригороды на зоны, и каждый из них в буквальном смысле слова обошел закрепленный за ним участок. В результате появился десяток отчетов, которые затем переформатировали в итоговый документ — своего рода, манифест новосибирских архитекторов о качестве городских памятников.

Однако прежде чем перейти к выводам архитекторов, заметим: все нижесказанное не будет означать, что в Новосибирске совершенно нет положительного опыта организации монументов и памятников. Напротив — некоторые объекты уже готовы тиражировать соседние города. «Так, относительно недавно в аэропорту «Толмачёво» установили композицию покорителям Сибири. Она городская, масштабная, хорошо сделанная. Сейчас копию ее хочет получить себе, кажется, Омск», — рассказывает Тайченачева.

Другие положительные примеры содержатся уже в отчетах отдельных авторов, с которыми ознакомился «Эксперт-Сибирь». Например, верстовой столб с отметкой «3336-я верста» на площади имени Ивана Трубникова. Таких в России, помимо этого столба (кстати, украшающего обложку этого номера), всего два — в Москве и Владивостоке, на конечных точках Транссибирской магистрали. «Объект спроектирован и построен по правилам: «культурный и исторический контекст — идея — проект — благоустроительные мероприятия на площадке памятника — установка памятника». В Новосибирске это — редкое исключение. В этой цепочке отсутствует обсуждение проекта с жителями города. Но и это имеет основание: памятник ведомственный — РЖД», — отмечается в документах Экспертного совета.

И так далее. Например, положительно оценивается еще один «железнодорожный» памятник — единственный сохранившейся пролет железнодорожного моста, построенного через Обь в районе будущего Новосибирска в конце XIX века. «Хорошо сделанная конструкция — произведение искусства. Очень здорово, что такой памятник есть в Новосибирске. Это его достойное украшение!» — восхищается Татьяна Тайченачева.

Монументы, призванные отмечать вехи в развитии города, теперь демонстрируют рекламу 012_expert-sibir_13.jpg Фото: Виталий Волобуев
Монументы, призванные отмечать вехи в развитии города, теперь демонстрируют рекламу
Фото: Виталий Волобуев

Без комплексов

Другое дело, что не всегда хорошая идея памятника вписывается в окружающее его пространство. Например, рядом с Новосибирской консерваторией стоит памятник композитору Михаилу Глинке (что логично, ведь, помимо прочего, его именем названо учебное заведение). Однако сразу за памятником начинается Аллея связистов — также само по себе хорошее начинание компании «Ростелеком». «Но два этих разноплановых объекта совершенно несуразно соседствуют друг с другом. Так, Аллея связистов не вписывается в городское пространство ни по материалу, ни по жанру, ни по цветовому решению», — говорит один из членов общественного совета, председатель правления Центра семейного образования и воспитания Наталья Артемова.

Но самый вопиющий пример, когда задуманное не соотносится с окружающей действительностью — это памятники русским писателям, установленные на пересечении названных их именами улиц с главной городской магистралью Красным проспектом: это Крылов, Достоевский, Гоголь. Таково мнение авторов общественной экспертизы. Этот проект начали реализовывать несколько лет назад. Скульптурной частью памятников занимался Александр Бортник — специалист, в мастерстве которого, похоже, не сомневаются даже его критики. Именно он и сделал первый памятник серии — бюст Достоевского.

Если представить себе этот бюст безотносительно к окружающему пространству, как бы в вакууме, то в его качестве сомневаться не приходилось бы, а вот в получившейся композиции есть масса изъянов, уверена председатель Фонда «Сибирский Вернисаж» Анна Наволоцкая. «Рекламные билборды над головами скульптур своими размерами, тяжеловесностью уничтожают скульптуру. Ансамбль памятников дополняется грубыми сварными тазиками вертикального озеленения, ярко характеризующими вкусовые пристрастия «городского головы», а также исполнительское мастерство местных коммунальных служб. Дорожные знаки и огоньки светофора дополняют этот дивный ансамбль!» — живописует она в своем отчете.

Хотели как лучше

Следующую группу памятников из отчета кратко можно охарактеризовать так: людям нравится, специалисты против. Речь идет о так называемых «контактных памятниках», которые приходят в современные города, заменяя собой привычные неприкасаемые монументы. Суть контактного памятника проста: он устанавливается без постамента и, как правило, делается удобным для контакта с прохожими — в самых разных целях, скорее всего, понятно, художественных.

Один из таких памятников был установлен весной 2011 года около Центрального рынка Новосибирска. Как раз тогда проходил ребрендинг этой площадки, недавно доставшейся «Марии-Ра», и новым собственникам нужны были яркие образы: новый логотип, новое оформление окрестных территорий. Так, в частности, вместо архаичных киосков и старого асфальта вокруг рынка появилась качественная дорожная плитка, а также памятник процессу торговли. О нем и речь.

«Большие компании, крупные торговые центры сегодня нередко хотят получить в качестве рекламы какую-то фишку, которая привлекает внимание, с которой захотят сфотографироваться люди. Идея — в том, чтобы проходящим мимо скульптуры было просто весело», — объяснял главную особенность этого и других подобных памятников автор проекта скульптор Эдуард Добровольский. «А муниципалитет любит такие памятники, потому что на них ничего не нужно тратить, а затем можно приехать на открытие и заявить, что «установка памятника произошла в рамках программы по облагораживанию внешнего вида Новосибирска». К тому же, это вроде как действительно освежает улицы и нравится людям», — рассуждает Анна Наволоцкая. Однако у архитекторов есть претензия к этому памятнику — он предельно реалистичен. То есть, повседневная сцена никак художественно не переработана и, следовательно, имеет минимальное культурное значение. «Мы пригласили к оценке сторонних экспертов, в частности, архитектора Алексея Дьякова. Он назвал это просто — «мерзость», — заключает Наволоцкая.

Аналогичным образом архитекторы оценивают, к примеру, композицию «Счастье строится», подаренную городу ГК «Белый аист». Скульптуру в виде гнезда и сидящих в нем аистов облюбовали молодожены, однако архитекторы непреклонны: «Скульптурная группа не масштабна месту расположения. Мелкая пластика, ажурность самой скульптуры и других элементов композиции делает ее малозаметной. В вечернее время композиция растворяется на фоне архитектурного окружения». Наконец, как говорит Татьяна Тайченачева, не всегда удачны даже памятники, которые сделаны в полном соответствии с монументальными традициями.

В начале марта 2012 года в мэрии было принято решение о сооружении в Новосибирске памятника императору Александру III. Памятник решено было поставить на набережной реки Оби около железнодорожного моста. Открытие памятника состоялось ночью, с участием классических коллективов Новосибирска. И на этом, уверена Татьяна Тайченачева, уникальность памятника заканчивается. «Это помпезный памятник с провинциальным решением окружения: например, с грубоватыми фонарями и деталями благоустройства. Памятник не масштабен месту, он крупный для той площадки, на которой находится. Возможно, он был рассчитан на его обзор с магистрали из окна автобуса или автомобиля. Я часто езжу на машине мимо памятника, но увидеть его мне не удавалось, так как здесь очень напряженная ситуация на дороге и, следовательно, небольшое время для обзора», — описывает она ситуацию.

Кутузов. Оптом, с доставкой

Но самый вопиющий случай, по мнению архитекторов, — это установка в прошлом году бюста фельдмаршала Михаила Кутузова около новосибирского Дома офицеров. Это было помпезное открытие, на которое съехались полпред Виктор Толоконский и теперь уже бывшие губернатор Василий Юрченко и мэр Новосибирска Владимир Городецкий. Красная дорожка, оркестр, речи — патриотическому настрою способствовало все.

«Когда мне достался для экспертизы этот памятник, я подумала, что это будет самая скучная работа. Но оказалось, что там скрывается очень интересная история», — начинает рассказ Анна Наволоцкая. Дело в том, что мастерская, изготовившая памятник — это общественная организация «Аллея российской славы», расположенная в городе Кропоткин Краснодарского края. Руководитель с говорящей фамилией — Михаил Сердюков. Однако ничего криминального в деятельности «Аллеи» нет — просто они предлагают школам, воинским частям и другим аналогичным учреждениям бюсты великих людей в массовом исполнении. Согласно сайту организации, здесь можно заказать бюст героев от Александра Невского до Василия Шукшина.

«Сам памятник они изготавливают бесплатно. Однако есть условие — нужно заказать у них пьедестал за 120 тысяч, а также оплатить доставку, — рассказывает Наволоцкая. — То есть, это типовой низкокачественный проект, который клепают на потоке. Материал — композитные пластиковые материалы. Пьедесталы — типовые. Они украшены либо высказываниями об этом деятеле, либо стихами Пушкина, если это Пушкин. Сделано грубо и некрасиво. Такие памятники появляются в школах, воинских частях — там, где необходимо по небольшой цене создать соответствующий антураж. Но вопрос в том, почему в Новосибирске они появляются в престижном месте и открываются с такой помпой».

«Говорят, что история бюста Кутузову была такова. В Москве на Поклонной горе к 200-летию Отечественной войны с Наполеоном установили этот памятник. Однако быстро поняли, что это дешевка. Его нужно было куда-то девать. Так памятник и оказался в Новосибирске. По случаю прикупили. Но это ведь профанация, в том числе и грандиозный пиар за 120 тысяч около типового низкокачественного сооружения», — заключает Татьяна Тайченачева.

Просвещенный мэр-архитектор

Как уже можно догадаться, Экспертный совет в своем заключении ставит неутешительный диагноз ситуации с памятниками в целом. Первое — «несоответствие скульптуры контексту городского пространства, смешение стилей, несочетаемость материалов скульптурных объектов, расположенных на одной площадке, отсутствие ансамблиевости в монументальном оформлении улиц и площадей». Второе — «заметное повышение активности коммерческих организаций в установке памятников, иногда сомнительного художественного качества». Третье — «отсутствие архитектурного проекта благоустройства площадок размещения памятников и фонтанов, подмена архитектурного ресурса коммунальным». И так далее, всего около 10 пунктов.

Решение проблемы авторы отчета видят в зонировании территории города. «Нужно четко разграничить пределы желаемого и разрешенного. В своем дворе житель города может ставить почти любые малые формы. Но нельзя с таким же подходом лезть на центральные улицы города», — объясняет суть подхода Анна Наволоцкая. В главной, центральной зоне предлагается устанавливать скульптуры преимущественно посвященные «выражению символической политической идеологии, конкретным историческим событиям или личностям, определенной тематике». Причем, «даже при необходимости размещения в этой зоне декоративной скульптуры она должна быть монументального характера, масштабного замысла».

На этом месте важно немного приостановиться. Дело в том, что памятник, как ни крути, — действительно есть выражение некой идеологии. Возьмем два больших памятника Антону Чехову в сибирских городах Томске и Красноярске. В обоих Чехов был проездом, но только Томск ему категорически не понравился, а Красноярск поразил воображение: «Красноярск красивый интеллигентный город; в сравнении перед ним Томск свинья в ермолке и моветон». Говорят, поэтому томичи обиделись и через столетие поставили на набережной Томи карикатурный памятник Чехову с надписью: «Антон Павлович глазами пьяного мужика, лежащего в канаве и ни разу не читавшего «Каштанки». Напротив, памятник на набережной Енисея монументален, а в надписи на нем цитируется сам писатель: «Какая полная, умная и смелая жизнь осветит со временем эти берега!». Как говорится, почувствуйте разницу.

В обоих памятниках налицо идея и ее воплощение вплоть до деталей. В связи с этим ко многим новосибирским памятникам и возникает резонный вопрос — что хотел сказать автор (сказанное, конечно, не означает что в Красноярске и Томске все идеально)? И отчетное «установка памятника произошла в рамках программы по облагораживанию внешнего вида Новосибирска» уже не поможет — необходимо предъявить идеологию. Но именно с этим и видится проблема. «Я посмотрела биографии наших мэров — бывших и будущих. У них повсеместно техническое или экономическое образование. Но чтобы быть мэром крупного города, недостаточно быть инженером. Город — это не только гнилые трубы и уборка снега, это еще и визуальная красота, профессионализм градостроителей», — считает Татьяна Тайченачева.

Конечно, для архитекторов идеальным вариантом видится Стамбул, который вот уже несколько лет возглавляет доктор архитектуры Кадир Топбаш. «Но это вовсе не означает, что все города должны возглавлять архитекторы. Просто если человек в чем-то не является компетентным, то он обычно спрашивает совета специалиста», — замечает голландский архитектор Иван Невзгодин (см. «Как сделать из смокинга шорты»). Пожалуй, добавить к этому и нечего.

«Эксперт Сибирь» №13 (412)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Время фиксировать ставку

    Ставки по депозитам продолжают стремиться вниз. На них давит и низкая инфляция, и снижающаяся маржа банков. В этой ситуации Альфа-банк предлагает 7% по накопительному счету

    КАРТА ПУТЕШЕСТВИЙ

    Банк начал продажи кобрендинговой карты AlfaTravel, которая позволяет не только копить мили, но и получать целый комплекс услуг в путешествии. С помощью этой карты Альфа-банк рассчитывает дополнительно привлечь обеспеченных клиентов

    Хорошая крыша не роскошь

    Из тысячи обследованных крыш в построенных зданиях - лишь два процента не нуждаются в ремонте крыши

    Как компании повышают престиж рабочих профессий

    Дефицит рабочих специальностей в регионах – давняя проблема российской промышленности. Сегодня компании сами задают новый тренд в развитии экономики – повышают привлекательность рабочих профессий

    Современная программа лояльности: трансформация

    Неценовые активности помогают ритейлерам "встряхнуть" рынок. Сеть продуктовых магазинов "Магнит" - запустила новую программу лояльности "С любовью от Роналдиньо"


    Реклама