ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Экономика

Парк на вырост

2014

Промышленно-логистический парк Новосибирской области по инфраструктуре перерос возможности инвесторов. Это не значит, что деньги были потрачены впустую. Скорее, нам уже стоит наблюдать за ударными темпами освоения этой площадки со стороны бизнеса

Новосибирская область, Толмачевский сельсовет, поселок Красномайский. Добраться можно на электричке, до безымянной остановочной платформы «3 307 километр». Рядом — озеро Моховое. Там можно ловить рыбу, но купаться не рекомендуется. Когда-то здесь были поля, но они настолько запущены, что молодая поросль на них уже сменилась крепкими березами.

Еще несколько лет назад на этом можно было поставить точку. Площадка, на которой с 2007 года с той или иной степенью успеха развивался проект Промышленно-логистического парка (ПЛП) Новосибирской области, долгое время представляла собой именно чистое поле, а инфраструктура, инвесторы и частные вложения уютно располагались в толстых кипах бумаг чиновничьих кабинетов. Все изменилось буквально на глазах. Теперь ПЛП — это одна большая строительная площадка, география инвесторов шокирует, а фамилии архитекторов заставляют учить европейские языки. Проект, как и предупреждали классики, переходит из стадии «слепого» инвестирования, когда результаты вложения денег не очевидны, в стадию бурного роста. Правда, за его развитием успевают немногие.

Карфаген должен быть

Как и в любой истории, здесь есть две стороны: хорошая и плохая. Начнем с последней. Итак, в апреле 2014 года, после семи лет государственных инвестиций, депутаты Законодательного собрания Новосибирской области предложили продать Промышленно-логистический парк как антинародный проект, изъяны которого, как им кажется, «всем давно известны». Решение казалось им очень эффектным: регио­нальный бюджет в кризисе (дефицит уже около 15 млрд руб­лей), а тут как раз есть ПЛП, который строится уже много лет, а результатов никаких не показывает. То ли дело детский сад: вложил сотню миллионов руб­лей — и за полгода виден реальный результат, который заметен избирателям ежедневно. А смотреть, что там получилось из Промышленно-логистического парка, поедет не каждый, и совсем не важно, какие прибыли сулит проект региону в будущем. «ПЛП настолько дискредитировал себя в глазах жителей области, что для развития проекта из бюджетных денег не следует выделять ни копейки», — резюмировала депутат Вера Ганзя. Кстати, это был ее последний день перед переводом в кресло депутата Госдумы на место Анатолия Локтя, избранного мэром Новосибирска.

Эту историю можно было бы и забыть, если бы в конце мая врио губернатора Новосибирской области Владимир Городецкий не поручил создать рабочую группу, которая займется «вопросом приватизации промышленно-логистического парка». «Чтобы мы получили больший доход от приватизации, продажи акций», — процитировало слова Владимира Городецкого ИТАР-ТАСС.

Парадокс ситуации в том, что «приватизировать» ПЛП невозможно. Управляющая компания парка — это открытое акционерное общество, акциями которого владеет другое ОАО — «Агентство инвестиционного развития Новосибирской области» (АИР), которое, в свою очередь на 100% принадлежит региону. «То есть, согласно гражданскому законодательству, УК «ПЛП» является частной компанией, — резюмирует гендиректор АИР Виктор Балала. — Но дело даже не в этом. Бизнесу чаще всего девелоперские проекты не интересы даже в такой стадии, когда все уже запущено. В результате нам могут, например, предложить цену в один миллиард руб­лей, притом что бюджет вложил сюда около пяти миллиардов. И кто даст санкцию на такую невыгодную сделку?»

Но дело, конечно, не только и не столько в Гражданском кодексе. На своем старте развитие проекта не получило должной динамики. Парк был образован еще в 2007–2008 годах постановлением тогдашнего губернатора региона Виктора Толоконского. Участок для реализации проекта был выбран как нельзя более удачно: аэропорт «Толмачёво» расположен в шести километрах, железная дорога и федеральная трасса «Байкал» и вовсе непосредственно примыкают к площадке. Строительство объектов планировалось провести в две очереди, к концу 2011 года здесь должны были сложиться все условия для реализации восьми проектов с общим объемом инвестиций 20 млрд руб­лей и количеством рабочих мест не менее пяти тысяч человек.

Однако время шло, а проект только обрастал новыми разоблачающими проверками Контрольно-счетной палаты региона, критикой депутатов, но самое главное — в ПЛП действительно долгое время просто нечего было показать. Но тем временем площадка ПЛП стремительно менялась.

Новая стратегия

— Будете шагать, как хозяин? — спрашиваю Виктора Балала, когда тот выходит из микроавтобуса на недавно построенную бетонную дорогу в самом сердце Промышленно-логистического парка. «Сердце» бьется — только с этой точки видны три строительные площадки, на которых орудуют рабочие и тяжелая техника.

— Нет, за заборами этих площадок — частная собственность инвестора. Наша только дорога, распределительные подстанции и иная инфраструктура, — объясняет он. И в самом деле: за все время нашего пребывания на площадке ПЛП за забор стройплощадок мы не заходили. И даже перед двухэтажным домиком, в котором располагается строительный департамент УК «ПЛП», охранник возбужденно бегал вокруг микроавтобуса и просил поскорее убрать его от главного входа. На стройке как на стройке.

Дорога, на которой мы стояли, еще не окончена. Обочины нет — еще строится. Поэтому разворачиваться нужно аккуратно. Но эта дорога — зримое воплощение резкой смены курса создания ПЛП, которое произошло со сменой менедж­мента в управляющей компании. Суть этого поворота проста. Долгое время с самого момента создания ПЛП инициаторы проекта думали, что только под госгарантии поддержки и строительства инфраструктуры на площадку (в то время — «чистое поле» в самом радикальном варианте) будут заходить инвесторы, которые после подписания всех документов и должны были строить дороги–ЛЭП–канализацию хозпособом. Исключение из этой схемы составлял лишь только один инвестиционный проект, для которого инфраструктура строилась с привлечением средств областного бюджета. По новой стратегии, принятой вскоре после того, как Виктор Балала возглавил управляющую компанию парка в конце 2010 года, вначале нужно было построить опорную инфраструктуру с решающим участием государства и затем вместе с выходом резидентов на площадку строить распределительные сети.

Если ПЛП до этого «поворота» не любили, то теперь стали любить еще меньше. Шутка ли: на буксующей площадке за счет средств бюджета они собирались строить дороги, подстанции, канализацию, тепловые сети, ведущие фактически в никуда. «Да, мы действительно рисковали, — соглашается Балала. — В этом смысле другие индустриальные парки находились в куда более выигрышном положении. Скажем, в Калуге было принято политическое решение о том, что на площадке будет вот такой перечень якорных арендаторов. И всем сразу было понятно, какая нагрузка точно станет потребляться в сетях, сколько это даст денег и сколько можно смело инвестировать в инфраструктуру. У нас такого не было. Но вариантов существовало всего два: либо долго собирать инвесторов и потом строить инфраструктуру — это на практике нереально. Либо строить опорную сеть в расчете на перспективных резидентов. Так мы и поступили».

Тепло, электричество и система канализации в ПЛП позволяют заводам быстро вступать в строй 014_expert-sibir_25.jpg
Тепло, электричество и система канализации в ПЛП позволяют заводам быстро вступать в строй

Опережая события

С тех пор большинство объектов действительно строится «на вырост». Например, ливневая канализация, проект которой нынешний менеджмент заказывал заново: прежний проект просто не справлялся бы с нормальным стоком воды с площади двух тысяч гектаров. Новый проект во­очию виден на площадке в виде внушительного размера ям рядом с дорогой — это резервуары, в которых во время паводка поток воды концентрируется, а затем постепенно уходит в канализацию.

Это и сама система канализования стоков. Комплекс очистных сооружений находится не на площадке «Б», которая на нынешний день осваивается активнее всего, а на перспективной «А» (наименование шло с севера на юг по карте, а потому осваиваются площадки как бы наоборот, не по порядку). От нее очищенные стоки отправляются в расположенную неподалеку реку Чик.

Это и железная дорога. По проекту она закольцована на площадке ПЛП, однако пока резиденты в основном пользуются автомобильным транспортом, а потому рукава железной дороги тянутся по границам застраиваемых площадок, образуя тупики. Правда, они тоже не пустуют. Пока ПЛП не может обеспечить необходимую загрузку, специализированный оператор, созданный УК «ПЛП» и одной из логистических компаний, берет на отстой вагоны с ближайшей железнодорожной станции «Чик».

Затянуть пояса

Этот список можно было бы очень эффектно продолжать и далее: газовая котельная, которая вырабатывает тепло и электричество, распределительные подстанции по площадке, автомобильная развязка на трассу «Байкал». Но все есть, а развязки пока нет. Это — своеобразный компромисс между продажей ПЛП и его дальнейшим развитием. В связи с дефицитом бюджета были порезаны практически все инвестиционные программы: как у самой УК «ПЛП» (которая получит в этом году 400 из 700 миллионов руб­лей, запланированных ранее), так и у ТУАД Новосибирской области, который строит развязку — только этот оператор имеет право «манипуляций» с федеральными трассами.

«Обычно по инвестпрограмме мы делали задел на следующий год. В этом году такое вряд ли получится. И если осенью придет инвестор и скажет, что ему нужна инфраструктура к весне, то под этим мы вряд ли подпишемся, — констатирует Балала. — То же самое и со строительством развязки. Пока ПЛП связан с трассой временной дорогой, развязку в виде полуклевера планировалось «технически» запустить осенью следующего года, но теперь этот срок явно отодвигается. Хотя, когда вылетаешь из «Толмачёво», ее очертания уже видны. Смотрится монументально — я каждый раз специально наблюдаю». По этой же причине, возможно, существенно замедлится освоение и площадки «А» — хотя строительство опорных автодорог на ней уже идет. Но, как бы это неуместно ни звучало, с этим бюджетным кризисом ПЛП повезло — он наступил «вовремя». Случись проседание по инвестициям немного раньше, и дотянуть до «точки невозврата» не получилось бы. А так, похоже, она уже пройдена. Только в этом году здесь должны сдать в эксплуатацию четыре завода.

Сроки разные, путь один

В последний год получать новости из ПЛП стало по-журналистки неинтересно. Они однообразны: очередной инвестор подписал соглашение и собирается строиться в Промышленно-логистическом парке. Из последнего: «Мон’дэлис Русь» (бренды: «Юбилейное», крекеры TUC, бисквиты «Медвежонок Барни», шоколад Alpen Gold, Milka, «Воздушный») объявила о планах инвестировать 110 млн долларов в строительство нового мультикатегорийного завода на территории ПЛП». «В ПЛП появится оптово-распределительный центр торговли и переработки сельскохозяйственной продукции, который построит крупная федеральная компания в рамках создания федеральной сети оптово-распределительных центров торговли и переработки сельхозпродукции «РосАгроМаркет» с объемом инвестиций пять миллиардов руб­лей». Достраивается завод «Арматон», начинается возведение распределительного центра «Глории Джинс». Уже работают заводы «Лиотех» (правда, совсем не с теми объемами, как планировалось) и «Марс» (питание для животных). Судя по запаху, последний должен иметь в штате специалиста, который бы следил, чтобы на площадку не сбежались все окрестные кошки и собаки.

Общее количество людей, которые уже заняты на площадке, в основном на строительных работах, — около 500 человек. Завершен монтаж подстанции на 20 МВт, которая обеспечит электроэнергией завод «Арматон» (железобетонные конструкции). Его планируется запустить уже в сентябре этого года, как и завод композитных материалов ОАО ТК «Сибалюкс» и ряд других резидентов. Общий объем частных инвестиций на площадке уже достиг, по данным УК ПЛП, 14,7 млрд руб­лей. За счет бюджетных вложений здесь построено более пяти километров автодорог, достраивается еще семь километров; 11 км железнодорожных путей, теплоэлектростанция мощностью 3,375 МВт с тепловыми сетями; более 27 км ЛЭП с распределительными подстанциями; более 11 км газораспределительных сетей; свыше 16 км напорных и самотечных коллекторов канализации с очистными сооружениями.

Для скептика это звучит как отчет на партийном собрании. Но для этой категории есть новости: по этим дорогам действительно можно ездить, электричеством — пользоваться, а в канализацию — сливать. И, как ни что другое, этот факт подтверждают растущие корпуса новых заводов.

Хорошо!

Сейчас площадка «Б» заполнена резидентами на 75%. С прошлого месяца количество свободных площадок немного увеличилось: от своего проекта отказалась «Почта России», которая решила строить один распределительный центр прямо рядом с уже работающим в аэропорту «Толмачёво» (шесть километров отсюда). Однако в УК «ПЛП» по этому поводу не переживают. «К этому участку давно подведена инфраструктура, и он стоит, как минимум, 10 миллионов руб­лей», — уверен Балала.

Кстати, просто так в ПЛП участки не продаются. «Если придет какая-нибудь компания и скажет: хочу у вас купить землю, то мы ей откажем. Потому что нужно предъявить конкретный проект, который она здесь реализует», — объясняет Виктор Балала.

На взгляд дилетанта, площадка и правда развивается неравномерно. Остовы будущих заводов торчат то в одном, то в другом конце парка. Это — особенности реализации инвестпроектов и оформления документов. В конечном счете, в современном строительстве это еще ничего не значит. Например, «Глория Джинс», пока получала экспертизу фундамента, завозила на стройплощадку тонны металлоконструкций — это здесь не запрещено. Теперь экспертиза получена, и возведение стен из лежащего здесь же материала — вопрос времени, причем незначительного.

— Бизнес поверил в площадку, — говорит Балала около очередной стройки.

— Еще бы, ведь тут уже не вопрос веры, когда все построено. Все же реально видно, — отвечаю ему.

— Вот этим мы и занимались в последние два года, пока проект критиковали, — улыбается он, прищуриваясь сквозь очки. — А теперь бизнес приходит и своими глазами видит, что здесь и как. И начинает строиться ударными темпами. Хорошо!      

«Эксперт Сибирь» №25 (422)
«Эксперт» в Telegram
Поставить «Нравится» журналу «Эксперт»
Рекомендуют 94 тыс. человек



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама