Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Меняться и расти

2014
Фото: Виталий Волобуев

Сибирские предприниматели в малом и среднем сегменте бизнеса переживают не лучшие времена. Выход из затруднительной ситуации видится в консолидации предпринимателей и усилении их диалога с властью

В конце июля российский банк МСП опубликовал очередное (второе) исследование экономической привлекательности субъектов РФ с точки зрения развития малого и среднего бизнеса (МСБ) в 2012–2013 годах. Аналитики из МСП Банка не преследовали цель банального ранжирования регионов от наиболее привлекательных к наименее. По словам председателя правления банка Сергея Крюкова, доклад аналитического центра банка под названием «Индекс качества условий для малого и среднего бизнеса в 2012–2013 годах. Регио­нальные диспропорции» — это призыв к действию для регио­нальных властей. «В такого рода исследованиях зачастую проявляется полезный дополнительный эффект. Они демонстрируют те сферы, которые требуют особо внимательного отношения со стороны регио­нальных администраций для улучшения предпринимательского климата. Зачастую взвешенное осмысление этих данных ведет к конструктивным решениям и позитивным переменам», — убеж­ден Крюков.

В своем исследовании аналитики МСП Банка исходили из пяти критериев, подраз­деляя регионы страны на пять групп по привлекательности ведения бизнеса (то есть, от очень высокого качества условий до неудовлетворительного). Критериями выбраны: доступность важнейших ресурсов для ведения предпринимательской деятельности; наличие платежеспособного спроса на продукцию и услуги предпринимателя; активность регио­нальных органов власти в сфере стимулирования предпринимательской деятельности. А также сформулировали две группы рисков — макроэкономические и риски в виде административных барьеров, коррупции и преступности.

Информация для аналитического исследования бралась из данных официальной статистики, опубликованной на сайте Росстата, и результатов исследований отечественных и зарубежных организаций по теме инвестиционного и предпринимательского климата и факторов, оказывающих влияние на развитие сегмента малого и среднего бизнеса.

В группу «A», включающую самые высокие условия, не вошел ни один субъект федерации, представляющий Сибирь. Зато рангом ниже, в группе «B», нашлось место для трех сибирских областей: Томской, Омской и Иркутской. И если Томск с Омском характеризуются высоким уровнем платежеспособного спроса и средними показателями по остальным критериям, то Иркутск — недостаточным количеством ресурсов как человеческих, так и финансовых, необходимых для бизнеса.

В группе «середняков», то есть в «С», оказалось большинство сибирских регионов: Алтайский, Красноярский и Забайкальский край, Новосибирская область, республики Хакасия и Бурятия. Как отмечают авторы исследования, «для большинства регионов нельзя выделить один или два главных фактора, изменение которых может существенно улучшить их положение в краткосрочной перспективе, — для изменения ситуации нужны комплексные решения, направленные на смягчение бизнес-климата. Основным приоритетом для регио­нальных властей должно стать поступательное движение навстречу малому бизнесу, который в текущих непростых условиях может и должен стать локомотивом развития регио­нальной экономики и одним из ключевых источников для повышения устойчивости местных бюджетов, которые в большинстве регионов данной группы сильно зависят от дотаций из федерального центра».

В число отстающих, «D», попали Кемеровская область и Республика Алтай. А ведь еще по итогам прошлого исследования Кузбасс и Республика Алтай были в группе «B». По мнению аналитиков банка, «в случае с Кемеровской областью падение произошло в первую очередь из-за возросшего уровня рисков. С Респуб­ликой Алтай — в силу ухудшения обеспеченности факторами производства и некоторого обострения рисков».

И наконец, в группе регионов «E» с неудовлетворительным качеством условий вместе с Чеченской республикой и Северной Осетией расположилась Республика Тыва. Здесь по всем пяти критериям — самые низкие показатели. Любопытно, что в прошлом исследовании среди «безнадежно отстающих» была только Чеченская республика.

В выводах исследования от МСП Банка говорится: «Необходимо диверсифицировать инструментарий поддержки малого и среднего бизнеса с учетом регио­нальных особенностей, фокусировать внимание на проблемных зонах и находить точки роста, и это невозможно сделать без глубокой подготовительной работы, в первую очередь — аналитической. Мы надеемся, что наш Индекс качества условий для МСП сможет стать одним из тех инструментов, которые помогут нам совместно с экспертным сообществом, федеральными и регио­нальными органами власти выстроить максимально эффективную систему поддержки малого бизнеса, способную оперативно адаптироваться к новым вызовам и обеспечить устойчивый рост экономики России».

«Латка на заплатку»

Конечно, нужно понимать, что исследование МСП Банка охватывает уже относительно отдаленный от нас период — 2012–2013 годы. И конечно же, регио­нальные чиновники, хорошо знакомые с ситуацией развития малого и среднего бизнеса в подвластном им регионе, успели принять меры, чтобы исправить положение дел. Неслучайно в той же «отстающей» Тыве весь прошлый год работала республиканская программа по поощрению малых предпринимателей и по итогам 2013 года зафиксирован рост числа представителей малого бизнеса на 40%. Рост почти беспрецедентный!

Но не стоит держать властные органы за добрых самаритян, которые помогают по воле сердца и души. Финансовая поддержка, принятие необходимых бизнесу законопроектов, введение налоговых преференций — все это возможно только после логичного обоснования этих мер со стороны предпринимателей. «Введение налоговых льгот можно рассматривать, если мы хотим сформировать новый сегмент бизнеса. К примеру, мы обсуждали предоставление льгот по налогу на прибыль компаниям IT-сектора, — говорит министр финансов Новосибирской области Виталий Голубенко. — Сегодня у нас в этом секторе порядка 80 официально аккредитованных организаций, половина из которых работает на упрощенной системе налогообложения. Аргумент последних таков: переход на «классическую систему налогообложения» для них невозможен из-за возникающих серьезных обязательств по уплате налога на добавленную стоимость. В такой ситуации, на первый взгляд, кроме прямых потерь в налоге на прибыль, льгота для бюджета ничего не несет. Но консультации с крупными игроками, которые работают на российском рынке и используют классическую систему налогообложения, включая налог на прибыль, показали их заинтересованность и готовность к регистрации в Новосибирской области своих представительств при предоставлении налоговых льгот. Таким образом, условные потери в платежах по налогу на прибыль от действующих в регионе компаний могут компенсироваться по совокупности дополнительными налоговыми поступлениями новых компаний, которые впервые будут регистрироваться в Новосибирской области. В этом случае количество организаций IT-сектора в регионе существенно увеличивается, их доля в ВРП также увеличивается, а предоставление налоговых преференций будет оправданным». Таким образом, если мы потеряем 70 миллионов руб­лей за счет введения льгот на налог на прибыль для организаций, которые работают по упрощенной системе налогообложения, то получим прибыль за счет привлечения в регион новых компаний. Тогда появление налоговых преференций будет логичным».

Что до финансовой помощи от различных государственных и муниципальных фондов и комитетов по поддержке малого и среднего бизнеса, призванных облегчать предпринимательскую жизнь, то она имеет весьма четкие пределы, и схема по выдаче займов схожа с предоставлением банковских кредитов. Так, в фонде поддержки малого предпринимательства Иркутской области на год выделяется всего 9 млн руб­лей на займы бизнесменам. «В основном к нам обращаются из сферы услуг и торговли. По большей части, 70% займов получают старые клиенты, 30% — те, кто пришел впервые. Для новичков ставка самая высокая — 4%. Но если бизнесмен уже возвращал займ вовремя, то ему начисляются баллы, и процент снижается. В основном займы берут под увеличение торговых площадей и покупку нового оборудования. Максимальная сумма — 300 тысяч руб­лей, что касается временных сроков, то мы выдаем деньги на период до шести месяцев», — рассказывает об условиях работы иркутского фонда его директор Нина Ткачева.

Ставка иркутских чиновников на торговлю и сферу услуг не случайна. В областном фонде поддержки предпринимательства журналу «Эксперт-Сибирь» объяснили, что в своей работе с бизнесом властные структуры стараются следовать положительному опыту Екатеринбурга. В девяностые годы прошлого века тогдашний мэр уральской столицы Аркадий Чернецкий вместо опоры на промышленные объекты в городе вложил средства в развитие торговых объектов. В итоге это дало толчок к развитию Екатеринбурга, превратив его в крупный финансовый и транспортный центр Урала.

Но только материальными функциями инструментарий комитетов не ограничивается. Важным элементом их функционала является роль посредника при диалоге бизнеса с властью, а также возможность предоставления качественной консультации для предпринимателей по всем интересующим вопросам. Председатель комитета по поддержке малого предпринимательства Новосибирска Сергей Дьячков сетует, что «консалтинговые функции в части понимания еще следует развивать и развивать». «Предпринимателю необходимо расширение рынков сбыта. Есть и финансовые потребности  — например, пополнение оборотных средств. От власти нужно снижение административных барьеров, нужно взаимопонимание в любом департаменте. Мы стремимся гармонизировать эти отношения. Что касается расширения рынков сбыта, то лоббирование не является функцией муниципалитета, но мы содействуем организации площадок для показа и презентации продуктов,— это выставки и торговые миссии. Малому бизнесу нужны головы, люди, к которым он придет и которые ему дадут бесплатный совет», — объясняет Дьячков.

Далеко не все малые предприниматели осведомлены о возможностях квалифицированной консультативной помощи в комитетах по поддержке. Многие бизнесмены в разговоре с корреспондентом журнала «Эксперт-Сибирь» искренне удивлялись, чем им условный Дьячков может реально помочь, и рассматривали свой потенциальный визит в чиновничий институт только в случае большой беды. Более того, у предпринимателей нет особой веры в займы и гранты, которые выделяются по государственным программам. «Касаемо программ и фондов, лично я склонен отчасти считать их деятельность «латкой на заплатку». Ну, не верю, что при текущих банковских ставках или на полученный грант в 300 тысяч руб­лей можно сделать что-то вразумительное. Именно поэтому кредиты не выдают, их впихивают, а размер грантов раздроблен так, чтобы за возможность их получить конкурировало как можно больше участников с сомнительной экономической компетенцией. Ведь задача, решаемая предоставлением грантов, ограничивается логической точкой: не «вырастить», а «выдать». Как в некоторых организациях, новая служебная машина через три–пять лет эксплуатации переходит в собственность сотрудника: не будешь ездить аккуратно — получишь хлам», — размышляет директор агентства коммерческой недвижимости «Дмитриев и партнеры» Игорь Дмитриев.

Опора на продвинутых

Согласно рейтингу по объемам выданных кредитов МСБ за 2013 год, составленным агентством «Эксперт-РА», из десяти ведущих банков только у «УралСиб» был замечен отрицательный темп прироста по сравнению с 2012 годом — 13,8%. Большинство банков показало динамику свыше 20%. Что касается лидера рейтинга — Сбербанка, то имея портфель выданных кредитов для МСБ на сумму более чем 970 млн руб­лей, он на этой цифре останавливаться не собирается. Еще в декабре прошлого года бывший председатель правления Сибирского банка Сбербанка РФ Владимир Ворожейкин заявлял, что банк меняет приоритеты развития. Акцент отныне делается на работу с малым и микробизнесом. Предполагается, что к 2018 году от этой категории клиентов Сбербанк РФ будет получать до 60% своих доходов: процентных и комиссионных. Причина такой переориентации — в больших шансах выживания малого бизнеса по сравнению с крупными компаниями.

Что до других банков, то они более осторожны. Банкиров настораживает замедление темпов роста выдачи кредитов. Рост в секторе МСБ несколько замедлился. Если в 2013 году рост кредитных портфелей всех банков в сегменте МСБ составил около 17%, то на этот год прогнозы скромнее — 8–10%. «Тем не менее, у рынка МСБ хороший потенциал, и мы видим серьезные возможности для многих предприятий и организаций. Относительно размера процентных ставок по кредитам, по нашим прогнозам, их существенного снижения на рынке не произойдет. Однако снизить стоимость кредита можно за счет государственной поддержки», — делится своими соображениями директор департамента разработки продуктов для малого и среднего бизнеса «Бинбанка» Анна Салманова.

Процентные ставки — это ахиллесова пята кредитов. Тех бизнесменов, которым заемные средства от банков необходимы для дела, отпугивают проценты, которые придется выплачивать. Хотя в первую очередь именно банки заинтересованы в выдаче кредитов. «Если у вас не получилось взять кредит в одном банке — идите в следующий. Где-нибудь обязательно найдете приемлемый для себя вариант. Единственный момент — это процентные ставки, все же высоковаты они у нас», — сетует владелец кемеровского пункта проката спортивного инвентаря «Старт» Станислав Козырев.

С другой стороны, завышенные ставки, как правило, отпугивают начинающих предпринимателей, которые и без того отсеваются банками на стадии обращения. Из всех опрошенных сибирских банков ни один не высказался положительно в пользу работы со стартапами и теми бизнесменами, чей срок присутствия на рынке менее трех месяцев. «Мы работаем с действующим бизнесом, который работает не менее полугода. Стартапы — это не бизнес для банков. 9 из 10 стартапов разоряются. Такие убытки можно отработать, только входя в капитал компаний. Это отдельная деятельность для бизнес-ангелов, совершенно отдельная компетенция», — отмечает начальник управления массового бизнеса новосибирского филиала «Альфа-Банк» Максим Куракулов. Схожего мнения придерживается и заместитель директора новосибирского филиала «Банк Москвы» Ирина Степанова: «Только что созданному предприятию, разумеется, сложнее получить финансирование, но в нашем банке ему обязательно предложат расчетно-кассовое обслуживание и другие продукты, чтобы начать историю отношений. По программе кредитования малого бизнеса клиент может получить финансирование, если срок ведения бизнеса не менее 9 месяцев, вид его деятельности не относится к строительству многоэтажных домов, шоу-бизнесу, сельскому хозяйству по направлению животноводства, растениеводства. Безусловно, бизнес клиента должен иметь необходимый собственный капитал, должен формировать денежные потоки и доход, достаточный для выполнения обязательств по кредитной сделке. Все эти параметры бизнеса исследуются и анализируются на этапе оценки бизнеса потенциального заемщика», — говорит Степанова.

«Раньше было страшнее»

Вопрос перспектив выживаемости малого бизнеса в современных условиях — крайне дискуссионный. Большинство опрошенных сибирских предпринимателей, несмотря на нарастание кризисных элементов в экономике и возможное воздействие внешних санкций, полны решимости развивать свой бизнес, открывать новые точки и продавать франшизу. Но есть и пессимистический взгляд на ситуацию. «Без преувеличения бизнесу приходится выживать в сложных экономических условиях. Многие рынки еще продолжают оставаться в зачаточном состоянии либо пока не завершили свое логическое формирование. Многим участникам экономических отношений недостает профессио­нальных компетенций, сервисная инфраструктура, обслуживающая эти рынки, страдает теми же изъянами. Отношения с административными органами определяются каждым участником по-своему: кто ближе к ней, кто дальше, кто менее зависим, кто — более. Отсюда и тактика взаимодействия. Хотя, не кривя душой: у многих предпринимателей «фига в кармане», чем реже они сталкиваются с любой властью, тем больше ее любят», — эмоцио­нально рассуждает Игорь Дмитриев.

По мнению ряда коммерсантов, перспективы предпринимательства во многом зависят от укрепления внятного диалога между бизнесом и властью. Практика показала, что создание в Сибири в конце 2013 года регио­нальных институтов уполномоченных по делам предпринимателей позволяет поддерживать беседу даже в том случае, если стороны говорят на разных языках. И хотя в разных сибирских регионах — разная степень активности работы бизнес-омбудсменов, сам факт их наличия подстегивает собственников бизнеса идти на контакт, имея конкретные вопросы. Так, в Кемеровской области с момента начала работы уполномоченного было рассмотрено более 80 обращений, начиная от нарушений прав в сфере кадастров и заканчивая с незаконными действиями органов власти. Институт бизнес-омбудсмена помог и многочисленным вкладчикам Новокузнецкого муниципального банка, который, напомним, в январе нынешнего года лишился лицензии на осуществление деятельности. Кроме того, в июле принят Федеральный закон, позволяющий на региональном уровне дифференцировать потенциальный доход при применении патентной системы налогообложения в зависимости от территории ведения бизнеса. То есть проблемы бизнеса услышаны и уже принимаются соответствующие решения. Вообще, спектр вопросов кузбасских предпринимателей обширен. «Проблемы, которые формулировали кузбасские предприниматели и которые вошли в доклад уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей Бориса Титова — системные, они волнуют предпринимателей практически во всех регионах страны. Это и нестабильное налоговое законодательство, и сложное налоговое администрирование, отсутствие дифференциации потенциального дохода в зависимости от территории ведения бизнеса при применении патентной системы налогообложения, несоответствие результатов кадастровой оценки земли рыночной стоимости, и отсутствие в законодательстве действующего механизма привлечения должностных лиц к ответственности, и низкое качество предоставления муниципальных услуг, вызванное незаинтересованностью органов местного самоуправления в развитии малого и среднего предпринимательства», — говорит уполномоченный по делам предпринимателей в Кемеровской области Елена Латышенко.

Но все же пока бизнес-сообщество старается решать проблемы собственными силами. Например, в Иркутске, достаточно благополучном регионе с точки зрения Банка МСП, местные предприниматели озаботились разработкой учебных программ для колледжей и ПТУ с целью подготовки квалифицированных специалистов на свои собственные предприятия и компании. «Вопрос «где взять работника?» — насущен. В университете его зачастую не учат, а портят, и потом его переделать очень сложно. Такой выпускник приходит ко мне и хочет зарабатывать 25 тысяч руб­лей и должность управленца, а реально он может сделать на «червонец» и к нему наставника нужно прикреплять, чтобы присматривал как минимум полгода. Потом, мало кто готовит простых менеджеров по продажам, кто не будет на старте косячить и в кого не нужно будет вкладывать те же самые полгода», — объясняет свою мотивацию директор консалтингового агентства ООО «Бизнес-Драйв» Николай Лебедев. Кстати, программа для продажников — первая ласточка, за ней последует и подготовка программистов 1С. Такие учебные программы рассчитаны на полгода и включают в себя занятия по теории и практике, вебинары и семинары. Самое главное, замечает Лебедев, «это обучение с учетом текущих реалий рынка».

Сегодня все решения нужно принимать быстро, — подчеркивают предприниматели малого бизнеса, — и не бояться консолидировать усилия. «Знаете, ключевая проблема, как теперь видится, — это сила воли. К самодисциплине, к регулированию амбиций, к ограничению желаний, приводящих к опережающему потреб­лению. В 2008–2009 было страшно. Просто страшно. Однако пережили, нашли силы, увидели новые рынки и возможности. Главное, удалось сохранить веру в людей. Сейчас есть негативный тренд: крупные компании «выдавливают» регио­нальный малый бизнес ниша за нишей. Больше ресурсов, больше компетенций, больше технологий — всего больше. Малым надо объединяться в кооперативы, как в развитых капстранах, да мы не умеем. Пока не умеем. Нет у нас настоящей потребкооперации среди предпринимателей. Утеряли мы это после революции 1917 года. Вот о чем надо думать и исправлять ситуацию», — говорит управляющий партнер, ментор бизнес-акселератора «Знай наших!» Андрей Федосеев.     

Управляющий партнер группы строительных компаний ProSD Group Валерий Черкасов

Валерий Черкасов 006_expert-sibir_33-34_1.jpg
Валерий Черкасов

— Насколько комфортно чувствуете себя на рынке по сравнению с летом прошлого года? Что изменилось с точки зрения конкуренции, правового поля, административного контроля?

— По сравнению с прошлым годом чувствуем себя увереннее, так как за этот период прошли «точку безубыточности». За год оборот ProSD Group вырос в три раза, штат увеличился в 2,5 раза, запущены три новых направления, а офис переехал из подвального помещения в новый бизнес-центр.

С точки зрения конкуренции существенных изменений не произошло. По ощущениям, с рынка ушли слабые маленькие компании, что связано с ужесточением требований к участию в тендерах (антидемпинговая политика). К слову сказать, одно из существенных изменений в сравнении с прошлым годом — вступление в силу 94-ФЗ о Госзакупках. Стало труднее решать вопрос с банковскими гарантиями, увеличился размер обеспечительного платежа при снижении стоимости работ.

— Есть ли потребность в банковских кредитах? Если да, то есть ли сложности в работе с банками?

— Нам необходима кредитная линия, позволяющая периодически снимать деньги для обеспечения исполнения госконтрактов. Основная сложность заключается в том, что обороты прошлого года не позволяют нам взять необходимое количество кредитных средств. На данный момент у нас на исполнении три крупных госконтракта, а взять деньги у банка на исполнение четвертого уже проблематично. В этой ситуации приходится замораживать собственные оборотные средства на период исполнения контракта или пользоваться услугами малоизвестных банков, готовых дать кредит при имеющихся показателях.

— Работаете ли вы с муниципальными и регио­нальными структурами поддержки малого и среднего бизнеса? Если да, то каков результат сотрудничества, если нет, то почему? 

— Мы работали с Фондом микрофинансирования Новосибирской области, брали микрозайм до 1 млн руб­лей. Это отличная мера поддержки малого бизнеса, позволяющая получить кредит по минимальной ставке — до девяти процентов годовых. Что касается других инструментов поддержки государства, мы их изучаем и выбираем подходящие для нашей компании.

— Что мешает сегодня развивать бизнес? Чем может помочь власть?

— Настоящий предприниматель — это тот человек, которому ничего не мешает развивать собственный бизнес. Да, есть сложности, но это всего лишь повод найти эффективное решение. Что касается строительного рынка Новосибирской области, здесь особенно много сложностей. Для их решения, в том числе при поддержке муниципальных и регио­нальных структур, проводятся круглые столы. Я с удовольствием участвую в таких мероприятиях и активно проявляю собственную позицию, предлагаю решения. Ведь мало заявить о проблеме, нужно видеть и решение.       

Основатель языковой школы «Президент» Лилит Высоких

Лилит Высоких 006_expert-sibir_33-34_2.jpg
Лилит Высоких

— Насколько комфортно чувствуете себя на рынке по сравнению с летом прошлого года? Что изменилось с точки зрения конкуренции, правового поля, административного контроля?

— Так как образовательный бизнес имеет сезонный характер, очевидно, что в летний период времени желающих учиться меньше в несколько раз. Наша школа проводит специальные акции (-50%) с целью привлечения новой аудитории. В прошлом году по такой акции мы сформировали всего две группы по шесть человек, этим же летом — пять групп. Причем желающих было еще больше, но в связи с отпусками преподавателей мы вынуждены были отказывать.

Что касается конкуренции, то в Новосибирске открывается много школ, правда, некоторые быстро закрываются. Процесс преподавания у всех организован по-разному.

— Есть ли потребность в банковских кредитах? Если да, то есть ли сложности в работе с банками?

— Возможно, потребность в работе с банками у нас есть, но я абсолютно неграмотна в финансах и банковских отношениях, ничего в этом не понимаю. Для себя много лет назад решила: работать на качество и не привлекать посторонние деньги. Финансовое здоровье превыше роскоши!

— Работаете ли вы с муниципальными и регио­нальными структурами поддержки малого и среднего бизнеса? Если да, то каков результат сотрудничества, если нет, то почему? 

— Нет. И не планируем. Имея педагогическое образование, считаю уместным развивать преподавательский коллектив, привлекать иностранных преподавателей, использовать новые методики преподавания английского. С выше­указанными структурами никогда не приходилось сталкиваться, такой необходимости нет.

— Что мешает сегодня развивать бизнес? Чем может помочь власть?

— Ничего не мешает. Чувствуется озабоченность многих слушателей по вопросу санкций и возможного экономического кризиса. Но, на мой взгляд, трудности только мотивируют людей инвестировать деньги в свое образование и саморазвитие. В условиях кризиса люди хотят иметь конкурентное преимущество, владея английским языком. 

Совладелица прачечной «Баба Шура» Александра Пимоненкова

Александра Пимоненкова 007_expert-sibir_33-34.jpg
Александра Пимоненкова

— Насколько комфортно чувствуете себя на рынке по сравнению с летом прошлого года? Что изменилось с точки зрения конкуренции, правового поля, административного контроля?

— Комфортнее однозначно, и это за счет наработанной клиентской базы и приобретенного опыта. В законодательном плане ничего не поменялось, все по-прежнему так же, во всяком случае, что касается нашей сферы деятельности. Конкуренция есть и увеличивается, и это очень хорошо сказывается на нашей отрасли, так как все больше людей узнают о существовании прачечных услуг, поэтому это скорее не конкуренты, а партнеры по чистоте. Несмотря на то, что мы делаем одно дело, мы все разные, и у каждого свой потребитель.

Административный контроль есть. Регулярно звонят из администрации приглашают поучаствовать в новых конкурсах и проектах. То, что «Баба Шура» — многократный победитель многих городских и регио­нальных конкурсов, хорошо не только для самого предприятия, но и для района, где оно располагается... В общем, администрации следят за нашими успехами.

— Есть ли потребность в банковских кредитах? Если да, то есть ли сложности в работе с банками?

— Потребность есть, требуется финансирование для открытия новых точек. Большая часть банков из-за небольшого оборота, из-за молодости компании или еще каких-то причин не особо дают кредиты, а если и дают, то на таких условиях, что начинаешь крепко задумываться, какую же рентабельность должен иметь бизнес, чтобы под такие большие ставки брать кредит. Мы работаем с венчурным фондом «Промсвязьбанка», хорошие условия, по многим условиям фонд идет на встречу, поддерживает предпринимательские инициативы молодежи.

— Работаете ли вы с муниципальными и регио­нальными структурами поддержки малого и среднего бизнеса? Если да, то каков результат сотрудничества, если нет, то почему? 

— Да, конечно. В городе есть разные меры поддержки: консультационные, имущественные и финансовые. В самом начале пути участвовали в образовательном проекте mba-region в рамках федеральной программе «Ты — предприниматель», что помогло нам посмотреть на свой проект с разных сторон, познакомиться с другими предпринимателями, близкими по духу, укрепить веру в проект. Мы и сейчас активно общаемся с ребятами и принимаем участие в различных активностях, организованных ими. Обращались в Городской центр содействия предпринимательству, они за счет государственных средств подготавливают пакет документов для регистрации юридического лица, проводят различные обучающие семинары. Участвуем и побеждаем во всех конкурсах (городских, регио­нальных и федеральных), это дает нам многое: во-первых, статьи о нас в СМИ, во-вторых, повышает лояльность клиентов. Имущественная поддержка: проводятся аукционы на муниципальное имущество по льготным арендным ставкам, правда, в списке нет помещений, подходящих для нас. Финансовая поддержка: из основных — Молодежный Бизнес России и Фонд микрофинансирования. Первый дает маленькую для нашего бизнеса сумму (150–300 тыс. руб­лей, под 12% на три года), и не совсем понятно, как они отбирают проекты, которые финансируют: говорят одно, а по факту получается другое. У второго условия до 1 млн руб­лей, под 8–10%, на год под залог имущества, но наше оборудование в залог не принимают, а если и готовы принять, то с очень маленьким коэффициентом.

— Что мешает сегодня развивать бизнес? Чем может помочь власть?

— Все только располагает к тому, чтобы заниматься бизнесом и открывать новые направления. Существуют всевозможные программы по развитию малого предпринимательства, также существуют гранты, нацеленные на поддержку бизнеса. Поэтому перед нами стоят только амбициозные планы по развитию бизнеса.      

Владелица хостела FUNKEY hostel Виктория Антонова

Виктория Антонова 008_expert-sibir_33-34.jpg
Виктория Антонова

— Насколько комфортно чувствуете себя на рынке по сравнению с летом прошлого года? Что изменилось с точки зрения конкуренции, правового поля, административного контроля?

— Есть ощущение, что этот год для многих сфер малого бизнеса проходит тяжелее. Это связано, скорее, с общей ситуацией в экономике и политикой, которая, к сожалению, на нее тоже влияет. Я не могу сейчас сравнивать лето прошлого года с этим напрямую, потому что прошлым летом мы делали ремонт перед открытием нашего хостела, однако точно могу сказать, что год назад хостелов в Новосибирске было примерно в два раза меньше. И несмотря на то, что в большинстве случаев новые игроки не составляют конкуренции по качеству и сервису, они все равно есть, и когда все начинают открываться вокруг тебя — в любом случае это немного мешает. С другой стороны, наша жизнь развивается, все больше людей узнают, что такое хостелы, и начинают отличать хорошие мини-гостиницы от посредственных, много людей спрашивают нас про франшизу или сотрудничество с другими городами: динамика есть, и это, конечно, радует!

— Есть ли потребность в банковских кредитах? Если да, то есть ли сложности в работе с банками?

— Потребность есть больше не в новом кредитовании, а в рефинансировании прошлых ставок по более низкой ставке. К сожалению, небольшим компаниям по прежнему практически недоступны кредиты для бизнеса, или их выдают по ставкам на уровне потребительского кредитования. Некоторые банкиры сами признают, что по займам для бизнеса очень большой пакет документов, и получить кредит прак­тически невозможно. По каким-то интересным программам мы не проходим по оборотам — в их сфере интересов более крупный бизнес.

— Работаете ли вы с муниципальными и регио­нальными структурами поддержки малого и среднего бизнеса? Если да, то каков результат сотрудничества, если нет, то почему? 

— Пока не работаем, но хотим попробовать. Я как раз недавно изучала их сайты, посмотрела, что проводятся семинары. Подумываю сходить туда на разведку. Хотя мы, конечно, привык­ли надеяться в первую очередь на самих себя, бизнес ведь должен быть прибыльным, а не дотационным, тем не менее, если что-то полезное в нашем сотрудничестве будет — будет здорово.

— Что мешает сегодня развивать бизнес? Чем может помочь власть?

— Сказать, что что-то очень сильно мешает, не могу. Однако если бы для малого бизнеса делали налоговые каникулы на первый год или три деятельности, это бы помогало. Знакомые иностранцы говорят, что в России сложно вести бизнес и в Сибири тоже — потому что везде много бюрократии и проволочек. Не сказать, что мы это сильно замечаем, но, возможно, как раз потому, что сравнивать не с чем. Единственное, что я заметила, к примеру, по грантовой политике для молодых компаний — поддерживают только инновации, связанные больше с высокотехнологичным бизнесом или производством. Мне кажется это немного неправильно, тем более что, к примеру, в Новосибирске структура экономики несколько другая. Почему бы не поддерживать тех, кто в нашем регионе работает? Хотя бы 10 процентов от всех выделенных грантов могут приходиться не только на инновации и производство. 

Владелец кофейни Coffee Space Алексей Корнелюк

Алексей Корнелюк 009_expert-sibir_33-34_1.jpg
Алексей Корнелюк

— Насколько комфортно чувствуете себя на рынке по сравнению с летом прошлого года? Что изменилось с точки зрения конкуренции, правового поля, административного контроля?

— На мой взгляд, если делать бизнес хорошо (в моем случае — давать потребителю качественный кофе), то ситуация с каждым днем будет все лучше и лучше. А значит, время играет нам на руку. Люди начинают доверять бренду, советовать его друзьям. Конкуренция в бизнес-центрах бешеная, в торговых центрах попроще, мало кто рискует зайти в ТЦ и платить большую аренду.

Ситуация с запретом курения в общественных местах тоже сыграла на руку. Конечно, нужно понимать, что те люди, которые любят зайти и посидеть, так и останутся клиентами стационарных кофеен. А тот, кто хочет получить вкусный кофе и отправиться по своим делам — это уже к нам.

— Есть ли потребность в банковских кредитах? Если да, то есть ли сложности в работе с банками?

— На стадии начала бизнеса деньги были острой потребностью, сейчас же хочется снизить издержки, а ежемесячные кредитные проценты — это хорошие издержки.

— Работаете ли вы с муниципальными и регио­нальными структурами поддержки малого и среднего бизнеса? Если да, то каков результат сотрудничества, если нет, то почему? 

— Стараюсь собственными силами. Я бы не хотел привлекать силы и деньги людей с устаревшими стереотипами и подходом к делу. Между партнерами должна установиться синергия за счет схожих взглядов.

— Чем может помочь власть?

— Ничем.   

Директор фотостудии Zoom-zoom Артем Ионов

Артем Ионов 009_expert-sibir_33-34_2.jpg
Артем Ионов

— Насколько комфортно чувствуете себя на рынке по сравнению с летом прошлого года? Что изменилось с точки зрения конкуренции, правового поля, административного контроля?

— Чувствуем себя комфортно и уверенно. По сравнению с прошлым годом обороты студии увеличились, прибыль тоже. Студия развивается: мы ввели несколько дополнительных направлений, которыми раньше не занимались, такие как food art съемка (съемка продуктов питания для ресторанов, кофеен, меню), свадебная съемка, обучение фотографии, курсы для начинающих фотографов. Каждое из направлений курирует отдельный опытный человек, профессионал в своем деле.

С точки зрения конкуренции стало проще, после шквала открытий новых студий в 2012–2013 годах предложение превзошло спрос, поэтому многие «классические студии» в 2014 году начали закрываться, не выдержав конкуренции. Поэтому данная ниша сейчас практически свободна.

С точки зрения правового или административного контроля изменений не заметили.

— Есть ли потребность в банковских кредитах? Если да, то есть ли сложности в работе с банками?

— Потребность в кредитах есть. Как у любой компании, у нас есть планы по развитию, которые сложно реализовать без привлечения дополнительных средств. Получить кредит юридическому лицу, работающему в сфере услуг, довольно сложно, банки охотнее дают либо залоговые кредиты, либо кредиты «продавцам», поскольку у них оборот быстрее. Если нам нужен кредит, мы берем его как частное лицо, хоть там и значительно больше процент, зато получить его проще.

В связи с последними политическими событиями взять кредит станет сложнее, а главное — дороже, банки уже анонсировали повышение ставок. Так что в ближайшие два–три года, вероятнее всего, про кредитование стоит забыть, будем привлекать частных инвесторов либо обходиться своими силами.

— Работаете ли вы с муниципальными и регио­нальными структурами поддержки малого и среднего бизнеса? Если да, то каков результат сотрудничества, если нет, то почему? 

— С муниципальными и регио­нальными структурами ранее сталкивался один раз. При открытии студии пытался получить грант на открытие нового бизнеса, грант не получил, но опыт остался.

— Что мешает сегодня развивать бизнес? Чем может помочь власть?

— Нам ничего не мешает, мы не танцоры. Есть определенные задачи по поиску новых площадей под студии и по привлечению дополнительных средств на развитие. В данный момент мы изучаем возможности участия в программе по субсидированию процентных выплат по банковским кредитам. Программа хорошая, наде­юсь, нам удастся ею воспользоваться.     

Владелец кафе-бара «ЛПШБР» Илья Жданов

Илья Жданов 010_expert-sibir_33-34_1.jpg
Илья Жданов

— Насколько комфортно чувствуете себя на рынке по сравнению с летом прошлого года? Что изменилось с точки зрения конкуренции, правового поля, административного контроля?

Только начинаю получать вкус от бизнеса. Кроме эйфории от открытия и некоторого недоумения, почему все происходит не так, как я это планировал, сейчас наконец все начинает вставать на свои места.

С точки зрения конкуренции — перемен нет. С точки зрения наполнения рынка продуктом, похожего на мой, — безусловно. Появились специализированные заведения, у которых в названии тоже есть слово «вок» (сковородка для приготовления жареной лапши). Наверное, рынок стал более плотным. При этом серьезной конкуренции в моей сфере я не вижу, потому что все, по сути, делают одинаковый продукт.

Правовое поле не расширилось и не сузилось. Как была проторенная дорожка, так она и осталась. В этом отношении я благодарен той государственности, что сейчас есть: законность соблюдается, и никаких сложностей я не заметил.

— Есть ли потребность в банковских кредитах? Если да, то есть ли сложности в работе с банками?

— Не знаю. С той системой кредитования и с теми ставками — конечно, нет. Они велики.

— Работаете ли вы с муниципальными и регио­нальными структурами поддержки малого и среднего бизнеса? Если да, то каков результат сотрудничества, если нет, то почему? 

— Нет, у меня есть огромное желание добраться до них, но я не знаю, как они относятся к общепиту. Потому что мне казалось, что подобные образования помогают созидательному бизнесу, например, строителям. Ну а здесь общепит. Я произвожу лапшу, но это не социально и не индустриально значимо. Но все мои знакомые говорят: сходи к ним, чиновникам, и поговори.

— Что мешает сегодня развивать бизнес? Чем может помочь власть?

— Только лень. Это любому бизнесу мешает. Власти в этом случае могут мне помочь, если будут присылать персо­нального водителя к восьми утра, чтобы он увозил на работу. Но беда в том, что мне нечего здесь делать в восемь утра. Наверное, ничем не могут помочь.              

Владелец пункта проката велосипедов и сноубордов «СТАРТ» Станислав Козырев

Станислав Козырев 010_expert-sibir_33-34_2.jpg
Станислав Козырев

— Насколько комфортно чувствуете себя на рынке по сравнению с летом прошлого года? Что изменилось с точки зрения конкуренции, правового поля, административного контроля?

— В этом году мы сделали серьезный рывок, открыли еще два пункта проката, теперь родной город Кемерово охвачен практически полностью, провели ребрендинг, обновили на 90% парк, основательно поработали над бизнес-процессами, клиентоориентированностью, большое внимание уделяем продвижению в социальных сетях. С точки зрения конкуренции чувствуем себя комфортно, у нас больше знаний, опыта, и мы постоянно стремимся к улучшениям, к развитию. А с точки зрения административного контроля и правового поля мы не чувствуем давления со стороны контролирующих органов: во-первых, работаем абсолютно легально и по правилам, установленным государством, платим налоги, а во-вторых, несем социальную ответственность и сотрудничаем с администрацией города, сейчас будем участвовать в акции «Помоги собраться в школу», а в течение лета по просьбе администрации давали велосипеды абсолютно бесплатно для детей из детских домов.

— Есть ли потребность в банковских кредитах? Если да, то есть ли сложности в работе с банками?

— Любой растущий бизнес имеет потребность в банковских кредитах. Мы вполне быстро оформили и получили кредит весной этого года, причем без залога. Возможно, дело в положительной кредитной истории компании. Тем не менее, предпринимателям стоит понимать, что именно банк заинтересован в том, чтобы выдать вам кредит.

— Работаете ли вы с муниципальными и регио­нальными структурами поддержки малого и среднего бизнеса? Если да, то каков результат сотрудничества, если нет, то почему? 

— Да работаем, причем достаточно активно, в свое время получали и грантовую поддержку, льготный займ, поручительство от фонда поддержки малого бизнеса, но в общем объеме инвестиций это не более 10% от вложенных средств. И в любом случае, если бизнес строится только на поддержке государства, это не совсем бизнес. Но в целом я считаю, что поддержка малого бизнеса в стране есть, регио­нальные программы работают, регулярно проходят конкурсы, и если сильно захотеть (и сфера бизнеса при этом является социально ориентированной) помощь и сотрудничество со стороны государства получить достаточно легко.

— Что мешает сегодня развивать бизнес? Чем может помочь власть?

— Ничто не мешает. Есть, конечно, определенные сложности в работе, но бизнес есть бизнес, без этого никуда. Власть может и должна создавать в первую очередь условия, системные инструменты для развития бизнеса. Быть более открытой и давать возможность бизнесу принимать участие в обсуждении и принятии решений по вопросам, затрагивающим бизнес-сообщество.

Что касается лично нас, бывает, что процесс принятия решений по размещению наших объектов в городских парках и районах города затягивается и приходится побегать по кабинетам, но прогресс в отношении власти к бизнесу колоссальный, и это радует.

«Эксперт Сибирь» №34 (426)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама