Дорогой ценой

Русский бизнес
Москва, 08.09.2014
«Эксперт Сибирь» №37-38 (428)
Пять лет назад технология кемеровской компании «Микронинтер Сибирь» могла стать революционной для отечественной энергетики. Но не так-то просто провинциальным инноваторам преодолеть предубеждение крупных федеральных компаний

Компании «Микронинтер Сибирь», а точнее, ее дочерней структуре — ООО «Центр молекулярных технологий» — принадлежит почетный статус первого резидента Кузбасского Технопарка. В 2008 году «Центр молекулярных технологий» предложил на суд экспертного совета проект «Сверхглубокая очистка диэлектрических жидкостей». Спустя год комплекс ФОДЖ (фильтр очистки диэлектрических жидкостей) успешно прошел «боевое крещение» на Анжеро-Судженской ТЭЦ, принадлежащей местной энергетической компании «Каскад-Энерго». Стоимость комплекса — 5,6 млн руб­лей, но за всю историю компании полностью комплекс очистки приобретался несколько раз. Гораздо более распространена аренда комплекса ФОДЖ: очистка тонны масла стоит 12 тыс. руб­лей, регенерация того же объема — 2 тыс. руб­лей/тонна.

Смысл разработки заключается в системе двухуровневой очистки масла, используемой на турбинах и внутренних поверхностях маслонаполненного оборудования, что на элекстростанциях всех видов: атомных, гидро— и тепло-. Загрязненные частички размером от пяти микрометров (микрометр — тысячная доля миллиметра) и выше очищаются фильтром грубой очистки. Частицы размерным рядом от пяти микрометров и ниже, вплоть до субмикронных, получают разноименные заряды, что способствует притяжению и укрупнению частиц. Более мелкие частицы подвергаются обработке электростатическими фильтрами, которые принимают «укрупненные загрязнения» любой химической природы в ячейки-накопители загрязнений. После очистки масло прогоняется по турбине, доводится до уровня ниже насыщенности загрязнениями и благодаря диффузии «вымывают» загрязнения с внутренней поверхности маслонаполненного оборудования. Скорость процесса очистки масла зависит от его количества и степени загрязненности маслопроводов.

Разработку технологии по очистке турбогенераторов начала еще в конце восьмидесятых годов группа российских и украинских ученых. В зарегистрированных патентах на схемы «Сверхглубокой очистки энергетических масел и внутренних поверхностей маслонаполненного оборудования» и «Сверхглубокой очистки и регенерации энергетических масел» фигурируют две страны — Россия и Украина. По сути, статус резидента Технопарка позволил «Центру молекулярных технологий» получить протекцию для захода на кузбасские электростанции с уже готовой технологией.

«В предлагаемой нами технологии при наложении электростатического поля сложной конфигурации на масло происходит процесс поляризации, так как положительные заряды стремятся по направлению вектора напряженности, а отрицательные — противоположно. Структура смазочной среды после воздействия электростатического поля видоизменяется и в большей степени соответствует формированию смазочного слоя. Это обстоятельство приводит к увеличению ресурса работы агрегата на порядки», — объясняет руководитель проекта ООО «Центр молекулярных технологий» Алексей Курочкин.

За прошедшие годы технология дорабатывалась. Для получения лучшего класса промышленной чистоты были разработаны совмещенные пакеты фокусирующих электродов, и комплекс теперь оснащен вакуумной сушкой или турбо-сушкой. Поэтому на нынешний день при очистке из масла удаляется влага, а на электрофильтрах «убиваются» различные виды грибков, находящихся в обводненном масле. В ходе этой процедуры масло и другие диэлектрические жидкости могут регенерировать и, по словам Курочкина, срок их работы увеличивается в пять–семь раз.

«Две минуты — и до свидания»

Сегодня «Центр молекулярных технологий» по-прежнему размещается в Кузбасском Технопарке. После того как заканчивается очередной проект, сотрудники «Центра» заявляют новый и получают производственную площадку еще на два–три года. Филиал у компании находится на юге страны — в Ставрополе, там, где в технологии от «Микронинтер Сибирь» заинтересованы больше всего. Необходимо пояснить, что разработка технологии принадлежит «Микронинтер Сибирь», а продвижением и оказанием услуг занимается «Центр молекулярных технологий». Что до южного филиала, то местные подразделения нефтяной компании «Лукойл» — «Лукойл-Волгоградэнерго», «Лукойл-Ростовэнерго» и «Лукойл-Астраханьэнерго» — лучше других поняли значимость новой технологии очистки. «Важно понимать, что «Лукойл» — это один из крупнейших производителей масла в стране. Они как услышали, что наша технология позволит продлить срок службы масла, так сразу и поклялись нам в вечной дружбе, если таковое действительно случится», — с улыбкой говорит Алексей Курочкин. В «Лукойл-Ростов­энерго» пояснили, что очистка масла двухгодичной давности на ТЭЦ «Волгодонская-2» оказалась вполне успешной. По словам сотрудников компании, пробы показали девятый класс промышленной чистоты, притом, что изначально был пятнадцатый. Такой уровень промышленной чистоты приемлем для ТЭЦ, поскольку при более чистых уровнях из масла удаляются примеси, необходимые для работы.

Однако далеко не везде технологии «Центра молекулярных технологий» внедряются так гладко. В октябре 2009 года кемеровская компания с успехом провела очистку масла на гидроагрегате № 2 Новосибирской ГЭС (принадлежит ОАО «РусГидро»). В официальном сообщении электростанции тогда говорилось: «Очищенное масло положительно влияет на работу оборудования, поскольку исключается попадание механических частиц в зазоры узлов регулирования и золотников гидроагрегата, за счет чего предотвращаются отказы работы системы регулирования. Постоянная очистка масла молекулярно-ионным методом позволяет продлить срок его службы с двух до пяти лет, а также снизить вероятность развития аварийных ситуаций». В ГЭС отмечали, что «испытания свидетельствуют о высокой эффективности новой технологии сверхглубокой очистки масла без остановки гидротурбины. Использование этой технологии способно повысить надежность работы современных регуляторов частоты вращения и турбин в целом». Тем не менее, новаторская технология не получила широкого применения на энергообъектах «Рус­Гидро». Часть причин кроется в нежелании руководства понять суть предлагаемой технологии и оценить эффект от ее внедрения. «Представьте, что энергетики в разы сокращают объемы закупок масла и увеличивают ресурс работы в несколько раз — экономия просто потрясающая, а повышение надежности работы систем управления и регулирования делают ее незаменимой. Разработанная технология позволяет отказаться от промывочных жидкостей и позволит в качестве таковых использовать масло, находящееся в эксплуатации. Использование разработанной технологии позволяет полностью сократить издержки станций на привлечение специалистов для отладки систем регулирования и управления», — рассказывает Курочкин.

Часто общение компании с заказчиком и вовсе заканчивалось на стадии презентации проекта. «Помню, познакомили меня в Кемерове с Сергеем Мироносецким, он тогда был генеральным директором «Сибирской генерирующей компании». Слово за слово — и ему приглянулась наша технология. Говорит, прилетай в Москву и покажи всем нашим спецам, их точно заинтересует. Ну, прилетел, пришел в офис. Вставил диск в компьютер и буквально проговорил две минуты, как мне было заявлено, что все, о чем рассказываю, — это чепуха, и лучше мне вернуться в свое Кемерово», — вспоминает Курочкин. Самое интересное, что с другими энергокомпаниями, как например, «Мечел-Энерго», «Центру молекулярных технологий» удалось наладить сотрудничество. В прошлом году, на турбогенераторе № 1 ОАО «Южно-Кузбасская ГРЭС» был установлен комплекс ФОДЖ модификации КФ2–01. Результат оказался удовлетворительным: класс промышленной чистоты снизился с четырнадцатого до седьмого. Помимо экологического эффекта специалисты ГРЭС отметили и экономию средств. «Только на очистке и регенерации масла одной турбины № 1 мы сэкономили 404 тысячи руб­лей — настолько была бы дороже альтернатива полной замены масла», — поясняет управляющий директор ОАО «Южно-Кузбасская ГРЭС» Сергей Мирошников. В настоящее время на электростанции продолжает работать комплекс по очистке. Правда, теперь его обслуживают техники самой ГРЭС.

Опередить Китай

Другая сложность продвижения технологии сверхглубокой очистки диэлектриков, по мнению бывшего генерального директора Кузбасского Технопарка Петра Акатьева, заключается в налаженных потенциальным заказчиком каналах продаж и утилизации масел для турбин и турбоагрегатов, которые в случае полномасштабного внедрения технологии были бы недееспособны. «Вы поймите, что наша технология приводит к тому, что урезается бюджет электростанции — больше не нужно закупать новое масло и утилизировать старое, ведь благодаря фильтрации масло может работать и дальше. А коли необходимость в закупках отпадает, то не у дел остаются все те, кто это масло приобретал, а затем занимался обслуживанием. А собственнику это и надо — чтобы издержки падали, а производительность росла. Только зачастую до собственников не добраться, и все решается на уровне главных инженеров и директоров электростанции», — говорит Алексей Курочкин.

«Вы у меня спрашиваете, сколько нам нужно в год заключать контрактов, чтобы существовать и развиваться, — продолжает Курочкин. — Нам самое главное, чтобы работники станций и их собственники поняли необходимость и выгоду внедрения технологии». А ведь, по его словам, сибирские электростанции, мягко говоря, находятся в аварийном состоянии, что чуть ли не ремейк тарковского «Сталкера» там можно снимать. «Алтайский край, все нацио­нальные республики, отчасти Красноярский край — везде одинаковые проблемы с маслом. Плюс старые технологии и старое оборудование, недоукомплектация штатными единицами, а отладка иногда идет с помощью проволочек, но при этом поднимается крик, когда говорим о нашей технологии. По большому счету, все электростанции от Новосибирска и на восток — проблемные во всех смыслах», — отмечает генеральный директор «Центра молекулярных технологий».

И все же в компании надеются на рост спроса на услугу. Кемеровчане ее связывают с заказами от «Росэнергоатома», ведь с недавнего времени на четырех российских АЭС — Ростовской, Курской, Балаковской и Смоленской — установлены комплексы ФОДЖ. «Атомщики четко следуют нашим инструкциям, приобретают по два–четыре комплекса. С их объемами использования диэлектриков, а это около 150 тонн против 16 на ТЭЦ, наши комплексы — то, что надо. Теперь вот ждем официального доклада от «Росэнергоатом», может, тогда все сдвинется с мертвой точки», — размышляет Курочкин.

И действительно, в случае признания от госкорпорации, возможно, что распространение технологии не ограничится энергетической сферой, а будет интересно и другим отраслям, где могут быть использованы диэлектрики — космическая, авиационная и даже такая необходимая для Кемеровской области, как угледобывающая промышленность.

«Вы знаете, как шахтеры утилизируют машинное масло? Просто берут да сливают в котлован. У одного «Кузбассразрез­угля» (входит в холдинг «УГМК». — Ред.) в отходах — больше 10 тысяч тонн. А потом удивляемся, почему рядом с разрезами деревья окрашены в красный цвет. А теперь представьте, что все это масло можно было взять, очистить и регенерировать — это какой прорыв был бы! Но у нас дальше слов о строительстве перерабатывающего завода дело не доходит. Так и живем, что хоть технологию на Запад продавай, там ей найдут самое место», — сетует Курочкин. К слову, европейские и японские технологии очистки еще не обладают теми характеристиками, что имеются у кузбасской разработки. По мнению кузбасского инноватора, если подобная технология очистки, осушки и регенерации была бы разработана в Китае, то наша страна никогда не догнала бы Поднебесную.

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №37-38 (428) 8 сентября 2014
    Итоги приемной кампании в вузы
    Содержание:
    «Я за здоровый снобизм, но против чванливости»

    Ректор СибУПК Владимир Степанов рассказал, почему он вводит анкетирование студентов по оценке качества работы преподавателей, как устроена экономика полноценного коммерческого вуза и как договор со студентами о предоставлении образовательных услуг меняет учебный процесс

    Реклама