Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!
Экономика

Последний на селе

2014
Фото: Виталий Волобуев

Предприниматель Сергей Перепелкин восстановил электродный завод в далеком от Новосибирска и депрессивном райцентре. И в будущем собирается разместить на промплощадке другие производства

В поселке Чистоозерное (Новосибирская область), в 500 км от Новосибирска и в 250 км от Омска, делают изумительную по качеству колбасу. Всего за сотню руб­лей в местном магазинчике, где торговля ведется по старинке — из-за прилавка, — можно купить увесистую палку, в которой, даже не сомневайтесь, будет одно мясо. Проверено на себе — очень вкусно. До областного центра эта продукция не доезжает, как и множество других местных товаров. И даже не потому, что далеко, долго и дорого — просто чисто­озерные производители не настолько масштабны, чтобы претендовать на место под солнцем в большом мегаполисе. Работают на себя, радуются жизни и не переживают ни о каких санкциях: населения в поселке — чуть больше шести тысяч человек (в Чистоозерном районе, который граничит с Казахстаном, — около 20 тыс.).

Чистоозерное — далекий от Новосибирска районный центр не только с точки зрения географии. Новосибирская область в этом плане вообще уникальна: отъедешь от центрального города километров на сто и попадешь в совершенно другой мир, патриархальный и спокойный. Чистоозерное к тому же — единственный поселок с таким статусом, к которому не ведет асфальтовой дороги. Проехав мимо других райцентров, Купино и Багана, придется несколько десятков километров трястись по гравийке, а потом, чтобы въехать на главную улицу поселка — попрыгать немного и по земляному участку. Рассказывают, что во многом и по этой причине отсюда «сбежали» отделения Почты России и Сбербанка. Впрочем, связь с «большой землей» из Чистоозерного налажена по железной дороге, так что поселок — не полная глушь. Новенький вокзальчик, на который приходят электрички, да старинная водонапорная башня по соседству — пожалуй, единственные местные достопримечательности.

И жить бы в Чистоозерном натуральным хозяйством, бюджетной сферой, простейшей переработкой или небольшим сектором торговли, если бы не советское наследие — электродный завод (ЧЭЗ), разменявший в этом году свой 55-летний юбилей. Предприятие это, как ни странно, работало практически все годы своего существования, во времена плановой экономики выдавая до 14 тыс. тонн сварочных электродов в год. Тогда на заводе работало 400 сотрудников. Куда уходили столь гигантские объемы — сегодня не скажет никто, но и в девяностые, и в начале двухтысячных завод не прекращал производство, выпуская, правда, существенно меньше продукции — до двух–трех тысяч электродов ежегодно. Потребители этого товара — строительные и дорожно-ремонтные предприятия, железнодорожники, коммунальщики. Рынок большой, но чрезвычайно фрагментированный по клиентам. Параллельно на площадке, — и в советские годы, и под крылом «красного директора» на заре новой России, — функционировали и другие бизнесы. К примеру, авторемонтный и столярный. Говорят, работала тут даже пекарня. Но в девяностых пожар уничтожил главный электродный цех, и чудом уцелевшее оборудование было перенесено в авторемонтные мастерские.

На излете первого десятилетия двухтысячных, побывав в руках множества собственников и скатившись в банкротство, инициированное Сбербанком, предприятие все же было остановлено. Казалось, все закономерно — небольшие заводики и фабрики в отдаленных поселках, созданные в годы советского промышленного эксперимента, поголовно почили в бозе еще в девяностых. Завод в Чистоозерном продержался дольше, став исключением из правила. Тем удивительнее в начале этого года прозвучала новость, что ЧЭЗ восстановлен и вскоре снова начнет выпуск продукции. Съездив в райцентр, побывав на предприятии, пообщавшись с его собственником — предпринимателем из Новосибирска Сергеем Перепелкиным, а также работниками, мы убедились — это чистая правда.

Люди, деньги и желание

Мы приехали на завод в обед и поначалу испугались: у ворот не оказалось охраны, в комнате вахтера, за стеклом у турникета, было пусто, а в заводском здании стояла зловещая тишина. Казалось, оно по-прежнему заброшено и забыто. Но неожиданно из темноты коридора, словно из шахты, нам навстречу вышла пара рабочих — можно было выдохнуть. Вскоре на улице послышались звуки лихо затормозившего автомобиля: подъехал директор по безопасности Александр Фещенко — подтянутый мужчина в спортивном костюме, с добродушным лицом, но жестким рукопожатием.

Сергей Перепелкин 008_expert-sibir_41-42_2.jpg Фото: Виталий Волобуев
Сергей Перепелкин
Фото: Виталий Волобуев

Ожидать Сергея Перепелкина, который пробил колесо где-то на трассе и потому задержался, мы стали в комнате, где обитала охрана. Фещенко поставил чайник, вытащил из холодильника банку варенья и быстро накромсал сала с хлебом. Пока мы с дороги уплетали за обе щеки сельские деликатесы, удалось выяснить, что людям в поселке живется в целом неплохо. Не жалуются. Но когда работал завод, всем было как-то спокойнее. «С кадрами проблемы — да как везде. Не хочет если человек работать — так он и не будет работать. Уйдет в запой, бездельничать начнет. А если хочет — всегда найдет работу. В соседних поселках рабочие руки требуются, там получше сейчас с этим», — рассказал Фещенко.

«Для того чтобы что-то сделать, нужно, по большому счету, всего три вещи. Нужны люди, которые умеют и могут это сделать, нужны деньги и нужно желание это сделать», — перечислил условия успеха Сергей Перепелкин, добравшийся все-таки до Чистоозерного. Эти мало тронутые человеком края, рассказывает он, идеальное место для охоты. Сам Перепелкин в девяностых часто ездил сюда именно поохотиться. Пока однажды не оказался на заводе, функционировавшем по стандартной в те времена схеме: утром — ковры, вечером — электроды. «Мой сотрудник предложил — давай будем продавать электроды. В производстве мы тогда особо не разбирались, лезть в него не хотели, но торговать уже научились. Казалось, что здесь можно заработать», — вспоминает Перепелкин.

Попытки выстроить взаимовыгодные схемы сотрудничества с «красным директором» завода в итоге закончилась скупкой долгов предприятия и превращением новосибирских предпринимателей в его главных кредиторов. Но в двухтысячных Перепелкин на заводе не задержался — продал свои доли партнерам и занялся другими делами. Однако когда в 2012 году о ЧЭЗе, который к тому времени уже пару лет стоял закрытым, вспомнили областные власти, из правительства региона позвонили именно Перепелкину. И предложили взяться за знакомое дело. Пройдя через все перипетии конкурсного производства, предприниматель через учреж­денное им ООО «Пиксел» за 6,5 млн руб­лей выкупил имущество завода: производственный цех площадью 6,3 тыс. кв. метров, оборудование, два склада, несколько земельных участков и пр.

«Здесь была полная разруха. Крыша протекала, везде все бежало, вода стояла в цехах. Три года здание было бесхозным, не отапливалось, все системы водо- и теплоснабжения были разморожены», — рассказывает о первых впечатлениях от появления на знакомом предприятии уже в качестве владельца Перепелкин. Подчеркивая: ему повезло с теми самыми людьми, без которых ничего не получилось бы сделать. Работники завода — Александр Фещенко, Александр Редькин («старожил», начальник ремонтно-механического цеха), Александр Ольшевский (сейчас — исполнительный директор) и ряд их коллег из «старой гвардии», — сохранили главное: оборудование. Они просто не дали растащить железо на металлолом — охраняли и ухаживали за станками все годы простоя, не теряя надежды, что хозяин у завода рано или поздно появится.

А потому восстановление ЧЭЗа стало делом техники. Сначала починили крышу и установили пластиковые стеклопакеты. Затем восстановили системы обеспечения — свет, воду и тепло (у завода — собственная угольная котельная, электричество идет по сетям от расположенной рядом подстанции). Освещение в цехах поставили современное, энергосберегающее. Перепелкин с гордостью показывает новенькую душевую для работников и чистые туалетные комнаты. «Уверен, с этого надо начинать восстановление любого предприятия. Люди должны трудиться в нормальных условиях», — без шуток замечает бизнесмен.

Конечно, следы разрухи видны нево­оруженным глазом. На втором этаже административного корпуса, к примеру, пока работает только туалет — остальные кабинеты, где, по логике, должны сидеть директор и подчиненные ему службы, требуют серьезного ремонта. В зале совещаний стены украшают советских времен лозунги об электродах и их производстве. Нынешний топ-менеджмент, если можно так назвать руководящий состав предприятия, к этому относится философски — им не до кабинетной работы. Им важнее, что ожил главный цех: технологическая линия сейчас настраивается на выпуск основной продукции. «Кое-что мы, конечно, докупили, но в основном все оборудование просто разобрали и собрали по новой. В этой части я всегда был уверен», — рассказывает Перепелкин. Подчеркивая, что все получилось благодаря Александру Редькину, у которого «золотые руки».

В плюс сыграл и тот факт, что производство сварочных электродов — достаточно простое в технологическом плане дело. Если объяснять на пальцах, завод выпускает стальную проволоку различной длины и диаметра, на которую под прессом с высоким давлением наносится специальное покрытие из рутила, силикатного стекла и ряда других химических элементов (на ЧЭЗе — четыре пресса, но для полноценной работы, уверен Перепелкин, заводу хватит и двух). После чего все это отправляют в печи для обжига — и в итоге получают готовую продукцию определенной марки. «Главная задача — сделать так, чтобы металл, который наплавляется в процессе сварки, был как можно ближе к первичному металлу по твердости, химическому составу. По сути дела, в процессе сварки варится именно проволока. Но слой, который мы на нее наносим, помогает достигать нужного химического состава и определенных механических характеристик, чтобы металл не ломался при нагрузках, растягивался, если нужно», — объясняет Александр Ольшевский.

Производство было запущено 12 мая. Сегодня на заводе осваивают выпуск только самых востребованных марок электродов, предназначенных для ручной дуговой сварки: МР-3, УОНИ-13/55 и ОЗС-12 (всего, кстати, существует более двухсот разных марок). Продукцию, правда, еще нужно сертифицировать — без этого невозможно начинать продажи. Работников немного — всего 29 человек, большей частью — те же, что работали на заводе и до его остановки. И штат сильно раздувать не будут. «Людей должно быть мало, особенно если наша цель — высокая производительность», — подчеркивает Перепелкин.

К концу года руководство ЧЭЗа рассчитывает выйти на плановые 80–100 тонн продукции в месяц — с этого уровня, по всем расчетам, производство станет рентабельным 010_expert-sibir_41-42.jpg Фото: Виталий Волобуев
К концу года руководство ЧЭЗа рассчитывает выйти на плановые 80–100 тонн продукции в месяц — с этого уровня, по всем расчетам, производство станет рентабельным
Фото: Виталий Волобуев

К концу года руководство предприятия рассчитывает выйти на плановые 80–100 тонн продукции в месяц — с этого уровня, по всем расчетам, производство станет рентабельным. Главная задача на сегодня — наработать базу клиентов. За время простоя рынки были заняты конкурентами и импортом, и убедить потребителей снова покупать чистоозерные электроды будет непросто. Зато максимального транспортного плеча у электродов не существует. При средней стоимости тонны продукции в 50 тыс. руб­лей выгодна ее перевозка на любые расстояния, что на запад, что на восток. К тому же сырье в Чистоозерное поступает из Кузбасса, с Западно-Сибирского меткомбината. А поскольку доставка в поселок пойдет автомобильным транспортом, пустые грузовики в обратный путь смогут отправляться с электродами — так выгоднее. Так что географическая отдаленность райцентра — не риск для развития местной индустрии.

Не одними электродами…

По данным статистики, производство электродов в последние годы неумолимо падает. Если в 2011 году в стране было произведено около 104 тыс. тонн этой продукции, то по итогам 2013 года — порядка 98 тыс. тонн. Хотя доля, которую занимают сварочные электроды в общем объеме сварочной продукции, остается стабильной — около 20–25%. «Небольшой спад в прошлом году объясняется двумя факторами: более агрессивной политикой импортеров, среди которых ведущими являются Китай (40% импорта), Швеция (20%) и Япония (19%), а также общим для экономики спадом. Исторически вторым после внутреннего рынком сбыта продукции российских электродных заводов являются страны СНГ, в том числе и Украина. Текущая обстановка может негативно сказаться на уровне экспорта. И все же мы ожидаем роста спроса на сварочные материалы в связи со скорым началом реализации проектов, связанных с транспортировкой топлива, прежде всего, строительством газопровода «Сила Сибири», — говорит Дмитрий Раннев, генеральный директор финансовой компании GKFX.

Однако ориентироваться на эту аналитику стоит весьма аккуратно. Производителей электродов в стране можно условно разделить на две группы — по типу потребителя. В первой — высшая лига, крупные производители сварочной продукции, в том числе и электродов, прежде всего, для промышленных потребителей. Именно эти предприятия и определяют динамику и объемы рынка — в силу своих размеров. В этой группе выделяются Лосиноостровский завод в Санкт-Петербурге, группа «Спецэлектрод», три предприятия компании ESAB, мирового лидера по производству сварочного оборудования и материалов (исторически работают на нефтяников и газовиков), и «ММК-Метиз» из Магнитогорска (входит в структуру ММК). Кстати, три электродных завода группы «Энергопром» — Новосибирский, Новочеркасский и Челябинский — на самом деле работают на совершенно другом рынке: выпускают углеграфитовые электроды для черной и цветной металлургии. К сварочной продукции они отношения не имеют.

 012_expert-sibir_41-42.jpg Фото: Виталий Волобуев
Фото: Виталий Волобуев

Остальной рынок заполнен мелкими заводами, с мощностями не более 100 тонн электродов, так сказать, «бытового назначения» в месяц. Такая картинка сложилась потому, что производство сварочных материалов, в том числе и электродов, в России долгое время развивалось не в качестве самостоятельной отрасли. Это были вспомогательные подразделения на заводах, регулярно использующих электродную продукцию, или опытные производства в составе НИИ; существовало множество линий по выпуску электродов на машиностроительных и металлургических заводах, действовавших в качестве побочных (к примеру, в Сибири рынок еще недавно заполнялся дешевыми электродами Бийского олеумного завода). Сегодня в этой разношерстной группе, если приглядеться, можно обнаружить и предприятия, реальным производством вообще не занимающиеся, — под маркой «заводов» скрываются обычные перепродавцы китайских электродов. Сюда же стоит отнести и прямых импортеров сварочной продукции. Такие предприятия и компания востребованы — на рынке существует огромное число «разовых» потребителей и мелкоты, не имеющей постоянных поставщиков.

ЧЭЗ с его объемами выпуска — типичный небольшой производитель. Правда, с самостоятельной историей. Перепелкин прекрасно понимает, что десятки тысяч тонн ежегодного производства остались в прошлом: такие объемы рынку больше не нужны. К тому же в последнее десятилетие растет популярность других методов сварки, более экономичных и качественных: сварочными проволоками, вольфрамом и т.п. «Так что сварочные электроды, так скажем, — отмирающий вид продукции. Не знаю, сколько он будет отмирать — десять или двадцать лет, но спрос на него все равно будет падать», — уверен Перепелкин. Совсем электроды, конечно, не исчезнут, ведь этот метод сварки остается самым дешевым и простым. А значит, на него всегда найдется свой потребитель.

Но будущее — за превращением электродного завода в Чистоозерном в некий индустриальный парк. Уже сегодня технологические линии переставили так, чтобы освободить место под крышей для других производств. «100 тонн в месяц для нас — небольшая загрузка. Но у нас огромные производственные площади, которые нужно эффективно использовать. Здесь можно организовать обработку металлов или наладить выпуск товаров народного потребления», — говорит Александр Ольшевский.

Скорее всего, именно последнее направление и будет воплощено в реальность. Дело в том, что основной бизнес Сергея Перепелкина — компания «Сити-групп» — уже много лет производит в Китае и продает в Сибири огромную гамму продукции, в основном «ширпотреба». «Будем просчитывать, можно ли здесь выпускать с нормальной рентабельностью самые простые вещи: качели, тенты, мангалы. Я знаю, кому эти товары можно продать. Если можно будет это все выпускать здесь, а не в Китае, — будет замечательно и очень хорошо», — говорит предприниматель. В восстановление завода в Чистоозерном он вложил исключительно собственные средства (суммы Перепелкин не называет, в СМИ фигурировала цифра 40 млн руб­лей), по сути, изъяв их из других бизнесов. Так что ЧЭЗ для него — всерьез и надолго.

«Эксперт Сибирь» №41-42 (430)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Лидеры ИТ-отрасли вновь собрались в России

    MERLION IT Solutions Summit собрал около 1500 участников (топ-менеджеров глобальных ИТ-корпораций и российских системных интеграторов)

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки

    Рынок новостроек станет чище, а дольщики заплатят за свои гарантии

    Девелоперы предлагают поторопиться с покупкой квартир, поскольку ввиду новых правил долевого строительства новостройки могут подорожать уже к началу будущего года


    Реклама