Утром — деньги, вечером — сапоги

Русский бизнес
Москва, 06.10.2014
«Эксперт Сибирь» №41-42 (430)

Междуреченск — красивый город. Лежащий между двух рек и окруженный горными хребтами, он, словно врата, открывает путь в чудесную страну, именуемую Кузнецким Алатау. Средневысокое нагорье в системе Саяно-Алтайской горной области известно всем сибирским любителям пеших экспедиций и зимних вылазок на лыжах. И красота эта вдохновляет в том числе на открытие производственного бизнеса!

Можно сказать, деятельность молодого кемеровского предпринимателя, уроженца Междуреченска Алексея Поскрякова, была предопределена с детства — в крепких, теплых сапогах и на устойчивых лыжах удобнее изучать природу родной области, ходить в походы и охотиться в лесу. В двенадцать лет он сделал для себя первые сапоги. «Потом были подарки для друзей и школьных товарищей, а после этого я начал понемногу продавать», — вспоминает Алексей.

Умению стачать сапоги Алексея обучил отец, Виктор Поскряков. «У меня все идет от отца, он — главный пример для подражания. Отец и в шахте работал, и в пожарной охране занимался, и выделкой мехов», — рассказывает бизнесмен. К моменту окончания школы Алексей производил до 500 пар в год. «Мой день складывался так: с утра в школу, после нее до семи вечера работаю над сапогами, в восемь — тренировка по боксу. Все успевал: и учиться, и работать», — улыбается Алексей.

Пошли на рынок

Настоящий бизнес начался после поступления в кемеровский филиал Современной гуманитарной академии на специальность «Бухгалтерский учет, анализ и аудит». Уже на втором курсе, в 2007 году, Алексей открыл юридическое лицо для своего производства — ООО «Поскряков». Почти сразу зарегистрировал торговую марку «Ичиги». Чуть позже появилась еще одна фирма — ИП. Деление простое: ООО отвечает за производство лыж, ИП — за сапоги «Ичиги».

«Ичиги — это народное название легкой обуви наподобие сапог. Но его никто не успел зарегистрировать, хотя оно распространено в простонародье», — объясняет Алексей Поскряков.

Технология изготовления сапог зиждется на понимании, где продукция будет использоваться. «Допустим, это тайга, значит, первое — непромокаемость и высокое голенище, чтобы не набился снег. Используем кожу, а не резину, потому что от резины вспотеет нога. Второе: нога не должна мерзнуть. Мороз идет от подошвы — делаем ее не­промерзающей. Третье: внутри сапога — теплая подкладка. Мех или войлок. С мехом будет мягче, с войлоком — теплее. Вот и весь механизм», — констатирует Алексей.

Однако главный модельер и дизайнер в компании — это Поскряков-старший. Вообще функции в фирме между отцом и сыном поделены следующим образом: производство, оборудование в цехах и выпуск — на Викторе, а поиском партнеров, сбытом и закупкой материалов для сапог и лыж занимается Алексей. И если с комплектующими для сапог проблем не возникает, то дерево и шкуры нерпы для лыж — сложная тема.

«Лыжи делаем из осины. Долгое время бился — пытался найти нормальных поставщиков. Всего как полгода работаю с бригадой из Калтана (юг Кемеровской области). Только у них можно купить хорошую древесину», — уверен Поскряков-младший. В поставки нерп (шкура нерпы с мехом используется для обивки внутренней стороны лыж, чтобы было хорошее скольжение, противооткат и бесшумность при ходьбе) и вовсе вмешалась существующая внешнеполитическая ситуация. «Наш постоянный партнер — это Канада. Они исполнительнее, чем, скажем, иркутяне и буряты. Но в последнее время возникли сложности с поставками. Так что приходится покупать на рынках в Новосибирске», — сетует Алексей. Что до сибирских артелей, занимающихся отловом нерп, то, по словам директора фирмы, «наши работать не любят».

Быть в теме

Сегодня производство ИП и ООО «Поскряков» размещается в Заводском районе Кемерова, в десяти минутах езды от площади Советов и железнодорожного вокзала. На арендуемой территории — офисные помещения и два цеха: для производства сапог и лыж. «Первое время у нас было четыре человека: отец, я и два столяра. Но постепенно мне пришлось с выпуска переключиться на другие направления в фирме», — вспоминает Алексей.

За семь лет деятельности фирмы через нее прошло почти 600 человек. Текучку кадров предприниматель объясняет «сопутствующими интересами рабочих». «Вот, допустим, портной. Скорее всего, у него будет судимость. Вдобавок, он либо наркоман, либо алкоголик. Столяры, как правило, тоже любят выпить», — делится наблюдениями Алексей Поскряков. Другая проблема — большинство соискателей не готовы к интенсивному труду. Как замечает Алексей, «работа не супертяжелая, но трудиться надо». Но вот с этим-то возникают сложности. Именно по этой причине в ИП «Поскряков» не заинтересованы во вчерашних выпускниках. Ставка делается на более взрослые и опытные кадры.

Помимо рекрутинга, сложности у собственника «Поскрякова» были и в продвижении бизнеса. И если для раскрутки в Кемерове и Кузбассе помог городской бизнес-инкубатор с его грантами и победами в различных конкурсах, то на территории страны поначалу было несладко. «Открывал Интернет, смотрел, где какие магазины, и отправлял туда письма с информацией о нашей продукции. По ответу сразу было ясно: в теме человек или нет», — говорит Алексей Поскряков. Бизнесмены попадались разные: кому-то было интересно, что производят в Кемерове, но были и такие, кто на смех поднимал Алексея с его «Ичигами».

Но постепенно ситуация изменилась, благо в Сибири и на Дальнем Востоке конкурентов у «Поскрякова» нет. Даже кировская фабрика по производству охотничьих лыж закупает у кемеровчан их осиновую продукцию. «Сами-то делают на березе, но вот спрос есть и на осиновые лыжи», — говорит Алексей. Что до сапог, то особо активны в покупках магазины из центральной части России — туда уходит до 50 процентов всей продукции. Поскряков-младший объясняет это тем, что там потребитель богаче. С недавнего времени в сапогах, а точнее, в летней модификации стали испытывать потребность жители юга России. «Это из-за охоты на болоте, что популярна в тех местах», — поясняет Алексей.

Оптом проще

«Собственный магазин? Зачем он нам?» — искренне удивляется Алексей Поскряков. И тут же добавляет: «С ним много мороки — проходное место, аренда, обучение продавцов, а выхлоп — минимальный. Не проще ли договориться со специализированными охотничьими магазинами?».

С торговыми компаниями Алексей Поскряков работает на условиях предоплаты. «Но проверенным партнерам можем предоставить отсрочку в месяц. Скажем, мы им первого отгрузили лыжи, тридцатого того же месяца пришли деньги, а на следующий день — новая поставка от нас. А с самыми важными нашими дистрибьюторами мы растягиваем оплату. Допустим, в сентябре они взяли товар и только к январю полностью расплатились», — рассказывает Алексей.

«Важные дистрибьюторы» — это про отдельные магазины в Красноярске, Томске и Новосибирске, где заказы могут доходить до нескольких миллионов руб­лей. В противовес почти не наблюдается спроса на Алтае, в Хакасии и Бурятии. Отчасти это связано с отсутствием подходящих мест для осенней и зимней охоты, отчасти — с неразвитой логистикой. «Иркутская область и Забайкалье тоже слабы по поглощению товара. Кузбасс на удивление неактивен, зато ближайшие соседи более заинтересованы», — заключает бизнесмен.

Калькулятор

Всего на совместном производстве работает 30 человек. Зарплаты варьируются от количества выпущенной продукции и могут достигать от 25 до 75 тыс. руб­лей. В год производится пять тысяч пар сапог, пять тысяч пар простых лыж и тысяча с нерпой. Порядка 70% товара продается через магазины, 30% — заказы компаний и государственных учреждений. Цена за пару сапог и простых лыж — одинакова: по три–четыре тысячи руб­лей, лыжи с нерпой стоят 9–16 тыс. руб­лей. Расходы на рекламу — 300 тыс. руб­лей в год. Рентабельность бизнеса — 40–60%. Чистая прибыль — 12 млн руб­лей в год.

Планы

«Мой отец постоянно повторяет, что работа должна приносить удовольствие. В противном случае это будет каторга. Вот я и стремлюсь, чтобы был постоянный интерес. Сколько еще можем произвести? В какие магазины можем поставить? Какие модели придумать?» — отвечает Алексей на вопрос о дальнейших планах.

В то же время Поскряков пока не собирается выходить на зарубежный рынок. «Это неинтересно, важнее работать для отечественного потребителя. Увеличивать количество рабочих и площадь цехов, смотреть, как идет спрос, и наконец нащупать свой предел, чтобы подойти к нему с готовыми мощностями», — подчеркивает предприниматель.  n

У партнеров

    Реклама