Новая траектория развития высшего образования

Общество
Москва, 01.12.2014
«Эксперт Сибирь» №49 (435)
Существующая система высшего образования, по мнению регио­нальных вузов, нуждается в срочной реформе. Из Сибири предлагают новаторские подходы

Когда-то советская высшая школа была одной из лучших в мире. Инженеры и гуманитарии, получавшие высшее образование, без проблемч находили «путевку в жизнь». Однако времена сменились, на дворе — капитализм, диктующий свои суровые законы. Но вузы в большинстве своем продолжают жить по старым схемам, подготавливая специалистов, которые лишь в половине случаев оказываются способными и готовыми работать в рамках полученной квалификации. О том, какой должна быть система высшего образования и как университетам найти общий язык с профессио­нальным сообществом, журналу «Эксперт-Сибирь» рассказали первый проректор по учебной работе Алтайского государственного университета (АлтГУ), доктор юридических наук Евгений Аничкин и доктор экономических наук, профессор АлтГУ и директор Центра развития, оценки и сертификации квалификаций Алтайского государственного университета Наталья Брюханова.

Наталья Брюханова 026_2.jpg
Наталья Брюханова

«Потребности формируют работодатели»

— Один из важнейших сегодня вопросов — это определение стандарта качества для высших учебных заведений.

Евгений Аничкин: — Речь идет не только о высшей школе, но и о системе образования в целом. Мы говорим о том, что сегодня подходы к формированию стандартов качества образования и частично функции его контроля в соответствии с новым законом об образовании перекладываются на профессио­нальные сообщества и общественные организации.

— До этого Министерство образования и науки определяло, какие вузы готовят хороших специалистов, а какие — не очень хороших?

— Да, практически участие в формировании госзаказа на образовательные услуги принимал только регулятор — Министерство образования и науки. Оно и сейчас формирует аккредитационные и лицензионные требования и контрольные цифры приема, проводит мониторинг вузов. Правда, сегодня мы видим, что государство постепенно отходит от того, чтобы быть единственным заказчиком и контролером в области образования.

— Почему?

— Мы переходим в большей степени к регио­нальному заказу, который должен формироваться в соответствии с потребностями регио­нального рынка труда.

— То есть, раньше у федерального центра была потребность в том, чтобы вузы выпускали больше инженеров, а теперь исходим из того, что нужно Новосибирской области, Алтайскому краю, Кемеровской области?

— Да, но это происходит постепенно. Резко перейти не можем. Контрольные цифры приема по-прежнему выделяются министерством. Оно также выступает основным заказчиком. Но невозможно из Москвы увидеть все потребности региона по обеспечению теми или иными специалистами, поэтому сейчас переходим к тому, чтобы формировать образовательный заказ на основании потребности регио­нального рынка труда.

— А кто мониторит регио­нальный рынок труда?

— Потребности рынка труда формируют работодатели. Они и должны быть главными заказчиками образовательных услуг и оценщиками их качества. Сегодня для этого сформировался новый механизм — профессио­нально-общественная аккредитация. Координаторами всех процессов должны выступать регио­нальные органы управления образованием. Это, по сути, шаг к формированию регио­нального госзаказа и к контролю над образованием на регио­нальном уровне. Но контролю не с формальных позиций, отвечает или не отвечает существующему законодательству, а к контролю соответствия требованиям профессионального сообщества. Выяснить, тех ли специалистов готовит вуз? Ведь сегодня стоит вопрос: работодатель массово заявляет, что образование не отвечает тем потребностям, которые они предъявляют — ни в качестве, ни в направлениях подготовки.

— А почему есть это несоответствие? Неужели высшая школа — это совершенно негибкий институт, которому требуется больше времени для перестройки на реальные рельсы?

— Высшая школа, как и вся система образования — институт негибкий. И механизмы, которые были задействованы в системе образования, не предполагали гибкость. Формировались на федеральном уровне стандарты, в соответствии с которыми жила и работала вся система образования. Такого вот механизма, который бы предусматривал двухстороннюю связь и воздействие со стороны работодателей, — не было. Он появился только сейчас.

— Подождите, но мы в капитализме живем уже двадцать лет. От плановой экономики вроде бы отошли.

Евгений Аничкин: — Да, отошли. Но система образования еще не трансформировалась полностью. Она остается зарегулированной из центра. Социально-экономическое развитие регионов идет разными путями и достаточно дифференцированно, и система образования еще не смогла адаптироваться к регио­нальным потребностям. Она больше ориентирована на федеральный уровень.

— Сколько потребуется времени, чтобы система образования адаптировалась к потребностям каждого конкретного региона?

— Думаю, потребуется два–три года.

«Система до конца не сформирована»

— Какие приняты законодательные акты по передаче функций от центра к регионам в осуществлении экспертного контроля и вынесения некой оценки?

— Это новый закон об образовании 2012 года и конкретно 96 статья, где введен институт общественной и профессио­нально-общественной аккредитации. Здесь предусматривается активное участие общественных советов в вопросах оценки качества образования и формирования образовательных программ и стандартов. Второй момент — это участие крупных объединений работодателей — регио­нального, отраслевого и межотраслевого уровней. И это признанные авторитетные представители сообщества. Они должны начинать принимать участие в формировании стандартов и оценке качества образования.

— Кого вы имеете в виду, Торгово-промышленную палату?

— Главный орган, которому отводится эта роль, Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП). В апреле этого года указом президента России создан Нацио­нальный совет по развитию квалификации. По сути, РСПП еще в 2009 году подписал соглашение с Министерством образования и науки о сотрудничестве в области образования. Был разработан ряд положений, предусматривающий их активное участие как раз в формировании образовательной системы страны.

— В чем недостатки этой системы профессио­нально-общественного контроля?

Наталья Брюханова: — Есть один явный недостаток — это нечетко сформулированные потребности общества и профессио­нальных сообществ к системе образования.

— Что вы имеете в виду?

— Чтобы формировать образовательную программу, нужно иметь четкие критерии — что нужно заказчику, какие нужны компетенции у выпускников. Они должны быть сформулированы, чтобы образовательная система четко понимала, что ей нужно делать, каких специалистов должна готовить, каким набором знаний и навыков должен обладать выпускник, чтобы соответствовать потребностям работодателей. Пока работодатели не сформулировали, чего они хотят. И это не позволяет системе образования понимать свою задачу и, соответственно, выполнять ее качественно.

— Вы об этом говорите, основываясь на всех регионах или только на опыте высшей школы Алтайского края?

— Так происходит в целом по стране. В Алтайском крае происходит постепенное движение образования и работодателей навстречу друг к другу. Необходимо сформировать во всех регионах центр оценки сертификации и квалификации. Мы сейчас идем к тому, что одного диплома об образовании недостаточно, чтобы быть признанным профессио­нальным сообществом. Это практикуется в большинстве развитых стран. Должна быть сертификация полученных квалификаций. Профессио­нальное сообщество должно знать, что ты не только освоил образовательную программу, предусмотренную вузом, но и получил соответствующие компетенции, освоил их на том уровне, чтобы признаваться специалистом на рынке труда.

«Возникает вовлеченность работодателей»

— Самая главная проблема, что образование дает больше теории, а работодателю требуется понимание практических процессов.

Евгений Аничкин: — Вот поэтому мы движемся к тому, чтобы работодатели стали активными участниками образовательного процесса. Нормативно-правовая база для этого в основном уже создана. Есть документ, который прописывает трудовые функции, требования к образованию, предъявляемые к специалисту определенного уровня — это профессио­нальный стандарт, который должен заменить устаревший справочник профессий и задать нацио­нальную рамку квалификаций. Утверждено уже более ста стандартов. Есть, например, проект стандарта бухгалтера. В бухгалтерской профессии уже давно нужно не только экономическое образование иметь, но и получить аттестат профессио­нального бухгалтера — своего рода сертификат качества. В нем прописано, какое бухгалтер должен иметь образование и какие у него ключевые функции.

— Получается двойная система проверки качества. С одной стороны, государственная — экзамены и диплом. С другой стороны, общественно-профессиональная.

Наталья Брюханова: — Да, это общепринятая мировая практика, и мы к ней постепенно движемся.

— А если выпускники конкретного вуза в массе своей не будут проходить сертификацию, что тогда будет с учебным заведением?

— В перспективе вуз, не признанный работодателями, некачественно готовящий специалистов, соответственно не имеет права на существование. Любая образовательная организация должна готовить тех, кто востребован, профессио­нален и имеет способности для плодотворной профессио­нальной жизни.

— Сейчас какие сложности в формировании регио­нальной системы оценки образования?

Препятствие в том, что нормативные акты пишутся в разных отраслях права. И прочитываются они не системно, нет четкой линии понимания ни у органов образования, ни у профессио­нальных сообществ, как нужно строить эту систему. Мы стремимся привести этот процесс к общему пониманию. Сегодня нет четкого осознания, как это должно выглядеть. Есть Нацио­нальное агентство развития квалификации, но на регио­нальном уровне должна быть создана дочерняя организация, которая будет на местном уровне этот процесс контро­лировать и обеспечивать.

— Вы предлагаете один из вариантов?

— Да. Система может быть трансформирована, но исходя из того, какое выстроилось нормативно-правовое обеспечение и кто выступает в качестве ключевых игроков. Пока она видится в такой форме, но возможны варианты. Однако я считаю, что РСПП, «Опора России», ТПП должны стать первыми, кто сделает шаги по формированию новой системы образования.

— А отделения этих организаций в Алтайском крае готовы к таким действиям?

— Разговоры ведутся с ТПП и Алтайским союзом промышленников и предпринимателей — они почти готовы. Им это интересно, но пока все выстраиваем организационно, чтобы было четкое понимание, в каком виде это будет. Законодательство абсолютно новое — некоторые постановления были приняты в сентябре этого года. Времени прошло совсем немного. Поэтому мы говорим, что эта система еще только зарождается.

У партнеров

    Реклама