ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Свято место

2015

Девятимесячное эмбарго на продовольствие из стран Запада показало: сибирские пищевики вполне способны на импортозамещение. Все, что им нужно, — это еще три–пять лет санкций, доступ к кредитам и господдержка

«Уважаемый Владимир Владимирович, к вам просьба сельскохозяйственных производителей: не отменяйте, пожалуйста, санкций в отношении зарубежных товаропроизводителей, дайте нам собственными силами заполнить рынок своей экологически чистой продукцией. Боюсь, что наши рынки будут завоеваны зарубежным товаром», — выразил месяц назад во время прямой линии с президентом страны Владимиром Путиным общее чаяние российских производителей сельхозпродукции новосибирский аграрий Юрий Ланга. Мотивы его вполне понятны. На свободном от конкуренции с западными товарами рынке можно гарантировано сбывать продукцию худшего качества и по завышенной цене. Ведь если местное, то, значит, экологически чистое и априори требует больших затрат. Таких примеров уже немало. Выращенные в теплице новосибирские помидоры на прилавках магазинов города оказываются на треть дороже среднеазиатских. Такой выбор: не хочешь — не бери! Ну и, конечно, при определенных условиях эмбарго создает возможности для импортозамещения — производства столь любимых сибиряками продуктовых брендов, которые еще в год назад в обилии ввозились в регион из стран Европы.

И сибирские производители «пищевки» уже делают первые успехи в наполнении освободившегося рынка замещающей импорт продукцией. А учитывая по-прежнему сложные отношения России с Западом и растущую благодарность от селян и переработчиков за появившиеся возможности для развития бизнеса, с большой долей вероятности санкции в отношении западного продовольствия в августе не отменят, и они окажутся продлены еще на год. Значит, у сибирских производителей есть шанс укрепить позиции перед тем, как рынок откроется для все еще желанного импорта.

На волне эмбарго

По оценке Минсельхоза РФ, в результате антисанкций российский рынок потерял 59 тыс. тонн мяса КРС, 450 тыс. тонн свинины, 338 тыс. тонн птицы, 530 тыс. тонн рыбы, 3,64 млн тонн молочной продукции, 240 тыс. тонн сыра, 916 тыс. тонн овощей, более полутора миллионов тонн фруктов. Все это в годовом исчислении. «Наиболее остро стоит проблема с производством молочной продукции, а именно — сыров. По ним пока не удается обеспечить качественное импортозамещение — цикл производства сыра очень длинный, — объясняет директор по инвестициям QB Finance Дмитрий Лепешкин. — Например, моцареллу производят в Новосибирске, но, чтобы нарастить объем, нужно вырастить сначала необходимое количество голов молочных коров. А это не год, а как минимум три. То есть сыры — такие, как пармезан, горгонзола, маскарпоне, — это самые проблемные позиции. Сибиряки сумеют сделать эти продукты самостоятельно, но нужно три–пять лет, плюс, чтобы поставщики сырья не ленились и не пытались монопольно повышать цены».

До объявления эмбарго импорт сыров достигал 50%. Похоже, такого уже больше не будет. Новые условия вдохновили сибирских сыроваров, чьи мощности производства прирастают от месяца к месяцу. По итогам 2014 года, в самом аграрном регионе Сибири — Алтайском крае — произвели 72,3 тыс. тонн сыров. Это исторический максимум. В I квартале текущего года производство сыров и сырных продуктов выросло на 40,5% по отношению к аналогичному периоду прошлого года. Сыровары осваивают производство сыров известных европейских марок, как бри, камамбер, моцарелла, рикотта. Очевидно, что на фоне исчезновения в магазинах импортных сыров — это долгосрочный тренд. При этом рассчитывать на снижение цен на сыры не приходится. Президент «Союза сыроделов Алтайского края», генеральный директор ГК «Киприно» Денис Зюзин считает, что килограмм качественного алтайского сыра в рознице не может быть дешевле 400 руб­лей. Арифметика проста: на килограмм сыра требуется 10 литров молока, базовая стоимость которого — 20 руб­лей за литр. К этому нужно прибавить затраты предприятия на переработку сырья — порядка 35 руб­лей на килограмм продукции. А еще НДС, расходы на доставку (30%) и торговая наценка (30%). При таких нехитрых расчетах итоговая цена на местный сыр переваливает за 450 руб­лей за килограмм.

Слишком дорого

Впрочем, далеко не все производители продуктов питания довольны антисанкционной политикой российских властей и ростом цен на товары. «Фактор российских санкций на импортное продовольствие нельзя назвать благоприятным. В течение прошедшего года мы столкнулись с высочайшим ростом цен на сырье (мясное, масложировое, овощи, специи, упаковочные материалы). Как следствие, получили существенное сокращение доходности компании, которая не позволяет осуществлять проекты, связанные с развитием производственных мощностей и продвижением продуктов компании для потребителей. Плюс тот рост цен, который мы смогли произвести в каналах продаж, не компенсировал нам даже половину роста цен на сырье», — сетует генеральный директор ООО «Комбинат полуфабрикатов «Сибирский Гурман» Дмитрий Гапоненко.

Генеральный директор холдинга «Российские мясопродукты» (в составе холдинга работают «Сибирская продовольственная компания» и «Красноярская продовольственная компания») Елена Бондаренко главный вызов времени видит не в борьбе с импортом, а в падении потребительского спроса. В отличие от европейской части страны доля импортных колбас на рынке СФО всегда была минимальной — менее двух процентов. Проблемы конкуренции с зарубежными производителями колбас у местных производителей не существовало. «Если проанализировать текущую ситуацию на рынке мясопереработки, то станет ясно: по всем субъектам федерации идет снижение потребления колбас и мясных деликатесов. По итогам 2014 года объемы потребления мясоколбасных изделий в России упали на шесть процентов. И здесь играют свою роль и уменьшение доходов населения, и рост инфляции, и ослабление руб­ля. Снизился и средний вес покупки», — перечисляет Бондаренко. Как результат — ужесточается конкуренция: переработчики запускают на рынок портфель дешевых линеек, в том числе и те, кто ранее не работал в этом сегменте. Активно входят в переработку птицефабрики, предлагая потребителю дешевые колбасы из мяса птицы. «Сегодня это устойчивые реалии рынка, в которых нам предстоит жить и работать в ближайшие годы», — убеждена глава холдинга.

Впрочем, импортозамещение происходит и на колбасном рынке. Сибирские переработчики осваивают сегмент деликатесов премиум-класса, которые до ввода эмбарго завозились в регион из Европы. Эту категорию продукции в промышленных масштабах сибиряки не выпускали. «С введением санкций эта ниша освободилась. Производить сыровяленые колбасы по традиционным итальянским технологиям (колбасы с плесенью) мы начали в 2013 году, а в прошлом году вышли на стабильные объемы и расширили географию продаж. Сегодня у нас уже есть отлаженные технологии производства сыровяленых колбас, отработанные рецептуры и ассортимент. И есть запрос с рынка, который мы должны удовлетворить», — говорит Елена Бондаренко.

Не все сразу

По оценке генерального директора группы «Продо» (включает семь предприятий в Омской области — две птицефабрики, молочное производство, растениеводческое хозяйство, молзавод, крупнейший в регионе мясокомбинат «Омский бекон» и комбикормовый завод) Петра Илюхина, у регио­нальных сибирских производителей сегодня куда больше перспектив, чем у их коллег в европейской части страны. «Уровень конкуренции в Сибири хотя и постоянно растет, еще предоставляет возможности как интенсивного, так и экстенсивного развития», — убежден Илюхин. Во всяком случае, для «Продо» эмбарго стало благом — несмотря на кризис, все предприятия холдинга в конце 2014 года и первые месяцы 2015-го показали положительную динамику производства. Более того, компания не отказалась от инвестиционной программы, принятой в 2014 году и рассчитанной до 2020 года. Она призвана оптимизировать производство, логистику и управление, снизить себестоимость, повысить качество продукции и рост объемов производства.

Однако на масштабную модернизацию в условиях ухудшения экономической ситуации сегодня способны единицы. Но без современного оборудования невозможно выпускать конкурентоспособную продукцию. «Расширение господдержки, предоставление доступа к льготным кредитам — вот меры, которые способствовали бы развитию регио­нальных агропредприятий, а также развитию российского сельского хозяйства в целом и росту конкурентоспособности отечественной продукции», — убежден Петр Илюхин.

Государство от помощи предпринимателям не отказывается, но объемы господдержки импортозамещения остались на уровне 2014 года. «Приоритет в господдержке бизнеса отдается переработке пищевых продуктов и обрабатывающему производству, социальному предпринимательству и сфере услуг. Более 800 миллионов руб­лей будет выделено в рамках отраслевой программы развития малого и среднего предпринимательства. Если суммировать все средства, выделяемые управлениями и ведомствами, — это 3,5 миллиарда руб­лей ежегодно», — комментировал в конце апреля начальник управления Алтайского края по развитию предпринимательства и рыночной инфраструктуры Евгений Дешевых.

«Сегодня можно с уверенностью говорить о положительном эффекте от частных инвестиций и господдержки свиноводства и птицеводства, которые осуществлялись на протяжении последних лет. И сейчас мы имеем возможность закрывать потребности за счет отечественной свинины. Сложнее ситуация с производством качественной говядины. Проекты по производству говядины пока единичны. На рынке сохраняется ее дефицит. Более того, с середины 2014 года говядину (скот в живом весе с Алтая, из Республики Алтай, Новосибирской и Омской областей) скупает Казахстан, что также ведет к удорожанию российской говядины», — рассказывает Елена Бондаренко из «Российских мясопродуктов».

По заверениям чиновников, в этом году господдержка должна стать более доступной, а ее объемы увеличатся из-за девальвации. Но чудес не бывает. Притом, что продовольственное импортозамещение требует миллиардных вливаний, банки готовы поддерживать крупные инвестиционные проекты только при условии высокой рентабельности бизнеса. Ее-то в кризис на рынке сельхозпереработки — нет.

«Эксперт Сибирь» №21 (452)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    Самозанятым помогут заявить о себе

    Альфа-Банк первым представил мобильное приложение для самозанятых

    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама