Экономика

Не Китаем единым сыты

2015

Когда политики и бизнесмены рассуждают о переориентации на восток, то под этим априори подразумевается развитие отношений с Китаем. Однако не менее важна для Сибири еще одна страна — Корея

Один из главных трендов последнего года в России, как отмечают многие эксперты, — это смена ориентиров во внешней политике России с условного западного направления на условное восточное. Правда, представления об абстрактном Западе и абстрактном Востоке в пылу непримиримых прений закономерно редуцировались до понятной всем географии: ЕС или КНР. Безусловно, такое упрощение удобно для концентрации аргументационной базы в жаркой интеллектуальной дуэли, но обратной стороной становится существенное сокращение современного многообразия международных отношений. Картина мира, в которой только два пути — Запад–ЕС и Восток–Китай — препятствует поиску альтернативных путей развития и выработке взвешенных решений, исходя из реального положения дел.

Повод задуматься

Что если посмотреть на окружающую нас действительность с более объективного удаления? Почему, говоря о дружбе с Востоком, подсознательно принимаем в расчет непосредственно Китай? Можно ли, повернувшись в сторону Тихого океана, разглядеть за внушительными ярлыками мировой статистики: «вторая экономика мира», «производитель промышленных товаров № 1», «наибольшая динамика экономического роста», «самые больше золотовалютные резервы в мире» — что-то кроме силуэта поднебесного гиганта? Есть ли у внешней политики России другие альтернативы кроме стратегического партнерства по оси Москва–Пекин?

Как это часто бывает, подсказки для ответа на эти вопросы разбросаны на самых видных местах, мы каждый день встречаем их в повседневной жизни. К примеру, самый популярный в РФ иностранный легковой автомобиль последних лет Hyundai Solaris. Второй, третий и четвертый по продажам смартфон в РФ в 2014 году — различные модификации Samsung Galaxy. Начиная с «лихих девяностых», традиционное спасение семейного ужина или рабочего обеда — лапша «Доширак». Ну и как не вспомнить хит школьных чаепитий — печенье «Орион Чокопай». Очевидно, что не «Китаем единым» сыт отечественный потребитель. Однако если взглянуть на производителя всех этих вещей — Республику Корею (РК) в более широком контексте, то мы увидим еще больше мотиваций для дальнейшего развития межгосударственных отношений.

Неожиданно для многих с 1 января 2014 года начало действовать соглашение между РФ и РК о взаимной отмене визовых требований. С дипломатической точки зрения, это наглядная демонстрация заинтересованности в развитии будущих межгосударственных отношений. Теперь даже туристические поездки между странами максимально освобождены от бюрократической волокиты и лишних финансовых затрат. Появилось желание посетить «Страну утренней свежести», купил билет — и в этот же день уже можно лежать на пляжах острова Чечжудо или погружаться в ночную жизнь Сеула.

К тому же, корейцы, в отличие от Европы, без лишних сантиментов решили вопрос о визовых режимах, а «Старый свет» педалирует вопрос о безвизовом режиме с РФ уже десятилетия. Более того, упорное нежелание европейцев впустить в свой гарем (Шенгенскую зону) Россию стоило определенных репутационных потерь нашему бывшему руководству страны в период президентства Дмитрия Медведева, который в свое время отдавал приоритет теме о безвизовом режиме между РФ и Европой. Однако все усилия были тщетны. Хотел Дмитрий Анатольевич сделать нас ближе к Европе, но получилось все как всегда — стали еще дальше. Учитывая то, как развивается украинский сюжет, эта тема появится в повестке межу РФ и Европой еще не скоро. Говоря о визах в Китай, успехи еще скромнее: есть безвизовый режим только для владельцев служебных паспортов или в специальные административные районы Гонконга и Макао.

О желании Кореи сотрудничать с РФ еще более красноречиво говорит тот факт, что несмотря на модные «звездно-полосатые» тенденции среди развитых стран на санкции против России, РК не пожелала участвовать в этом фарсе даже после целевого визита представителя Госдепартамента США Питера Харрелла. Это характеризует РК как страну с хорошим чувством суверенного стиля, не поддающуюся на сомнительные международные прерфомансы. К сожалению, другой потенциальный партнер для альтернативной восточной внешней политики РФ отказался от дальнейшего развития сотрудничества. Япония поддержала американские инициативы против РФ, прямо указав на большую зависимость страны в сфере безопасности от американской стороны.

Один из аргументов, на который упирают сторонники западного курса, — это технологическая отсталость РФ. По их мнению, Россия утратила возможность самостоятельно разрабатывать свою ресурсную базу и без участия западных технологий уже не способна ни качать нефть, ни доставлять свои ресурсы до потенциальных рынков. В этом контексте уместно вспомнить событие 27 июня 2014 года, когда Роснефть ввела в эксплуатацию самую большую нефтяную платформу в мире «Беркут» на шельфе острова Сахалин. Особенностью этого проекта стало то, что надводную часть платформы, включающую установки для бурения, закачки, накопления сырой нефти, новейшее оборудование для систем жизнеобеспечения на платформе, пожаротушения, жилые помещения для рабочих и обслуживающего персонала, грузоподъемные механизмы, вертолетную площадку и прочее было изготовлено корейскими компаниями Samsung Heavy Industries и Daewoo Heavy Industries на верфи в городе Окпо.

Также можно добавить, что РК обладает весомыми позициями на мировом энергетическом рынке. Мировая доля РК на рынке крупнотоннажных нефтетанкеров — более 40%, мировая доля в изготовлении судов для перевозки сжиженного природного газа — более 70%. В целом доля крохотной по планетарным масштабам Южной Кореи на мировом рынке судостроения составляет более 33% мирового портфеля заказов. В свете такой статистики абсолютизация западных технологий в области энергетики и логистики немного расходится с реальным положением вещей на современном рынке технологий — в нынешней экономике есть уже не только Запад.

Дополнительно высокий потенциал Кореи на рынке технологий подтверждается данными мировой статистики: согласно рейтингу инновационных стран по версии Bloomberg РК занимает второе место после США; в докладе «Глобальный индекс инноваций 2014 года» РК заняла 16 позицию (Япония — 21, Китай — 29, Россия — 49). Для большей наглядности уровня экономического развития РК еще несколько фактов: третье место в мире по производству полупроводников и дисплеев, пятое — по производству автомобилей, шестое — по выплавке стали.

На фоне таких радужных данных о чудесной Корее закономерно возникает ряд вопросов. Если они (корейцы) такие классные, что же мы с ними не дружим? Почему руководство нашей страны не летает в Южную Корею на встречи и не укрывает пледом президента Респуб­лики Корея Пак Кын Хе?

Зависимая политика

Последняя четверть 2014 года была богата на большие международные события. Прошел саммит АТЭС в Пекине и саммит Большой Двадцатки в Брисбене. Формат подобных мероприятий хорош тем, что он не зациклен на отношениях между хрестоматийными геополитическими лидерами (Европа, США, РФ, КНР), а берет за основу новые экономические реалии. Участие в подобных мероприятиях позволяет государству разнообразить свои внешнеполитические контакты, найти новые направления развития и сотрудничества — в общем, все то, что нам так необходимо в условиях санкций. Только в рамках этих двух мероприятий у РФ была возможность провести переговоры как минимум с 28 крупнейшими в экономическом плане государствами Азиатско-Тихоокеанского региона и мира и тем самым указать на практике на несостоятельность тезисов о международной изоляции нашей страны. Возможности были, но мы ими распорядились «как всегда». В Пекине мы отдали все силы и время на углубление отношений с Китаем, а в Австралии встретились с лидерами стран Европы и демонстративно улетели раньше времени. Очевидно, что внешняя политика нашей страны по-прежнему остается зависимой от отношений с Европой, Америкой и Китаем: мы продолжаем оценивать эффективность своих действий сквозь призму старых внешнеполитических конструкций середины ХХ века, отказываясь замечать, что мир за последние полвека серьезно изменился.

Очевидно, что российскому руководству еще не скоро удастся переломить инерцию во внешней политике. Тем не менее, необходимость поиска выхода из складывающейся ситуации никуда не исчезнет. И здесь федеративное устройство нашего государства может пригодиться как никогда. Более того, напомним, что в каждом регионе существуют в большинстве своем ничем не заметные отделы по внешнеэкономическим связям, которые сегодня больше похожи на очень громоздких и дорогих (для регио­нального бюджета) метрдотелей: заказать номер, согласовать меню, встретить в аэропорту свои и зарубежные делегации. Появилась прекрасная возможность вспомнить об этом инструменте внешней политики и наконец-таки занять специалистов-международников, которых ежегодно сотнями готовят во всех регио­нальных вузах страны и которые, осознавая бесперспективность трудоустройства по своей специальности, на третьем курсе начинают получать дополнительные дипломы о высшем образовании. Чего не может и не хочет Москва, вполне могут выполнить регионы.

Наступают на пятки

Все, кто прилежно рисовал контурные карты на уроках географии, помнят, что территория Новосибирской области в большинстве своем стояла особняком от мириад условных квадратиков, кружочков и треугольников. Так вышло, что наша беда и награда — это отсутствие серьезных залежей полезных ископаемых в отличие от наших соседей по Федерации. В структуре экспорта области продукция топливно-энергетического комплекса (ТЭК) в 2006 году составила 6,8%. Данный факт помогает очень быстро определить основной лейтмотив диалога между Сеулом и Новосибирском. В общем — это научное сотрудничество: в Новосибирской области свыше 50% стоимости экспорта услуг без учета транспортных услуг приходилось на услуги в области исследований и научных разработок, а также услуги вычислительной техники и по ее обслуживанию. Объем услуг наукоемкого сектора приблизился к 19,5 млн долларов. Основные страны, в которые экспортируются данные виды услуг, — США (70% экспорта), Нидерланды (6,5%), Республика Корея (5%), Германия (4,5%).

Развитие наукоемких отраслей является основой экономической стратегии Южной Кореи. Правительство страны поставило амбициозную цель: к 2025 году подняться до седьмого места в мире по уровню конкурентоспособности в области науки и техники. Для этого Республика Корея не скупится на поддержку научно-технических исследований: РК в 2012 году занимала третье место в мире по расходам на научно-технические разработки по отношению к ВВП (около 40 млрд долларов); с 2008 по 2012 годы были увеличены расходы на фундаментальные исследования с 2,4 до 6,9 млрд долларов. В качестве приоритетных секторов экономики определены: фундаментальные науки, IT, нанотехнологии, биотехнологии, «зеленые технологии», новые виды энергии и материалов. В частности, вложения в IT-индустрию уже оправдали себя и стали одним из флагманов экономики РК: если объем ИТ-товаров удалось увеличить почти втрое, с 12,25% в 1988 году до 32% их объем в общем экспорте страны составлял 12,25%, то в 2000 году — уже 32%. В 2010 году экспорт этих товаров достиг 140 млрд долларов. В новом тысячелетии РК выбрала телекоммуникацию как новую точку роста нацио­нальной экономики, и в 2012 году Южная Корея заняла первое место по уровню развития информационных и коммуникационных технологий (ИКТ) среди 155 стран мира.

Тем не менее, на первый взгляд, в позитивном продвижении в гонке за лидерство в научной сфере Сеул начинает сталкиваться с серьезными препятствиями. Главное — это нарастающая конкуренция со стороны других стран. 50-миллионной Южной Корее с ее 260 тыс. научных кадров просто физически сложно тягаться с 750 тыс. научных сотрудников 130-миллионной Японии, не говоря уже о Китае с его 1,3-миллиардным населением и 1,2-миллионной ордой научных кадров. Очевидно, что для продолжения конкурентной борьбы Южная Корея вынуждена делать акцент на развитие международного сотрудничества в научно-технической сфере.

Новосибирская выгода

Ответом на такой мощный спрос на науку со стороны Республики Корея несомненно может являться наше «новосибирское все» — Академгородок. Конкурентоспособность науки в Сибири подтверждена на практике: крупные иностранные концерны IBM, Intel, Schlumberger, HP, Microsoft, Samsung, LG выбрали Академ, еще когда топоним «Сколково» ассоциировался исключительно с дремучим и безызвестным заМКАДьем. Более того, Академ имеет весьма позитивное реноме в западных СМИ. Немецкая «Financial Times Deutschland» окрестила Академ «силиконовой тайгой» и большой величиной в мире IT-технологий. Американская Chicago Tribune говорит об Академе как о своего рода двигателе высоких технологий, который может стать образцом для трансформации России из нефтедобывающей страны в диверсифицированную экономику. Журнал Fortune характеризует Академгородок как место, где быстрыми темпами растут российские высокие технологии.

Одним из множества примеров взаимного интереса является ядерная энергетика. Академовский институт ядерной физики и его роль в мировых прикладных и фундаментальных исследованиях не требуют дополнительного представления. В свою очередь, в 2011 году доля атомной энергетики в общем энергобалансе Республики Корея составила 31,9%. В дополнение к действующим 23 реакторам к 2030 году планируется построить и ввести в строй еще 17 атомных энергетических установок, что повысит долю атомной энергетики до 59%. С одной стороны, наш сибирский институт принимал участие в строительстве БАКа — найти достойное место в корейской ядерной программе ему явно по силам. С другой стороны, корейцы более практичны в этой области, что не противоречит их потребности в дальнейших исследованиях.

Сибирская научная сфера скрывает в себе большой потенциал для наращивания российско-корейского сотрудничества, возможно, даже больший, чем нефтегазовые проекты на шельфе о-ва Сахалин, в которых Корея уже давно участвует. Все, на чем специализируется Академ — лазерные технологии, биотехнологии, производства композитных и сверхпрочных материалов, генная инженерия, ядерная энергетика, аэрокосмическая техника, — является приоритетом экономического развития последнего десятилетия у южнокорейской стороны. Потенциально существует хорошая возможность создать критическую массу для рывка, совместив отечественную фундаментальность и азиатскую утилитарность: наши теоретические наработки и способность корейцев оперативно внедрять научные исследования в производство и бизнес-проекты с высокой добавленной стоимостью. Однако для реализации любого потенциала критически важно установить режим постоянного и вовлеченного диалога между сторонами, без которого любой потенциал межгосударственного сотрудничества не сможет перешагнуть границы журнальных статей, в этом плане Новосибирск и Новосибирская область пока остаются Нью-Васюками.

В 2015 году, к сожалению, подход руководства региона к международным отношениям продолжает оставаться на задворках общественно-политической повестки дня области. Последняя версия Концепции развития международных и внешнеэкономических связей Новосибирской области уже два года как неактуальна: она была разработана на период с 2008 до 2013 года, к тому же сложно сказать об успешности ее реализации, так как итоги до сих пор подведены не были.

Корея нам поможет

Тем не менее, важно отметить, что и тут пассивность российской, в том числе и новосибирской, сторон компенсируется инициативами со стороны Республики Корея. С 1962 года корейское правительство основало некоммерческую организацию КОТРА (не путать с КОНТРОЙ) для содействия международной торговле Кореи. Деятельность этой структуры схожа с классическими торгово-промышленными палатами, но с принципиальными особенностями: КОТРА создана для работы на внешних рынках, оперируя во внутренних условиях потенциальных стран-партнеров. КОТРА с помощью своих 124 представительств в 84 странах мира находит иностранных партнеров для корейских фирм. В этом проекте корейцам удалось выработать проактивный подход продвижения нацио­нальных компаний на международный рынок, совместив знание своих нацио­нальных возможностей с особенностями каждого конкретного государства и его деловой культуры. Эффективность такого подхода подтверждается данными статистики. Согласно данным ВТО доля Кореи в мировом экспорте с 1962 по 2013 год увеличилась более чем в 74 раза с 0,04% до 2,97% (для сравнения: этот показатель РФ в 2013 году составил 2,78%).

В России функционирует три представительства КОТРА. Первые появились в Москве и Владивостоке, а с 2003 года начало работу новосибирское отделение Торгового отдела Посольства Республики Корея (КОТРА). Этот факт является еще одним свидетельством заинтересованности корейской стороны в расширении деловых контактов с Новосибирском. Однако, как отмечалось выше, обратного интереса со стороны руководства региона ни к международным контактам в целом, ни к сотрудничеству с КОТРА в частности не наблюдается. Более того, из внутренних источников доходят претензии на повышенное внимание к деятельности КОТРА в Новосибирской области со стороны Федеральной службы безопасности. Тем временем корейцы начинают активно интересоваться нашими соседями по СФО, например, Красноярском. Пока на уровне открытых презентаций и конференций, а в будущем при возникновении достаточной мотивации могут в лучшем случае открыть новый офис в РФ, а в худшем — переместить новосибирское подразделение в Красноярск. Имидж Новосибирска неразрывно связан с образом «столицы Сибири» — городом, который является первым во всем, примером для подражания и поводом для зависти среди остальных сибирских городов. Активная международная повестка дня — это один из признаков столичности. К сожалению, в Новосибирске с каждым годом все больше поводов усомниться в мантре нашего руководства о Новосибирске — лидере сибирских городов.

«Эксперт Сибирь» №25 (455)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама

    «ДПМ на модернизацию: проблемы, необходимость, вызовы»

    20 февраля 2018 года состоялся круглый стол на тему «ДПМ на модернизацию: проблемы, необходимость, вызовы». Организаторы: «Эксперт» совместно с Агентством стратегических инициатив и с секцией по законодательному регулированию энергоэффективности и энергосбережения Экспертного совета Комитета Государственной Думы по энергетики.

    Зеркало промышленности

    ​Отраслевые выставки – возможность получить представление о состоянии дел в конкретном секторе экономики

    Почему повышение производительности труда персонала – задача номер один?

    Что надо сделать, чтобы большая часть расходов на оплату труда не превращалась в пустую трату денег

    ИНТЕРЛАКОКРАСКА- 2018

    Весь цвет лакокрасочной промышленности с 27 февраля по 2 марта. Более 230 российских и зарубежных компаний презентуют свою продукцию и услуги на ежегодной выставке


    Реклама