В поисках понимания

Общество
Москва, 29.06.2015
«Эксперт Сибирь» №26-27 (456)
На фоне ухудшения отношений между Россией и Западом Европейский союз (ЕС) с сентября кардинально меняет правила предоставления шенгенских виз россиянам. На территории Сибири установленную европейскими чиновниками процедуру можно будет пройти лишь в четырех городах

Фото: Михаил Кичанов

Взаимоотношение ЕС и России — тема вечная и сверх­актуальная, особенно в последнее время — после присоединения Крыма, открытой поддержке российским правительством сепаратистов на востоке Украины, взаимных угроз и упреков, тревожно нарастающих санкций.

На исходе своего председательства в ЕС Латвийская Республика пригласила в Ригу ведущие регио­нальные СМИ России, чтобы представить свой взгляд на настоящее и будущее европейско-российских отношений, санкционную политику, а также рассказать о новых визовых правилах для россиян, желающих посетить страны шенгенской зоны. Предложение приехать на семинар в Ригу c большим интересом принял и «Эксперт-Сибирь».

Спикерами выступили высокопоставленные дипломаты Латвии и ЕС, политологи, депутаты латвийского Сейма, европейские журналисты.

Осознанный выбор

Прежде чем погрузиться в мутные воды непростых отношений ЕС и России, нелишне несколько слов сказать о принимающей стороне — латышах, точнее, рижанах. То, что я знал о Латвии до поездки в Ригу, рисовало крайне неприглядный образ жителей прибалтийской страны. Во-первых, ее населяют люди, которые люто ненавидят Россию, помня о насильственном присоединении совсем недавно ставшей независимой Латвии к СССР летом 1940 года. Во-вторых, притом, что чуть ли не треть населения страны — этнические русские, русский язык в Латвии вне закона, а русские носят клеймо неграждан, то есть, лишены большинства гражданских прав. В-третьих, в этой прибалтийской стране почитают фашистов — Латышский добровольческий легион СС, созданный германским командованием в годы Второй мировой войны. Реальность оказалась несколько сложнее.

У Латвии очень короткая история независимости. Веками эта территория была или частью больших государств или находилась под их патронажем — Швеции, немецких Тевтонского и Ливонского орденов, польско-литовской Речи Посполитой и, наконец, Российской империи и Советского Союза. Неудивительно, что латыши — жители чуть ли не самой продвинутой республики СССР — после получения Латвией независимости захотели сохранить и свой этнос, и политическую самостоятельность своей страны. А сделать это было не так просто, учитывая, что на момент распада Советского Союза население Латвии только на 52% состояло из латышей, более же 40% были русскими, украинцами, белорусами. Главным образом, это были люди, переселившиеся в Латвийскую ССР из других республик Советского Союза после 1940 года, а также их дети. Большая их часть латышским языком не владела, что никоим образом не сказывалось на их материалом благополучии и не становилось барьером к получению управленческих должностей. Но что делать с этими сотнями тысяч ментально отличных людей в стране, чье коренное население жаждало быть частью Европы и панически боялось вернуться к «счастливому» советскому прошлому? Готовых рецептов не было, пришлось импровизировать.

«Советское наследие, в том числе в вопросе демографии, было очень непростым. Когда мы восстановили государственность, перед нами встало несколько сложнейших вопросов: как на фундаменте довоенной Латвии восстановить государство и сплотить общество в нацию; и как помочь интегрироваться в латвийскую политическую общность тем, кто приехал в Латвию в советское время. Страна пошла по пути постепенного предоставления гражданства, — рассказывает государственный секретарь Министерства иностранных дел Латвии Андрейс Пилдеговичс. — Цель заключалась в том, чтобы дать возможность каждому жителю принять осознанное решение. То есть: хочет человек быть полноправным членом нашего гражданского общества или сохранить свой особый статус. И порядка половины населения страны, выходцев из России, Украины, Белоруссии и других стран, решили стать гражданами. Но есть 270 тысяч, которые захотели остаться постоянными жителями Латвии в статусе неграждан (в девяностых таковых в стране было порядка 700 тыс. человек. — Ред.). Одна из причин такого решения — в возможности ездить в Россию без виз. Кто-то же, особенно это касается пенсионеров, аполитичны и в силу возраста не стремятся делать карьеру».

Экономический рост в ЕС в среднесрочной перспективе возможен и без налаживания отношений с Россией, уверен Андрейс Пилдеговичс 030_expert-sibir_26-27.jpg Фото: Михаил Кичанов
Экономический рост в ЕС в среднесрочной перспективе возможен и без налаживания отношений с Россией, уверен Андрейс Пилдеговичс
Фото: Михаил Кичанов

По словам Пилдеговичса, требования к получению латвийского гражданства (натурализации) «весьма щадящие». Речь идет о минимальном знании латышского языка и основных вех истории страны. «Это не сложно. Двери открыты. Естественно, если кто-то скажет, что Иосиф Виссарионович [Сталин] был главным гуманистом в истории человечества — то экзаменатор, конечно, усомнится в понимании претендентом исторического прошлого Латвии», — замечает дипломат.

И, кажется, латвийский опыт превращения этнически разнородного населения в нацию оказался вполне успешным. Страна органично чувствует себя и в ЕС, членом которого является уже 11 лет.

Что касается шествий сторонников Латышского добровольческого легиона СС, то сами латыши говорят, что это уродливое явление искусственно подпитывается повышенным вниманием к нему официальных российских властей, то есть, «легионеры» шагают назло «бывшим оккупантам». Реальной поддержи у них нет ни со стороны властей, ни со стороны общества, авторитетно заверил меня один из латвийских дипломатов, представляющий интересы своей страны в Москве.

И, наконец, об отношении латышей к русским. За четыре для пребывания в Риге автор этих строк лишь дважды столкнулся с неприязненным отношением к себе со стороны латышей — в аэропорту, во время «допроса» молодым пограничником, и в одном из крошечных сувенирных магазинчиков в старой Риге, когда, услышав русскую речь, молодая продавщица демонстративно развернулась к посетителю спиной и стала поправлять товар на полке. Во множестве других случаев рижане проявляли доброжелательность, охотно откликались на просьбу подсказать, что где находится и как туда пройти. Русский язык в Риге знают все, впрочем, как и английский. Эта страна полиглотов.

Реакция санкций

Рижский семинар для российской прессы проходил за неделю до принятия Евросоюзом решения о продлении санкций против России, но ни у кого из его участников не было ни малейших сомнений в том, что ограничительные меры будут продлены еще на полгода. «Есть несколько фактов, которые мы не можем игнорировать. Факт № 1: Крым нелегально аннексирован. Факт № 2: ЕС не признает нелегальную аннексию Крыма. Факт № 3: часть санкций ЕС принял в ответ на нелегальную аннексию Крыма. И мне крайне сложно представить повод для отзыва санкций в условиях, когда Крым продолжает оставаться в составе России», — резюмировал глава Представительства ЕС в России, посол Вигаудас Ушацкас.

«Мы признаем Украину в тех границах, в которых она существует. Вопросы внутреннего устройства, вопросы децентрализации власти, вопросы законодательства — это внутренние вопросы украинского государства. Народ Украины должен сам их решить, без внешнего вмешательства», — ответил Андрейс Пилдеговичс на замечание «Эксперта-Сибирь» о ментальной неоднородности жителей западной и восточной Украины, которым явно некомфортно жить вместе.

На доводы России, что Крым «исторически» — российская территория и что советский лидер Никита Хрущев передал его Украине в нарушение закона, ЕС резонно замечает: после распада СССР официальные российские власти не объявляли эту территорию спорной, безоговорочно признавая украинскую принадлежность полуострова. В противном случае реакция Запада могла быть другой. «Аннексия Крыма фундаментально продемонстрировала то, что Россия не считается с теми международными правилами поведения, с теми фундаментальными законами, о которых договорились европейские государства после Второй мировой войны. Вопрос изменения границ в Европе должен решаться исключительно за столом переговоров, — говорит Андрейс Пилдеговичс. — В качестве контраргумента российская сторона часто приводит пример Косово. Хочу напомнить, что решение косовской проблемы международное сообщество пытались найти 10 лет. Каждый камень в ходе этих дискуссий переворачивался не один десяток раз. И, в конце концов, было принято решение о признании этой республики. Но Косово не было присоединено ни к Италии, ни к Германии, ни к Албании, ни к какому другому государству. В отличие от Крыма никакие скоропалительные решения не принимались, и границы стран ЕС от этого не менялись».

Подчеркивая, что санкции не отвечают задачам Европы в долгосрочной экономической перспективе, Андрейс Пилдеговичс тем не менее считает, что это вполне действенный инструмент внешнеполитического давления: «Санкции — это вынужденная мера, которая помогает избежать дальнейшего кровопролития. Стабилизация ситуации на Донбассе показывает их действенность». Российские же власти отмечают, что объявленные Западом санкции в немалой степени бьют по самой же европейской экономике. «Евросоюз от введения санкций сам пострадал примерно на 100 миллиардов евро и потерял, что не менее важно, 200 тысяч рабочих мест», — такую статистику на прошлой неделе привел руководитель администрации президента РФ Сергей Иванов.

И, тем не менее, чиновники ЕС хорошо отдают себе отчет в том, что Крым на долгие годы останется российской территорией, а значит нужно искать компромисс, который позволит восстановить прежнее экономическое сотрудничество. А оно более чем масштабно!

Несмотря на санкции, ЕС по-прежнему — крупнейший торговый и инвестиционный партнер России. В 2013 году двусторонняя торговля достигла 326 млрд евро (впрочем, через год она упала до 285 млрд евро). «На долю ЕС приходится около половины внешнеторгового оборота России, и наши экономики дополняют друг друга. Помимо этого, порядка 75% существующего объема российских прямых инвестиций (около 500 миллиардов долларов) пришли из стран ЕС», — констатирует Вигаудас Ушацкас. Долю России в товарообороте Латвии эксперты оценили в 12–13%. Преимущественно это касается продовольствия, металлообработки, транспорта и туризм. Товарооборот между странами оценивается более чем в 13 млрд евро.

«Все шаги, которые ЕС ждет от России, прописаны в минских соглашениях. Один из них — контроль над границей. Киев сегодня не контролирует порядка 400 километров собственной восточной границы. Более того: туда не допускаются наблюдатели ОБСЕ. Если бы к концу года удалось выполнить хотя бы этот пункт соглашений, то это, несомненно, сняло бы напряженность между ЕС и Россией», — считает госсекретарь латвийского МИДа.

Совсем не страшно

Интересно, что объявленная Москвой переориентация внешнеэкономической политики страны с Евросоюза на Китай, не пугает европейских дипломатов. Более того, они удивляются тому, почему Россия так мало сотрудничала с Китаем прежде. «Китайский разворот России понятен для нас. Мы полагаем, что для России логично иметь такого торгового партнера и соседа, мы недоумеваем, почему этого не произошло раньше, — развел руками Вигаудас Ушацкас. — Китай и для нас — важнейший стратегический партнер, второй после США. Китай более чем вдвое превосходит по торговому приоритету Россию. Мы не видим в этом негативных моментов или конкуренции. «Шелковый путь», который сейчас строит Китай, ведет не в Россию, а через нее на Запад. При этом Европа остается крупнейшим потребителем российских энергоресурсов: газа, нефти и угля. И даже когда «Сила Сибири» заработает на полную мощность, мы все равно останемся крупнейшим потребителем энергоресурсов России».

Через 24 года независимости Латвии и 11 лет ее членства в Евросоюзе Рига остается городом, жители которого говорят на русском языке 032_expert-sibir_26-27.jpg Фото: Михаил Кичанов
Через 24 года независимости Латвии и 11 лет ее членства в Евросоюзе Рига остается городом, жители которого говорят на русском языке
Фото: Михаил Кичанов

Теоретически экономический рост в ЕС в среднесрочной перспективе возможен и без налаживания отношений с Россией, считает Андрейс Пилдеговичс. «Энергетика, «цифровая» экономика, развитие зон свободной торговли с нашими североамериканскими и азиатскими партнерами — с нашей точки зрения, это те резервы, которые ЕС сможет использовать в ближайшие пять лет. Конечно, они не дадут какую-то сиюминутную выгоду или результат в течение шести месяцев нашего председательства. Плоды стоит ожидать через три–пять лет», — предполагает госсекретарь.

Экономика ЕС в I квартале 2015 года показала рост в 0,4%, в аналогичном периоде 2014 года он составил для зоны ЕС 1%, для всего Евросоюза — 1,4%. «Это показывает, что те тяжелые реформы, которые проводились в последние годы, начинают действовать, особенно в южной Европе — Испании и Италии. Краха всего ЕС от санкционного режима мы не наблюдали», — в свою очередь заметил пресс-секретарь представительства ЕС в России, глава отдела прессы и информации Сорен Либориус.

Пройти систему

Отдельное место в повестке семинара в Риге было уделено новой шенгенской визовой информационной системе, которую ЕС с 14 сентября запускает в России. Это значит, что для получения шенгенской визы россиянам старше 12 лет придется сдавать отпечатки пальцев и делать цифровую фотографию. Как рассказал российским журналистам Сорен Либориус, биометрические данные будут собираться раз в пять лет. Такой порядок выдачи шенгенских виз уже действует в странах Средней Азии, Ближнего Востока, Африки, Центральной Америки. Одновременно с Россией систему запустят и в Китае.

Несмотря на экономический кризис, граждане России получают рекордное количество шенгенских виз. В 2014 году было выдано 5,8 млн виз, количество отказов — менее 0,5%.

«Визовая информационная система работает с 2011 года. Эта система надежна, проблем в ее работе не возникало. Мы знаем, как легко подделать паспорт, намного сложнее подделать биометрические данные. Поэтому для нас визовая информационная система — это гарантия безопасности собираемых данных», — заключил Сорен Либориус.

Пройти дактилоскопию и сделать цифровую фотографию возможно будет в 60 генеральных консульствах и 350 визовых центрах стран-участниц Шенгенского соглашения, в которых установят специальные аппараты по взятию биоматериала. В Сибири визовая информационная система заработает только в четырех городах — Омске, Новосибирске, Красноярске и Иркутске.

«Процедура предельно проста и занимает сама по себе 20 секунд, проходит там же, где человек подает заявление на получение визы. Тем, у кого виза сейчас есть, дополнительно никакие данные сдавать не нужно. Когда же срок ее действия подойдет к концу, биометрические данные для получения следующей шенгенской визы нужно будет сдать», — объяснил Сорен Либориус. Пропускная способность системы варьируется в зависимости от ожидаемого объема заявлений на визу и рассчитывается, исходя из «правила 20 минут» — в общей сложности процедура подачи заявления на визу, включая дактилоскопию, не должна превышать это время. Полученная информация будет храниться в базе ЕС в течение пяти лет, после чего данные нужно будет обновить.

Пресс-секретарь представительства ЕС в России подчеркнул, что доступ к данным будут иметь только органы власти, которые занимаются выдачей и обработкой визовых заявлений. «Опыт показывает, что до сих пор сбоев в системе не было, а серверы с информацией надежно защищены от взломов», — отметил Либориус, по заверению которого запуск новой визовой системы не приведет к росту стоимости виз.

Благодаря новшеству визу можно будет получать и продлять в режиме онлайн, что позволит существенно сократить очереди в посольства стран, входящих в Евросоюз.

Человеческий фактор

За время пресс-семинара много чего удалось увидеть и узнать о ЕС, латышах и Риге, которая, к счастью, почти не пострадала в годы Второй мировой войны, а потому столь же прекрасна, как и века назад, но, пожалуй, самое сильное впечатление на многих из нас произвело посещение парламента, который в Латвии называется «Сейм». Удивительно атмосферное место!

Политическое устройство Латвии — парламентская республика. Это уже само по себе экзотично для россиянина, привыкшего к отеческому президентскому правлению.

В однопалатном Сейме всего 100 избранников, кабинет министров, как правило, формируется из депутатов. «Но закон не мешает премьеру пригласить на министерскую должность представителя партии, которая не имеет представительства в парламенте. Важно, чтобы его кандидатура нашла поддержку депутатов Сейма, правящей коалиции. Причем, став министром, депутат вправе сохранить за собой и депутатский ман­дат. Сегодня наш министр здравоохранения сидит сразу в двух креслах», — рассказывает депутат Сейма от партии «Единство» Алексейс Лоскутовс.

Другой интересный момент — на выборах в Сейм место кандидата в партийном списке определяют избиратели, а не партийные боссы. «В ходе выборной кампании каждый избиратель вправе дать свою оценку личностным и профессио­нальным качествам кандидата. Одному ставит плюс, другому — минус. Эти данные собираются, баллы подсчитываются, и на их основе составляются избирательные партийные списки», — объясняет председатель комиссии по европейским делам Сейма Лолита Чигане. В общем, никаких «паровозов»… По словам Алексейса Лоскутовса, в новейшей истории латвийского парламентаризма было немало случаев, когда первый номер списка «съезжал» на последнее место, и наоборот.

И еще пара фактов, которые удалось узнать во время посещения Сейма. Четверо депутатов парламента ездят на работу на велосипеде. Ни у одного министра Латвии нет автомобиля с мигалкой, этой привилегией обладают лишь президент и премьер-министр. Средняя заработная плата латыша — около 800 евро в месяц, у рядового депутата (то есть, не возглавляющего комиссии) — 1,5 тыс. евро, у министра — около 3 тыс. евро.

«Время от времени власть ставит вопрос о повышении зарплат депутатам и министрам, но люди категорически против. Логика их такая: им и так платят больше, чем мне, а они хотят еще больше! Нет уж. Обойдутся», — улыбается Алексейс Лоскутовс.

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №26-27 (456) 29 июня 2015
    Таблетка от импорта
    Содержание:
    Горькая пилюля

    Хотя санкции обошли стороной фармацевтическую отрасль, государство усиленно лоббирует курс на импортозамещение. Создание рынка отечественных лекарств потребует десять лет и миллиардные инвестиции

    Реклама