Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Имидж — все

2015

Конкуренция между регио­нальными университетами выходит на финишную прямую — на горизонте пятилетки аутсайдеры этой гонки рискуют потерять самостоятельность и бюджетное финансирование. Если анализировать интерес абитуриентов, то победители уже известны

«В ближайшее время мы объявим о начале программы формирования так называемых регио­нальных опорных вузов. Сейчас 20–25 регио­нальных вузов уже обратились в министерство с просьбой объединить их. Будем рассматривать предложения и от вузов, которые принадлежат разным ведомствам и другим отраслям», — заявил в конце июня министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов. То есть Рубикон уже практически перейден. Правда, до этого берега пока добрались не все. Кое-какие из университетов не знают, что нужно куда-то идти, а кто-то и вовсе считает, что «Рубикон» — это нечто из серии мифов.

Мы в очередной раз предлагаем одну из методик изучения состояния сибирского высшего образования — анализ предпочтений абитуриентов. В этом году список исследования несколько расширился, что позволило оценить потенциал не только традиционных лидеров высшей школы вроде федерального и нацио­нальных исследовательских университетов, но и технические, строительные и экономические вузы. И результаты оказались весьма интересными.

Абитуриент всегда прав

Нынешнее исследование абитуриентов ведущих вузов Сибири — пятое, юбилейное. Причем данные по ряду ключевых вузов собраны аж с 2007 года. Таким образом, в нашем распоряжении массив данных за самое разное время, включая «тучные» годы, кризис, восстановление экономики, превышение (правда, временное) рождаемости над смертностью, снова стагнацию, дорогую и дешевую нефть и так далее. Едва ли в Сибири (наверное, как и в России в целом) найдется столь стабильный регио­нальный исследовательский проект, который проводит СМИ.

Заголовки исследований прошлых лет говорят сами за себя. Первое, за 2011 год — «Западный вектор». В нем говорилось о том, что абитуриенты из Восточной Сибири стремительно едут на Запад — в Красноярск, Томск и Новосибирск. Второе, за 2012 год, озаглавлено «Эйфория заканчивается» — оно было о том, что динамика обвальной миграции в западном направлении приостановилась. Одно из самых точных определений было дано тексту 2014 года — «Время пылесосов». В нем говорилось о том, что прежние авторитеты больше не работают, и абитуриенты выбирают университет по критерию имиджа и системной политики продвижения. Так появляются «выскочки» — например, Алтайский гос­университет, который буквально за пару лет стал значимым центром притяжения для абитуриентов из стран ШОС и соседних регионов Сибири.

Обзор этого года можно назвать «Бюджет — это зло». И все дело в нашей методике. Она осталась прежней: мы предлагаем рейтинг университетов Сибири по критерию выбора абитуриентов из соседних регионов и иностранных государств. Наш рейтинг — максимально «рыночный». Если на рынке (а высшее образование — это давно не социальная услуга государства, а рынок) все решает потребитель, то почему бы не «завязать» всю систему рейтингования на выбор абитуриента? Действительно, чем больше в тот или иной вуз поступает выпускников из других регионов, тем этот вуз субъективно лучше остальных. «Субъективно» — это значит, мы не беремся судить о том, хорошие ли там профессора, как интенсивно там занимаются наукой и прочее. Мы лишь утверждаем, что ради этого университета родители готовы оплачивать содержание ребенка в чужом городе, совершать поездки за тысячи километров, а сами дети — отрываться от родительского очага, менять привычный образ жизни и круг знакомых. Значит, они уверены, что эта овчинка стоит выделки — что в конечном счете этот вуз сможет обеспечить им достойную жизнь в дальнейшем. Все остальное — частности.

Больше и лучше

Поэтому критериев оценки всего три. Первый — количество на бюджет бакалавров и специалистов (данная цифра — едва ли не самая стабильная в приемной кампании). Второй — количество принятых в университет иногородних (из других регионов) и зарубежных абитуриентов. И третий — средний балл ЕГЭ. Последнее важно, чтобы понять, не заманивает ли вуз неким «демпингом», снижая пороги поступления. С этими цифрами в нашем рейтинге происходит следующее. Мы взвешиваем показатель приема иностранных и иногородних студентов по уровню приема бакалавров, а затем умножаем получившийся показатель на средний балл ЕГЭ в данном университете. В итоге получается некий условный «Индекс привлекательности вуза для абитуриентов».

НГУЭУ — один из тех вузов, который попал в топ рейтинга из-за низкого бюджетного набора и высокого балла по ЕГЭ 012_expert-sibir_36.jpg
НГУЭУ — один из тех вузов, который попал в топ рейтинга из-за низкого бюджетного набора и высокого балла по ЕГЭ

Традиционно мы брали с десяток университетов, которые полагали априори лучшими в Сибири. Это были Сибирский федеральный университет (СФУ), четыре нацио­нальных исследовательских — ТГУ, ТПУ, ИркГТУ и НГУ, а также ведущие классические — ОмГУ, КемГУ, АлтГУ, ИрГУ. Первое время данными делились все, затем кто-то стал обижаться на низкие строчки в рейтингах и отказывался обнародовать данные.

Однако с самого начала было понятно, что потоки абитуриентов в города формируют не только классические университеты. Традиционная гамма такова: технический, медицинский, педагогический университеты, где-то — аграрный, экономический, строительный. Однако охватить эти вузы мониторингом не всегда удается и министерству образования, и уж тем более не собрать данные для рейтинга волею регио­нального СМИ.

В нынешнем году эта проблема была решена так. Мы взяли «Нацио­нальный рейтинг университетов» и выделили в нем сибирские вузы, находящиеся в первой сотне. Их всего 17, и в этот список входят все перечисленные университеты из предыдущего исследования, а также те самые участники, которых нам так не хватало раньше. Например, Новосибирский технический университет, Томский университет систем управления и радиоэлектроники, Томский архитектурно-строительный университет и так далее. На запросы ответили не все. Так, проигнорировали наши письма Хакасский государственный университет, Омский госуниверситет (традиционно из-за обиды на низкие строчки рейтинга), слишком поздно прислал данные КемГУ (справедливости ради отметим, что в прошлом году они подготовили данные едва ли не за одну ночь), ИркГУ, ТПУ (что удивительно), СибГМУ (Томск) и СибГАУ (Красноярск). Однако итоговый список получился все равно шире предыдущего, а потому, думается, он несколько полнее представляет миграционную карту абитуриентов в Сибири.

Положительная динамика

Прежде чем дать описание сводному рейтингу университетов, остановимся на некоторых трендах этого года. Как всегда, приемная кампания прошла не без новшеств — был реализован принцип «80:20», в системе ЕГЭ было введено понятие «базового уровня» сдачи предмета, что, впрочем, не помогло — местами почти половина абитуриентов провалила даже базовый экзамен по математике, изрядно сократив рынок по целому ряду специальностей (см. «Ведущим мотивом становится имидж вуза» на стр. 15)

Впрочем, есть и положительные моменты. Например, в прошлом году в ведущие вузы Сибири можно было поступить на некоторые направления, набрав, в среднем, 35–40 баллов в ЕГЭ. Это уровень нетвердой «тройки», который явно не красил те же нацио­нальные исследовательские университеты. В этом году ситуация поменялась. Специальность с самым низким средним баллом ЕГЭ из опрошенных нами университетов — в Алтайском государственном техническом университете. На «Продукты питания животного происхождения» здесь можно было поступить с 48 баллами (см. график 1).

С другой стороны, ничего не поменялось в самых популярных специальностях, на которых конкурс (и средний бал ЕГЭ) был одним из самых высоких в Сибири (см. график 2). В этом списке дважды встречается лингвистика (в НГУ и НГТУ), журналистика (АлтГУ), а на вершине рейтинга — «Перевод и переводоведение (английский язык» в Томском госуниверситете — аж 92 балла. Тенденция интересная — по сути, самыми популярными специальностями в Сибири стали те, которые так или иначе связаны с языковой коммуникацией.

Еще одна позитивная тенденция — в сибирских вузах растет количество студентов из Казахстана. Например, НГТУ, который попал в наше исследование в этом году впервые, с 2013 по 2015 год количество принятых на первый курс граждан этой страны повысилось кратно — с 14 до 75 человек. В ОмГТУ в этом году из 863 иностранных студентов 856 — граждане Казахстана (что понятно в силу традиционных связей Омска со своим южным соседом). В этом же ключе уже который год развивается Алтайский госуниверситет. В этом году кейс АлтГУ выглядит не очень ярко — рост количества студентов из Казахстана и других стран ШОС приостановился, но стабильные две с половиной сотни студентов из-за рубежа Алтайский гос­университет снова набрал. И это вуз, который еще пару лет назад считался исключительно регио­нальным. Это отличный пример, как грамотное позиционирование университета как центрального связующего звена между Россией и Азией (более узко — между странами ШОС) позволяет получать реальный ресурс в виде абитуриентов.

И еще один кейс традиционный — СФУ. В этом году Сибирский федеральный университет снова удивляет. Посмотрите на график 3, чтобы понять, насколько безоговорочна его очередная победа над всеми университетами Восточной Сибири. В прошлом году в СФУ из Иркутской области итак поступило около 800 человек — что сопоставимо с бюджетным набором в старейший вуз Восточной Сибири — Иркутский госуниверситет. И это казалось потолком — в самом деле, куда уж больше? Оказалось, больше может быть. В этом году набор из Иркутской области (кстати, ровно как и из Хакасии) увеличился в два раза. Еще раз прописью — в два раза. И в этом году количество абитуриентов из Иркутской области в СФУ уже сопоставимо с бюджетным набором одного из крупнейших тамошних вузов — Иркутского технического университета. Иркутск потерял более полутора тысяч молодых людей, многие из которых не вернутся туда после обучения.

И еще один интересный момент из кейса СФУ — впервые на третье место среди регионов-доноров здесь попала Кемеровская область (более 500 абитуриентов), обогнав традиционные для СФУ Бурятию и Якутию. Это важный звоночек для вузов Западной Сибири. Да, они могут кичиться высокими строчками в рейтингах (в том числе, мировых), но абитуриенты упрямо игнорируют рейтинги в погоне за ярким имиджем и громким названием. В несколько критическом восприятии это звучит так. «Следует отметить инфантильность поступающих: абитуриенты во многом, выбирая свое будущее, ориентируются на красивую картинку либо на мнение родителей. Мало кто из нынешних выпускников твердо уверен, кем он хочет стать в будущем, какое образование необходимо получить для этого. Поэтому во многом качество сервиса при приеме заявлений и качество агитационного материала определяет, каков будет выбор поступающего. В то же время для родителей важна репутация вуза, выпускающей кафедры, преподавательский состав, возможность ознакомиться с учебными планами», — констатирует проректор по стратегическому развитию и международной деятельности АлтГТУ Андрей Марков.

АлтГУ — пример того, как региональный вуз за счет грамотного маркетинга может стать лидером в своей нише 014_expert-sibir_36_1.jpg Фото: Михаил Кичанов
АлтГУ — пример того, как региональный вуз за счет грамотного маркетинга может стать лидером в своей нише
Фото: Михаил Кичанов

Наконец, еще один положительный момент, как ни странно — кризис. Абитуриенты и их родители хотят синицу в руках. «На отток успешных выпускников школ из региона в московские и питерские вузы повлиял экономический кризис. Например, на специальность самолето-вертолетостроение поступила братчанка-отличница Анастасия Красильникова. С 261 баллом ЕГЭ — 100 баллов по русскому языку — ее с удовольствием принял бы любой гуманитарный вуз страны, но девушка решила освоить сложную инженерную специальность, стать авиастроителем», — рассказывает ответственный секретарь Центральной приемной комиссии Иркутского технического университета Елена Можаева.

Бюджет — зло

А теперь — собственно, к рейтингу. В этом году он получился необычный. Методика его составления описана выше, она была успешно опробована дважды — в 2013 и 2014 годах. Но оказалось, что включение в рейтинг вузов типа ТГАСУ, ТУСУРа, НГУЭУ перемешивает нам все карты. Посмотрите на методику и итоговый рейтинг (таблица 1, график 4). Первое место — Томский госуниверситет. Это и понятно, и ожидаемо. Возможно, если бы данные предоставил еще и Томский политех, первое место было бы занято им. Но второе место — Новосибирский госуниверситет экономики и управления (НГУЭУ). Третье — Томский университет систем управления и радиоэлектроники (ТУСУР). Четвертое — Томский архитектурно-строительный университет (ТГАСУ). Пятое место — СФУ. А, например, НГУ — только на девятом. Этот рейтинг не совпадает с привычным нам распределением университетов. Тот же НГУЭУ в «Нацио­нальном рейтинге университетов» располагается ближе к концу первой сотни в России и на 14 месте в Сибири. ТУСУР — 49 место в России и 7 — в Сибири, ТГАСУ — 98–99 место в России и 17 — в Сибири.

Эта странность объясняется просто. Говоря сухим языком — такова методология составления. Или, другими словами, он «коммерческий», то есть учитывает один фактор — популярность университета на рынке. Особенность методики в том, что количество принятых на первый курс иногородних и иностранных студентов мы взвешиваем на количество принятых на «бюджет» бакалавров. А во всех вузах, которые вышли в топ-5 нашего рейтинга (за исключением традиционного ТГУ), бюджетный набор минимальный. Например, в НГУЭУ из порядка 900 абитуриентов, принятых на первый курс только порядка 350 — бюджетники. Аналогично — в ТУСУРе и ТГАСУ. А когда в знаменателе оказывается минимальная цифра, результат деления, естественно, растет. Более того, почти во всех этих вузах количество принятых на первый курс иногородних и иностранных студентов больше (!), чем количество бюджетных мест для первокурсников. Поэтому результат деления получается больше, чем единица, а в совокупности с довольно высокими средними баллами ЕГЭ (в НГУЭУ — 74, в ТУСУР — 72,4 и так далее) итоговый результат получается весьма существенным.

В этом смысле для нашего рейтинга бюджетный набор — это зло. Те же НГУ или ИРНИТУ, ровно как и СФУ набирают очень много иностранных и иногородних студентов. Но у них высокий уровень бюджетного набора (это вам не экономика и юриспруденция вкупе с архитектурой и инноватикой, а физика и химия), а потому место в рейтинге — ниже.

Правильно это или нет? Да, если мы говорим, что наш рейтинг — рыночный. Набрать абитуриентов на «бюджет» не проблема — это скажет вам любая приемная комиссия (за исключением тех, которые работают с совсем уж непопулярными специальностями). Набрать на «коммерцию» априори сложнее. Тут абитуриент и его родители рискуют уже не абстрактным «бюджетным местом», а своими собственными деньгами, которые, как известно, всегда дороже, чем бюджетные. Поэтому, если названные вузы могут набирать «коммерческих» студентов больше, чем «бюджетных», то как субъекты рыночных отношений они состоялись. Остальное — вопросы личной оценки комментаторов.

И в конце — про «опорные университеты». Представляется, что ключ к изменению университетов в этом направлении — их собственное мировосприятие. «Современный университет должен быть сосредоточением неких идей. В западном варианте университет — это то место, где зарождается все самое новое, модное, креативное, а дальше это уходит в бизнес, общество, — говорит и.о. проректора по стратегическому развитию и внешним связям НГУЭУ Павел Новгородов. — Мне близка идея, что идеальный университет — такой общественный институт, который генерирует новаторские идеи и подходы, является законодателем мод в той сфере. Надо стремиться стать разработчиками, генераторами инструментов, теорий, а не «покупателями». Субъектами изменений, а не объектами».

Словом, мяч на стороне университетов. Пока еще на их стороне.

«Ведущим мотивом становится имидж вуза»

 015_expert-sibir_36.jpg
В этом году Сибирский федеральный университет, строго говоря, впервые безоговорочно достоин своего названия. Вновь кратно увеличив набор из регионов Восточной Сибири (Иркутская область, Хакасия, Якутия, Тува и другие), СФУ набрал значительное количество студентов с запада (Томской, Кемеровской, Новосибирской областей). Так, только из Кузбасса сюда приехало учиться 526 студентов — больше, чем из традиционных для СФУ Тувы, Якутии и Бурятии и Забайкалья. СФУ реально становится всесибирским университетом — по показателю популярности среди регионов СФО равных ему больше нет. О том, что изменилось в эту приемную кампанию и почему важно следить за имиджем, «Эксперту-Сибирь» рассказал ответственный секретарь приемной комиссии СФУ Александр Усачев:

— В этом году произошло большое количество нормативных изменений в правилах и порядке приема. Так, впервые была применена для российских вузов система зачисления 80:20. Эта система имеет как плюсы, так и минусы. Но, бесспорно, она сложна для выпускников, их родителей и даже сотрудников университета. Ее особенность в том, что, если на протяжении всей приемной кампании абитуриент ясно видел (онлайн) свое место в рейтинге, то после первой волны зачисления почти 20% абитуриентов полностью перестают понимать и не имеют возможности оценить свою перспективу на зачисление. Кроме того, у абитуриента всего три дня, чтобы перенести документы в другой вуз, что сложно сделать, если ты живешь в другом городе.

Эта система сложна и с технической точки зрения. Чем больше вуз, тем с большими сложностями он сталкивается. Так одно дело, если у вуза 50 бюджетных мест. И совсем другое, если (как в СФУ в 2015 году) сюда подают документы свыше 30 тысяч абитуриентов. Всего за одни сутки сотрудникам приемной комиссии необходимо отработать эту ситуацию и составить приказы на зачисление. Этот срок абсолютно точно необходимо увеличивать.

Общее количество выпускников в Красноярском крае было ниже на пять процентов по сравнению с 2014 годом. Кроме того, в регионе увеличилось количество выпускников школ, сдавших ЕГЭ неудовлетворительно, то есть не имеющих возможности поступать в какой-либо вуз. Так, по математике 45,9 процентов выпускников не смогли преодолеть проходной барьер, по обществознанию — 11,7 процентов, по информатике — 9,6 процентов, по русскому языку — 5,3 процентов. То есть приемная кампания 2015 года была частично переориентирована на Сибирский федеральный округ с тем, чтобы нивелировать полученную разницу.

Как показывает опрос, проведенный среди трех тысяч абитуриентов СФУ, ведущим мотивом при выборе вуза для успешных выпускников (то есть среди тех, кто имел возможность выбирать вуз, получив высокие баллы по ЕГЭ) становится имидж вуза. Получается, современные молодые люди не просто стремятся получить диплом высшего учебного заведения, но хотят, чтобы это был вуз с именем.

В целом же конкуренция среди вузов растет. И за абитуриентов, и за контрольные целевые места (бюджетные места по заказу государства), и за научные гранты. Впрочем, конкуренция — это установка МОН РФ. За последние два года в России было закрыто более 400 вузов, демонстрировавших низкое качество обучения. По заявлению учредителя, кроме небольшой группы университетов, способных конкурировать за высокие позиции в мировых рейтингах, должна сложиться группа из 100–120 распределенных по всей стране вузов, которые смогут выполнить роль концентраторов образования, инноваций и исследования.

«Эксперт Сибирь» №36 (460)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Струйная печать возвращается в офис

    Обсуждаем с менеджером компании-лидера в индустрии струйной печати

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама