Критикуй, не критикуй

Москва, 16.05.2016
«Эксперт Сибирь» №20-21 (475)
В топ-5 регионов с высоким уровнем критики власти вошли три сибирских области

Кому из губернаторов на Руси жить хорошо? Естественно, тому, которого не трогают СМИ. А тому, которого журналисты хвалят, можно только позавидовать. Фонд «Медиастандарт» Комитета гражданских инициатив (КГИ) подготовил индекс критичности регио­нальных СМИ, поделив их на четыре группы в зависимости от наличия и качества критики в адрес губернаторов. «Регио­нальным СМИ при получении финансирования часто ставят условие не писать негативно о губернаторе, хотя критика других чиновников может быть, поэтому эксперты сконцентрировались именно на критике губернаторов», — поясняет руководитель фонда «Медиастандарт» Дмитрий Казьмин.

«Нам показалось, что на критичность СМИ влияет позиция губернатора, — дополнил мнение коллеги аналитик фонда Яков Капитонов. — Бывают случаи, когда всю власть критикуют, а губернатора — нет. Или когда губернаторы используют свои СМИ, чтобы критиковать оппонентов — в этом случае мы не можем сказать, что это СМИ критично по отношению к власти».

Для исследования отбирались публикации в наиболее цитируемых СМИ — всего около 1 000 изданий с ноября 2015 года по апрель 2016 года. Не вдаваясь в подробности методики исследования, поясним лишь суть рейтинговых значений. Как указывают исследователи, «Итоговая оценка уровня критичности, присвоенная каждому региону, показывает, какая часть медиапространства, то есть совокупности наиболее цитируемых СМИ, занята критичными по отношению к местной власти изданиями. Ноль означает, что таких медиа в регионе нет, один — что все оцененные СМИ оказались критичными». На практике получается что-то среднее и весьма любопытное, поскольку сибирские СМИ присутствуют во всех четырех группах.

У нас есть новость, губернатор

Самым что ни на есть удивительным образом отличились власти трех сибирских регионов, попав в первую пятерку наиболее критикуемых в СМИ персон. По данным рейтинга, самый высокий индекс критичности у регио­нальных средств массовой информации в Забайкалье, Бурятии и Новосибирской области. В этих регионах, как выясняется, чаще всего «ругают» губернаторов и других чиновников.

По мнению политолога Константина Калачева, с оценками КГИ можно в целом согласиться, но в любом случае у каждого региона есть своя специфика и своя история отношений СМИ и власти. Где-то есть конфликты внутри местных элит, влияющие на отношение медиасообщества к власти. Например, между мэром и губернатором, как в Новосибирске. Где-то СМИ пытаются шантажировать губернаторов критичными материалами до тех пор, пока им не заплатят. Критика чаще всего говорит о том, что губернатор не может выстроить систему под себя. «Федеральный центр хочет, чтобы плохих новостей из регионов не было, умные губернаторы это поняли и выстроили систему работы со СМИ под решение этой задачи, — считает Калачев. — Поэтому есть регионы, где власти используют пряник в отношениях со СМИ, есть, где кнут, а есть счастливые регионы, где губернаторов просто уважают».

В Забайкалье, Бурятии и Новосибирской области, очевидно, взаимоотношения СМИ и руководителей регионов далеки от «простого уважения». Трудно сказать, как квалифицируют их местные губернаторы, но сами медиа местами восприняли свои рейтинговые позиции не вполне однозначно.

«Нас часто обвиняют в оголтелой критике властей, и, на мой взгляд, делают это напрасно. Критика властей не может быть самоцелью, — прокомментировала критический настрой забайкальских СМИ главный редактор портала «Чита.Ру» Екатерина Шайтанова. — Самоцелью может быть задача разобраться, что происходит. Как мэрия расселяет детей-сирот? Кто из депутатов заксобрания хочет протащить себе так называемые «золотые парашюты»? Мы поэтому скорее подозреваем, чем критикуем. Безусловно, во многом это обусловлено регио­нальным медиарынком. В отличие, например, от Иркутской области, где в СМИ десятилетиями вливались бюджетные деньги, в Забайкалье Интернет живет на свои средства. Я в этой связи не понимаю ни рейтинга критичности журналистов, ни позиции тех же «Ведомостей», которые связали «достижения» забайкальской и карельской прессы со слабыми позициями глав регионов в прокремлевских рейтингах. Нам все равно, Гениатулин (первый губернатор Забайкальского края. — Ред.), Ильковский (бывший губернатор. — Ред.) или Жданова (и.о. губернатора Забайкальского края. — Ред.) — мы разбираемся, что происходит».

В Забайкалье критический выход исследователи связывают в первую очередь со слабыми позициями губернатора в совокупности с низким благополучием региона. В Республике Бурятия критика формируется на несколько другом полюсе. Особенно после того как в конце прошлого года в регионе поднимался вопрос о досрочных выборах главы республики. Тогда глава Бурятии Вячеслав Наговицын подтвердил свое намерение в случае наличия поддержки населения пойти на досрочные выборы. Но позднее решение о досрочных выборах не было принято. Наговицын заявил о продолжении работы на своем посту до конца полномочий, которые истекают в 2017 году. После этого в местном медиапространстве объем критики в его адрес заметно возрос.

Губернатор Городецкий знает, что новосибирские СМИ — самые критичные не только в Сибири, но и в стране 28-02.jpg
Губернатор Городецкий знает, что новосибирские СМИ — самые критичные не только в Сибири, но и в стране

Один из местных журналистов даже написал после этого: «Теперь в республике стало модно критиковать деятельность главы Бурятии, обвиняя его во всех существующих и не существующих грехах. Но никто не отдает в себе отчет, что при нынешних возможностях управления регионом он, Вячеслав Наговицын, мог бы легко заткнуть рот многим критикам. Но как мы замечаем, этого он не делает и это, видимо, его фундаментальный принцип».

 28-03.jpg

В общем, отношения СМИ не только к губернаторам, но и к их критике достаточно сложны и вряд ли могут иметь общий знаменатель, учитывая специфику регионов. Тем не менее три лидера первой пятерки рейтинга — регионы Сибири. Уже есть повод задуматься.

Умеренные — свои или чужие?

Большая часть регионов СФО попала в категорию «умеренной критичности». Исследователи утверждают, что эти регионы, как правило, характеризуются хорошим качеством института массовой информации и порой высоким уровнем протестной активности (например, Красноярский край). Хотя, конечно, это утверж­дение относится далеко не ко всем. Очевидно, что здесь есть СМИ, совершенно противоположные по оценке действий губернаторов. Возможно, многие получают деньги из бюджета и, конечно, субсидирование масс-медиа государством даже на регио­нальном уровне существенным образом влияет на выпускаемый продукт. Председатель Совета по правам человека при президенте РФ Михаил Федотов так оценил эффект от распределения бюджетных денег на поддержку регио­нальных изданий: «Эти деньги формально тратятся на информационное сопровождение органов власти, на освещение важных для региона тем. На практике же пресса рассказывает о том, что делает губернатор: вот он разрезает ленточку здесь, вот он встречается с тем-то. Получается самопиар губернатора».

Глава Бурятии Наговицын — частый объект для критики. И как пишут бурятские СМИ, «мог бы заткнуть многим критикам рот», но не делает этого 28-04.jpg
Глава Бурятии Наговицын — частый объект для критики. И как пишут бурятские СМИ, «мог бы заткнуть многим критикам рот», но не делает этого

Большие расходы властей на регио­нальные СМИ еще не гарантируют отсутствия критики, но там, где расходы на СМИ выше среднего, уровень критичности, как правило, близок к нулю, указывают составители рейтинга. В регионах, лидеры которых имеют слабые позиции в рейтингах прокремлевских фондов (например, Забайкалье), критичность СМИ выше — как и в регионах с высоким уровнем протестной активности (Красноярский край). Собственно, в группе «умеренной критичности» соседствуют регионы, у которых интенсивность и причина критики могут быть разными. Если омского губернатора Виктора Назарова могут критиковать за указ о приостановке до 2019 года адресной поддержки в строительстве и приобретении жилья для молодых педагогов в сельской местности, то красноярского главу Виктора Толоконского — за Универсиаду-2019, а еще кого-то за дела, которые в другом регионе просто прошли бы мимо СМИ. Поэтому в группе «умеренных», как в свое­образном болоте, может происходить все, что угодно. Вплоть до выбросов метана в виде критических публикаций.

Медийное болото

Самая унылая группа с точки зрения критики губернаторов — это три региона, где ее практически нет. Томская и Кемеровская области, Алтайский край стали абсолютными рекордсменами рейтинга по бесхребетности. С Кемеровской областью все относительно понятно. Если регион находится в последней группе индекса развития медиасферы, а стиль руководства его главы — авторитарный, то уровень критичности в нем нулевой или близкий к нулю. Это было давно известно всем. Но Алтайский край и Томская области, в свое время блиставшие в медиапространстве, практически самостоятельно привели себя к нулевому показателю.

Существовавшая в Томске еще десять с небольшим лет назад «медийная аномалия» ныне благополучно прекратила свое существование. Фактически в регионе не осталось полноценных СМИ. А те, что остались, либо контролируются областной властью, либо кормятся из ее кормушки, что и создает полное отсутствие критичности. Все это ведет к снижению качества контента и простому вымиранию.

В пример авторы рейтинга приводят Алтайский край. Здесь еще встречаются критические материалы в ироничной форме, с обилием риторических вопросов и восклицаний. То есть обращенные неизвестно к кому. В материалах алтайского информационного агентства «Атмосфера» полностью отсутствует критическая составляющая за одним исключением: подзаголовки к статьям, видимые при предпросмотре, но отсутствующие на странице самой статьи, полны сарказма.

Можно сказать, что нулевой уровень критичности в этих регионах уже привел СМИ к творческой агонии. Но, как уже говорилось, зато губернаторам здесь живется спокойно и безмятежно.

Критичность медиа СФО по отношению к руководителю региона

У партнеров

    Реклама