Приобрести месячную подписку всего за 240 рублей
Экономика

Финансовые таблетки для фармацевтов

2016

Направление на импортозамещение, взятое фармацевтической промышленностью в 2015 году, остается основным для фармпредприятий и сегодня

Шаги, предпринятые и российскими игроками рынка, и государством привели пока только к первым положительным сдвигам. Чтобы не тормозить и без того не быстрый процесс, отечественные фармкомпании считают необходимым увеличение числа видов и объем мер поддержки — особенно в части «длинных» инвестиционных денег.

Медленный старт

«Раскачать» отрасль, которая несколько лет находилась под жестким прессингом, за один год и даже за пять лет невозможно — особенно если учесть, что на создание, нового лекарства требуется полтора десятка лет, довести до аптечной полки дженерик — два-три года. В прошлом году более половины продаваемых в стране препаратов были отечественными, но из-за разницы в стоимости с импортными лекарствами доля отечественных производителей в денежном выражении составила 25%, а в секторе госзакупок — 35,3%. С момента появления концепции программы «Фарма-2020», то есть с 2011 года, эти показатели увеличились на 3,2% и 10,3% соответственно. Доля отечественных лекарственных препаратов по номенклатуре перечня ЖНВЛП в 2015 году составила 72,4% — скачок на 10,3% произошел после введения ограничения на участие в госзакупках иностранных производителей (так называемое правило «третий лишний»).

Что касается Сибирского федерального округа, то, например, в Новосибирской области, где находится более 50 предприятий медицинской промышленности, объем производства фармацевтической продукции за I квартал 2016 года, по данным Новосибирскстата, составил 1,949 млрд руб­лей — это 103,8% от уровня аналогичного периода 2015 года. В Алтайском крае, по данным Алтайкрайстата, в январе–мае этого года было выпущено на 26,6% больше боле­утоляющих, жаропонижающих и противовоспалительных средств, чем в аналогичном периоде 2015 года. Лекарственных средств, содержащих алкалоиды или их производные, но не содержащие гормонов или антибиотиков, а также прочих лекарственных средств за тот же период было выпущено более 17 млн упаковок — на 4,7% больше, чем в январе–мае прошлого года.

«Отечественный фармацевтический рынок является одним из самых быстрорастущих в мире, — сообщил корреспонденту «Эксперта-Сибирь» министр промышленности, торговли и развития предпринимательства Новосибирской области Николай Симонов. — Кроме того, в результате реализации мероприятий госпрограмм, предприятия, получившие государственную поддержку, повысили качество производимой продукции и расширили ассортимент выпускаемых видов продукции». Однако сами игроки рынка оценивают его сегодняшнее состояние и перспективы довольно осторожно, отмечая, что для вывода отрасли на приемлемый уровень предстоит сделать еще очень много, — в том числе и в части господдержки.

Небольшой рост производства в процентном отношении в Новосибирской области эксперты объясняют более высокой стартовой базой, чем в Алтайском крае и других регионах СФО. Например, алтайское предприятие «Эвалар», прежде специализировавшееся на БАДах и фитопрепаратах, начало выпускать также и лекарственные средства, доведя их долю в своем «портфеле» до 10% от общего объема производства. То есть значительный рост в процентном отношении отмечается там, где уже были завершены инвестпроекты по запуску в производство лекарственных средств. На части предприятий, где сейчас ведется модернизация производства, объемы его даже снизились: так произошло, например, на ОАО «Фармстандарт-Томскхимфарм», мощности которого в прошлом году из-за реструктуризации производства были загружены чуть более чем наполовину. Там же, где предприятия продолжали наращивать объемы производства в рамках существующих мощностей, наблюдался рост в рамках 3–5%.

Спрос населения и государства

Наибольшее влияние на фармацевтическую отрасль в 2015 году продолжала оказывать экономическая ситуация и падение платежеспособного спроса, а также его перераспределение в пользу более доступных товаров. Такого мнения придерживается большинство игроков российского фармрынка, в том числе и руководство предприятий, расположенных не территории СФО.

«По данным DSM-group, в 2015 году объемы продаж лекарств в натуральном выражении продолжили падать и сократились на 4,2%, — рассказала корреспонденту «Эксперта-Сибирь» председатель Совета директоров ЗАО «Эвалар» Наталия Прокопьева. — Здесь важно понимать, что если порядка 30% объема рынка формируется госзакупками, и эта доля по сути неизменна, то остальные 70% закупают граждане из собственного кармана — именно тут мы видим снижение спроса».

Да, объективно можно видеть, что правительство прилагает усилия, чтобы снизить нагрузку на население и обеспечить доступность лекарств. В частности, работают и программа поддержки отечественных производителей лекарственных препаратов нижнего ценового сегмента, и выделение дополнительно 16 миллиардов руб­лей для лекарственного обеспечения льготников. Но финансовый вопрос по-прежнему остается для производителей фармацевтической продукции весьма острым.

 27-02.jpg

Как полагают в ПАО «Фармстандарт» (в его состав входит, например, ОАО «Фармстандарт-Томскхимфарм»), продажи отечественных препаратов в прошлом году благодаря подобным мерам поддержки показали существенный рост как в Москве, так и в регионах России, в том числе и в Сибири. «По данным IMS Health, в 2015 году общий объем бюджетного рынка увеличился на 10% и достиг 308 млрд руб­лей, — говорится в отчете компании за 2015 год. — Наибольший темп прироста продемонстрировали регио­нальные закупки (+30%), а также высокозатратные нозологии (+17%). В сегменте обеспечения необходимыми лекарственными средствами также наблюдается существенный рост (+13%). Госпитальный сегмент оказался практически стабилен (+2%). Вместе с тем, в натуральном выражении бюджетный рынок сократился на 2%, в первую очередь за счет сокращения объемов продаж в госпитальном сегменте».

Минувший год оказался для фармацевтической отрасли региона достаточно успешным, — говорят представители фарм­предприятий. Однако им в срочном порядке приходилось преодолевать возникающие финансовые препятствия, что создавало напряженные условия для работы — в том числе и над новыми проектами. «Во-первых, колебания валютных курсов снизили рентабельность фармацевтического производства вдвое, что потребовало пересмотра инвестиционных программ, — говорит генеральный директор иркутского АО «Фармасинтез» Александр Кейко. — Во-вторых, экономические санкции против России потребовали реорганизовать структуру связей в банковской сфере».

Пролонгированное импортозамещение

Однако объемы экспорта и импорта лекарственных средств, по данным Минпромторга России, остаются несопоставимыми в денежном выражении — 0,5 млрд долларов против 8,8 млрд долларов, несмотря на успехи отдельных производителей. Именно поэтому приоритетами 2016 года обозначены по-прежнему создание импортозамещающих производств, вывод на рынок новых медицинских изделий и создание инновационных лекарственных средств, а также расширение перечня медицинских изделий, на которые распространяется правило «третий лишний».

«Основной доктриной на 2016 год по-прежнему остается импортозамещение, так как на нынешний день существует проблема в ограниченной доступности лекарственных средств для многих потребителей, неудовлетворительном качестве и недостаточном наличии эффективных лекарственных средств в больницах и госпиталях», — полагают в руководстве «Анжеро-Судженского химико-фармацевтического завода» (Кемеровская область).

Наталия Прокопьева полагает, что импортозамещение в 2015 году стало одним из «модных» веяний на рынке. При этом, по мнению председателя совета директоров компании «Эвалар», в этом направлении есть «определенные достижения»: доля отечественных лекарственных препаратов увеличилась на 4%. «Но при этом 73% (в денежном выражении) лекарств, которые потребляются населением, производятся за рубежом, — говорит госпожа Прокопьева. — Полагаю, что тема импортозамещения никуда не уйдет с повестки дня. Эта тенденция поддерживается и на политическом уровне — принято Постановление Правительства об ограничении госзакупок импортных препаратов (прозванное «третий лишний»). Это будет способствовать развитию локализации производства — даже при том, что нестабильная экономическая ситуация может повлиять на сроки реализации подобных планов иностранных игроков. Вероятно, многим компаниям придется постепенно увеличивать глубину переработки в России, внедряя полный цикл производства, — чтобы иметь возможность участвовать в государственных закупках».

Локализация производства и развитие импортозамещения могут сделать неактуальным в ближайшей перспективе правило «третий лишний», — полагают некоторые игроки фармрынка. «Это правило — временная передышка, оно станет неактуальным инструментом поддержки отечественных производителей уже через год–полтора», — считает Александр Кейко. Что же действительно актуально, по мнению гендиректора иркутского предприятия, так это снижение рентабельности производства препаратов нижнего ценового сегмента (до 500 руб­лей) «ниже порогового значения».

Снижение рентабельности, и, соответственно, повышение себестоимости фармацевтического производства, называют среди основных рисков 2015 и 2016 годов и аналитики ПАО «Фармстандарт». По данным компании, за 2015 год затраты по статье «Материалы и комплектующие» в абсолютном выражении выросли почти на 20%. «Это объясняется девальвацией российского руб­ля при значительном объеме сырья и материалов, закупаемых в иностранной валюте, — говорится в годовом отчете компании, — а также высокими темпами инфляции».

Рост объемов производства увеличил и накладные расходы фармпредприятий. Амортизация выросла, как и затраты на материалы и комплектующие, примерно на 20%, — поскольку работают отечественные производители в основном на импортном оборудовании и с импортными субстанциями. Так, по данным участников фармацевтического рынка, доля стоимости субстанции в себестоимости различных препаратов может составлять от 10 до 50% — в зависимости от конкретного лекарственного средства. О том, что отечественное производство субстанций обеспечивает базу от 10 до 30% — по разным позициям готовых лекарственных средств, — эксперты и производители говорят последние лет пятнадцать. Значительное падение производства субстанций на собственных мощностях произошло в девяностых — тогда оно было нерентабельным. Сейчас есть риск того, что сохранение зависимости от импортных субстанций сделает нерентабельным значительную часть российского фармпроизводства.

Сдерживающие факторы

Основными факторами, сдерживающими развитие фармацевтической отрасли и тормозящими активное развитие не только импортозамещения, но и собственных разработок и выводы на рынок отечественных препаратов, ключевые игроки фармрынка СФО считают законодательные препоны. Среди них называют в первую очередь сроки и процедуру вывода лекарственных средств на рынок, а также получение цены регистрации на препараты из списка ЖНВЛП.

«Требование регистрации активных фармацевтических субстанций нецелесо­образно, — считает Александр Кейко. — Его следует включить в требование о регистрации готовых лекарственных средств. Это перекроет возможность недобросовестной конкуренции, связанной с вводом субстанций под видом химических продуктов — прекурсоров субстанций».

С тем, что «есть задача создания институцио­нальных условий для развития фармацевтической отрасли, развития нормативного регулирования и правоприменительной практики», соглашается и Наталия Прокопьева.

Среди регио­нальных мер поддержки, которые в нынешних условиях призваны поддержать отечественных производителей лекарственных средств и препаратов, в правительстве Новосибирской области называют, к примеру, регио­нальный флагманский проект «БиоФармПолис», направленный на производство импортозамещающих вакцин. «В последнее время в российской фармпромышленности наблюдается тренд на развитие направления биотехнологии, — сообщил «Эксперту-Сибирь» Николай Симонов. — Планируемые к выпуску в рамках проекта «БиоФарм­Полис» продукты — вакцины, рекомбинантные белки и другие лекарственные средства для профилактики и лечения инфекционных и других заболеваний, а также пробиотики и субстанции антибиотиков — значимы для обеспечения безо­пасности населения. Многие препараты включены в перечень ЖНВЛП и входят в Нацио­нальный календарь профилактических прививок. Поэтому проект «БиоФармПолис» вошел в программу реиндустриализации Новосибирской области до 2025 года».

На самих предприятиях проблемой считают не столько фиксацию цен на препараты из списка ЖНВЛП, сколько временной фактор. «Сроки, оговоренные в законодательных актах, приводят к длительному выводу на рынок новых препаратов, — говорят в дирекции «Анжеро-Судженского химико-фармацевтического завода». — Также проблемой явилось изменение в федеральном законодательстве, которое предписывает выпуск лекарственных средств во вторичной упаковке. Мы гармонизировали свои стандарты и продолжили производство в соответствии с требованиями, но, к сожалению, столкнулись с новыми трудностями, связанными с регистрацией цен на ЖНВЛП».

«Повышение цен на ЖНВЛП контрпродуктивно и препятствует честной конкуренции, — полагает Александр Кейко. — Более рацио­нально — отпустить цены ЖНВЛП в сегменте до 50 руб­лей. Для сохранения темпов импортозамещения целесообразно ввести компенсацию части процентной ставки на средства, привлеченные для строительства импортозамещающих мощностей».

Среди других мер, которые способны были бы помочь фармпроизводителям, на самих предприятиях называют возобновление производства субстанций в России, совершенствование систем подтверж­дения соответствия качества лекарственных средств и подготовки специалистов для фармацевтической промышленности, а также защиту внутреннего рынка от недобросовестной конкуренции. Среди мер, которые могли бы помочь местным фарм­производителям, в департаменте промышленности Кемеровской области называют повышение конкурентоспособности отечественной фармацевтической промышленности путем гармонизации российских стандартов по разработке и производству российских лекарственных средств с международными требованиями.

Парки и заводы

Что касается таких инструментов развития фармацевтической промышленности, как медицинские кластеры и биотехнопарки, то здесь развитие, как и в части импортозамещения, идет медленнее, чем хотелось бы многим участникам рынка. В Кемеровской области, например, нет собственного соответствующего кластера, в Кузбасском технопарке биотехнологическое направление обозначено среди направлений работы, однако производители фармпродукции региона пока не включены в работу этого сектора. «Сегодня, к сожалению, мы не можем оценить работу институтов развития, поскольку не входим в состав фармкластеров, — сообщили «Эксперту-Сибирь» на «Анжеро-Судженском химико-фармацевтическом заводе. — Однако на перспективу видим совместную работу с биотехнопарком Кольцово (Новосибирская область)».

Руководство предприятия «Фармасинтез» также полагает, что «из множества указанных институтов развития реально действует пока только один». «Остальные существуют в координатах ожиданий, либо просто на бумаге, — считает Александр Кейко. — Для выстраивания горизонтальных отраслевых связей необходимо, чтобы сформировался внутренний рынок активных фармацевтических субстанций. Кроме того, принятые (адаптированные) Россией нормы надлежащей производственной практики стали объективным барьером для входа отечественных производителей на рынок оборудования для фармацевтической отрасли. Преодоление этого барьера потребует для отечественного машиностроения не менее 10 лет».

Тем не менее, в правительстве Алтайского края полагают, что реализуемый с 2008 года проект «Алтайский биофармацевтический кластер» доказал свою успешность. «В нем определяющими факторами стали территориальная концентрация предприятий, наличие устойчивых связей с поставщиками сырья и разработчиками технологий, — сообщила корреспонденту «Эксперта-Сибирь» начальник управления Алтайского края по пищевой, перерабатывающей, фармацевтическойпромышленности и биотехнологиям Татьяна Зеленина. — Основной целью данного проекта было определено возрождение отечественной фармацевтики посредством организации на территории региона производства лекарств и субстанций. Крупнейшие предприятия — участники Алтайского территориального кластера («АлтайБио») в 2016 году продолжили реализацию инвестиционных проектов, направленных на развитие современной производственной базы, соответствующей стандартам GMP».

С точки же зрения производителей фарм­продукции, основным критерием деятельности фармкластеров и биотехнопарков должны быть не «направления», а «абсолютный рост оборота участников кластеров или технопарков и прочих подобных структур — ведь это влечет за собой рост налоговых отчислений в бюджеты всех уровней». Также немаловажным критерием оценки деятельности институтов развития, по мнению руководителей фармпредприятий, должно стать повышение производительности труда в фармацевтической отрасли. Пока же ни о серьезном увеличении налогооблагаемой базы, ни о значительном повышении производительности труда в фармацевтическом сегменте говорить не приходится.

Ближайшие планы и ожидания

Что касается планов самих компаний на текущий год, большинство предприятий фармсектора СФО планирует «дальнейшее расширение собственного лекарственного портфеля». В частности, «Эвалар» в 2015 году увеличил долю лекарственных средств в обороте компании до 10% (большая часть продукции предприятия — БАДы). «В апреле мы получили новую лицензию на выпуск лекарственных средств, где расширен перечень лекарственных форм — теперь мы можем производить также сиропы и капли, — конкретизирует Наталия Прокопьева. — Кроме того, в ближайшие годы мы планируем запуск нового производственного комплекса мощностью 6 млрд таблеток в год. Все это создает возможности для развития «Эвалар» именно как фармацевтической компании». Для этого предприятие реализует инвестпроект строительства завода по производству твердых лекарственных форм со складом готовой продукции. Общий объем инвестиций, по данным правительства Алтайского края, составит 3,8 млрд руб­лей. Другое алтайское предприятие — ЗАО «Алтайвитамины», по данным краевого правительства, осуществляет создание новых биопрепаратов в аэрозольной и таблетированной формах для иммунокоррекции и коррекции анемий (проходят завершающие стадии клинических испытаний), так в 2015 году был зарегистрирован новый аэрозольный препарат «Сальбутамол АВ», который производится на новой линии. ОАО «ФНПЦ «Алтай» (Бийск) завершило доклинические исследования противотуберкулезной фармацевтической композиции, сейчас предприятие совместно с СО РАН готовится к проведению клинических испытаний.

Часть фармпредприятий СФО, в частности, «Анжеро-Судженский химико-фармацевтический завод», планируют производство субстанций, направленных на импортозамещение, и дальнейшее развитие на их основе новых готовых лекарственных средств, инфузионных растворов и других форм. В Иркутской, Томской и Новосибирской областях, Красноярском крае руководство фармпредприятий основными задачами 2016 года считает выход в новые сегменты рынка лекарственных средств и сохранение темпов инвестиций, — при сохранении или увеличении объемов производства средств из списка ЖНВЛП.

Вместе с тем, игрокам сибирского фарм­рынка хотелось бы, чтобы власти активнее развивали преференции для отечественного производителя. «Например, за счет субсидирования строительства новых производств, а также компенсации затрат на проведение клинических исследований инновационных препаратов, — поясняет Наталия Прокопьева. — Кроме того, мы работаем в области фитотерапии, а сейчас есть общемировой тренд роста потребления фитопрепаратов и работы с натуральными лекарственными средствами. Поэтому нам хотелось бы видеть какие-то специальные мероприятия или программы, направленные именно на возрождение производства натуральных препаратов». Появление инструментов поддержки в этом направлении было бы актуально и для кузбасской «Кемеровской фарм­фабрики», которая специализируется на выпуске сиропов из лекарственных растений.

«Инструменты поддержки нашей отрасли существуют, — считает Александр Кейко. — Например, это Фонд развития промышленности, регио­нальные льготы по налогам и другие. Их доступность во многом определяется профессионализмом игроков. Вместе с тем, число видов и объем поддержки не вполне удовлетворяет спрос на «длинные» инвестиционные деньги». По мнению ключевых игроков сибирского фармрынка, федеральная программа «Фарма-2020», предусматривающая вывод на рынок львиной доли инновационной продукции отечественного производства, не учитывает многие существующие реалии. В частности, сроки вывода на рынок новых лекарств в строгом соответствии с действующими регламентами никак не «бьются» с действующей политикой кредитования производства банками. Получается, что или государство возьмет на себя роль инвестора в инновационные фармразработки, или российская фармацевтика останется в глубокой импортозависимости.

«Эксперт Сибирь» №26-29 (478)



    Реклама

    Интервью с губернатором Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрием Кобылкиным

    В XXI веке богатство России будет прирастать Арктикой

    Время упущено? Пока никто не повторил наш опыт

    «Звезды Арбата» - единственный в премиальном классе комплекс апартаментов в России, где сервисные услуги осуществляет крупнейший мировой гостиничный оператор компания Marriott International


    Реклама