Культурный поиск

Общество
Москва, 18.07.2016
«Эксперт Сибирь» №26-29 (478)
В Иркутске формулируют принципы развития творческих проектов на территории Прибайкалья

С 24 по 26 июня в Иркутске проходил ежегодный фестиваль искусств «Культурная столица». Начавшись в 2014 году как небольшой проект, организованный силами частных лиц и бизнеса при поддержке местной власти, за трехлетний срок он успел стать одним из главных общественных событий в годовом календаре Восточной Сибири. Теперь его успех решено развить на регио­нальном уровне: со следующего года в Приангарье планируется проведение международного культурного форума. Обсудить вопрос его необходимости и перспективы развития иркутская общественность собралась в рамках открытого круглого стола, вошедшего в программу заключительного дня фестиваля.

Разговор в итоге вышел за рамки заявленной темы и перешел в плоскость рассуждений, может ли культура стать двигателем развития Восточно-Сибирского региона.

Иркутск — особый сибирский город. Правоту этого утверждения многие местные жители готовы отстаивать до последнего. На чем основана такая уверенность, сейчас объяснить уже сложно. Впрочем, в уникальности 355-летнего города, который в лучшие свои годы считался «сибирским Парижем», иркутян готовы уверять и приезжие. Не стали исключением и гости круглого стола:

— У вас красивый вид, но, наверное, на это только я обратил внимание, а вы привыкли, — отметил в самом начале обсуждений писатель и ведущий телеканала «Культура» Андрей Максимов, выступивший модератором встречи. — То же самое с культурой: все привыкают, и это никого не поражает. А меня поражает, что в большом российском городе, столице огромного региона, проводится культурный форум с участием губернатора, который никуда не убегает и готов выслушать мнение пришедших. Это поразительно и с этого надо брать пример.

Начало координат

Старт работы, итогом которой стала нынешняя встреча, был положен три года назад. В 2014 году в Иркутске прошел первый фестиваль «Культурная столица». Тогда перспективы еще небольшого проекта казались весьма туманными. Хотя сейчас важность этого события сложно переоценить.

«Культурная столица» стала результатом первого успешного взаимодействия между частными лицами, бизнесом и властью. Для Иркутска, который в последние годы потерялся на фоне соседних городов — Новосибирска и Красноярска, — это было уникальным событием, вспоминают сейчас организаторы фестиваля.

— Когда задумывался проект, я был в Красноярске и видел программу развития этого города — она была интересной своей масштабностью, — говорит соорганизатор «Культурной столицы», руководитель Иркутского фестивального центра «Байкал тотем» Анатолий Борозненко. — Здесь что-то подобное намечалось, были какие-то разрозненные проекты, но чтобы их соединить, чего-то не хватало. Поэтому можно сказать, что идея витала в воздухе. Мы хотели не только сконцентрировать городскую творческую жизнь, но и организовать открытые площадки, чтобы у иркутян была возможность работать с людьми из других городов над общими проектами, обмениваться опытом. Все началось с Петербурга. Наверное, потому что у наших городов сильная связь, петербуржцы нас поддержали.

Однако проведение фестиваля в столице Приангарья было рискованной затеей, которая могла провалиться, признают учредители. «Иркутск — сложный город: он принимает что-то, а что-то отсекает сразу, — говорит один из вдохновителей «Культурной столицы» Андрей Швайкин. — Три года назад вопрос проведения форума даже не стоял — иркутский фестиваль начинался с нуля. Мы три года стучались в двери власти: началось все с городской администрации — в то время «Культурную Столицу» лично поддержал тогдашний мэр Виктор Кондрашов. Сейчас уже можно сказать, что в итоге синергия власти и творчества срослась — именно в личном плане». Со стороны бизнеса главным сторонником проведения фестиваля искусств в Иркутске стало АО «ЕвроСибЭнерго» — компания, для которой Приангарье является основным регионом присутствия, оказывает финансовую поддержку «Культурной столицы» со дня запуска проекта.

«Мы столица. Культурная»

Получится ли в итоге у Иркутска стать центром притяжения культурной и творческой жизни, как задумывали авторы «Культурной столицы», все еще вопрос открытый. Спор о том, насколько город соответствует своим амбициям, продолжился и в рамках круглого стола. «Зачем Иркутску называться культурной столицей, если этот статус принадлежит Санкт-Петербургу?» — самый актуальный вопрос прошедшей дискуссии.

— Это название не может быть узурпировано одним городом, — пожимая плечами, отвечает программный директор музея современного искусства «Эрарта» Денис Рубин, который в этом году стал режиссером иркутского фестиваля. — Я сам из Петербурга — к сожалению, там не так культурно, как кажется. Этот шаблон питерцам мешает: мы привыкли и сильно расслабились. А в других городах продолжается жизнь. Я был еще на самом первом иркутском фестивале, это был совершенно крошечный проект, и я не особенно хорошо видел перспективу, но это было интересно. Иркутск — середина мира без всяких мистических намеков — географически. Когда я зову сюда работать художников и специалистов, то ваш город для них самый главный стимул, чтобы поехать.

— Мне, питерцу, здесь гораздо лучше, пусть питерцы не обижаются, — соглашается художественный руководитель «Театра пилигримов» Владимир Соколов, который, по собственным подсчетам, живет в Иркутске 37 лет. — Здесь все очень контрастно. Зимы холодные, отсюда суровый характер. Но честный. Правда, местная клановость мешает, я об этом уже много раз говорил. Еще здесь, например, нужен хотя бы филиал консерватории — это важно. Мне всегда отвечают: «Денег нет». Я понял, что они смерть — я их ненавижу.

Прибавив к этому географическую удаленность и непоколебимую уверенность в собственной уникальности и хорошем вкусе, иркутяне сталкиваются с проблемой разнообразия.

— Я недополучаю эмоций, — отмечает музыкант, глава одного из вокальных ансамб­лей при иркутском политехе Галина Ефремова. — 10 лет у нас проходит фестиваль симфонической музыки «Звез­ды на Байкале» — 10 лет слушаем Чайковского и Рахманинова. Постоянно исполняют «Пещеру горного короля» — программа музыкальной школы. Меня «напрягает» всеобщая невзыскательность публики. Я вижу культурной столицей региона Новосибирск — хочу туда съез­дить на закрытие балетного сезона, потом оперного. Для своих студентов я стараюсь организовать поездки — одну по России, другую — заграницу. Это моя миссия — показать им, чтобы было с чем сравнивать. Получается, проще накопить денег и куда-то съездить посмотреть спектакли, оперные постановки, но я хочу, чтобы это было здесь.

Однако будет ли широкий спрос на такую культурную программу среди остальных иркутян, прогнозировать сложно:

— Только 1,5–2 процента иркутян ходят по музеям, — сетует владелиц частной галереи Иркутска Виктор Бронштейн.

— Только три процента парижан — по театрам, — отвечает на это Андрей Максимов.

«Увидеть Байкал — и жить»

Фестиваль «Культурная столица», выявил спрос горожан на подобные события. Интерес к проекту в этом году проявили не только городские, но и регио­нальные власти. На повестке появилась тема создания международного культурного форума. Его появление может инициировать не только развитие культуры в регионе, но и спровоцировать инвестиции в инфраструктуру и образование:

— Первый вопрос: где все же проводить форум? У нас есть проблемы с площадками, — отмечает историк, эксперт круглого стола Алексей Петров. — Второе: кадры — в основном это старший и средний возраст. Отсюда вытекает вопрос образования и подготовки в области культуры — нужно готовить свою молодежь, чтобы она не «разбегалась» в другие регионы. Проведение любых культурных форумов развивает культурную среду и может указать направление развития области.

Сама молодежь настаивает на конкретике. «Мне хотелось, чтобы форум предлагал конкурсы, семинары, возможность дополнительного образования с приехавшими профессионалами, возможно, грантовую поддержку проектов», — говорит молодая художница Александра Янченко.

Потенциальной площадкой проведения форума наравне с Иркутском сейчас рассматривается Байкальск. Появление там творческой площадки может вдохнуть жизнь в моногород, где в 2013 году закрыли градообразующее предприятие — БЦБК. Местные власти, заинтересованные в притоке туристов, уже выразили поддержку проекту.

— Важно чтобы культура транслировалась не только в Иркутске, но и других городах, — утверждает глава администрации Байкальска Василий Темгеневский. — Я твердо уверен, что нам очень нужны очаги культуры. Говорят, увидеть Париж и умереть, а вот увидеть Байкал и жить — вот это здорово.

— Это была бы прекрасная возможность для творческих людей поговорить о культуре. Представители разных направлений: художники, музыканты — мы живем параллельно, но проблемы у нас общие, а единой площадки нет, — отмечает недавно назначенная директором Иркутского областного художественного музея им. Сукачева Наталья Сысоева. — Давайте найдем общую точку. Мы должны определить что-то общее и важное для нас всех, чтобы культура продолжалась. Байкал — место притяжения вне зависимости от того, есть ли в Иркутске музеи, театры.

Но у этой медали есть другая сторона, отмечают некоторые участники круглого стола:

— Байкал и для Иркутска, как нефть для России — слава богу, что есть, — говорит главный библиотекарь читального зала краеведческой литературы библиотеки им. Молчанова-Сибирского Всеволод Напартэ. — Иркутск все больше становится порталом перемещения туристов на Байкал. Социум теряет смысл существования, кроме обслуживания туристов. У нас есть и то, и это, но все вместе не собирается в единую картину. Байкал — туристический объект, но для культуры он не несет ничего: культура — это люди.

— Я не согласен с этим подходом, чтобы все замкнулось на проблемах города, для их обсуждения существуют другие площадки, — возражает губернатор Приангарья Сергей Левченко. — А Байкал все-таки больше нефти: он не терпит суеты. Не нужно мельчить. Байкал поднимает нас над частностями, которые мешают нам жить. А форум задаст направление.

У партнеров

    Реклама