Приобрести месячную подписку всего за 240 рублей

О сортировке замолвите слово

2017

Захоронение твердых коммунальных отходов — пожалуй, одна из главных проблем сибирских городов

Согласно официальным данным, в Красноярском крае ежегодно производится 360 миллионов тонн бытовых отходов, в Новосибирской области — более 5 миллионов тонн, в Кемеровской — более 885 тысяч тонн. При этом сибирские регионы испытывают серьезную нехватку площадей под захоронение ТКО. Существующие площадки не отвечают требованиям закона, а открыть новые не получается из-за активных протестов жителей территорий, прилегающих к планируемым местам открытия полигонов. В итоге растет количество несанкционированных свалок, на ликвидацию которых в итоге приходится тратить бюджетные деньги.

Эксперты сходятся во мнении: вместо того, чтобы наращивать полигонное хозяйство и бороться с незаконными свалками, нужно менять всю систему обращения с отходами. В стране уже принят закон о создании в регионах единых операторов, которые будут отвечать за сбор, захоронение и переработку ТКО.

— В этом плане большое значение имеет утверждение территориальных схем обращения с твердыми бытовыми отходами, — отметил на одном из последних заседаний Экологического штаба Красноярского края директор Красноярского филиала НП «Национальная экологическая аудиторская Палата» Юрий Мальцев. — Несмотря на все имеющиеся нарекания к схеме, ее нужно поддерживать. На нынешний день это единственный документ, который предлагает какую-то работу с ТБО. 

Но одними только законами ситуацию не исправить. В сортировку отходов необходимо активно привлекать простых горожан. И этим сегодня занимаются не только власти, но и компании, работающие в сфере жилищно-коммунального хозяйства.

 36-02.jpg

Не законом единым

В мае 2016 года в Красноярске муниципальная управляющая компания «Красноярская» приступила к реализации пилотного проекта по раздельному сбору мусора. Идея реализована совместно с заготовителями вторсырья. Жители могут отдельно собирать ПЭТ-сырье и бумагу в специально промаркированные сборники, а оставшийся мусор сбрасывать в современные евроконтейнеры, расположенные рядом на площадке. Для крупногабаритных отходов также оборудовано отдельное место.

— Сколько отходов поедет на полигон, а сколько будет переработано в новые товары, сейчас целиком и полностью зависит от сознательности и желания жителей, — отмечает директор МУК «Красноярская» Сергей Супрун. — Сегодня уже в двух домах, обслуживаемых компанией, оборудованы такие контейнерные площадки. И, как показывает наш опыт, жители к идее сортировки отходов отнеслись с пониманием. С организацией, которая обслуживает контейнерные площадки, мы намерены стимулировать сортировать мусор не только жителей, но и дворников. Им предприниматель готов доплачивать за сортировку.

Собственно говоря, как показывает практика, именно из таких небольших локальных проектов рождаются большие движения. За примерами далеко ходить не надо. В декабре 2015 года общественная организация «Зеленая дружина» при поддержке Сибирской генерирующей компании запустила акцию «Батарейка», и сегодня этот проект реализуется в нескольких сибирских городах, в частности, в Красноярске, Назарове и Кемерове. Только в Красноярске за время действия акции собрано около пяти тонн вторсырья. Все отработанные элементы питания отправлены в Челябинск на единственный в России завод, где перерабатывают батарейки и аккумуляторы с извлечением полезных ресурсов для вторичного использования.

Члены «Зеленой дружины» констатируют, что количество участников акции неуклонно растет. Если раньше за несколько месяцев сбора в контейнерах скапливалось по 500–700 кг старых батареек, то теперь каждый квартал активисты собирают с пунктов приема не менее тонны вторсырья. Более того, сеть приемных пунктов удается расширять благодаря появлению новых партнеров. Сегодня контейнеры с наклейками «Зеленой дружины» находятся в офисах управляющих компаний, краевом музее, детской библиотеке, в ряде торговых центров.

— Мы с радостью отмечаем, что у многих красноярцев благодаря акции «Батарейка» появилась правильная бытовая привычка — не выбрасывать старые элементы питания в обычное мусорное ведро, а приносить их в пункты приема для последующей грамотной утилизации», — не без гордости заявляет представитель движения «Зеленая дружина» Артем Речицкий.

 36-03.jpg

Культура и инфраструктура

По мнению Юрия Мальцева, всех жителей можно разделить на две категории: одни организуют свалки, другие борются с ними. В этой связи остро встает вопрос воспитания и образования населения. Экологическую культуру, а в частности основы правильного обращения с мусором, нужно прививать с детского сада и школы, как это делают во многих зарубежных странах.

— То, что домохозяйства остаются достаточно пассивными в вопросах сортировки ТКО, определяется не столько отсутствием сформированной культуры в этом вопросе, сколько полным отсутствием соответствующей инфраструктуры, — считает директор Института экологии и географии Сибирского федерального университета, кандидат географических наук, доцент Руслан Шарафутдинов. — Любой житель многоэтажного дома расскажет, что в типовом мусоропроводе имеется лишь одно технологическое отверстие для приема несортированных ТКО, и все, поступившее в него, так или иначе обречено смешаться в общем мусорном контейнере.

Кроме того, констатирует эксперт, на практике очень редко где встречаются оборудованные площадки для приема предварительно разделенного пластика, бумаги, стекла.

— Даже при условии, что контейнеры для раздельного сбора отходов будут установлены силами жильцов, в текущих реалиях типовой мусоровоз перечеркнет их труды, смешав все виды отходов в момент загрузки, — сетует Руслан Шарафутдинов. — Нельзя не отметить, что по данным социального опроса, проведенного в Красноярске, не менее 32 процентов жителей уже сейчас готовы осуществлять раздельный сбор ТКО при условии, что для этого будет создана специальная инфраструктура в непосредственной близости от места их проживания.

Отсутствие отлаженной системы мотивации людей к раздельному сбору мусора и мешает активному распространению сортировки. Сегодня при желании в приемочные пункты страны можно сдать все, что угодно. Там принимают бумагу, стекло, пластмассу. Есть предприятия по переработке использованных шприцев и объекты по уничтожению медицинских отходов, и специализированные производства по демеркуризации ртутных ламп, а также других приборов, содержащих ртуть, принимают также неисправные аккумуляторы и батарейки… Проб­лема в другом: приемка некоторых отходов на переработку ведется далеко не во всех регионах страны. Как уже отмечалось выше, батарейки в России перерабатывает всего один завод. А ведь втор­сырье в Челябинск нужно еще доставить. В итоге получается, что не тому, кто сдает батарейки, платят деньги (как это происходит при сдаче макулатуры, стеклянных и ПЭТ-бутылок), а сдающий должен заплатить, чтобы сырье приняли на переработку. Поэтому многие акции по сбору отдельных видов отходов живут ровно до тех пор, пока есть компании и фонды, готовые финансировать этот, по большому счету, социальный проект.

Финансовый аспект так и не дает поставить на поток утилизацию энерго­сберегающих ламп. Люди до сих пор предпочитают выкидывать перегоревшие светодиодные устройства на свалку. А это неправильно. Энергосберегающие лампы содержат ртуть в дозах, позволяющих отнести их к первому классу опасности, и могут причинить реальный вред здоровью человека, если герметичность устройства нарушена. Пункты по сбору таких ламп работают во многих городах Сибири, но так как обезвреживание светодиодов — дело недешевое, чтобы сдать перегоревшую лампу на переработку, жителям нужно отдать свои кровные. Экологи отмечают: в том, что люди не осознают всю серьезность от выкидывания энергосберегающих ламп в обычный мусор, нет ничего удивительного. Информированность граждан об опасности светодиодов крайне низкая. Купить такие лампы можно везде, а вот о том, что лампа содержит ртуть, и она требует особой утилизации, в точках продаж не говорят. В общем, все опять упирается в экологическое просвещение населения. И в необходимость методичной и планомерной работы по информированию жителей.

Несколько лет назад в Алтайском крае мэрия Барнаула при поддержке предпринимателей запустила большую акцию по сбору использованных ламп. Вторсырье принимали на передвижных пунктах, для этого даже запустили специальные экомобили. Акция прошла успешно. Согласно отчетам организаторов мероприятия, за два месяца жители сдали около тысячи ламп и других ртутьсодержащих отходов. Но продолжения акция не имела, и попыток наладить более или менее системную работу тоже не последовало. И такими благими, но разовыми мероприятиями может «похвастаться» каждый сибирский регион.

 36-04.jpg

Без кнута не обойтись

Впрочем, эволюционного развития законодательной базы, налаживания инфраструктуры обращения с отходами и мероприятий по экологическому просвещению для достижения поставленных целей недостаточно. Опыт зарубежных стран показывает, что пряник без кнута малоэффективен. Так, в Швейцарии раздельный сбор мусора — всеобщая повинность. Житель этой страны вне зависимости от социального статуса и материального положения обязан сортировать отходы: бумагу — к бумаге, металл — к металлу, стекло — к стеклу. За нарушение этого закона грозят крупные штрафы. Более того, за тем, чтобы эти правила работали, следит специальная мусорная полиция, которая способна найти и привлечь к суду даже за, казалось бы, такой безобидный проступок, как выброшенный из окна машины окурок. Те же, кто не хочет, так сказать, «марать» свои руки, может делегировать полномочия по сортировке мусора специалисту, но за это придется заплатить приличный налог. На этом законодательная мысль швейцарских властей не ограничилась. Каждый законопослушный житель страны обязан привезти рассортированный мусор на пункты приемки, откуда отходы попадут на переработку. При этом за сданное вторсырье никакое вознаграждение не полагается.

Да, российскому обывателю кажется, что такой тотальный контроль за сортировкой мусора доведен до крайности. Но этот подход доказал свою эффективность. Сейчас Швейцария — одна из самых экологически чистых стран мира, если верить ученым, там можно без опасений за здоровье пить воду не только из-под крана, но и из любого озера. Правда, говоря о швейцарском опыте, нельзя не упомянуть, что на воплощение в жизнь новой экологической политики ушло два десятилетия.

План «б»?

По большому счету, задачу отладки инфраструктуры по сортировке отходов властям надо решать немедленно, времени на раскачку нет. В ближайшие годы Россию ожидают большие перемены в области обращения с ТКО. На рассмотрении в Государственной Думе РФ находится законопроект о запрете на захоронение отходов на территории Арктической зоны.

— Можно предположить, что в конечном виде он будет касаться лишь промышленных отходов, и вряд ли стоит ожидать его легитимацию в текущем году, однако он хорошо вписывается в стратегию развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения нацио­нальной безопасности на период до 2020 года, — предполагает Руслан Шарафутдинов. — Стратегия уже предусматривает создание и развитие эффективной системы обращения с отходами производства и потребления в Арктике. Подготовлен и, вероятно, будет принят в течение года запрет на захоронения отходов, в состав которых входят полезные компоненты. В первую очередь он коснется лома цветных и черных металлов, ртутьсодержащей продукции, а затем — макулатуры, автопокрышек и к 2024 году — всех несортированных отходов.

«Эксперт Сибирь» №15-16 (492)



    Реклама

    Системный подход к инжинирингу и подготовке кадров

    Об опыте и о новых идеях рассказывает генеральный директор МВШИ Вальтер Рац


    Реклама




    spam@petrov.vodka