Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Удел успешных маргиналов

2017

Программы классического бизнес-образования, развернувшиеся в регионах Сибири во второй половине 2000 годов, через десять лет оказались уделом ограниченного количества любителей. Несмотря на диверсификацию экономики, рынок бизнес-образования ни в одном крупном городе макрорегиона так и не сложился

Первая «классическая» программа бизнес-образования МВА (Master of Business Administration) появилась в Дортмутском колледже штата Нью-Хэмшир (США) в 1901 году — примерно в то время, когда там же стали появляться первые отделы маркетинга. В это время в России крестьяне как раз доплачивали последние выплаты помещикам за освобождение от крепостного права. С бизнес-образованием мы отстали от Запада примерно на сто лет — первые организации, могущие претендовать на статус бизнес-школ, стали открываться в Москве и Санкт-Петербурге в конце 1980 годов. В крупнейшие города Сибири эта тенденция докатилась только к середине 2000-х — на волне легких нефтегазовых денег кто-то покупал новые автомобили, кто-то открывал Турцию, а кто-то — учился на условно дорогостоящих (по сравнению с другим образованием) программах МВА.

Однако счастливая жизнь у этих программ так и не сложилась — уже через 5–8 лет рынок стал сжиматься. В результате сегодня, по самым смелым оценкам, ежегодный выпуск по программам МВА всех видов в ключевых образовательных центрах Сибири (Новосибирск, Красноярск, Томск) составляет не более 70–80 человек, а по программам МВА продолжительностью обучения 1–2 года — не более нескольких десятков.

Классика жанра

Главная оговорка этого обзора — под бизнес-образованием мы будем понимать «большие» программы уровня «МВА» (в том числе, отраслевые и специализированные), продолжительностью, как правило, от полугода до двух лет. Многочисленные краткосрочные курсы, мотивирующие тренинги и т.д. здесь не учитываются, поскольку, строго говоря, образованием они не являются — скорее (и в лучшем случае) получением каких-либо практических навыков, обучением.

Вопрос о том, что такое МВА, также является дискуссионным. Формально (и это следует из названия), это программа магистерского уровня (английское «master» для целей высшего образования в России перевели как «магистр») в области менеджмента. В такой интерпретации, выпускники качественной магистратуры по менеджменту в вузах должны именоваться — «со степенью МВА». Однако такое понимание в России не прижилось, и еще с 1990 годов программа МВА стала пониматься как дополнительное профессио­нальное образование — профессиональная переподготовка специалистов, как правило, не менее 500 часов. Для сравнения — классическая магистратура — это около двухтысяч часов обучения.

Таким образом, упрощенно говоря, МВА как программа профессио­нальной переподготовки встала в один ряд с бухгалтерскими курсами, подготовкой аудиторов, налоговых консультантов и т.д. Можно выучиться после вуза на бухгалтера, а можно — на МВА.

Проблемой формализации МВА в России занимались уже с конца 1990-х — сначала в Российской ассоциации бизнес-образования (РАБО), затем, силами экспертов Высшей школы экономики. Так, в 2003 году (когда еще существовала государственная аккредитация дополнительного образования и по итогам программ МВА слушатели получали диплом государственного образца) ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов предлагал разграничивать «классическую» МВА и так называемые «executive МВА» — кратко­срочные емкие курсы. «Последние должны строиться как последовательность двух-трехдневных семинаров, посвященных определенной актуальной теме современного менеджмента, рассматриваемой всесторонне, т.е. с позиций стратегического менеджмента, финансов, маркетинга и управления человеческими ресурсами. Такой цикл из 15–20 семинаров должен длиться полтора-два года, что составляет по объему аудиторной нагрузки примерно 320–350 часов», — писал он тогда в одной из своих статей.

Итак, «классическая» МВА — это длительная (1–2 года) академическая программа для подготовки менеджеров высшей квалификации, «executive МВА» (грубый перевод — отраслевые, специализированные МВА») — набор практических курсов на 3–6 месяцев, а все остальное, строго говоря, бизнес-образованием не является.

Пионеры бизнес-образования

Сегодня в мире около тысячи (по другим данным — около двух тысяч) бизнес-школ обучают по программам МВА. В России — не более сотни. Точных данных, в силу того, что критерии оценки у всех разные, не существует. Крупнейшее отраслевое объединение МВА находится в Лондоне — это AMBA, чья аккредитация считается признаком качества программы. На постсоветском пространстве аккредитацию АМВА имеют всего 14 бизнес-школ — 12 в России (в основном — при государственных университетах Москвы и Санкт-Петербурга), 2 — в Украине, 1 — в Казахстане.

За статус первой в России бизнес-школы в России соревнуются, по меньшей мере, несколько структур. Так, в 1988 году в Москве начинается обучение на первых бизнес-курсах школы «Синергия» — ныне Московского финансово-промышленного университета «Синергия». В том же году на основе межправительственного соглашения СССР и Италии открывается Московская международная высшая школа бизнеса (МИРБИС) — работающая под тем же брендом до нынешнего дня. Опять же, с подачи итальянских партнеров, на базе Ленинградского государственного университета в 1989 году открывается Ленинградский институт международного менедж­мента (ныне — Высшая школа менеджмента СПбГУ, одна из лучших бизнес-школ России по версии FT).

В Сибири зачатки бизнес-образования следует искать также в начале 1990-х. В 1991–1993 годах по всему макрорегиону открываются десятки бизнес-курсов. При этом, пожалуй, первым государственным вузом, занявшимся бизнес-образованием, следует признать Иркутский госуниверситет, еще в 1990 году создавший Байкальский учебный комплекс (ныне — Байкальская международная бизнес-школа ИГУ). В 1991 году на базе Новосибирского электротехнического института (ныне — Новосибирский государственный технический университет, НГТУ) открывается один из первых в стране факультетов бизнеса — правда, готовит он на первых порах обычных студентов. В начале 2000-х программы бизнес-образования реализуются уже в большинстве крупнейших вузов, однако программы МВА начинают открываться в Сибири только в середине 2000-х.

Так, в 2003 году первую программу МВА в Новосибирске (Международная бизнес-школа, ныне — Высшая школа бизнеса) запускает Новосибирский госуниверситет экономики и управления (НГУЭУ). В 2006 году программы МВА открываются в Новосибирском государственном университете (НГУ) и НГТУ. В том же году двухгодичная программа МВА открывается в Томском госуниверситете. В конце 2000-х программа МВА открывается в Сибирском федеральном университете.

К 2017 году аббревиатурой «МВА», пожалуй, не пользуется только ленивый — государственной аккредитации или признаваемых всеми крупнейшими участниками рынка методик оценки программ не существует. Единственный более или менее понятный фильтр — аккредитация в тех или иных ассоциациях бизнес-образования. Так, в упомянутой АМВА аккредитовано 12 российских бизнес-школ, самая восточная — в Казани, за Уралом — ни одной. Вполне возможно, что дело тут не в качестве образования, а в цене — трехлетняя аккредитация стоит порядка 50–80 тысяч фунтов стерлингов (или не менее 6 млн руб­лей), что в условиях скромного сибирского рынка — непозволительная роскошь. В более демократичной по условиям аккредитации Российской ассоциации бизнес-образования — всего пять членов из Сибири (из 150) — это Томский политех, СФУ, Забайкальский госуниверситет, ИГУ и НГТУ. Как видим, старожилов вроде НГУ и НГУЭУ здесь нет.

Слишком скромно для Сибири

Точных оценок того, сколько человек сейчас обучается на программах МВА в крупнейших городах Сибири, не существует. Можно делать лишь оценки, основанные на допущении, что опрашиваемые понимают МВА одинаково, а также на доброй воле сторон — программы МВА как программы дополнительного образования с 2010 года не проходят государственную аккредитацию, а значит, ручаться за точность цифр теперь может только образовательная структура.

Однако общая картина, основанная на опросах университетов, проведенного «Экспертом-Сибирь», в целом понятна. Так, НГУ с 2006 года выпустил 144 слушателя программ МВА — в среднем примерно по 15 человек ежегодно. НГУЭУ за то же время — 166 выпускника. Байкальская международная бизнес-школа ИГУ — 171 выпускник с 2006 года. Цифра 10–15 выпускников в год на одну бизнес-школу вообще кажется магической — даже федеральные сетевые образовательные структуры отчитываются о примерно аналогичных показателях в регионах Сибири. Так, по данным директора программы МВА «Стратегия» Международного института менеджмента «ЛИНК» (наряду с «Синергией» и МИРБИСом — один из лидеров дистанционного бизнес-образования в РФ) Анастасии Журавлевой, с 2002 года в регионах Сибири было выпущено около 150 человек, причем в 2014–2016 годах — 64 человека.

 16-02.jpg

Программа МВА в Сибири молодеет. Если 5–7 лет назад основным костяком слушателей были мужчины старше 40, то теперь средний возраст сократился, по меньшей мере, на треть. «Если ранее на программе MBA подавляющее большинство составляли представители (топ-менеджеры, среднее звено) крупных компаний региона, то сейчас больший интерес проявляют собственники бизнеса. Опыт работы не менее 15–20 лет, управленческой работы (усреднено) от 7 лет и выше. По гендерному признаку практически паритет, но все же преобладают слушатели мужского пола. Мотивация для обучения на программе у всех разная. Кто-то идет за карьерным ростом, для попадания в кадровый резерв, кто-то (в основном собственники) для того что бы получить теоретическую базу и заглянуть в будущее — как развивать свой бизнес», — говорит декан ФБМ Байкальской международной бизнес-школы ИГУ Александр Тверитинов.

В Новосибирске — аналогичная ситуация. «С каждым годом увеличивается процент слушателей, которые пока не занимают руководящие должности, но стремятся к карьерному росту. Возраст слушателей — от 23 до 52 лет. Основной поток в возрасте 27–37 лет. Соотношение количества мужчин и женщин составляет 60% к 40%. С 2016 года наметилась тенденция на увеличение числа женщин среди слушателей программ МВА», — комментирует проректор по учебной работе НГУЭУ Владимир Ромашин.

Итак, среднестатистическая бизнес-школа в Сибири выпускает порядка 10–15 слушателей МВА в год. Таким образом, даже с учетом федеральных сетевых структур, рынок бизнес-образования на всю Сибирь — всего порядка 150–200 человек в год. Эту цифру, конечно, тянет сравнить с данными США, где ежегодно степень МВА получают около 90 тысяч человек. Однако даже сравнение с Москвой существенно снижает градус драматизма. По данным опроса журнала «Эксперт», опубликованного прошлым летом, МИРБИС выпустил в 2015 году 271 слушателя МВА, Институт бизнеса и делового администрирования РАНХиГС — 246 слушателей, и только бизнес-школа, специализирующаяся на дистанционном образовании, CityBusinessSchool перешагнула планку в 500 слушателей. Таким образом, и в Москве рынок классического бизнес-образования — это всего, в лучшем случае, 2 тысячи человек.

Ко всему, российское бизнес-образование еще крайне дешевое — по сравнению с зарубежными аналогами. Так, год обучения по программам МВА в крупнейших вузах Сибири стоит порядка 200–300 тысяч руб­лей, в московских университетах — уже порядка 500–700 тысяч. Для примера: стоимость обучения в бизнес-школе INSEAD (Франция) в прошлом году составляла почти 49 тыс. евро за 10-месячный курс. В HarvardBusinessSchool -— свыше $92 тыс. за двухлетний курс обучения.

Итак, перемножив стоимость обучения на количество слушателей, мы получим примерный объем рынка классического бизнес-образования в Сибири — по самым оптимистичным оценкам, это всего порядка 50 миллионов руб­лей в год. Сопоставимо с оборотом одного заштатного гипермаркета — и, пожалуй, это все, что необходимо знать о реальном положении на рынке бизнес-образования в Сибири.

Недоросли или переросли

Аномальный дисбаланс между уровнем развития экономических отношений и состоянием рынка бизнес-образования, эксперты объясняют несколькими факторами. По мнению Ярослава Кузьминова, базовая проблема — отсутствие платежеспособного спроса. «Стоимость самых дорогих российских программ МВА колеблется вокруг 10 тысяч долларов за двухлетнюю вечернюю программу, в то время как годичная очная программа МВА в Европе стоит до 40 тыс. долларов; в США, где большинство очных программ МВА — двухгодичные их стоимость еще выше. Не следует забывать и о том, что в США и Европе более 90% программ МВА — очные, требующие полного отрыва от работы; опыт реализации вечерних программ в этих школах. В России же в силу социальных условий (нежелание слушателей замедлять темп карьерного роста и невозможность заплатить даже 10 тысяч долларов за программу и, уйдя с работы, лишиться дохода) подавляющее большинство программ МВА — вечерние или модульные», — констатирует он. Между строк здесь же — несоответствие принципов МВА структуре российской экономике и регио­нальных особенностей ведения бизнеса.

Вторая проблема — МВА по-прежнему является для российских менеджеров не­очевидной ценностью. Поэтому, с одной стороны, появляется исследование заинтересованной в положительном исходе бизнес-школы «Сколково», в котором говорится о том, что москвич с дипломом MBA в 2016 году претендовал на зарплату в 155 000 руб­лей, тогда как притязания специалиста без MBA были гораздо скромнее — 68 000 руб­лей С другой стороны, имеются данные исследовательской компании Hays, из которых прямо следует, что работодателям, как правило, не очень нужна степень МВА. При этом, по данным исследования, большинство нанимателей (57%) убеждены, что зарплата выпускника бизнес-школы должна не более чем на 20% превышать жалованье коллеги без диплома. Каждый пятый говорит, что после получения диплома MBA зарплата сотрудника не должна измениться, а еще четверть уверена, что МВА — это вообще пустая трата времени и денег.

Третье — распространение программ, претендующих на статус бизнес-образования, однако по факту таковыми не являющимися. Когда на экране компьютера, на уличных щитах и в личной переписке за 1–2 дня обещают перевернуть сознание целиком и обучить всем необходимым компетенциям для ведения бизнеса, тратить 1–2 года на образования не очень-то и хочется.

Свободные ниши

Впрочем, есть и другое понимание проблемы. С этой точки зрения, рынок бизнес-образования в Сибири такой потому, что им всерьез не занимаются. Например, здесь по пальцам можно пересчитать отраслевые программы МВА (например, в финансах, логистике или маркетинге), программы в отдельных узких сегментах (общественный сектор), фактически отсутствует формат сетевых программ с ведущими мировыми университетами и т.д.

Поэтому, говоря о перспективах, эксперты, прежде всего, упоминают необходимость специализации программ. «Уже несколько лет Россия живет в условиях единого таможенного пространства, и все более усиливающейся экономической интеграции с Казахстаном и Беларусью. Однако, к примеру, до сих пор не создана программа МВА, отвечающая на простые вопросы для бизнеса: как работать в этих условиях, каковы особенности правовых систем других стран, обычаи делового оборота и т.д. Программу с условным названием «МВА — Евразия» в Москве никто делать не будет — они слишком далеко, а вот для университетов Сибири это мог бы быть неплохой шанс для расширения рынка», — полагает генеральный директор Центра китайских исследований (Алматы) Адиль Каукенов.

«Среди перспективных направлений развития можно назвать, в частности, МВА в общественном секторе — прежде всего, образовании и медицине. Сейчас это отрасли, куда уже пришли рыночные отношения, однако управленцы в этих отраслях по-прежнему либо сделали узкоспециализированную карьеру (например, учитель-завуч-директор школы), либо пришли из иных отраслей, не понимая, таким образом, специфику того же образования или медицины. Новые программы МВА должны стать продуктом, который учитывает как современные подходы в менеджменте общественного сектора, так и в профессио­нальных дисциплинах (педагогика, медицина, культура)», — комментирует Владимир Ромашин.

Наконец, отдельный вопрос — будущее дистанционного образования. Ни в одной из сибирских бизнес-школ нет полноценной самостоятельной дистанционной программы обучения. При этом федеральные структуры, в том числе, активно развивающиеся в Сибири, неизменно говорят о светлом будущем этого сегмента. «Если сравнить основные показатели реализации программ MBA в 2014 и 2015 годах, то у бизнес-школ университетского типа они за год упали в среднем на 9,5%, тогда как в нашей бизнес-школе, где обучение ведется только в онлайн-формате,выросли более чем на 15%.Это легко объяснить. Если на очное обучение в России по программе MBA в 2016 году придется выделить минимум 300 тысяч руб­лей, то стоимость дистанционных программ MBA начинается от 100−150 тысяч руб­лей. Стоимость дистанционного обучения обусловлена бизнес-процессами и совершенно другой структурой издержек без потери качества самого обучения», — писала в одной из своих колонок генеральный директор международной бизнес-школы CityBusinessSchool Наталья Лагенен.

Скепсис в отношении дистанционных форм образования может быть связан с несколькими факторами. Во-первых, дистанционная форма относительно нова, и судить о ее эффективности пока рано — особенно когда речь идет о длительных курсах. Никто не спорит, что можно освоить дистанционно, например, аспекты применения нового закона или компьютерной программы, однако стать специалистом со степенью МВА — уже дискуссионно. Во-вторых, как отмечают опрошенные эксперты, одной из мотиваций обучения на МВА является «общение с себе подобными» — обмен мнениями относительно ведения бизнеса, нетворкинг и т.д. — ничего такого дистанционные курсы предложить не могут.

Таким образом, вопрос выживаемости классического бизнес-образования в Сибири видится, прежде всего, связанным с гибкостью бизнес-школ. Своего Гарварда в Сибири в обозримой перспективе не появится. С высокой долей вероятности, это означает, что будущее местного рынка уже упомянутыми «специализированными» МВА — по отраслям или секторам компетенций. Другими словами, в бизнес-школы должны прийти люди, которые пока воспринимают существующие образовательные структуры как отсталые от жизни академические атавизмы. Правда, измениться для этого придется всем — и бизнес-школам, и слушателям, и рынку.

Динамика количества обучающихся по «Президентским программам» в регионах Сибири, чел. 16-03.jpg Минэкономразвития РФ
Динамика количества обучающихся по «Президентским программам» в регионах Сибири, чел.
Минэкономразвития РФ

Сами себе МВА

В конце 1990 годов в России начался масштабный проект, который фактически ставил цель — сформировать собственную, отечественную систему бизнес-образования, альтернативную классической МВА. Проект был назван «Программа подготовки управленческих кадров для организаций народного хозяйства Российской Федерации» (проще говоря — «Президентская программа») и утвержден Указом президента РФ в 1997 году. Суть программы заключалась в том, что государство за счет федерального и регионального бюджетов субсидирует равномерно по всей стране подготовку управленцев высшей квалификации.По конкурсы были отобраны несколько десятков университетов — от Москвы до Тувы, которые получили право на подготовку кадров для новой России, а значит — на существенные (до нескольких десятков миллионов рублей в год — к настоящему времени)бюджетные средства. К слушателям предъявлялись требования по управленческому стажу и занимаемой должности, для поступления он должен сдавать экзамены и т.д. Под общим названием «Президентская программа» скрываются десятки самых разных программ — от инновационного менеджмента до маркетинга и финансового анализа предприятий. Фактически, речь идет о программах уровня «executive МВА» за бюджетный счет (правда, так их никогда не позиционировали) — слушатель должен заплатить только треть цены. В реальных деньгах в 2017 году в Новосибирске это максимум 33–35 тысяч рублей за годовую программу подготовки. В связи с этим у «Президентской программы», естественно, появились как свои плюсы, так и свои минусы. Из несомненных плюсов — Россия стала одной из немногих стран, предложивших своим менеджерам доступные программы бизнес-образования. Из минусов — слушатели, обучающиеся практически бесплатно, менее мотивированы на обучение, а многие программы в связи с тем, что реализовывались фактически за бюджетный счет, постепенно закостенели. В первоначальном варианте программа была принята на 10 лет, затем продлена еще на 10 — до 2017/2018 учебного года. Будет ли «российская МВА» продлена на следующий срок — пока доподлинно неизвестно. Однако уже сейчас очевидно, что объемы программы за последние несколько лет существенно упали. Так, если в 2012 году квота на Новосибирск составляла порядка 150 человек, то в 2017 — уже 80, для Томска —порядка 80 и порядка 40, для Красноярска — 120 против 50 и так далее (см. график).Поэтому, несмотря на то, что по «Президентской программе» в регионах Сибири сейчас обучается порядка 2,5 тысяч человек, ее лучшие годы, похоже, уже в прошлом.

«Эксперт Сибирь» №17-19 (493)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама