Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Экономика

Экономика городского воздуха

2017

Красноярский экономический форум весной нынешнего года ознаменовался подписанием принципиально нового для региона документа — экологической хартии. Подписи поставили все: представители администраций города и края, общественных организаций, промышленных предприятий, ученые-экологи

По доброй красноярской традиции и сам факт создания такого документа, и список участников подверглись резкой критике, мол, не могут пчелы выступать против меда, а промышленность — всерьез бороться за экологическое благополучие населения. Дескать, жажда прибыли — строго по пирамиде Маслоу — всегда будет выше стремления делать добро.

Представители промышленных компаний не опровергают: действительно, задача бизнеса — зарабатывать, и поиск экологичных решений продиктован именно экономикой. «Грязные» технологии обходятся все дороже, поэтому, если хочешь быть эффективным, ищи более «чистые» варианты.

Экология в Красноярске — проблема не столько социальная, сколько политическая. Впервые экологический протест как способ давления был испробован на выборах зимой 2011 года, попытка увенчалась успехом: краевые власти в лице губернатора Кузнецова расторгли инвестконтракт на строительство завода ферросплавов. С тех пор экологические волнения, порой переходящие в открытый шантаж, стали обязательным элементом политической борьбы, в которой ученого-эколога подменил гражданский активист. Тем не менее, дискуссию, перманентно переходящую в базарную перепалку, все же удалось вернуть в конструктивное русло. Во-первых, был создан краевой экологический штаб на базе Сибирского федерального университета, где одна из сильнейших в стране школ по лесопользованию и дендрохронологии. Во-вторых, активистам удалось найти общий язык с профессио­нальными экологами и сформулировать ряд разумных требований к краевой власти по улучшению ситуации. В-третьих, обсуждение экологических проблем вышло на федеральную площадку — этой теме была посвящена часть Красноярского экономического форума. В-четвертых, подписана экологическая хартия. В-пятых, создано отдельное министерство экологии. Список можно продолжать. Главное — что истерика переформатировалась в нормальный и открытый рабочий диалог.

Готов ли потребитель платить?

Основными загрязнителями воздуха в Красноярске принято считать городские ТЭЦ и Красноярский алюминиевый завод. Этим предприятиям и достается львиная доля общественного внимания. Помимо экологического министерства и надзорных органов с некоторых пор функцию общественного контроля за их деятельностью взял на себя экспертный совет, созданный по инициативе депутатов Законодательного собрания. Задача экспертного совета — следить за ходом выполнения экологических программ предприятий, и, как скоро он создан при органе законодательной власти, инициировать законодательные акты, которые заполняют те или иные пробелы в нормативной базе.

В июне совет добрался до крупнейшей красноярской станции — ТЭЦ-1, чтобы оценить качество предлагаемой экологической программы. Станция по дате постройки самая старшая из трех городских ТЭЦ. Модернизация ее природо­охранного оборудования проводилась, но готовность улучшить результат и поставить очистные установки по последнему слову техники у компании сохранялась. Разные варианты обсуждались не раз, но наталкивались на объективные препятствия. Во-первых, территория предприятия невелика, и сделать ее больше невозможно физически: сейчас район, где она расположена, достаточно обжитой. Увеличив площадь объекта, придется расширять и границы санитарной зоны. Снести жилые и административные здания в теории возможно, но тогда реконструкция станет «золотой», причем не только для компании, но и для каждого красноярца. Дело в том (и это второй контраргумент), что пока еще в России тарифы на тепло утверждаются по принципу «затраты плюс». То есть, генератор суммирует все средства, которые потребуются ему в году на операционную деятельность, на закупку нового оборудования, замену и капремонт, и, исходя из этого, рассчитывает тариф. Больше затрат — выше тариф. За все «хотелки» в итоге заплатит потребитель.

— Не стоит считать, что это именно особенность сферы теплоснабжения, — предостерегает генеральный директор Сибирской генерирующей компании Михаил Кузнецов, у любого предприятия источник средств — потребитель. Но внутри системы теплоснабжения есть резервы, которые можно использовать, улучшая экономику. При существующих тарифных принципах мне невыгодно искать возможности повышения эффективности — я должен потратить в короткий срок значительные средства, но, как только на предприятии снизятся потери и вырастет КПД, тариф будет снижен, и вернуть свои инвестиции я не смогу. Нам нужен другой механизм, другой принцип формирования тарифа, иначе все резервы просто сгниют в земле.

Альтернатива старому

Законодатели, похоже, наконец-то услышали голос отрасли, потому что закон об альтернативной котельной, который разрабатывался с участием специалистов теплогенерирующих компаний, наконец принят Госдумой в третьем чтении. Если не вдаваться в подробности, этот документ позволяет зафиксировать экономически оправданный тариф на несколько лет и защищает генераторов от произвола местных властей, которые используют тарифную политику как способ политического регулирования.

По крайней мере, с момента поступления добрых вестей из Госдумы о прохож­дении закона, СГК активизировала свою инвестиционную активность во всех регионах присутствия.

— Мы заинтересованы в том, чтобы город рос, — объясняет Михаил Кузнецов, — чем больше потребителей, тем эффективнее наша экономика: капитальные затраты ниже, выручка больше. Стратегия развития компании привязана к 2035 году, когда, по прогнозам, в Красноярске будет жить миллион триста тысяч человек. Люди сюда поедут только в том случае, если в городе будет высокое качество жизни, в том числе и более благоприятная экологическая обстановка. И мы заинтересованы в том, чтобы качество жизни было высоким и прогнозы ученых о росте населения оправдались.

И вновь вернемся к ТЭЦ-1. Здесь по-прежнему не говорят о замене котлоагрегатов или переводе их на другой вид топлива (общественники очень ратуют за газ), что, по сути, тоже означает замену оборудования, но повысить экологическую эффективность станции, говорят, можно.

Планируется снести три «низкие» трубы из четырех имеющихся (две по 105 метров и одну 120) и построить вместо них одну высокую — 270 метров.

— Проблемы сегодняшнего Красноярска — не абсолютное количество выбросов в тоннах за расчетную единицу времени, а концентрация определенных веществ в определенных условиях: когда ветра нет, дышать трудно, — рассуждает Михаил Кузнецов. — На ветер мы повлиять не можем, но поднять выбросы туда, где ветер есть всегда, возможно. Это самый быстрый способ изменить ситуацию в городе.

Новая труба станет второй по высоте в Красноярске, уступая только трубе ТЭЦ-3. Она займет место неиспользуемого складского корпуса. Помимо изменения высоты рассеивания выбросов замена трех труб на одну решает еще и задачу расположения газоочистного оборудования.

— Возможность установки электрофильтров на ТЭЦ-1 обсуждалась последние лет десять, — рассказывает директор станции Сергей Бородулин, — но то, что нам предлагали производители, физически не могло поместиться не только в котельном цеху, но и на территории станции. Сейчас несколько ведущих изготовителей такого оборудования смогли решить проблему с габаритами и готовы предложить нам более компактные фильтры, которые впишутся в территорию ТЭЦ-1.

После сноса трех труб и ведущих к ним коммуникаций у стены котельного цеха освободится место для установки электрофильтров. Каждому из них нужна площадка размером 11 на 15 метров. Они заменят существующие батарейные циклонные устройства.

В ближайшей перспективе будет установлен первый электрофильтр на котел № 16. О том, когда закончится переоснащение всей станции, энергетики пока не говорят. Это непростая инженерная задача: в России нет опыта подобной реконструкции без остановки производства (от ТЭЦ-1 отапливается примерно 400 тысяч жителей города — около 40% населения). Опыт установки первого очистного прибора поможет отработать все процедуры и скорректировать дальнейшие планы.

Заменить малое на эффективное

В Сибирской генерирующей компании заявляют, что два названных проекта модернизации в состоянии провести без резкого увеличения тарифа для населения и за счет своих внутренних резервов.

А что касается улучшения экологической ситуации в Красноярске, то здесь кстати будут, мероприятия, предусмотренные схемой теплоснабжения, в которой заявлен вывод из эксплуатации маленьких неэффективных котельных. По закону замещения материи, если в одном месте убыло, то в другом непременно должно прирасти: значит, потребители котельных перейдут к более крупным объектам генерации. Резервы для подключения новых потребителей сейчас на городских ТЭЦ есть — примерно 30% тепловой мощности пока не используется в полной мере. Экономика тепловых станций, работающих в режиме комбинированной выработки тепла и электричества, объективно лучше, чем у котельных, работающих только на теплогенерацию. КПД сгорания топлива и сами требования к его качеству зачастую значительно ниже, чем на крупных станциях. Это не чей-то злой умысел, а конструктивные особенности оборудования для генерации разных масштабов. Серьезных очистных систем, позволяющих улавливать золу — это основной загрязняющий компонент, на котельных тоже нет, а трубы находятся как раз в том самом приземном слое, где в безветренную погоду выбросы рассеиваются плохо. Поэтому их закрытие даст свой экологический эффект.

«Эксперт Сибирь» №28-34 (497)



    Реклама



    Реклама