Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Экономика

Скрытый резерв МСБ

2017

Десятки тысяч квадратных метров свободных производственных площадей, тысячи единиц промышленного оборудования и станков, но главное, исключительный кадровый ресурс — все это готова предложить в подмогу малому бизнесу ФСИН России

Поддержка малому бизнесу, беспрестанно ищущему возможности оптимизации затрат, пришла, как говорится, откуда не ждали. Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) предложила предпринимателям партнерство: идеи ваши — ресурсы наши.

Если убрать иронию и скепсис в сторону, то интерес здесь обоюдный: малый бизнес получит довольно значимый производственный ресурс, а ФСИН — загрузку своих производственных мощностей и постоянную занятость контингента. Вместе с сокращением числа заключенных в колониях — а по некоторым данным за два прошедших десятилетия их контингент уменьшился на 40% — освободилось порядка 50% производственных мощностей пенитенциарной системы (производственные площади, оборудование, энергоресурсы). В 2016 году правительством страны перед ФСИН была поставлена задача повысить экономическую эффективность своих производственных ресурсов, а уже в марте нынешнего года между ФСИН России и Общероссийской общественной Организацией «Опора России» было подписано соглашение о сотрудничестве.

При ближайшем рассмотрении уголовно-исправительная система (УИС) располагает значительным производственным потенциалом. Только в Новосибирской области порядка 5 500 кв. м свободных промышленных площадей и несколько сотен единиц разного промышленного оборудования.

«Наши мощности позволяют производить продукцию в объеме более 1 миллиарда руб­лей, — рассказывает начальник ГУ ФСИН РФ по Новосибирской области, генерал-майор внутренней службы Константин Березнев. — «В центрах трудовой адаптации есть швейное оборудование, станки для металлообработки и деревообработки, производственные мощности для выпуска пищевой продукции и ряда других производственных направлений. И на данный момент наши производственные мощности загружены на 51%, оставшиеся — мы готовы загрузить дополнительными заказами за счет взаимовыгодного сотрудничества и договорных отношений с различными предприятиями».

В структуре УИС новосибирской области сформированы одиннадцать центров трудовой адаптации. Швейное производство имеется в десяти учреждениях, деревообработка — в десяти, металло­обработка — в девяти, обувное производство — в двух, литейное производство — также в двух.

Производство продуктов питания есть во всех учреждениях — подразделения сами себя обеспечивают, в структуре ФСИН по НСО есть даже свой мини-молокозавод, который выпускает довольно широкую номенклатуру молочной и кисломолочной продукции. Конечно, значительные объемы производства на данный момент приходятся на обеспечение своих потребностей — например, производство специальных изделий (стальные двери, оконные решетки, казарменная и камерная мебель), а также потребностей силовых структур — так, за прошедший год только по заказу Министерства внутренних дел (МВД РФ) было выпущено швейной продукции больше чем на 50 млн руб­лей.

Подтверждением серьезности намерений ФСИН России провести своего рода конверсию производственного потенциала стала организация в октябре нынешнего года масштабного павильона на ВДНХ в рамках XXI Международной выставки средств обеспечения безопасности государства «Интерполитех-2017»: на выставочной площади более 3 500 кв. м, было представлено более 100 тыс. наименований промышленной продукции, выпускаемой в 75 учреждений территориальных управлений службы.

За 2016 год учреждениями исправительной системы Новосибирской области было оказано услуг промышленного характера на сумму 177 млн руб­лей.

Во взаимодействие с бизнесом ФСИН готово войти не просто отдельными своими элементами, а всей отлаженной производственной моделью и инфраструктурой.

По словам начальника Новосибирского управления ФСИН Константина Березнева, есть разные форматы работы с коммерческими структурами: это может быть оказание услуг по изготовлению продукции, когда производство осуществляется на оборудовании центра трудовой адаптации, а компания предоставляет сырье либо комплектующие и технологические условия производства. Еще один формат — когда компания размещает свое оборудование на производственных площадях исправительного учреждения.

«На нынешний день в ряде учреждений города есть свободные производственные мощности, в том числе и профицит по электроэнергии. Есть цеха, которые сейчас пустуют, мы можем установить оборудование, в том числе и станочное оборудование, подключить его к электроэнергии», — поясняет Константин Березнев.

Также есть формат, предполагающий предоставление исправительными учреж­дениями рабочей силы — как непосредственно в учреждениях, так и за ее пределами — этим форматом активно пользуются компании строительной отрасли и промышленные предприятия.

Безусловно, в обсуждении производственного потенциала учреждений исправительной системы речь идет не о высокоточных станках и сложной технической продукции (хотя на той же выставке на ВДНХ были представлены образцы высокотехнологичной продукции — например, образцы специального автотранспорта, автомобили, изготовленные в исправительных учреждениях на базе шасси КамАЗ, УАЗ и ГАЗ). В большинстве своем производственный потенциал исправительной системы рассчитан не на технологически емкую продукцию — такой задачи перед ней и не ставится. Главным ресурсом, по мнению как самих представителей ФСИН, так и предпринимателей, которые уже сотрудничают с учреждениями исправительной системы, как бы странно это ни звучало, являются кадры и система работы с ними. Так, в центрах трудовой адаптации (ЦТА) ФСИН по Новосибирской области сформирована система профессио­нально-технического образования по 26-ти рабочим специальностям, и, по мнению председателя новосибирского отделения общественной организации «Опора России» Сергея Соколова, исправительная система обладает практически эксклюзивным кадровым ресурсом, который сегодня на современном рынке труда найти довольно проблематично: подобных специалистов либо нет, либо они дорого стоят, либо это рабочие с вредными привычками, которые поломают весь производственный процесс предприятия.

«Становясь резидентом промплощадок ЦТА, предприниматель приобретает рабочую силу, персонал — за разумные деньги, с опытом и квалификацией. Есть люди, которые оказались в местах лишения свободы с реальным опытом, с реальными производственными навыками», — рассуждает Сергей Соколов.

О том, что, сотрудничая с исправительными учреждениями, предприниматели значительно оптимизируют свои затраты на персонал, говорит и начальник ГУ ФСИН по Новосибирской области генерал-майор внутренней службы Константин Берзенев: «Заказчику не надо беспокоиться о дисциплине, о социальных вопросах, предоставлять или улучшать жилищные условия, предоставлять путевку в детсады, организовывать доставку рабочих на места. Эти вопросы лежат в компетенции производственного персонала и начальника того или иного учреждения, где осужденные задействованы в производственном процессе».

Компания предпринимателя Олега Старостина выпускает бытовые инкубаторы для выращивания домашней птицы и уже без малого двадцать лет сотрудничает с подразделением ФСИН Новосибирской области — часть производства располагается на площадях ИК-8 в Новосибирске.

«Естественно, когда мы только начинали сотрудничество, пришлось много времени уделять обучению, — вспоминает предприниматель — Нам выделили столько рабочих, сколько было необходимо для функционирования производства, мы их полностью обучили: как нужно паять, как нужно собирать, что и как делать. Теперь уже сами мастера обучают вновь прибывших на производство».

Часть производства инкубаторов, как объяснил Олег Старостин, находится на территории колонии, а часть окончательного производства — уже за ее пределами, и у него есть возможность сравнить производственную дисциплину. «Сложностей в работе малых предприятий — особенно производственных — хватает, но центральная — это, конечно, рабочие, — делится предприниматель. — Окончательная сборка происходит в цехе за пределами колонии, но в «горячий» сезон случается сверхурочная работа, в этот период производственная дисциплина должна быть на высоте. В колонии на производстве люди есть всегда — они точно в 8 приходят на работу, в 17 часов уходят с работы, ни одного сбоя, пропуска или загула, все четко организовано, годами, тогда как в цехе «на воле» были прецеденты, когда приходилось увольнять всех работников».

То, что именно работа с кадрами — одна из сильных сторон сотрудничества с исправительной системой, подтверждает и председатель новосибирского отделения «Опоры России», который также является предпринимателем: «У некоторых представителей бизнеса есть опасения, даже, правильней сказать, стереотип, что происходит ротация производственного персонала. Так вот, по статистике, в реальной жизни порядка семидесяти процентов занятых место работы меняют чаще одного раза в год. Поэтому ротация кадров — это здесь, на воле проблема, а в центрах трудовой адаптации это вполне прогнозируемый процесс».

На нынешний день ГУФСИН по Новосибирской области уже сотрудничает с более чем 100 коммерческими организациями города и области.

При всей своей бизнес-составляющей проект позволит решить и другую важную задачу: социализации осужденных после освобождения. «Как показывает практика, если человек отбывает 5 или 10 лет наказания, то у него, к сожалению, исчезает мотивация к труду, — поясняет Константин Березнев. — У него рождаются иждивенческие настроения, и после освобождения мотивация к труду не возникает, а это может способствовать тому, что тот или иной освободившийся осужденный вновь совершает преступление». Одним из вариантов решения проблемы трудоустройства бывших заключенных Березнев видит возрождение практики квотирования, бывшей в Советском Союзе, когда каждому предприятию ставились квоты по количеству освободившихся граждан, которых они должны трудоустроить. Но как раз к этой идее председатель новосибирского отделения «Опоры России» Сергей Соколов относится критически. «Квотирование — это плохая история, ведь у нас свободный рынок, — поясняет он. — Предприниматели рискуют своими деньгами, и они вправе принимать решение о найме без каких-либо ограничений. А вот над мотивацией стоит подумать. Есть ведь некоторые отрасли — например, строительство, сельское хозяйство, где, по сути, к биографии претензий нет, а есть ожидание добросовестного труда. И если государство поддержит какими-то преференциями предприятия этих отраслей, в выигрыше могут оказаться все стороны. Ведь существует подобная практика в отношении граждан с ограниченными возможностями. В случае с освободившимися из мест лишения свободы тоже есть ограничения — это граждане с ограниченными правами. И, конечно, необходимо создавать условия для их социализации».

«Эксперт Сибирь» №50-51 (505)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Лидеры ИТ-отрасли вновь собрались в России

    MERLION IT Solutions Summit собрал около 1500 участников (топ-менеджеров глобальных ИТ-корпораций и российских системных интеграторов)

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама