Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Экономика

Игра с цифрами

2018

Госдума приняла закон о повышении налога на добавленную стоимость. Бизнес готов переложить нагрузку от повышения НДС на своих клиентов

К такому мнению приходят предприниматели, опрошенные журналом «Эксперт-Сибирь». Об этом говорят и результаты опроса, проведенного для РБК международной консалтинговой компанией «Институт Адизеса». Нововведения в худшую сторону отразятся на работе с контрагентами и не исключено, что на заработной плате сотрудников. В плюсе останутся лишь те компании, которые активно поставляют свою продукцию на экспорт. Вместе с НДС вырастет возвращаемая часть этого налога. Приняв произошедшее как данность, предприниматели в ожидании балансирующих мер: предоставления льготных преференций, которые позволят выровнять ситуацию. Представители бизнес-сообществ считают, что эти ожидания в скором времени станут реальностью.

24 июля Госдума приняла закон о повышении налога на добавленную стоимость (НДС) на два процентных пункта — с 18% до 20%. За документ проголосовали депутаты фракции «Единая Россия», обладающие большинством голосов. Депутаты от КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России» проголосовали против. Также парламентарии утвердили новые тарифы взносов на обязательное пенсионное страхование. Теперь они составляют 22% в пределах установленной для исчисления базы (если зарплата менее 85 тыс. руб­лей в год) и 10% — свыше установленной базы (если зарплата более 85 тыс. руб­лей в год). Изменения вступят в силу с 1 января 2019 года.

О планах увеличить НДС до 20% премьер-министр России Дмитрий Медведев сообщил 14 июня 2018 года. Тогда он пообещал, что все льготы по НДС на основные услуги и социально значимые товары будут сохранены. По прогнозам Минфина, повышение ставки налога для федерального бюджета (обеспечивает треть всех поступлений), принесет 2 трлн руб­лей за три года, или 620 млрд руб­лей ежегодно.

Согласно июньскому докладу Минэкономики, рост НДС ускорит темпы инфляции на 1,3 п. п., поскольку доля товаров и услуг, облагаемых по базовой ставке НДС, сейчас составляет 76%. К концу 2018 года инфляция поднимется до 3,1%. В июне общероссийский показатель был на уровне 2,3%. В Новосибирской области инфляция за первые семь месяцев не превысила 2%. В Кемеровской области она составила 2,5%, в Алтайском крае — 2,6%, в Томской области — 2,7%. Ожидается, что к концу 2019 года она составит по России 4,3%. Замедления роста потребительских цен до 3,8% экономисты ожидают в 2020 году. Темпы роста реальных зарплат замедлятся с 6,3% в 2018 году до 0,8% в 2019 году. Основной негативный эффект от роста НДС, по прогнозам экономистов, придется на начало–середину 2019 года.

Идея — на поверхности

Первый заместитель руководителя фракции «Единой России» по законопроектной деятельности Андрей Исаев перед принятием документа отмечал, что «повышение ставки НДС необходимо для получения средств на развитие образования, здравоохранения, на инфраструктурные проекты».

«Все средства, полученные от принятых нами в весеннюю сессию налоговых изменений (НДС, Фонд развития и другие) должны пойти на то, что определяет качество жизни людей. При подготовке и рассмотрении бюджета мы должны сосредоточить свое внимание на регионах. Вся бюджетная система — от федеральной до муниципальной — должна быть настроена на нацио­нальные цели и приоритеты», — приводит пресс-служба «Единой России» слова заместителя председателя Госдумы Сергея Неверова.

Член комитета Госдумы по бюджету и налогам, депутат от КПРФ Вера Ганзя соглашается, что увеличение НДС продиктовано сложившимися экономическими обстоятельствами. Однако она уверена, что эта мера негативно отразится на бизнесе, но в большей степени на простых жителях.

«Отчеты, которые мы слышим из уст правительства и президента, так и остались декларациями на бумаге. Рост ВВП не соответствует заявленным позициям. Если средний мировой рост экономики — 3,5 процента, то у нас едва дотягивает до 1,5 процента. Минэкономразвития подобрало под себя независимую статистику, и теперь она стала зависимой. Естественно, в виде арифметической погрешности плюсом добавляются некоторые проценты. Искусственное удерживание инфляции накладывает свой отпечаток: полностью рушит потребительский спрос, который не дает развиваться экономике в целом. То есть, куда ни кинь — везде проблема. Бюджетная, кредитная, финансовая, таможенная политика государства, особенно в последние годы, потерпела крах. Но бюджет нужно наполнять. Чем? Так как наше население дало на выборах президента 76 процентов за Владимира Путина, это значит, что оно согласилось с проводимой им политикой. Следовательно, руководство страны посчитало возможным принимать любые, в том числе, непопулярные решения», — обозначила суть проблемы Вера Ганзя.

Она считает, что повысить именно НДС с точки зрения власти гораздо эффективнее, нежели любой другой, к примеру, налог на элитную недвижимость. Последний самым непосредственным образом заденет слой тех, кто находится у разных ветвей власти. Во-вторых, эти отчисления сложнее администрировать, поскольку они являются регио­нальными, а НДС поступает в федеральный бюджет.

«Правительство пошло по легкому пути. Но мы должны понимать, что НДС будет вытащен из карманов граждан. Хоть и два процента. Хотя министры чуть ли рубаху на себе не рвут и говорят, что цены расти не будут. Это все ерунда. Будут. И не на два процента. Если мы зайдем в магазин и посмотрим, там нет тех обещанных 2,8 процента инфляции. Она больше. Получается игра с цифрами, а все эти манипуляции правительства бьют по карману граждан», — отмечает депутат.

«Ведомости» со ссылкой на председателя думского комитета по бюджету и налогам Андрея Макарова писали: «Представители бизнеса заявляли депутатам, что оценивают повышение НДС как свой вклад в развитие страны». Иное мнение у Веры Ганзя. По ее словам, представители бизнеса очень недовольны повышением НДС. «За счет чего они будут компенсировать эти два процента? У них есть разные варианты: за счет сокращения зарплаты своих сотрудников. За счет сокращения прибыли и вложений в основные фонды развития производства. За счет повышения цены на выпускаемый товар. Любой вариант плохой. Сокращение зарплаты повлечет за собой многие позиции. Уменьшение страховых, пенсионных выплат. Если повысят цены на товар, его будут меньше покупать. Уже сейчас покупательская способность нашего населения крайне низкая, а мы еще ее добиваем этими налогами», — отмечает Вера Ганзя.

Экономист Ольга Валиева полагает, что острой необходимости в повышении именно НДС не было. По ее мнению, власти решили поднять ту часть налогов, которой научились лучше всех управлять. Однако вместо роста экономики получат депрессию и стагнацию.

«Закон экономики таков: любой рост налогов всегда приводит к росту цен. Сначала через ожидания экономических агентов, а потом через налоговый мультипликатор, основной принцип которого заключается в том, что при росте налогов на один процент цены растут больше, чем на один процент. Если государство повышает НДС на пять процентов, то рост цен, по моим оценкам, в среднем может колебаться от 7,5 до 10 процентов. А с учетом очередной девальвации руб­ля — и все 15–20 процентов», — рассуждает она.

 18-02.jpg

Ответственность разделят, но не поровну

«Эксперт-Сибирь» опросил более десятка руководителей различных предприятий, работающих в Сибири. Никто из них не увидел положительных моментов для своего бизнеса после роста НДС. Однако не все готовы говорить вслух о своих опасениях.

«Я считаю, что повышение налогов хоть на один процент всегда заметно для бизнеса. Особенно для малого. Ведь он очень хрупкий. Если мы возьмем транспортную сферу, НДС заложен в ГСМ, в запчасти. Вырастут запчасти, вырастет стоимость проезда на транспорте. Точно так же и с бензином. Подорожание коснется всего. Когда подорожает хлеб, тогда люди заметят, что что-то изменилось», — рассуждает коммерческий директор компании «ЛОТиОС», специализирующейся на пассажирских перевозках Михаил Большов.

 18-03.jpg

По его мнению, для бизнеса рост НДС не станет катастрофичным. Вряд ли подобная мера станет причиной для разорения компаний. Нагрузка ляжет на рентабельность компаний, которую предприниматели переложат на своих клиентов.

Аналогичные выводы озвучивает «Институт Адизеса» (международная консалтинговая компания в области менеджмента), по итогам опроса, проведенного для РБК. Опрос проводился анкетным способом с 26 июня по 26 июля, в нем приняли участие 160 собственников и генеральных директоров компаний из сегмента крупного бизнеса. 20% респондентов работают в Центральном федеральном округе, 20% — в Северо-Западном, еще 20% — в Приволжье и Южном ФО, оставшиеся 20% — в Сибири и н​а Урале. 33% опрошенных заняты в промышленности (пищевая и топливная промышленность, электроэнергетика, металлургия, машиностроение), 17% — в строительстве, 13% — в финансовой сфере. 12% респондентов работают в транспортной отрасли, 10% — в IT-секторе, 9% — в медицине и 6% — в издательском деле. По данным Института, 80% крупных компаний повысят цены на свою продукцию вслед за ростом налога на добавленную стоимость (НДС). Цены вырастут, так как расходы на уплату налога будут включены в конечную стоимость товара.

«Рост НДС кому может быть выгоден? Только государству. Простому потребителю — нет. Не исключено, что мелкий бизнес, те, кто еще не перешел на упрощенную систему налогообложения, сделает выбор в ее пользу. Однако это могут сделать те, кто оказывает недорогие услуги. Тем, чей бизнес связан с торговлей товарами, перейти на «упрощенку» невозможно. Если речь идет о выплате за технику, взятую в лизинг, то компания вряд ли будет отказываться от НДС, поскольку есть надежда на возврат части налога. Не исключено, что мы вновь придем к появлению сети мелких дочерних компаний, в народе их называли фирмы-однодневки. Через них будут дробиться договоры, идти определенные поставки. В тень компаниям уйти будет сложно. Поскольку за финансовыми оборотами внимательно следят банки. Проверяют, какие деньги поступают фирме на счета», — рассуждает Михаил Большов.

Менеджер по развитию пивоварни Vaer Вячеслав Серегин считает, что часть компаний, работающих в сфере торговли, все же уйдет в тень. Не помешают им это сделать и электронные кассы. «Не исключено, что они будут показывать не все свои продажи, не все будут продавать «в белую», — отмечает он. Вячеслав Серегин согласен, что нововведения в первую очередь отразятся на обывателе, нежели на бизнесе. «Бизнес поднимет цены. Произойдет небольшое падение продаж в связи с сокращением покупательской способности. Товары в ценовом диапазоне «выше среднего» повышение затронет меньше всего. Те, кто покупал продукцию ниже среднего, здорово почувствуют рост цен. В итоге покупатель будет либо отказываться от ряда товаров, либо искать по такой же цене, что покупал ранее, но это будет товар уже худшего качества», — считает он.

Генеральный директор «Новосибирского аудиторского товарищества» Станислав Токарев отмечает, что все компании, которые могли перейти на упрощенное налогообложение, сделали это еще до принятия изменений в закон об НДС. «Остается существенная часть бизнеса, чья деятельность не предусматривает переход на «упрощенку». Часть из них, на мой взгляд, уйдет в тень. Слышал выступление депутата Госдумы Андрея Макарова (зампредседателя комитета Госдумы по бюджету и налогам), который объяснял, что на социально значимые продукты питания, товары и медикаменты НДС не возрастет. Но это лапша на уши, извините за прямоту. Она возрастет на энергоносители, транспорт и прочее. И тем самым все равно произойдет удорожание товаров», — рассуждает Станислав Токарев.

По его мнению, дела у предпринимателей в Сибири и без дополнительного «закручивания гаек» идут непросто. «Мне приходится общаться и со своими коллегами по цеху, и с другими предпринимателями. Много звучит жалоб и недовольств. Ужесточили сбор взносов за пенсионный фонд. Если задержался с платежом, вызывают на комиссию, передают требования судебным приставам, передают дела в суд о наложении административных взысканий», — рассказывает Станислав Токарев.

Бизнесмен и сопредседатель новосибирского отделения Деловой России Евгений Бурденюк считает, что во время переходного периода потеряют в прибыли в первую очередь те компании, у которых на складах к моменту вступления в силу закона окажутся товарные остатки. «Допустим, компания приобрела товар с НДС в 18 процентов, а продавать будут с НДС в 20 процентов. И если товарный остаток, к примеру, на 40 млн руб­лей, то это недополученная прибыль в два процента становится заметной. При переходном периоде будут потеряны колоссальные суммы. Сложно представить, какие огромные потери понесет крупный бизнес в этот переходный период, у которого цикл сделки может быть годами», — отмечает он.

Управляющий партнер компании «Бизнес и право» Евгений Сизов считает, что бизнес ждет единственная существенная проблема после закона об НДС, однако с повышением процентной ставки она связана опосредованно. «С начала года в полной мере заработала программа «АСК НДС-3». Это новый сервис ФНС для поиска незаконных вычетов НДС. Если год–полтора назад она позволяла видеть от 60 до 70 процентов сделок, то сейчас — практически 100 процентов. Для бизнеса нет проблемы, 18 процентов НДС он платит или 20 процентов. Проблема в том, что этот налог должен быть вовремя оплачен и все контрагенты, вплоть до четвертого колена, должны быть «чистыми», по мнению этой системы. В итоге это приведет к тому, что организации либо должны будут снижать количество контрагентов, либо увеличивать свою себестоимость», — считает Евгений Сизов.

По его мнению, увеличение себестоимости приведет к опосредованному удорожанию продукции. Работа с контрагентами отразится на возврате части НДС. Евгений Сизов уверен, что более тщательное отслеживание контрагентов — большая беда для бизнеса. «Взаимоотношения между большинством компаний с контрагентами были выстроены более трех лет назад. Тогда таких правил не было, не было возможности легко проверить все компании, платят они НДС или нет, есть ли у них штат сотрудников и техники для выполнения работ или нет. Перестроиться на новую схему работы быстро не получится. По моим подсчетам, понадобится минимум еще два года», — считает Евгений Сизов.

Экономист Ольга Валиева отмечает, что компании уже третий месяц готовятся к повышению НДС. Пересматривают контракты, повышают цены, закрывают позиции. «Оптимизацию по НДС провести практически невозможно, поскольку этот налог налоговые органы научились лучше всех администрировать. И вот этот момент вызывает у многих жгучее желание все бросить и закрыться совсем. Вместо ожидаемой либерализации бизнес дождался очередной гильотины», — считает она.

Чтобы не «в одни ворота»

Генеральный директор «Новосибирскхлебопродукт», председатель новосибирского областного отделения «Опора России» Сергей Соколов заметил, что повышение НДС коснется и предприятия сельского хозяйства, где не действует единый сельхозналог, как, например, в Красноярском крае. По его словам, все острее будет стоять вопрос скорости возмещения части от НДС.

От повышения НДС, по его словам, выигрывают только экспортеры. Поскольку они будут получать на 2% больше возвратов части НДС. Сергей Соколов не исключил, что эта мера подтолкнет развитие данного направления.

 18-04.jpg

«Чтобы не было игры в одни ворота, «Опора России» направила председателю Госдумы Вячеславу Володину свои предложения по компенсации потерь бизнесу. Мы просим упростить налоговое администрирование, снизить страховые взносы, сократить часть налогов, которые сопровождают бизнес. В частности, налог на движимое и недвижимое имущество. В некоторых регионах страны налог на движимое имущество начали отменять», — рассказал Сергей Соколов.

Бизнесмен Михаил Большов считает, что государство должно подходить к каждому виду бизнеса индивидуально и в зависимости от этого устанавливать налоговые и другие сборы. В первую очередь, по его мнению, необходимо пересмотреть отчисления в пенсионный фонд. «Как только человек открывает ИП, он сразу попадает на выплату 37 тыс. руб­лей в пенсионный фонд. Но для многих это существенная сумма. К примеру, если человек вяжет варежки или печет торты, то не в промышленных масштабах. И эти деньги ему неоткуда взять. В итоге такие предприниматели ни за что не выйдут из тени», — считает он.

Отчисления НДС в Новосибирской области в федеральный бюджет 18-05.jpg
Отчисления НДС в Новосибирской области в федеральный бюджет

«Эксперт Сибирь» №35-36 (519)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама