ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Культура

Меж собакой и волком

2007

Южнороссийские галеристы балансируют сегодня между продажей глянцевых пейзажей с «ромашками» и продвижением искусства. Выйти из сумеречной ситуации межвременья удаётся лишь самым гибким игрокам арт-бизнеса

На прошедшей в центре «Вертол-Экспо» выставке достижений, посвящённой
70-летию Ростовской области, местное отделение Союза художников России (СХР) тоже представило себя в обширной экспозиции. Среди 700 работ были и принадлежащие мастерам, признанным в России и Европе: Ованесу Лусегенову, Виталию Акименко, Борису Спорыхину и др. Однако делегация во главе с губернатором Владимиром Чубом, на внимание которого весьма рассчитывало руководство Союза, так и не заглянула под сень муз. Текст, открывающий каталог этой выставки, напоминал челобитную, обращённую то ли к администрации, то ли к безвестным пока меценатам, готовым оценить «творческий потенциал» мощной когда-то организации. Диалог, однако, пока не состоялся. «В городе, кроме небольшого областного музея, нет ни одной государственной художественной галереи, — сетует искусствовед Наталия Зограбян. — Мне жалко молодых. Сейчас они пытаются развивать движение, популярное в Питере и Москве, — так называемые квартирные галереи. И это в городе, где каждый год четыре учебных заведения выпускают сотни художников».

В постсоветский период десяткам ростовских живописцев не дали умереть с голоду московские арт-дилеры — частные коллекционеры и представители столичных и зарубежных галерей, — правда, и сами они при этом сколотили на провинциалах хороший капитал. В разных красках художники Владимир Карначёв, Алексей Кузменко, Сергей Потапов, арт-эксперт Игорь Янин рассказывают одну и ту же историю: как целыми фурами вывозились работы живых и уже почивших мастеров, причём не только из Южного региона, но и с Урала, из Сибири. Москвичи и питерцы работали на заказчиков из США и Германии. Картины продавались художниками и их родственниками за смешные деньги: здесь сбыта всё равно не было. А потом они появлялись на европейских и московских аукционах по ценам, превышавшим закупочные в десятки и сотни раз. И сегодня, пока местные коллекционеры раздумывают, в чьё имя стоит вкладывать деньги, в глубинку едут проницательные арт-промоутеры — приобретать перспективных авторов «по себестоимости». Постепенно на Юге формируется новая галерейная инфраструктура, однако профессионализация в этой сфере пока ещё очень слаба. Немногие могут точно сказать, в какой нише они работают.

Островная культура

Ситуацию межвременья — когда ещё помнят, «как было» и ужасаются тому, «что стало» с системой продвижения живописи — нельзя считать преодолённой. Ностальгия по системе госзаказов сильна в рядах старшего и среднего поколений. Даже те, кто, покинув кресла руководителей отделов и фондов, превратил свою любовь к искусству в бизнес, всё ещё не могут справиться с культурным шоком.

Мария Ильяшенко, возглавлявшая когда-то творческую фирму «Донской художественный фонд» при ростовском отделении СХР, вот уже 15 лет является директором «Новой Русской галереи». «Раньше наши художники жили как короли! — сокрушается Мария Ильяшенко. — За гонорарами они приходили в кассу с огромными портфелями — иначе деньги не помещались».

Неудивительно, что в 2000–2004 годах вокруг имущества РО СХР и ТФ «Донской художественный фонд» разгорелись юридические баталии, а один из директоров ДХВ, Александр Караглуев, был убит прямо на пороге здания Союза. Сегодня ни о каких сверхприбылях на искусстве
в Ростове не мечтают ни бизнесмены,
ни сами творцы. К слову, зарабатывает «Новая Русская галерея» в основном интерьерной живописью, изготовлением багета и прочими дизайн-услугами, а выставки организует изредка — в эстетических целях, без надежды на коммерческий успех.
То же самое относится и к нескольким другим «галереям», а в сущности арт-салонам, которыми исчерпывается ростовский Арбат — улица Пушкинская. А посему Мария Ильяшенко открывает галерею в Сочи, где видит серьёзные финансовые перспективы, подумывает и о сочинском Центре русской художественной культуры. Краснодарский край она считает «другой планетой»: и власть покровительствует искусству,
и сами художники активнее.



Арт-директор ростовской галереи «Золотой жук» Виктория Иванова делится своим видением ситуации: «Концептуальными галереями сегодня могут похвастаться только Москва и Питер. В нашем городе подобная среда ещё не созрела, хотя, вспоминая ситуацию трёхлетней давности, могу сказать, что многое изменилось. Несколько качественных глянцевых журналов о дизайне и искусстве готовят публику к вложениям в дизайн, живопись. И хотя у нас довольно мало коллекционеров, которые формировали бы высокий спрос, цены на живопись и графику выросли. Разумеется, работы талантливых художников юга России, таких, как Владимир Карначёв, Леонид Кабарухин, Александр Янин, выставленные в нашей галерее, не продашь
в Ростове за 8 000–20 000 евро, как в Европе, но потребитель постепенно привыкает к статусности подобных инвестиций».

По соседству с художественной артерией города, улицей Пушкинской, разместилась галерея «Экспозиция». Небольшая площадь зала заполнена дорогими и недорогими «поделками» от мира искусства, а выделить отдельную площадь под собственно экспозицию у галереи нет возможности. На время выставок часть «товара» просто выносится из зала. Директор Бэла Овчинникова вынуждена признать, что серьёзная авторская живопись в Ростове продаётся плохо: «Наши покупатели — это, как правило, люди со средним уровнем доходов. Они готовы потратить примерно до 30 000 рублей на понравившуюся работу, а если цена выше этого порога, уже охают и ахают. Те же, кого не надо убеждать, кто понимает настоящую цену хорошей живописи, редко заглядывают в ростовские галереи — они предпочитают везти картины из Москвы, Европы.
А ведь в Ростове по-прежнему можно купить картины редкого мастерства. Например, мы делали выставку Леонида Кабарухина, но ростовчане слабо отреагировали: имя не раскручено, моды на него нет. Это ещё одна проблема провинции: потребитель редко имеет своё мнение, а к специалистам обращаться пока не привыкли. Мы стараемся формировать, по мере сил, культуру потребления искусства — организуем выставки, конкурсы, привлекая в качестве жюри профессионалов из Ростовского областного музея изобразительных искусств, художественных вузов города. При участии экспертов издали каталоги живописи донских художников —
с историей участия в мировых аукционах и выставках, с указанием эстимейтов. Коллекционеры оценили это издание. Сейчас готовим выставку графики XVIII–XX веков из частных коллекций. На ней будет представлен целый спектр жанров, в том числе таких, которые уже стали историей».

Нужно отдать должное ростовским галерейщикам: они упорно лавируют между многочисленными искателями красивого «пятна» на стене и ценителями искусства как такового. В итоге город на сегодняшний день укомплектован качественными художественными салонами и багетными мастерскими.

Но говорить о многоуровневом арт-пространстве, где каждому виду деятельности нашлось бы подобающее место, не приходится — пока это лишь островки. Правда, именно за ними — будущее профессиональной галерейной деятельности. За их пределами останутся процветать заведения иного формата — магазины с арт-сувенирами, остро востребованные массами сегодня, а ещё больше — завтра.

Точки отсчёта

Надежду на перемены подал открывшийся в 2005 году Музей Современного изобразительного искусства на Дмитровской. Ведь специализация на contemporary art вообще достаточно нова для Ростова, публика которого — и галерейщики в том числе — отличается изрядным консерватизмом. Здесь до сих пор трудно представить что-то, подобное московским Центру современного искусства «Винзавод», музею Маркина «art4.ru» или Музею творчества аутсайдеров. А фестивали и акции остались в бурном постперестроечном периоде. Поэтому такие мероприятия Музея на Дмитровской, как акция «Человек не умеет быть голым», выставка андеграундной группировки 1990-х «Искусство или смерть», персональная выставка легендарных фотохудожников Валерия и Натальи Черкашиных стали событиями на вялом фоне городской художественной жизни. Этой осенью появились и новые позиции: студенческие выставки, мастер-классы живописи для детей и взрослых, лекционный абонемент по истории искусства, социальные проекты (приобщение к изобразительному искусству больных детей из НИИ онкологии). Нынешний директор музея Марина Приходько, возглавлявшая ранее Детскую художественную галерею, развивает педагогический потенциал,
а соучредитель и вдохновитель Вячеслав Давыденко уже планирует новую экспозицию — «СССР на стройках».

По словам Марины Приходько, совместно с учредителями они пытаются создать музей нового типа — не «кладбище» искусства, а место «активного наблюдения»
за современностью. «Где сегодня грань между настоящим искусством и “шарлатанством”, к которому директор “Эрмитажа” Михаил Пиотровский, например, причисляет как минимум 50 процентов современных артефактов, — самый сложный вопрос, — рассуждает она. — Критика сформировала чёткие критерии искусства разве что первой половины ХХ века, а последние десятилетия, не говоря уже о дне сегодняшнем, требуют глубокой эстетической интуиции. И дело не только в том, что “совок” оставил шрамы на нашем сознании. Просто сами границы искусства стали очень размытыми. Поэтому наша миссия — быть рядом с художниками. Творческие люди нуждаются в поддержке, особенно в начале карьеры».

Поддержка эта проявляется в безвозмездном предоставлении площади для экспозиции, издании каталогов выставок, оформлении работ. Как правило, художники оставляют в дар музею отдельные полотна,
а что-то приобретается на средства учредителей. Сейчас в фонде насчитывается 1600 единиц живописи, графики, фотографии и декоративно-прикладного искусства. К слову сказать, музей является благотворительным проектом. «Возможно, впоследствии Музей на Дмитровской станет подарком городу, — говорит Марина Приходько. —
И это тоже закономерно: все мировые музеи изначально были частными, включая и знаменитый Лувр. В будущем конкурентоспособность музеев станет определяться, судя по тенденциям, уровнем их технического оснащения и профессионализмом».

В 2006 году в Геленджике прошло весьма знаковое мероприятие — региональная конференция «Галерейный бизнес
в России: сущность и перспективы». В ней участвовали игроки арт-бизнеса, общественные организации, искусствоведы
и художники из Краснодара, Ставрополя, Сочи, Новороссийска, Геленджика. По словам одной из участниц, Елены Калашниковой, представлявшей краснодарскую галерею «Арт-Союз», без профессионализации этого вида коммерческой деятельности невозможно двигаться дальше.

«Жить только идеей продаж нельзя, — считает г-жа Калашникова. — Являясь организацией при краснодарском отделении Союза художников, мы регулярно проводим выставки, участвуем в краевых, российских фестивалях, но, с другой стороны, зарабатываем на популярном декоративно-прикладном искусстве, кубанских промыслах. Персональные выставки на нашей территории проводят и те художники, которые давно не живут в Краснодаре, — Слава Фок, сейчас он работает в США, Сергей Яшин, уехавший восемь лет назад в Петербург. Мы стараемся не терять связи с нашими авторами, а они с удовольствием, нередко
и с ностальгией, приезжают на родину, чтобы показать свои работы землякам».

Действительно, юг России стал точкой отсчёта для многих знаковых фигур современной живописи. «Точка отсчёта» — именно так называлась ноябрьская экспозиция
в Краснодарском краевом выставочном зале. Правда, директор его, Игорь Михайленко, сам являющийся художником и знающий изнутри сложности арт-промоушна, развеял ростовские мифы о «другой планете». Он признался, что, общаясь с московскими коллегами из «Арт-Манежа», понял: проблемы галерейного бизнеса сегодня — общие для всей страны. Во многом они объясняются неясностью с репутациями новых фигур. Кого сегодня обыватель посчитает звездой наравне с футболистами, актёрами и поп-музыкантами, предсказать не всегда возможно. А Союз художников давно не навязывает никаких чётких «стандартов качества». Так что риск, коммерческий и репутационный, постоянно сопутствует столичным и уж тем более провинциальным галерейщикам.

«Ситуация для государственных учреждений, каким является Краевой выставочный зал, очень неопределённая, — подчеркивает Игорь Михайленко. — Около 50% выставочного плана нам диктует Союз художников, а остальная часть отдаётся под наши творческие проекты. Но целый пласт художников старшего и среднего поколения не привык к формату “проектов”, они не понимают, что в условиях жёсткой информационной конкуренции нужно прилагать дополнительные усилия по собственному продвижению. Постепенно уходит в прошлое и институт награждения званиями “заслуженных” и “народных” — для нового поколения они уже не гарантия успешной карьеры. Однако не сформировался и новый институт — чёткое соотнесение коммерческой стоимости и статуса художника на арт-рынке, как это существует в мире. В целом страна движется
в сторону мировой практики: большинство музеев живут там самофинансированием — у знаменитого Prado, к примеру, годовой бюджет равен десяти миллионам евро. Но пока частным галерейщикам приходится продавать “пейзажи с ромашками”, а на прибыль от них — выставлять оригинальных художников».

Услышав вопрос, участвуют ли авторы, сотрудничающие с краевым выставочным залом, в московских арт-ярмарках, Игорь Михайленко морщится и достаёт с полки свежий каталог «Арт-Москвы». Листаем: «Посмотрите, — это даже не соцреалистическая “заказуха”, как было при Советах. Это гораздо хуже! Сейчас московские ярмарки ударились в такую крайность, что участвовать в этом глянцевом киче просто не хочется. А стоит это участие дороже, чем в арт-ярмарках Италии, Великобритании. Никто не “отбивает” этих денег, редко что удаётся продать на “Арт-Москве”, “Арт-салоне” — это исключительно имиджевые вещи. А тон задают, по сути, несколько влиятельных галерейщиков, имеющих политические, масс-медийные, коммерческие рычаги. Объективно их мнение относительно выдвигаемых фигур в живописи или нет, — большой вопрос».

Одна из серьёзных проблем, которую затронул в беседе директор Краснодарского краевого выставочного зала и о которой говорят все, кто связан с пропагандой или продажей произведений искусства, — это отсутствие профессиональной, независимой арт-критики. Просматривается откровенно заказной или некомпетентный характер материалов в СМИ. Чаще всего профессиональные эксперты попросту не привлекаются к оценке новых явлений: они сидят в своих музеях, академиях и тихо «работают на вечность». Сделать руководство музеев отзывчивым на запросы современной культуры — задача, которую следует решать параллельно с профессионализацией российского арт-рынка.

Начало форматирования

Краснодарская арт-галерея «Семь картин» занимает небольшое помещение в многоэтажном офисном здании. И хотя вывеска на фасаде присутствует, попадают сюда, как правило, по приглашениям, а также по информации в местных СМИ и на сайте галереи. Название директор объясняет просто: семи картин вполне достаточно, чтобы представить творчество художника. Примерно столько и помещалось в зале, где не увидишь ни одной декоративной работы «на продажу», пока галерея не расширила свою площадь. Творчество выставляемых здесь художников не назовешь «салонным». «Если ничего не делать, ничего и не произойдет, вкус публики надо развивать, — резонно замечает куратор галереи Юрий Лучинский, журналист, доктор филологических наук, директор Института медиаисследований. — Открытие сезона 23 ноября галерея приурочила к выставке современного художника Виктора Мигачёва, выходца из Краснодара, сейчас известного московским коллекционерам и галеристам — недавно вот прошла его выставка в столичной галерее “Волга”. В своё время в “Семь картин” состоялась первая персональная выставка художников — супругов Виктора и Елены Хмель. И только потом началось их сотрудничество с Московским Домом фотографии, а затем — с Питером, Парижем». По мнению директора Ивана Грушевского, коммерческая составляющая деятельности галереи — необходимая, но побочная.

Ориентацией на продвижение искусства в первую очередь отличается и частная галерея фотографии eSpectro — единственная в Краснодарском крае. Не секрет, что бум на цифровое фото, с одной стороны, активизировал интерес к искусству фотографии,
а с другой стороны, привлёк в эту сферу массу непрофессионалов. По словам директора галереи Натальи Вертлиб, цель проекта — внедрить в сознание современников такую художественную форму, как фотография, и показать шедевры этого искусства. Масштаб проекта не ограничен авторами города и страны. Так, с выставкой и мастер-классами приезжал Хорхе Монако, основатель и директор Национальной школы фотографии и доцент университета в Буэнос-Айресе: его творчество знают в Канаде, Португалии, Великобритании и десятке других стран.
Из российских звёзд был приглашён Владимир Клавихо-Телепнёв, владелец собственной фотогалереи в Москве, член Союза фотохудожников России, участник международных фотобиеннале. В числе его последних нашумевших проектов — «Русские красавицы в образе кинодив 1920–1940 годов», в котором стилизации подверглись Рената Литвинова и Тутта Ларсен; проекты Sensuality, «Белград», Imperfecto. Из продвигаемых галереей краснодарских фотохудожников особый интерес представляют Тамара Вербова, Игорь и Ольга Улько.

Обращаясь к опыту государственных музеев, этому оплоту профессионализма, отрадно заметить, что они всё чаще высвобождаются из тенёт академизма, двигаясь навстречу современному стилю презентации искусства, осваивая формы более тесного диалога с аудиторией.

По словам нового директора Ростовского областного музея изобразительных искусств Светланы Крузе, музеи обладают прекрасной научно-исследовательской базой, сосредоточивают вокруг себя профессионалов, но очень консервативны. «Мы стремимся менять эти установки, и сотрудники охотно включаются в новые формы общения с посетителями. Так, мы устроили “Ночь в музее”, когда открывали выставку графики Франсиско Гойи и Сальвадора Дали. Это было настоящее шоу, привлёкшее внимание молодежи, обычно редко посещающей музеи. В ноябре организовали межмузейный проект — выставку батальной живописи “России верные сыны”. Картины предоставили старочеркасский, новочеркасский, таганрогский музеи. Презентация выставки прошла как театральное представление — с казачьим хором, костюмированными персонажами», — говорит Светлана Крузе.

Надо отметить, что, начиная с лета 2007 года, в областном музее прошло несколько выставок современных скульпторов и художников — Давида Бегалова, Сергея Ковалевского-Миссера, а в январе готовится выставка неоднозначной фигуры
в ростовской живописи — Александра Неделько, который совмещает профессию хирурга и, как выразилась Светлана Крузе, «незамутнённый, не испорченный школами и измами взгляд на цвет».

Особые надежды руководство музея связывает с уже начавшимся строительством нового четырёхэтажного корпуса, деньги на которое выделило министерство строительства Ростовской области. Здесь разместятся модернизированное хранилище для коллекции музея, несколько концептуальных выставочных залов, а также арт-кафе, где смогут общаться творческие силы города.

Будет ли южный арт-ландшафт застывшим и, следовательно, провинциальным, зависит от готовности к диалогу всех сил, которые движут сегодня художественный процесс. Молодым и радикальным, у которых жест порой оказывается сильнее искусства, стоило бы присмотреться
к музейным площадкам. В академическом контексте их акции и фестивали обрели бы особенно мощное звучание. Музеям мешает консервативность — их оживила бы открытость современному искусству, вхождение в единый процесс, в котором много желающих попасть в сферу искусства и обострена борьба с подделкой.
А частные галеристы, которым, по идее, наиболее выгодны массовость и всеядность, должны выходить за пределы коммерции в элитарную область искусства. Это означает курс на продвижение талантливых и неизвестных, что требует повысить и собственную профессиональность. Только в таком случае талантливые незнакомцы будут окупать вложения.

«Эксперт Юг» №5 (5)
«Эксперт» в Telegram
Поставить «Нравится» журналу «Эксперт»
Рекомендуют 94 тыс. человек



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама