ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Задумались... и испугались

, 2007

В последние два года в Южном округе был заявлен к реализации почти десяток проектов по производству биоэтанола — растительного топлива. Однако сегодня речь идет о том, будет ли в ближайшее время воплощён в жизнь хоть один из них

Целый ряд компаний, заявлявших о своих намерениях заниматься биоэтанолом, в этом году отказались от реализации проектов. В их числе — «ВИПойл» (Волгоградская область), «Башнефть-Юг», «Югтранзитсервис» (Ростовская область). Когда речь заходит о биотопливе, трудно сказать, чего в этой тематике больше — экономики или политики. В большинстве стран западного мира сегодня разработаны правительственные программы, предполагающие постепенный переход на биотопливо. К 2010 году Европа планирует заменить 5% потребляемого бензина растительным этанолом; США к 2030 году собираются довести долю органического горючего до 30%. Отечественные бизнесмены попытались было тоже освоить новый сегмент мирового топливного рынка. В течение последнего года в Ростовской и Волгоградской областях, в Краснодарском крае и Адыгее было заявлено к реализации около десятка проектов. Региональные власти принимали эти заявки с надеждой — ведь они совпали с глобальным ростом цен на сельхозпродукцию, вызванным как раз скачком мирового спроса на сырьё для биотоплива. Реализация крупных биоэтанольных проектов в сельских регионах обещала новый уровень доходов для отягощённого проблемами села. Однако сельхозпродукция на российском рынке дорожает и без участия биоэтанольных проектов, политический смысл реализации которых фактически пропал. А без политической поддержки новой отрасли будет очень тяжело. Хотя бизнесмены сейчас настойчиво ищут способ, как обойти законодательство, в котором растительное топливо приравнивается к спирту и облагается алкогольным акцизом.

Единственный проект

В июне на Санкт-Петербургском экономическом форуме генеральный директор омской группы компаний «Титан» Михаил Сутягинский подписал вместе с губернатором Кубани Александром Ткачёвым соглашение о строительстве в крае комплексов, включающих в себя, помимо биоэтанольного производства, животноводческие и птицеводческие фермы, мясокомбинат, комбикормовые заводы. Скорее всего, в ЮФО это пока что будет единственный проект, связанный с биоэтанолом.

Практически сразу после подписания началась активная работа по реализации документа. В настоящее время идут подготовительные мероприятия, связанные с получением различных согласований и решением организационных вопросов. Формируется собственная сырьевая база, площадь которой, согласно среднесрочному плану инвестиционного развития ООО «Титан-Кубань» на 2007–2008 годы, составит 140 тысяч гектаров, выкупленных или взятых в аренду у хозяйств. Она обеспечит примерно половину необходимого зерна. Вторая половина будет докупаться на рынке. Для получения 380 тысяч т этанола необходимы 1,2–1,4 млн т зерна, что составляет примерно 40% от объёмов, ежегодно вывозимых за пределы края.

Таким образом, ГК «Титан» может стать не только ведущим производителем био­этанола в стране, но и крупнейшим земле­владельцем на юге России. Стоимость проекта оценивается в 460 млн евро. Строительство должно начаться в будущем апреле и завершиться к концу 2009 года, после чего начнётся вывод уже готовых предприятий на проектную мощность.

По словам директора ООО «Титан-Кубань» Петра Светличного, данный проект — крупнейший в агропромышленном комплексе края за последние полтора десятилетия. Его стратегическая цель — уход от сырьевой направленности регионального АПК к производству высокотехнологичной продукции — биоэтанола, а также «сопутствующих» товаров: мясопродуктов, растительного масла, кормов, карамельной и мальтозной патоки, доля которых в общем объёме производства составит 62%.

По свидетельству г-на Светличного, технология производства этанола, которая в настоящее время находится в процессе доработки, не имеет аналогов в России, поскольку позволяет получать его практически без выработки побочного продукта — барды. Последняя в небольших количествах может использоваться как кормовая добавка, но те объёмы, которые образуются в результате использования классической технологии производства спирта, просто не находят сбыта. В итоге загрязняется окружающая среда, примером чего служат реки Северной Осетии, пострадавшие от деятельности местных спиртозаводов, ухудшаются экономические показатели предприятия, поскольку одна лишь просушка барды обходится в круглую сумму.

Пётр Светличный отмечает, что переработка зерновых на спирт не окажет давления на внутренний рынок продовольствия, так как использовать предполагается только фуражное зерно и кукурузу. Кроме того, глубокая переработка не приведет к уменьшению кормовой базы, ибо на корм скоту пойдёт не вся растительная масса, а только необходимые питательные элементы, которые составляют в общем весе не более четверти. Из остальных трёх четвертей и будут вырабатываться биоэтанол и другие продукты.

Не столь однозначно высказывается аналитик ИК «Финам» Сергей Фильченков. С одной стороны, он соглашается, что «перераспределение зерна будет формироваться постепенно» и в течение нескольких лет, возможно, «за счёт общего роста доходов россиян и обработки почв, заброшенных в постсоветский период, баланс будет восстановлен». С другой, ориентируясь на тенденции мирового рынка, подчёркивает, что «вероятно, пострадает от переработки в биоэтанол внутренний рынок. Также с дефицитом кормов столкнутся животноводы; возможно, они станут главной жертвой — в России из-за длительного периода стойлового содержания скота животноводство относится к наиболее затратным секторам».

Одним из достоинств производства биоэтанола была разница между высокими ценами на нефть и низкими на сельхозтовары. Значительный рост цен на продукцию растениеводства сделал это достоинство неощутимым

Для выбора подрядчика ГК «Титан» планирует провести целый ряд тендеров, первый из которых состоится в январе будущего года. Однако серьёзной помехой для реализации планов компании, сетует Пётр Светличный, стали инфраструктурные проблемы региона. Главная из них — нехватка электроэнергии. Ведь сырьё — это лишь 60% себестоимости биоэтанола, около 30% — это затраты на энергетику. Для биоэтанольного производства требуется много воды, электроэнергии и пара. В частности, каждому из трёх комплексов необходимо по 18 МВт мощности. Для сельских районов с их обветшавшим сетевым хозяйством и отсутствием собственной генерации эта цифра — запредельная. Поэтому заключено соглашение с компанией «Инвестгазпром», аффилированной с отечественным газовым гигантом, о строительстве «под ключ» трёх энергоблоков по 90 МВт каждый, что вполне может дать мощный стимул для развития районов в целом.

Сбывать биоэтанол компания, по словам Петра Светличного, планирует «у нас и за рубежом». Эти планы требуют особого комментария.

Фискальная и ценовая конъюнктура

 

  ГК «Титан»
ГК «Титан»

Дело в том, что в России пока нет рынка биоэтанола, поэтому сбывать его здесь можно будет разве что в будущем. Биоэтанол в стране, как и этанол вообще, — под­акцизный товар. Взимание акциза делает производство экономически нецелесо­образным, поскольку нынешняя ставка достигает 23,5 рубля за литр. Все заявленные по данной тематике проекты предполагают работу с крупными западными потребителями. Так, донская группа компаний «Башнефть-Юг» разрабатывает проект завода, продукция которого на сто процентов будет реализовываться за пределами страны. Компания заранее подписала соглашение с французской SECAB, которая по договору обязуется выкупать всю продукцию предприятия. В «Башнефти-Юг» говорят, что такое соглашение для них — подстраховка. На деле они смогут продавать био­этанол более широкому — однако опять же иностранному — покупателю.

Такую же схему реализации биоэтанольного проекта разработала и таганрогская компания «Югтранзитсервис», чей проект, правда, был закрыт в результате кардинальных перемен в топ-менеджменте предприятия. Ситуация, при которой весь биоэтанол, производимый на Юге, уходит на иностранные рынки, представлялась привлекательной ещё и потому, что позволяла компаниям по минимуму пересекаться на рынках сбыта, а регион появился бы на мировой карте биоэтанольной продукции. Учитывая, что одна из главных проблем Юга — недостаточное использование самого ресурса сельского хозяйства, развитие биотопливной промышленности могло бы стать существенным шагом к фундаментальным переменам в структуре экономики ЮФО. Однако количество желающих иметь дело с биотопливом, как и предполагалось, сократилось после двухгодичного роста цен на сельхозпродукцию.

«Я постарался убедить наших акционеров приостановить биоэтанольный проект, — заявил “Эксперту ЮГ” главный инженер группы “Башнефть Юг” Владимир Дугин. — Главным моим экономическим аргументом был такой: ожидалось, что зерно будет стоить не более 110 евро за тонну, а оно за год выросло в цене вдвое. Сейчас приостановлен целый ряд проектов в Чехии, Австрии и других странах. Планировалось, что при производстве биоэтанола можно будет использовать отходы сельского хозяйства — солому, початки, опилки и т. д., но этого пока не научились делать.
В Россию эти технологии придут не скоро».

Одним из неоспоримых достоинств производства биоэтанола изначально была разница между высокими ценами на нефть и низкими — на сельхозтовары. Значительный рост цен на продукцию растениеводства сделал это достоинство почти что неощутимым. Характерный пример из соседнего Казахстана: директор АО Vita Пётр Потапов объявил об отказе от планов строительства биоэтанольного завода со словами: «При таких ценах на пшеницу производить биоэтанол — просто безумие». Цена на этанол, наоборот, начала снижаться. В течение последних шести месяцев, по данным начальника информационно-аналитического департамента Российского зернового союза Сергея Шеховца, она упала с 1,95 до 1,54 доллара за литр. К общему набору возникших на пути биоэтанольного производства сложностей стоит прибавить исключительно высокие требования к качеству продукции, предъявляемые за рубежом, ибо оксигинаты (к которым относится и биоэтанол) могут негативно влиять на работу двигателей. Кроме того, выяснилось, что биоэтанол вовсе не экологичен. Словом, проблем накопилось более чем достаточно.

Бизнесмены в прошлом году подсчитывали, что, если продавать биоэтанол в России, с одного литра, себестоимость которого оценивалась в 10 рублей, нужно будет уплатить акциз в размере 23,5 рубля. Однако при цене на мировом рынке почти два доллара за литр биотоплива экономический смысл в производстве ещё остаётся. К тому же считалось, что акциз нужно уплачивать не с произведённого, а с продаваемого на территории России биоэтанола. В таком случае экспорт продукции означал фактически уход от акциза. Но налоговики настаивали на том, что акцизом облагается вся спиртосодержащая продукция, производимая в России. После повышения себестоимости биоэтанола, связанного с ростом цен на сырьё и снижением конечной цены на мировых рынках, величина акциза стала главным препятствием для этого бизнеса.

«Биоэнергетика — это не экономика, а политика, — заявил “Эксперту ЮГ” Вадим Викулов, президент ООО “Астон” — предприятия, которое запланировало строительство завода по производству биоэтанола на площадке обанкротившегося ОАО “Северский Донец”, находящегося в Каменском районе Ростовской области. — Необходимо, чтобы государство решило, стоит ли вводить новый инструмент поддержки сельхозпроизводителя или нет. Ведь если отменять акцизы на биоэтанол, нужно понимать, что цены на продукцию сельхозпроизводителей падать уже не будут. А мы сегодня говорим о высоких темпах инфляции, о необходимости снижения стоимости продовольственной корзины. Думаю, что если в течение ближайших двух лет мировой баланс производства пшеницы не изменится, то цены в России начнут падать, и можно будет сказать, что биоэнергетика — это снова злободневный вопрос».

Похоже, впрочем, что сегодня в России сложилась благоприятная политическая конъюнктура для обсуждения темы биотоплива. Дело в том, что эта тематика у президента РФ сегодня напрямую ассоциируется с инновациями — направлением, которое активно поддерживается государством. Во время своего визита в Красноярск в десятых числах ноября Владимир Путин предложил инноваторам, работающим в зоне влияния Южного федерального университета, придумать, как югу России стать крупным производителем биотоплива. «Если сумеете организовать научные проекты и доведете до бизнеса биотопливо, вы сможете законно стать миллиардерами», — уверил Владимир Путин. С другой стороны, велика возможность того, что политики не рискнут принимать Закон «О биотоп­ливе» в ближайшее время — поддержка биоэтанола предполагает одобрение курса на повышение цен на сельхозпродукцию, на увеличение темпов инфляции. Политические риски очевидны.

Юрий Рошкован, председатель ростовского регионального отделения общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства (ОПОРА) и гендиректор сельхозпредприятия «Ростов», убеждён в том, что Закон «О биотопливе» просто не успевают принять и что он всё-таки будет принят в ближайшее время. Пока же, по его мнению, реализация в России проектов, связанных с производством растительного топлива, под большим вопросом. Однако компания «Титан-Кубань» утверждает, что нашла выход из положения.

ГК «Титан» весь этанол планирует отправлять в Омск, где из него будут вырабатывать эфир, который и является конечным продуктом, добавляемым в топливо. Оттуда его направят на нефтеперерабатывающие заводы или на экспорт через своих торговых представителей в Европе. В настоящее время, как сообщил Пётр Светличный, технология получения эфира из биоэтанола в нашей стране есть только у омичей. Кроме того, эфир обладает тем важнейшим преимуществом, что с него не взимаются акцизные сборы. По мнению специалистов ГК «Титан», в отсутствие специального Закона «О биотопливе», таким путём можно будет преодолеть явное отставание законодательства от жизни.

«В 2006 году российские законодатели ввели новые ставки акциза на этиловый спирт и содержащие его жидкости, — говорит эксперт Международного социально-экологического союза Алексей Григорьев. — Топливный биоэтанол подпал под акцизное обложение, и ставка акциза делает экономически бессмысленной как поставку его на экспорт, так и использование внутри страны. Единственный сколько-нибудь имеющий смысл вариант — переработка биоэтанола в другие вещества, не подпадающие под акцизы, например, этилтретбутиловый эфир (ЭТБЭ)».

Однако в фискальных органах скептически отнеслись к такому «варианту». Так, отвечая на вопрос нашего корреспондента, начальник отдела косвенных налогов УФНС по Краснодарскому краю Татьяна Никитина пояснила: «Технологическая цепочка тут абсолютно ни при чём. Идёт ли переработка технического спирта в эфир либо какой-нибудь другой продукт, с точки зрения налогового законодательства это не имеет никакого значения. Если на определённом этапе производства образуется под­акцизный товар — в данном случае это технический спирт, — то производитель, согласно ст. 22 Налогового кодекса РФ, платит с него акцизный сбор. Что касается спирта, то он используется как сырьё при производстве множества товаров, например, парфюмерии. Но это вовсе не является основанием для отмены акциза».

«Недостаточно принять Закон “О биотопливе”, — считает Владимир Дугин. — Необходим целый комплекс мер по поддержанию этой отрасли. Нужно при помощи преференций стимулировать селян выращивать дешёвое зерно, поддерживать снижением акциза на топливо потребителей, использующих биотопливо, и т. д.»

Предприятия, которые собрались было заниматься производством биоэтанола, сегодня внимательно ловят сигналы, поступающие от властей. При этом притягательность биоэтанольной тематики остается довольно высокой. Если пауза затянется, биоэтанол может стать полем для коррупции, на котором успех или неуспех бизнеса будет зависеть от способности уговорить налоговиков не называть спирт спиртом. В таком случае отрасль сформируется сама собой, но успех в ней будет сопутствовать не самым технологичным, а самым умелым в таких переговорах.

«Эксперт Юг» №5 (5)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама