ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Сырые СРО

, 2009

Строители и проектировщики ЮФО проявили завидную законопослушность, показав втрое лучшие показатели по вступлению в саморегулируемые организации, чем в целом по России. Однако большинство экспертов признают, что вступление в СРО — болезненный процесс для многих компаний, а часть из них вынуждена будет и вовсе покинуть рынок

С января 2010 года вместо положений о лицензировании в области строительства в России будут применяться нормы ФЗ № 190 «Градостроительный кодекс РФ». Документами, дающими организациям право осуществлять проектировочные, изыскательские и строительные работы, станут свидетельства о допуске к работам, влияющим на безопасность объектов капитального строительства. Получить свидетельство о допуске к таким работам строительная компания сможет, только вступив в отраслевую СРО. Таким образом, членство строителей и проектировщиков в такой организации станет единственной легитимной формой подтверждения права их деятельности.

В Ростехнадзоре в настоящее время зарегистрировано 19 южных СРО — это четвёртая часть всех саморегулируемых организаций, существующих в стране на текущий момент. В их числе 13 строительных, 4 проектных и 2 изыскательских СРО. Географическое распределение выглядит так: 7 саморегулируемых организаций в Краснодарском крае, 7 — в Ростовской области, 4 — в Волгоградской области, 1 — в Дагестане. Ещё четыре пакета документов от южан находятся на рассмотрении в Ростехнадзоре. Кроме того, на территории округа в настоящее время действует от 7 до 10 филиалов общероссийских СРО, которые, по мнению Национального объединения саморегулируемых организаций в области строительства, составят конкуренцию региональным СРО и тем самым предотвратят образование «карманных» СРО местных администраций.

Вместе или поодиночке

Большинство СРО строителей Юга более правильным считают объединение организаций, расположенных в одном регионе. Об этом, например, в сентябре этого года на круг­лом столе, организованном министерством территориального развития Ростовской области и посвящённом вопросу внедрения саморегулирования, говорил руководитель НП «Строители Ростовской области» Николай Коробченко. «Действие нашего партнёрства целенаправленно не распространяется на другие регионы, потому что, во-первых, мы не в курсе условий, в которых работает организация, пожелавшая вступить к нам, например, из Дагестана, а во-вторых, из-за отдалённости территории мы не можем знать экономическое состояние региона, в котором работает эта организация, — пояснил свою позицию г-н Коробченко. — Если в дальнейшем сложится ситуация, при которой член СРО не сможет выполнять свои обязательства, то мы даже не сумеем выявить объективную причину такого положения дел. А любую организацию Ростовской области в случае возникновения у неё финансовых проблем мы можем привлечь к работе на субподряде и тем самым помочь ей».

Однако президент Союза строителей ЮФО Леонид Шатворян уверен в необходимости и неизбежности создания межрегиональных СРО. «Например, Республика Кабардино-Балкария не может набрать 100 организаций строителей для создания своей СРО, — комментирует г-н Шатворян. — Думаю, что и в остальных республиках не всё благополучно с наличием ста надёжных строительных компаний».

Крупнейшие СРО Юга сегодня — «Объединение строителей Южного округа», включающее более 400 строительных организаций из девяти регионов ЮФО и «Региональное объединение строителей Кубани», в котором насчитывается более 250 участников. Также заканчивается процесс регистрации трёх СРО, сформированных из НП «Строители Ростовской области», — «Строители Ростовской области» (более 150 организаций), «Проектировщики Ростовской области» (порядка 80 организаций) и «Изыскатели Ростовской области и Северного Кавказа» (более 60 организаций).

По разным данным, в СРО вошло сегодня от 1,6 до 2 тысяч действующих на территории округа строительных и проектно-изыскательских организаций. Всего в ЮФО зарегистрированы 15051 подрядная строительная организация и 774 проектно-изыскательских института. То есть доля вступивших в СРО организаций в ЮФО составляет в любом случае более 10%, что существенно выше среднероссийских показателей (около 3%). Эксперты объясняют это тем, что на Юге ещё до начала обсуждения возможности создания СРО практически во всех субъектах округа сформировались и успешно действовали сильные и относительно многочисленные профессиональные некоммерческие партнёрства, региональные союзы и ассоциации строителей.

Медлить не стоит

Отмена лицензирования строительной деятельности произошла почти год назад. Однако несмотря на то, что на создание и регистрацию СРО участникам рынка был отпущен практически целый год, процесс шёл крайне медленно. Долгие мытарства закона о СРО давали большинству игроков основания надеяться, что переходный период растянется и на следующий год. Процесс активизировался лишь нынешней осенью, когда стало очевидно, что продления лицензий не будет. К примеру, по состоянию на июль единственной зарегистрированной СРО в округе было «Региональное объ­единение строителей Кубани».

Руководители всех СРО предупреждают, что для вступления необходим определённый перечень документов, рассмотрение которых занимает 3–4 месяца, а значит, чтобы в 2010 году девелоперы могли строить, готовиться к вступлению в организацию надо было уже в октябре. Поскольку до отмены лицензий осталось меньше месяца, а в СРО не вступили 90% компаний, очевидно, что как минимум первый квартал система работать не будет.

Руководитель Ростехнадзора Николай Кутьин считает, что многие строительные организации пока заняли выжидательную позицию и смотрят на других. Активность проявили только реально работающие объединения, которые давно были готовы к изменению своего юридического статуса. Однако опрос участников строительного рынка ЮФО, причём вполне благонадёжных и «реально работающих», показал, что многие игроки из «невступивших», даже осознавая неизбежность присоединения к саморегуляторам, ждут окончания процесса регистрации СРО, чтобы в последний момент была возможность остановить свой выбор на той, которая предложит наиболее низкую цену и либеральные условия вступления. В то же время СРО не может быть зарегистрирована, пока не наберёт необходимое количество членов и не сформирует компенсационный фонд. Получается замкнутый круг, ещё больше тормозящий реальное введение нового механизма.

Проблема с экономией

«Цена вопроса» вступления в СРО действительно может варьироваться, но незначительно. Самый «дорогостоящий» взнос в компенсационный фонд СРО определён законом (см. справку) — миллион или полмиллиона. Однако, оплатив самостоятельно страховой полис на каждый вид выполняемых работ, организация может внести в компенсационный фонд 300 тысяч рублей для строителей и 150 тысяч рублей для проектировщиков и изыскателей. Большинство организаций пока предпочитают второй вариант.

Казалось бы, страхование — это первый способ «сэкономить» на членстве в СРО. Увы, экономия в настоящее время почти не поддаётся чёткому расчёту, потому как внятных «правил игры» нет ни у страховщиков, ни у строителей. Эксперты страховых компаний не могут подсчитать объёмы рынка строительных услуг и понять, какие деньги на нём крутятся, чтобы определить тарифную политику.

Второй способ оптимизировать свои расходы — выбрать СРО, которая предлагает наименьший вступительный и членский взнос, расходуемый на содержание организации (оплата труда сотрудников, аренда, обслуживание интернет-сайта и другие текущие расходы). Их размеры каждое партнёрство устанавливает самостоятельно, исходя из планируемого бюджета расходов. В ЮФО эти взносы варьируются в разных СРО от 5 до 200 тысяч рублей, причём практически все дифференцируют тарифы в зависимости от количества работников. Некоторые предлагают даже отмену вступительных и членских взносов на этапе формирования СРО.

Ещё один слух, который упорно ходит в профессиональной среде, касается надежд на то, что будет изменён размер компенсационного фонда. Министр территориального развития, архитектуры и градостроительства Ростовской области Владимир Киргинцев абсолютно убеждён, что этого не произойдёт. «Думаю, что это вполне реальные и посильные суммы для работающих организаций, — считает г-н Киргинцев. — Если компания не может внести 300 тысяч рублей в компенсационный фонд, тогда каким образом она находит средства на возведения домов? И даже если сейчас у кого-то не хватает средств для внесения взносов в компенсационный фонд, он может прибегнуть к потребительскому кредиту. Такой шаг будет оправданным, ведь сегодня, заплатив 150–300 тысяч рублей, эта организация завтра в составе СРО заработает в десятки раз больше».

Отраслевой эффект

В целом эксперты не ставят под сомнение, что цель нововведения благая. «Главная цель создания СРО — стандартизация профессиональной или предпринимательской деятельности и контроль за соблюдением разработанных стандартов и правил, — рассуждает директор по развитию ООО “Союз компаний СТК ЮГ” Екатерина Масалова. — То есть функции контроля переданы профессиональному сообществу, что, несомненно, приведёт к повышению качества предлагаемых услуг — и в изыскательской, и в проектной, и в строительной деятельности».

«Система СРО даёт строителям более эффективный механизм работы: самоконтроль, обобщение и стандартизация требований, норм и правил для строительной деятельности, взаимная ответственность за качество, — говорит исполнительный директор НП “Строители Южного региона” Константин Иванов. — Но наличие хорошего механизма не даёт гарантии хорошей его работы. Во многом, а может, даже в основном качество этой работы зависит от начального этапа самоорганизации, которая предполагает инициативу снизу, ответственность, принципиальность самих участников. Как строители воспользуются своими правами, время покажет».

Гендиректор НП содействия развитию стройиндустрии «Строитель» Андрей Ткачёв полагает, что саморегулируемые организации будут способствовать борьбе с коррупцией в отрасли. «Вместе с внедрением СРО исчезнет недобросовестность чиновников, регулировавших рынок строительства, — говорит г-н Ткачёв. — Это лишний повод внимательно смотреть на организаторов СРО — не стоят ли за ними бывшие чиновники, пытающиеся не дать возможности развиться системе нормальных рыночных отношений. Именно они и будут препятствовать развитию системы саморегулирования и создавать условия для появления ненадёжных СРО».

Впрочем, любые изменения сложившихся правил игры всегда вызывают у игроков как положительные, как и отрицательные отклики. Поставленная задача перехода к дерегулированию рынка многими оценивается в целом как труднореализуемая, некоторые опасаются ещё большей централизации.

Указывают эксперты и на конкретные недоработки. Так, например, гендиректор компании «Плеяда» (Ростов-на-Дону) Алексей Соболев недоумевает, почему деньги, уплаченные за лицензию на пять лет в прошлом году, согласно закону никак не учитываются при вступлении в СРО (ООО «Плеяда» вступила в СРО, формируемую на базе НП «Строители Ростовской области») и не возвращаются держателю лицензии. «Получается, что мы подарили стоимость лицензии за четыре года», — говорит г-н Соболев.

«Минусов немного, — рассуждает Екатерина Масалова. — Среди них — изменение структуры строительной компании, что потребует времени, и изъятие из оборота средств для вхождения в СРО, что является непростой задачей в условиях нехватки оборотных средств, особенно для предприятий малого бизнеса».

Ещё один аспект вызывает критику руководителей крупных компаний: если компания занимается двумя или тремя видами деятельности, то ей придётся вступить в две или три различных СРО. Впрочем, Александр Денисов, гендиректор Союза строителей Кубани, убеждён, что создание комплексных СРО не за горами, и отмечает, что в этом вопросе строителей поддерживают министр регионального развития России Виктор Басаргин и ФАС.

Эксперты признают, что вводимые институциональные изменения приведут к изменению баланса сил на рынке, но для добросовестных игроков они угрозы не представляют. Заместитель гендиректора по правовым вопросам концерна «Единство» Константин Шалагинов замечает: «Сегодня меняется система контроля строительной отрасли одинаково для всех участников рынка независимо от их размера. В любом случае стабильные, ответственные строители, имеющие хороший опыт и репутацию, как работали, так  и будут работать. Сумма взноса в 300 тысяч рублей по силам и небольшим компаниям. Поэтому не стоит ждать и какого-то связанного с этим передела рынка».

Малышам указали место

В ходе опроса участников рынка «Эксперту ЮГ» пришлось столкнуться с любопытной закономерностью: положительные отзывы о новом законе, осторожную критику отдельных недоработок собеседники высказывают открыто — как правило, это руководители крупных и средних строительных компаний, для которых вступление в СРО в принципе не станет особой проблемой. А вот представители малых компаний выражают активное и даже агрессивное недовольство, причём практически без исключений — на правах анонимности. Собственно, сам этот факт уже даёт основания предположить, в чью пользу распределится соотношение сил на рынке.

Главная несправедливость, заведомо создающая неравные условия для крупного и малого строительного бизнеса, по мнению представителей последнего, — одинаковый взнос в компенсационный фонд для всех без исключения участников. Эксперты опасаются, что именно он станет непосильным для малого и среднего бизнеса, особенно в условиях кризиса, и с рынка уйдёт много мелких фирм, либо они вынуждены будут войти в более крупную компанию. Заметим, что новый строительный сезон начнётся весной следующего года, а по проектам за этот год у многих строителей имеется ощутимая дебиторская задолженность. Традиционный ежегодный сезонный спад в строительстве усугубит проявления кризиса. В этой ситуации минимум 350–400 тысяч рублей для обеспечения законности своей деятельности найдут далеко не все представители рынка, даже желающие работать «по-белому».

«Наше правительство каждый день говорит о поддержке малого бизнеса. При этом новый закон о СРО смахивает на истребление малого бизнеса в строительстве, — рассуждает один из опрошенных, не пожелавший назвать себя. — Если раньше строители платили от 40–150 тысяч рублей и пять лет работали спокойно, то теперь только компенсационный взнос составляет 300 тысяч рублей, плюс членские, плюс страхование. Если для крупных строительных холдингов взносы в компенсационный фонд СРО необременительны для бюджета, то для средних и малых фирм они равны их прибыли за докризисные полгода. Может, это малый бизнес и не убьёт, но под “чёрный флаг” точно загонит».

Большинство анонимных представителей малых компаний говорят о том, что не планируют вступать в СРО до тех пор, пока рынок не выйдет из кризисной ситуации, надеются, что начатые в 2009 году проекты они-таки закончат в 2010 году (даже в условиях аннулирования лицензий) и смогут сдать свои объекты по суду, на который и ляжет обязанность доказать их соответствие градостроительным нормам и нормам безопасности. О том, что будет с этими компаниями дальше, их руководители сегодня предпочитают не задумываться.

Многие высказывают надежду, что в закон всё-таки будут внесены изменения, либерализующие условия вступления в СРО для малых компаний. Надо сказать, что надежды их небезосновательны. Например, ФАС разделяет мнение о существовании «угрозы монополизации отрасли», так как доля предприятий малого и среднего бизнеса, работающих на строительных субподрядах, составляет сегодня 70–80%, при этом именно такие организации испытывают трудности со вступлением в СРО — в первую очередь, из-за «дорогого входного билета». На пресс-конференции в Нижнем Новгороде в конце октября помощник руководителя ФАС Алексей Кожевников заявил, что в Госдуму уже направлен законопроект, предусматривающий предоставление малым строительным предприятиям скидки в размере 50% от стоимости взноса для вступления в СРО.

Недоступным для компаний, не вступивших в СРО, станет особо любимый многими госзаказ. Законодатель чётко определяет необходимость наличия допусков не только у генподрядчиков, но и у субподрядчиков по выполняемым видам работ. И это будет ощутимо по всем тендерам, проводимым с начала следующего года. Если в этом году при участии в небольших тендерах с крупными компаниями нередко успешно конкурировали малые, то через месяц количество «малышей» сократится. Впрочем, как утверждает заместитель губернатора Ростовской области Юрий Андриади, именно на госзаказах и тендерах паразитировали сомнительные малые предприятия. «То, что творится на этом рынке, не выдерживает никакой критики, — говорит г-н Андриади. — Многие из таких компаний не имели даже строительной техники, только офис, стол, стул и лицензию. А лицензия им была необходима лишь для участия в тендерах на получение заказа; при этом они бессовестно демпинговали, пользуясь пробелами в 94-м законе, потом на субподряд брали настоящие строительные фирмы. Как и из чего эти объекты строятся, учитывая сверхнизкую цену, — никому не понятно. Одна из целей введения СРО — как раз прежде всего избавление от таких фирм-однодневок».

«Моя компания не интересуется бюджетными заказами, — возражает руководитель одной из малых ростовских компаний. — Мы выполняем подрядные работы по электрике, и у нас нет необходимой суммы для вступления в СРО. Это означает невозможность легальной работы. Таких предприятий тысячи. Получается, мы или должны умереть, или перестанем платить налоги, так как законно работать не можем».

Какая легальная деятельность остаётся малым компаниям? Они могут переориентироваться на те виды работ, которые не попали в список оказывающих влияние на безопасность объектов капитального строительства. Тогда вступать в СРО нет необходимости. То есть ряду строительных компаний придётся фокусироваться на таких видах деятельности, как малярные, штукатурные, паркетные работы и т. п. Алексей Кожевников уверяет, что ФАС в настоящее время добивается возможности исключения некоторых видов строительных работ из перечня, утверждённого приказом № 274 Минрегионразвития РФ, пояснив, что в данном перечне есть некоторые виды работ, не влияющие на безопасность жизнедеятельности.

Остаются для малых компаний и некоторые более существенные ниши. Необходимость получения допусков не распространяется на работы по подготовке проектной документации, по строительству, реконструкции, капитальному ремонту жилых домов не выше трёх этажей, нежилых капитальных строений не выше двух этажей, общая площадь которых составляет не более чем 1500 квадратных метров. Получается, что в чём-то повезло строительным компаниям, занимающимся малоэтажным и коттеджным строительством. Исходя из этого, можно прогнозировать, что на рынке будут более чётко выделяться сектора малого и крупного бизнеса.                  

Что такое СРО

При выдаче разрешения на строительство, которое будет действовать год, СРО берёт на себя ответственность за всё, что дальше будет происходить с объектом. Для осуществления солидарной финансовой ответственности каждая СРО обязана сформировать компенсационный фонд, из которого будет производиться возмещение ущерба третьим лицам. Государством установлены определённые критерии для присвоения статуса СРО: размер взноса в компенсационный фонд (1 млн рублей для строительных и 500 тысяч рублей — для проектных и изыскательских СРО) и минимальное количество участников (100 — для строительных и 50 — для проектных и изыскательских СРО). Гос­контроль за деятельностью СРО в сфере строительства и ведение государственного реестра саморегулируемых организаций осуществляет Ростехнадзор. По данным Ростехнадзора, по состоянию на конец ноября на территории Российской Федерации зарегистрирована 81 саморегулируемая организация в строительстве, проектировании и изысканиях; они объединили около 10 тысяч компаний. Это при том что лицензий в России на 01.01.2009 года было выдано, по разным источникам, от 270 до 300 тысяч. То есть в СРО до сих пор вступило около 3% существующих строительных и проектно-изыскательных компаний. По мнению же президента Ассоциации строителей России Николая Кошмана, нужно набрать хотя бы 50–70 тысяч, чтобы система заработала.

«Эксперт Юг» №46-47 (85)
«Эксперт» в Telegram
Поставить «Нравится» журналу «Эксперт»
Рекомендуют 94 тыс. человек



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама