Капитализм в отдельно взятой деревне

Москва, 19.04.2010
«Эксперт Юг» №14-15 (103)
Эффективно управлять можно любой территорией. Для этого нужны знания, немного авантюризма, а также готовность быть непонятым. Об этом свидетельствует опыт одного из сельских поселений Ростовской области и его неординарного руководителя

Уже в этом году в Родионово-Несветайском районе области могут появиться платные дороги. Автор ноу-хау — глава сельского поселения Волошинское Василий Кугут, первым в регионе рискнувший на практике применить положение Закона «Об автомобильных дорогах и дорожной деятельности», который даёт право органам местного самоуправления принимать решения об эксплуатации дорог на платной основе. Впрочем, это — далеко не единственная экстравагантная «находка» волошинского главы — в ближайшее время он намерен перевести систему освещения в поселении на светодиодные источники питания, обеспечить один из хуторов геотермальными источниками теплоснабжения взамен строительства газопровода и сэкономить на этом бюджетные средства. Чтобы иметь возможность развивать территории по собственному плану, без оглядки на соседей или вышестоящие инстанции. Из подобных шагов, порой весьма спорных, складывается некий фирменный стиль управления. Похоже, что вверенное ему сельское поселение руководитель воспринимает как своего рода бизнес-проект, который надо сначала вывести на окупаемость, а потом, по возможности, сделать прибыльным.

Главой поселения Василий Кугут стал осенью 2008 года, победив на выборах в «чужой» деревне — в Родионово-Несветайский район, где живут его родители, будущий сельский реформатор приехал из Миллерово. Местным кандидатам так и не удалось переиграть молодого энергичного «варяга» — привычная убеждённость в том, что «свой всё равно лучше» на этот раз не сработала. В итоге шесть населённых пунктов, составляющих Волошинское поселение, получили руководителя совершенно нового типа. Он принялся строить местное самоуправление в прямом смысле слова: предложил решать проблемы поселения общими усилиями самих местных жителей — «управляться самим», не особенно надеясь на помощь района или области. К такому повороту оказались готовы не все, поэтому у Василия Кугута теперь сторонников и недоброжелателей примерно поровну. Сам он, впрочем, считает, что главное для руководителя — не «быть любезным народу», а добиваться конкретного результата, который тот же народ впоследствии и оценит.

Синица в руке

Волошинское сельское поселение — это шесть хуторов примерно в 20 км от Ростова-на-Дону. Близость к южной столице — едва ли не единственное конкурентное преимущество этой территории. Ни федеральной трассы, ни железной дороги поблизости нет, то же самое касается современных предприятий или, к примеру, объектов туриндустрии. Доходная часть бюджета всего поселения — два миллиона рублей. На тот же ремонт дорог сельского подчинения по нормативу полагается два рубля на квадратный метр — примерно 10 тысяч рублей на километр дороги.

— Один дорожный знак стоит 3900 рублей, а надо ведь не только знаки поставить! Вот мы и решили — пусть дороги финансируют те, кто эти дороги больше всего ломает, — рассказывает г-н Кугут. — Есть хозяйствующие субъекты, которые по асфальту толщиной в 5 сантиметров в границах населённого пункта гоняют 40-тонные КАМАЗы, потому что так удобно. Они возят сельхозпродукцию — следовательно, тариф можно рассчитать, исходя из количества пахотных земель и потребностей на содержание 25 км дорог. Мы посчитали — вышло 186 рублей с гектара. Для предприятий, зарегистрированных на территории поселения — 50%. Для легкового транспорта — бесплатно. Провели межевание, сделали паспорта дорог, подали документы на регистрацию права собственности — теперь ждём ответа из юстиции. Конечно, многим не нравится, так у нас не привыкли и меня спрашивают: «Вы что там, с ума посходили?». Я честно отвечаю, что подхожу к административному управлению как к бизнесу, где конечная цель — наполнение бюджета и его эффективное использование.

Пример эффективного использования средств Василий Кугут демонстрирует в селе Генеральском. В местном клубе, отремонтированном впервые за семь лет, установили принципиально новую систему отопления. Вместо котельной, газовых и водопроводных труб здесь — газовые конвекторы, которые, по словам главы поселения, позволяют расходовать в четыре раза меньше газа, практически ничего не платить за обслуживание, и поддерживать необходимую температуру в здании в любые морозы.

— Во всей области такие конвекторы есть только у нас, — гордится Василий Кугут. — Хотя на Украине их выпускают уже лет 15. Я приглашал чиновников из областной администрации — думал, может, заинтересуются опытом. Никто так и не приехал. И районному газоснабжающему предприятию наша затея очень не понравилась — они же теперь с нас денег получают в разы меньше, чем могли бы. Даже газ включать не хотели — пришлось «убеждать» с помощью сюжетов на областном телевидении. После второго сюжета всё-таки включили — 25 декабря.

— А деньги откуда взяли?

— Всё делали за свои. Сначала пытались собрать со всех понемногу — ведь для своего же села — ничего не вышло. Наверное, решили, что я в свой карман собираю. Скинулись несколько предпринимателей и лично я. Теперь все видят отремонтированный клуб, ходят в кино, и все довольны. Но деньги ни на что всё равно собирать не хотят.

— На что, например?

— Детскую площадку строим, кладбище в порядок приводим, мусор централизованно вывозим, водопровод отремонтировали. Но оказывается, что 30 рублей в месяц за вывоз мусора — это дорого, а 500 рублей на площадку — вообще неподъёмно. Но делаем всё равно — исходя из того, что есть. Я сказал тем, кто меня поддерживает: надо просто тупо делать свою работу. Когда люди увидят результат, постепенно начнёт меняться и сознание. В науке управлять на самом деле всё довольно просто: надо хотеть, уметь, иметь возможность. Если возможностей для достижения цели достаточно, ты достигаешь её быстро. Если их меньше, то нужно больше времени, больше каких-то дополнительных усилий. И работу на всех этапах надо планировать, исходя именно из количества возможностей. У нас же зачастую отсутствие денег или чего-то ещё — достаточная причина для того, чтобы не делать ничего вообще.

— А в областных целевых программах вы участвуете? Это ведь реальный инструмент для получения софинансирования.

— Чтобы в них участвовать, надо как минимум потратить деньги на проектно-сметную документацию, провести её экспертизу. Допустим, мы всё это сделаем. Гарантий, что при этом мы попадём в программу и получим деньги, нет никаких. Документы, на которые израсходованы бюджетные деньги, лягут мне в стол — а мы не можем позволить себе такой роскоши. Лучше уж будем делать что-то сами и получим свою «синицу в руке», чем станем рассчитывать на областного «журавля в небе».

Быть первым

Свою первую попытку «хождения во власть» Василий Кугут совершил отчасти благодаря ВВС РФ. Военный лётчик по первому образованию, в армии он дослужился до заместителя командира эскадрильи. В 1996 году, когда воинская часть дислоцировалась в Тверской области, молодой «зам­комэск» вдруг решил попробовать свои силы в новой российской политике — выдвинул свою кандидатуру на пост главы Aндреапольского района. Первый блин вышел, как водится, комом — выборы были проиграны. Выйдя в отставку, оказался в Ростовской области. Был и водителем автобуса, и «дальнобойщиком», работал в областном ГУВД.

— Василий Александрович, а почему вы вообще решили, что должны управлять какой-то территорией? 

— Армия научила: если хочешь принимать решения и добиваться результата, надо быть первым лицом. Если ты — второй, то придётся сначала убеждать вышестоящего руководителя в необходимости делать так, а не иначе. Я однажды понял, что не хочу тратить нервы и время на убеждения — значит, надо становиться первым.

В начале 1990-х мне довелось служить в Германии и четыре года проучиться в Мюнхенской финансовой академии на факультете «Кризисное управление экономиками государств». Я видел, как работают заводы Форда, другие производства, как организованы предприятия торговли, и так далее. Правда, после первых выборов понял, что западные принципы, чётко и понятно работающие «там», очень трудно применить в российской реальности. Я поступил сначала в СКАГС, а потом — в Ростовскую юридическую академию МВД РФ. Оказалось, что западная наука управления отличается от российской, как небо и земля.

— В чём именно состоит разница?

— Здесь учат какому-то капитализму с социалистическим лицом — тому, чего, по-моему, не бывает. На Западе обычно происходит так: ставится цель, под эту цель подбирается команда, способная её достичь в максимально короткие сроки, и вся эта машина крутится на максимальных оборотах. Если в определённый промежуток времени — например, через полгода — результата нет, вся машина останавливается. Потому что надо понять — что пошло не так и что надо исправить. У нас в такой ситуации машина продолжает работать «вхолостую». Думать, почему нет результата, мы начинаем года через три — когда уже невозможно понять, где именно случилась пробуксовка.

Уже став главой, я предлагал профессорам СКАГС Волошинское поселение в качестве экспериментальной площадки — чтобы студенты, будущие управленцы, у нас работали и видели, как теория бывает отлична от реальности и что с этим можно делать. Прорабатывали этот вопрос с деканом факультета, но в итоге процесс как-то заглох. Подобное соглашение было достигнуто и с ЮФУ, но дело тоже не пошло дальше договорённостей. Мы идею не оставляем — наше предложение остаётся в силе для обоих вузов.

Когда есть, что терять

— Как складываются ваши отношения с вышестоящей властью — администрацией района, например?

— Они для меня — не вышестоящие. У них — свои полномочия, у меня — свои. И когда они пытаются вмешиваться, получается только хуже. Вот, например — мы собираем деньги на ту же детскую площадку, приезжает глава района и говорит: это незаконно. Тут же появляется множество недовольных, которые привыкли, что всё — задаром. Теперь они пишут на меня жалобы в прокуратуру. То есть я год строил систему, а человек «из района» приехал и одним словом её сломал. Хоть колючую проволоку натягивай и не пускай его больше!  

Я вообще считаю, что такая административная структура, как муниципальный район на данный момент себя изжила. Районная администрация — посредник между поселением и областью. Но мне, как главе поселения, пользы от этого посредничества практически никакой. Например, мне говорят, чтобы я привлекал инвестиции. Но как изменится жизнь моего поселения, если сюда придёт инвестор и построит завод? Мы получим весь комплекс проблем, связанный с работой промышленного предприятия, да ещё, возможно, 15–20 рабочих мест — при современных технологиях производства больше вряд ли потребуется. А все основные налоги, за исключением НДФЛ и земельного, пойдут в районный бюджет. Только потом, если я буду хорошо себя вести, район может дать мне какую-то дотацию за то, что на моей территории стоит завод. В итоге я, как глава поселения, просто не вижу экономической целесообразности в том, чтобы «тянуть» к себе инвесторов.

— Не очень-то вы удобный глава…

— Конечно, я неудобный! Потому что я мешаю «пилить» бюджет, не молчу и чего-то требую. Есть очень много охотников меня сместить. Но я действую в рамках правового поля — поэтому меня не за что взять. Я просто считаю, что не бывает богатого царя при бедных холопах. Плохо, когда людям нечего терять — тогда с них и требовать нечего. Я хочу, чтобы в моей «деревне» людям было, что терять. И уверен, что добьюсь этого со временем.                                                  

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №14-15 (103) 19 апреля 2010
    Ипотека возвращается
    Содержание:
    Реклама