Общество
Москва, 10.12.2016


Наступление на мусор началось

, 2011

В первой половине года на юге России стартовало сразу несколько крупных проектов по переработке и сортировке мусора. В отрасль, которой ещё несколько лет назад фактически не существовало, с подачи государства потянулись инвесторы

Амбициозные «мусорные» проекты, в том числе с участием иностранных инвесторов, заявлялись на Юге ещё начиная с 1990-х годов, однако практически все они остались на бумаге, а сфера утилизации мусора оказалась в значительной степени коррумпирована и даже криминализована. «Современным проектам утилизации мусора успешно противостоит местное лобби владельцев полигонов, которые прямо на этих полигонах получают сверхприбыли от захоронения и незаконной сортировки твёрдых бытовых отходов (ТБО)», — отмечает руководитель информационно-аналитического агентства Cleandex Антон Липатов.

Однако после кризиса к планам инвесторов подключилась идущая из федерального центра политическая воля. После ряда знаковых заявлений руководителей государства в регионах стали приниматься специальные программы по обращению с отходами. Один из первых в стране подобных документов был утверждён на Юге — в Ставропольском крае, где ещё в 2009 году приняли схему обращения с отходами, в которой прописано размещение 16 центров по их утилизации; реализация этой программы уже идёт. «Мусорные» проекты начаты также в других южных регионах — в Астраханской и Ростовской областях, в Краснодарском крае. Дон и Кубань — в числе 9 субъектов, где при государственной поддержке будут реализованы пилотные «президентские» проекты по глубокой переработке отходов на основе современных технологий с получением топлива, теплоэнергоресурсов и строительных материалов. А в Волгоградской области в рамках «мусорного» проекта «Единой России» может начаться строительство процессингового центра по переработке отходов на базе находящегося в стадии банкротства местного предприятия «Химпром», основным акционером которого являются «Ростехнологии».

Мусорный парад

Наиболее предсказуемым в связи с необходимостью выполнения обязательств по организации Олимпиады было появление мусороперерабатывающего заво­­да в Сочи. В этот проект, реализуемый группой «Базовый Элемент», должно быть вложено 2,7 млрд рублей. Для Кубани в целом проблема обращения с ТБО стоит особенно остро — на долю региона ещё в 2006 году, по данным департамента ЖКХ Краснодарского края, приходилось более 2 млн тонн отходов (по данным аналитической компании «Экосистем», в год в России производится около 150 млн тонн мусора). Региональная программа по обращению с ТБО предусматривает до конца 2013 года строительство 40 полигонов и 39 мусоросортировочных комплексов, а в самом Краснодаре действует программа комплексного развития систем коммунальной инфраструктуры на 2007–2025 годы, в рамках которой на строительство завода по утилизации ТБО планируется выделить 120 млн рублей. В начале июля в кубанской столице был заявлен проект по строительству мусоросортировочного комплекса — ОАО «Мусороуборочная компания» намеревается инвестировать 650 млн рублей собственных средств в предприятие мощностью 322 тысячи тонн мусора в год. По оценкам инвестора, это обеспечит примерно половину потребности города в сортировке мусора, а в будущем компания планирует создать ещё один комплекс в восточной части Краснодара.

Не менее значимый для юга страны проект мощностью 200 тысяч тонн ТБО в год начат в Наримановском районе Астраханской области неподалёку от регионального центра. Здешняя ситуация типична для российских регионов. Бытовые отходы Астрахани и близлежащих городов утилизируются на городском полигоне ТБО, который был построен в 1984 году. Проектный срок его эксплуатации должен был завершиться ещё 6 лет назад, однако он дважды продлевался в связи с отсутствием альтернатив. А только с 2007 по 2009 год в области образовалось более 900 тысяч тонн отходов.

ЗАО «Астраханский промышленно-экологический комплекс» (АПЭК), созданное московским ОАО «УК “Эко-Система”», собирается запустить полигон и мусоросортировочный комплекс стоимостью 800 млн рублей уже в ноябре. Это лишь второй этап реализации проекта, рассчитанного на 10 лет, за которые в него будет вложено более 10 млрд рублей за счёт собственных средств инвестора и кредитов Сбербанка. К 2020 году «Эко-Система» планирует создать на юге России сеть предприятий сортировки и переработки отходов, которая охватит Астраханскую и Волгоградскую области, Дагестан и Калмыкию. Астрахани здесь отводится роль так называемого Каспийского центра вторичных материалов. Для этого в районах Астраханской области планируется создать несколько межмуниципальных узлов, где будет производиться первичная сортировка различных отходов. После сортировки вторсырьё должно направляться на главный узел в Астрахани, где на промышленной площадке из него будут делать бумагу, резиновую крошку, пластиковые гранулы, топливные брикеты, стеклопакеты, прессованный лом и удобрения. Подобную схему предполагается распространить и на соседние с Астраханской областью регионы. В описании проекта прямым текстом сказано, что он обеспечивает выполнение предвыборных программ власти по оздоровлению экологической обстановки в регионе.

«В грязи жить надо заканчивать, — заявил губернатор Ростовской области Василий Голубев после июньского заседания Госсовета. — Уж если этой проблемой занимается президент, то руководители территорий должны уделить ей особое внимание и максимально быстро решить». В Ростовской области сейчас намечено два крупных «мусорных» проекта. Первый — мусороперерабатывающий комплекс и 4 мусороперегрузочные станции в Октябрьском районе — вошёл в 9 «пилотных президентских проектов» по глубокой переработке отходов производства и потребления. Объём инвестиций в проект — 3,7 млрд рублей, реализовывать его будет ООО «ЭкоСтрой-Дон». Другой проект запланирован под Батайском на месте бывшего полигона ТБО кубанской компанией «Бобкэйт-Ейск». Это мусороперерабатывающий завод мощностью 120 тысяч тонн в год на участке 2,5 га. Стоимость проекта — 700 млн рублей, инвесторами выступят российский и швейцарский банки. По словам генерального директора ООО «Бобкэйт-Ейск» Станислава Пулко, из переработанного мусора планируется изготавливать стройматериалы, а после переработки должно оставаться не более 2% отходов. Важнейшая особенность завода — несколько мобильных сортировочных линий, которые можно свернуть и перевезти на другое место, когда полигон будет переработан.

Наконец, в Ставропольском крае сеть мусоросортировочных полигонов сейчас создаёт компания «Арго» (Ессентуки), которая уже 20 лет занимается сбором, транспортировкой и утилизацией опасных ТБО. В прошлом году компанией была введена в эксплуатацию мусоросортировочная станция по сортировке и переработке ТБО в Предгорном районе стоимостью 289 млн рублей, сегодня реализуется 2 новых проекта, а ещё по 5 есть договора с муниципалитетами. По словам генерального директора ООО «Арго» Константина Богатикова, если удастся быстро пройти экологическую экспертизу, то через полгода закончится создание мусоросортировочного завода в Минеральных Водах. Запуск первой очереди — полигона ТБО — ожидается 1 октября этого года, вторая очередь — мусоросортировочный завод — будет запущена ещё через 8 месяцев. Следующий объект — Будённовский зональный центр ТБО.

Законодательный дефицит

Судя по всему, одним из главных факторов, подтолкнувших предпринимателей к реализации проектов на фактически отсутствующем в России рынке (по данным агентства Cleandex, в 2010 году в стране насчитывалось всего 4 мусоросжигательных завода, 5 мусороперерабатывающих заводов и 39 мусоросортировочных комплексов), стали недавние изменения в законодательстве и расчёт на их продолжение. «Сегодня ужесточено природоохранное законодательство, повышены экологические стандарты, Россия подписала ряд международных документов в этой сфере, которые обязывают нас ввести современные способы утилизации и переработки мусора», — отмечает положительные для развития «мусорного» бизнеса факторы ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов.

Однако, несмотря на политические декларации, большинство собеседников «Эксперта ЮГ» утверждают, что от власти в «мусорной» отрасли пока помощи мало, и главным камнем преткновения по-прежнему является плохо разработанная законодательная база. «Основная проблема отрасли в том, что нет ни одного нормативного документа, регламентирующего требования к проектированию и строительству новых полигонов, к рекультивации закрываемых, нет стандартов на мусоросортировочные комплексы, требований к раздельному сбору отходов. Какими должны быть тарифы за раздельный сбор? Как его стимулировать хотя бы на уровне местных властей? Каковы требования к мусоропроводам и мусороприёмным камерам?» — сетует руководитель лаборатории ОАО «Академия коммунального хозяйства им. К. Д. Памфилова» Христофор Никогосов.

Ещё одним препятствием на пути массового строительства мусоросортировочных и мусороперерабатывающих заводов является их дороговизна. «Это скорее инфраструктурная инвестиция муниципалитетов, чем быстроокупаемый бизнес», — комментирует Антон Липатов. Срок окупаемости «мусорных» проектов сейчас составляет в среднем 8–10 лет, и банки в большинстве случаев не готовы давать на них кредиты, либо процент по ставкам оказывается очень велик. Как отмечает генеральный директор ЗАО «АПЭК» Игорь Лубенко, большой помощью со стороны государства стало бы содействие в снижении ставки по кредиту или субсидировании части процентной ставки. При этом рентабельность «мусорного» бизнеса невелика. «Сегодня это регулируемая государством отрасль, — говорит Константин Богатиков. — Например, в Ставропольском крае, где ею занимается региональная тарифная комиссия, рентабельность не может составлять больше 10 процентов. Если норму рентабельности законодательно поднять до 20 процентов, то проекты в этой отрасли начнут интересовать банки».

И всё же в скором времени «мусорную» отрасль, похоже, ожидают перемены. Прежде всего, бизнес ждёт доработки ФЗ-89 «Об отходах производства и потребления»; одним из пунктов его новой редакции должна стать передача утилизации ТБО от муниципалитетов в ведение субъектов федерации, располагающих заведомо большими финансовыми возможностями. Ожидается, что регионы будут определять места размещения заводов по переработке отходов, решать, кто должен их вывозить, а также устанавливать тарифы на вывоз. По мнению Игоря Лубенко, значительную помощь бизнесу могло бы принести принятие нормативно-правового акта, обеспечивающего принуждение юридических лиц и предпринимателей к обязательному заключению договоров на вывоз (захоронение) ТБО с указанием реальных объёмов образующегося в результате их деятельности мусора.

Как отмечает аналитик компании «БКС» Николай Солубато, бизнес рассчитывает на ужесточение экологических норм до уровня европейских, после чего переработка мусора будет осуществляться в законодательном порядке, причём средства на нее обяжут выделять и частные структуры, и гос­органы. «Естественно, деньги станут доставаться тем бизнес-структурам, у которых уже будет в наличии вся необходимая инфраструктура. То есть средства необходимо начинать вкладывать уже сегодня, а инвестиции нужны приличные — сортировочный цех обойдётся в два-три миллиона долларов», — говорит г-н Солубато.

Разделяй и зарабатывай

Все «мусорные» проекты можно разделить на две категории: предприятия, которые занимаются захоронением мусора по современным, исключающим сжигание технологиям, и заводы, где будет проводиться его сортировка с последующей переработкой. И хотя второй тип проектов является более прогрессивным, целый ряд аналитиков и участников рынка скептически относятся к возможности их успешного функционирования в России, поскольку главной бедой отечественной мусоропереработки является отсутствие практики раздельного сбора мусора. Если рентабельность мусороперерабатывающего предприятия при отсутствии сортировки оценивается в 5–10%, то раздельный сбор отходов, по разным оценкам, позволяет поднять её до 15–40%. Без этого, полагает Дмитрий Баранов, бизнес будет обречён на вечную кадровую проблему. «Выполнять самую грязную первичную работу по сортировке мусора желающих почти нет, а брать на работу бомжей, которые живут возле свалок и уже много лет фактически занимаются сортировкой мусора и даже научились разбираться в разных видах сырья, на такие заводы как-то не принято, — рассуждает г-н Баранов. — Хотя если так будет продолжаться и дальше, то владельцам заводов ничего не останется, как принимать их на работу и создавать все условия для возвращения их в общество».

Однако количество мусора в России ежегодно увеличивается, вопрос его переработки становится всё более острым, а значит, проблему раздельного сбора отходов неминуемо придётся решать. Проект, который планируется реализовать в Батайске, может стать пилотной южной инициативой в этой сфере — его создатели предусмотрели, как побудить жителей сортировать мусор. «Мы покупаем 20 мусоровозов, они будут разного цвета, как и контейнеры, которые должны стоять возле каждого дома в Батайске, — рассказывает Станислав Пулко, ссылаясь на собственный опыт руководства ТСЖ. — У каждого дома будет находиться наша площадка, защищённая сеткой-рабицей, чтобы мусор не разлетался, и все жильцы получат магнитный ключ, поэтому из других домов, не сортирующих мусор, не смогут ничего туда выбросить. За сортировку дом получит от нас оплату на расчётный счёт, а тем, кто не сортирует мусор, так и придётся платить за его вывоз. Нужно просто начать этим заниматься и освещать это через СМИ, как было в социалистические времена, только теперь вместо кубка за победу в соцсоревновании будут поступать живые деньги за сортировку мусора, и дом сможет этими деньгами распоряжаться. А кто не сортирует — извините. ТСЖ должны понять, что у администраций денег нет, дома́ никто ремонтировать не будет, поэтому надо зарабатывать деньги самостоятельно». Это вполне соответствует мировой практике — например, в Европе жильцы платят за вывоз только конечного неотсортированного мусора, а издержки по остальным категориям — стекло, железо, полиэтилентерефтелатная тара и т. д. — ложатся на тех, кто их вывозит на переработку.

Правда, такая схема предполагает прозрачность отношений инвестора с муниципалитетом, который как минимум должен предоставить мусороперерабатывающей компании площадки под контейнеры. Если же у муниципальной администрации есть собственная карманная фирма по вывозу мусора (как отмечают эксперты, в его транспортировке рентабельность может достигать 100%), а ТСЖ также контролируются чиновниками, реализовать этот сценарий будет довольно сложно. Однако начинать с малого можно. Так, по мнению Христофора Никогосова, не обязательно сразу требовать от населения разделять мусор на 4–5 контейнеров, как в Европе — для начала отходы можно делить на две части: пищевые отправлять на компостирование, а остальные — на дальнейшую сортировку.

Первая попытка внедрить новые подходы к мусору на Юге уже есть. Так, в Ростовской области региональная Ассоциация выпускников президентской программы реализует проект «Внедрение метода селективного сбора мусора». Однако в конечном итоге бизнесу остаётся надеяться на административные решения, которые ускорят процесс. В этом случае мусор действительно сулит золотые горы. 

Такого количества проектов по переработке мусора юг России в своей новейшей истории не видел
«Эксперт Юг» №28-29 (168)



    Реклама


    Реклама



    Эксперт Онлайн, последние новости и аналитика
    ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ ГУБЕРНАТОРА ЯНАО

    Ямало-Ненецкий автономный округ становится локомотивом развития центральной части российской Арктики. Именно здесь наша страна получит кратчайший доступ к Мировому океану и выйдет на перспективные рынки


    Инновационная политика

    От компаний ждут глобальности

    Складывается впечатление, что если где-то, как в Штатах, от глобализации уже устали, а азиатские тигры ею насытились, то у нас как раз только-только приготовились встретить ее лицом к лицу. Только в отличие от тех практик, которые навязывали промоутеры глобализации, мы вместе со все большим числом стран мира делаем упор на поддержку национальных растущих технологических компаний. Вместе с интеллектуальной собственностью, инвестициями и образованием это стало одной из тем обсуждений III Конгресса «Инновационная практика: наука плюс бизнес», собравшего в МГУ чиновников, представителей корпораций и среднего инновационного бизнеса и показавшего реальную тенденцию к возникновению союза этих сил ради инновационного развития