ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Самый крепкий претендент

2011
Фото: SNOB.RU

ЗАО «Абрау Дюрсо», одному из крупнейших российских производителей игристых вин, не хватило всего несколько позиций, чтобы попасть в рейтинг крупнейших компаний юга России 2010 года. Однако в будущем компании обеспечено место и в этом списке, и среди региональных компаний федерального значения

В 2010 году «Абрау Дюрсо» продемонстрировало лучшие производственные показатели за последние четыре года, произведя почти 13 млн бутылок вина и перевыполнив план примерно на миллион бутылок. По итогам этого года компания планирует прибавить 30% к прошлогодним объёмам выпускаемой продукции — всего будет выпущено порядка 16,5 млн бутылок вина. Реализация масштабной инвестиционной программы в скором времени позволит предприятию выйти на максимальную проектную мощность.

С Борисом Титовым, главой Русского шампанского дома «Абрау-Дюрсо», объединяющего производство, торговый дом, девелоперскую и туристическую компании, мы встретились во время первого фестиваля российского вина, который прошёл в середине октября на территории предприятия. Этот фестиваль стал крупнейшим за последние годы смотром российской продукции, собрвшим практически всех ведущих игроков отрасли для обсуждения её будущего. Сегодня самым принципиальным вопросом для отечественных виноделов является признание их в качестве сельхозпроизводителей — это позволит снизить административные барьеры в отрасли и увеличить степень её саморегулирования. Борис Титов, хорошо известный своей общественной активностью (с 2004 года он возглавляет «Деловую Россию»), является одной из тех знаковых фигур российского виноделия, которые могут говорить от лица всей отрасли.

Курс на 30 миллионов

— Борис Юрьевич, переход на максимальные объёмы выпуска вина произойдёт сразу после завершения реконструкции и модернизации завода?

— Всё будет происходить постепенно. После полугодовой реконструкции, которая завершилась на днях, наше предприятие может уже сегодня выпускать 22 миллиона бутылок. Но мы придём к этому только к середине 2012 года. Одновременно нужно реорганизовать часть заводских помещений, сделать новую систему отгрузки, увеличить склад и уже в конце следующего года выйти на 30 миллионов бутылок — это наибольший для площадки в Абрау-Дюрсо объём.

— Многие производители в этом году отказались от инвестиций в расширение, сосредоточившись на лицензировании. Как вам удалось совместить перелицензирование с модернизацией производства?

— Перелицензирование мы сами прошли нормально, однако, как и многие производители вина, попали в тяжёлое положение в связи с перелицензированием дистрибьюторов. Многие региональные поставщики не брали товар во время рассмотрения заявок, а ряд игроков и вовсе отказались от прохождения процедуры — уж слишком это ресурсоёмкий процесс. Исчезновение мелких поставщиков отчасти оздоровило рынок — огромное количество дистрибьюторов, которые реально дистрибуцией не занимаются, никому не нужно.

— Однако обилие каналов сбыта, как правило, устраивает виноделов.

— Каждый выбирает свою политику дистрибуции. Мы, например, создали собственную структуру — выкупили дистрибьютора с опытом работы и хорошей командой (они на тот момент уже продвигали водку «Белуга») и переделали его в торговый дом «Абрау-Дюрсо». Это не особенно затратная схема — всё окупается тем, что мы забираем посредническую маржу, напрямую поставляя продукцию сетям.

— Почему подобную схему не используют другие производители?

— Большинство компаний недостаточно сильны, поэтому они предпочитают работать с несколькими дистрибьюторами — в том числе и по эксклюзивным контрактам. Да и мы не замыкаемся на собственном торговом доме — он, как главная структура, напрямую работает с сетями, а в регионах мы сотрудничаем с местными поставщиками. Были компании, которые строили свою региональную сеть, — тот же владикавказский «Исток», но это очень дорого и не очень эффективно.

Под крыло Минсельхоза

— Сегодня виноделы лоббируют переход значительной части регулирования отрасли в ведение Минсельхоза. Утверждается, что после этого жизнь производителей винограда и вина станет гораздо проще. Вы сторонник этого мнения?

— Многие считают, что виноделие должно быть подведомственно. И тут нужно отметить, что контроль над выращиванием винограда и виноделием, сосредоточенный в одних руках, — это, наверное, правильная схема. Хотя я сам не большой сторонник немедленных перемен, мы и так неплохо взаимодействуем с Росалкогольрегулированием (РАР). С другой стороны, сегодня виноделы вынуждены «делиться»: отдельно организовывать предприятия по выращиванию винограда, отдельно — по переработке, потому что виноградники — это Минсельхоз, и ты получаешь льготу, а вино — РАР, никаких льгот. И если компания объединяет свои производства, она теряет льготу по винограду. Как видите, несуразности регулирования, которые приводят к сложностям, — налицо, и выправлять их — дело государства.

— Получается, переход в ведение Минсельхоза поможет крупным компаниям, у которых и свои виноградники, и собственное производство. А как быть мелким игрокам, которые сегодня почти вытеснены с рынка?

— Мелкие производители не вытеснены с рынка, просто они не очень конкурентны, у них нет лицензий. И пока вопрос с Минсельхозом открыт, эту проблему надо решить в ближайшее время с РАР, поскольку сейчас один из важнейших моментов — что делать с малыми виноделами? «Гаражному» виноделию нужно помогать, производители должны иметь льготные условия для получения лицензии, или же винодельческие предприятия до определённого размера вообще надо освободить от лицензирования. Как минимум, эти два решения должны быть приняты в ближайшее время. Есть ещё третий вариант — создавать винодельческие центры, которые принимали бы виноград у фермеров и производили для них вино, но это отдельный бизнес, сложные схемы. В общем, в любом случае, хорошим виноделам — как мелким, так и крупным — помогать будут.

Защита от «шмурдяка»

— А что станут делать с плохими виноделами?

— Мы постараемся убрать их с прилавков. По инициативе Союза виноградарей и виноделов России в настоящее время рассматривается возможность внесения в ФЗ-171 положения, согласно которому на вино будет установлена минимальная цена. Также мы активно продвигаем положение о так называемых винных напитках, чтобы защитить качественное вино, ведь сейчас на прилавках магазинов вы можете увидеть «вино» по 50–60 рублей за литр. Такие «вина» делаются непонятно из чего — часто из сульфитированного сусла, в котором уже есть консерванты, часто с добавлением воды. Поймите, невозможно из виноградного сока сделать такой дешёвый продукт! Вино будет стоить минимум 150 рублей за бутылку — даже если оно сделано из дешёвого импортного виноматериала. Уверен, что установить определённые цены на вина — совершенно нормальная, разумная мера. Если мы это сделаем, тогда адепты воды и порошка не смогут конкурировать, а ведь их главное преимущество — дешевизна. И они уйдут с рынка, когда мы создадим мощный инструмент защиты против всякого «шмурдяка».

— Как вы относитесь к предложению «отпустить» рост акцизов для производителей «винных напитков», которое недавно высказал Александр Починок?

— Думаю, справедливо, что акцизы для них будут расти быстрее. Тут ведь в чём проблема: производитель может делать и сладкие, и полусладкие вина (которые и хотят отнести к категории «винный напиток», поскольку большинство их них — продукт с добавками), причём это будут натуральные продукты. Например, мы выпускаем полусладкое шампанское, при производстве которого применяется собственно виноградный сахар. А когда добавляют концентрат, виноградное сусло — это уже не вино. Так вот, если соответствующее постановление будет включено в ФЗ-171, таких производителей обяжут писать об этом на этикетках.

— А как обстоит дело в части защиты брендов территорий? Ведь уже давно обсуждается инициатива Шампани закрепить название «шампанское» только за своими винами, да и в России есть похожие проблемы с рядом наименований.

— Что касается защиты бренда Шампани, то да, всем придётся переименовать свои продукты. У нашей компании будет новое название — Винный дом «Абрау-Дюрсо», и оно, кстати, вполне оправданно — скоро мы начнём производить и тихие вина. Сумму инвестиций в развитие этого направления пока называть не стану, но мы купили актив «Лазурная ягода» в Геленджике, пока там идёт строительство новых мощностей. Поскольку мы планируем выпускать субпремиальный сегмент, который требует выдержки в дубовых бочках, тихие вина «Абрау-Дюрсо» поступят на прилавки только в конце 2013 года; начать планируем с 200–300 тысяч бутылок.

Относительно брендирования российских территорий — в этом вопросе уже есть подвижки. В частности, мы вместе с «Мысхако» и многочисленными предприятиями Геленджика и, может быть, Семигорья, войдём в так называемую новороссийскую зону, и это будет нашим брендом территории. Возможно, назовём его «Бата» (это древнее название Новороссийска), может, «Геленджик», не суть важно — ведь терруар у нас очень похож. Аналогичным образом будут созданы зоны Северного Кавказа, Дона, Тамани.

— Но остаётся вопрос: напиток будет произведён, скажем, в новороссийской зоне, а откуда будет виноград? Ведь Россия испытывает трудности с сырьём.

— Действительно, это сегодня проблема номер один. Да, местный производитель не имеет права использовать большое количество импорта — нужно, чтобы почти весь используемый виноград был выращен в зоне. Но пока большинство компаний вынуждены покупать сырьё за рубежом. Например, мы в этом году переработали порядка пяти тысяч тонн собственного и купленного у соседей винограда. Но этого нам хватило только для производства классического вина, ну и ещё немного пошло на игристые. А для резервуарного вина мы уже закупаем виноград в ЮАР. Чтобы не было необходимости делать закупки за границей, нужна помощь государства. Пока на виноградарство выделяется 300 миллионов рублей в год, в результате площади виноградников постоянно сокращаются — только за этот год потеряно четыре тысячи гектаров. А ведь Россия может вернуться к показателям Советского Союза, где было почти 200 тысяч гектаров! И потенциал есть: огромное количество брошенных или используемых по другому назначению виноградников в Краснодарском крае, на Ставрополье, в Дагестане.

Виноделы объединяются

— Как в сложившихся условиях конкурируют между собой российские производители вина?

— Уровень конкуренции низкий, её почти нет. В основном идёт конкуренция с импортом. Конечно, и в России появляются новые интересные производители, есть крупные вхождения на рынок, которые, впрочем, не сильно влияют на его структуру. Пожалуй, могу отметить относительно новую компанию «Винодельня Ведерниковъ», которая уже успела заявить о себе в сегменте качественного вина. Ещё мы с интересом ждём входа нового хозяйства «Левкадия», это уникальный для России проект. Там были сделаны огромные инвестиции в качество, это будет европейского уровня винодельня с собственной научной лабораторией. Что касается конкуренции среди старожилов рынка, то по-прежнему сильны позиции бренда «Шато ле Гран Восток», который является символом российского качества, хорошо продвигаются вперёд «Мысхако», «Фанагория», «Кубань-Вино». Разумеется, и мы не отстаём, постоянно обновляем линейки.

— Заметно, что российские виноделы очень лояльны друг к другу. Почему сформировалась такая добрососедская конкуренция?

— Потому что мы вместе создаём провинцию виноделия под названием «Россия», раздвигаем рамки понимания российского бренда. Ведь этот бренд — развитие каждого из нас. Мы вместе меняем настроения нашего правительства, так мы намного сильнее, потому и не конкурируем между собой.     

«Эксперт Юг» №44-45 (184)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    Самозанятым помогут заявить о себе

    Альфа-Банк первым представил мобильное приложение для самозанятых

    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама