«Спящая красавица» проснулась

Спецвыпуск
Москва, 17.09.2012
«Эксперт Юг» №35-37 (226)
Завод «Кавказкабель» — крупнейшее промышленное предприятие Кабардино-Балкарии — в период финансового кризиса увеличил выпуск продукции вдвое, войдя в первую двадцатку крупнейших компаний СКФО. За последние годы завод вложил в модернизацию производства более 10 млн долларов, нарастил портфель клиентов и занял одну из лидирующих позиций в кабельной отрасли российского машиностроения

Фото: kp.ru

Если взглянуть на многолетнюю динамику выпуска продукции «Кавказкабеля», то складывается впечатление, что экономический бум «нулевых» обошёл прохладненский завод стороной (см. график 1). И если бы начало кризиса 2008 года не совпало со сменой контролирующих акционеров предприятия, то не исключено, что эта «спящая красавица» могла оказаться одним из наиболее проблемных активов Кабардино-Балкарии, который пришлось бы спасать с помощью экстренных мер господдержки. Однако новый собственник поставил перед заводом задачу нарастить объёмы производства, и первоначальный спад был быстро преодолён, а затем состоялся резкий рывок. В первом рейтинге крупнейших компаний СКФО, составленном аналитическим центром «Эксперт ЮГ» по итогам 2009 года, «Кавказкабель» занимал 31-е место, а уже в следующем рейтинге вышел на 19-ю позицию, показав один из лучших темпов роста среди крупного бизнеса Северного Кавказа. О рыночной стратегии предприятия «Эксперту ЮГ» рассказал генеральный директор ЗАО «Кабельный завод “Кавказкабель”» Владимир Кузнецов.

Как бы вы определили основной источник взрывного роста выручки вашей компании в последние годы?

— Прежде всего, мы стали более плотно работать с потребителями нашей продукции. В кризисный период нам удалось нарастить базу клиентов, в том числе за счёт снижения цен. Я возглавил предприятие в середине 2009 года, вскоре после того, как на него пришёл новый собственник, и передо мной была поставлена задача поднять объём производства. Конечно, в конце 2008 года мы почувствовали кризис, был спад производства, но уже в 2009 году мы вышли на докризисный уровень, а 2010 год начали с серьёзного рывка. Сначала нам даже пришлось работать в убыток, продавая продукцию ниже себестоимости — за один из кварталов убыток составил 58 миллионов рублей. Но мы не останавливали производство, как многие другие предприятия во время кризиса. Если в 2003 году мы дошли до того, что выпускали лишь порядка трёх тысяч километров кабеля в год, то сейчас по валовым показателям уже значительно превысили лучшие показатели 90-х, когда мы выпускали порядка 10 тысяч километров кабеля, но затем резко упали.

С какими группами клиентов вам удалось расширить сотрудничество во время кризиса?

— Мы в первую очередь усилили работу с нефтяными компаниями, стали больше выпускать кабеля для их нужд, чем раньше. Мы прошли довольно длительный путь в этом направлении. Раньше мы тоже работали с нефтяниками, хотя они давали мизерную долю выручки. Но мы вышли к нефтяникам с выгодными предложениями, просили аттестовать нас как поставщиков и добились успеха. По итогам прошлого года мы вышли на второе место в отрасли по выпуску кабелей для погружных нефтенасосов — каждый пятый километр таких кабелей выпускается на нашем предприятии. Хотя ещё в 2008 году по этому виду продукции мы занимали пятое место в отрасли с показателем 12 процентов. Кроме того, мы начали развивать направление низковольтовых кабелей, подтянули силовые группы. Вообще, линейку продукции мы расширяем постоянно, предлагая те виды кабеля, которые наиболее востребованы на рынке в настоящий момент, например, огнестойкие кабели.

В последние несколько лет вы вложили существенные средства в модернизацию производства. Как формируется ваша инвестпрограмма?

— Решение вложить часть средств в модернизацию предприятия было принято с приходом нового собственника, и кризисный период мы использовали для модернизации производства. Но инвестпрограммы как таковой у предприятия нет; мы составляем технический план развития завода на год, куда входит и закупка нового оборудования, и модернизация имеющегося. В сентябре начинаем собирать предложения, анализируем их, в декабре утверждаем план и стараемся его придерживаться. В прошлом году, признаюсь, мы вложили в модернизацию мало, но в этом году инвестируем больше. На 2011–2013 годы у нас запланировано приобретение двух экструдеров для переработки безгалогенных композиций, обмоточного оборудования, а также контрольно-измерительной системы «Сикора» для линии, выпускающей нефтепогружные кабели.

Основным поставщиком медного сырья для вас является завод «Налкат», который расположен через дорогу и контролируется той же группой собственников, что и «Кавказкабель». Насколько существенно это повлияло на рост производственных показателей?

— Благодаря этому мы в очень малой степени зависим от сторонних поставщиков, хотя у «Налката» закупаем процентов 70 меди, остальное — у других контрагентов. В результате в 2011 году, согласно данным ассоциации «Электрокабель», по потреблению меди в отрасли мы вышли на пятое место в России. Алюминий закупаем у «Русала», это фактический монополист на рынке. Но алюминий в сравнении с медью в нашем производстве занимает небольшую часть. Для сравнения, в январе мы потребили 60 тонн алюминия, в феврале 106 тонн, в марте 132 тонны, а меди — 951, 1086 и 1158 тонн соответственно. То есть алюминия нам нужно на порядок меньше, а проблем с покупкой меди вообще не существует — конкуренция высокая, все готовы продавать по ценам Лондонской биржи. Правда, поставщики чётко стоят на позиции предоплаты. Кроме того, в 2010 году мы запустили новое производство по выпуску пластиката — оболочки для кабеля — и теперь снабжаем себя этим материалом сами. Сейчас совместно со Всероссийским НИИ кабельной промышленности планируем производить новые виды пластиката. Сотрудники института разработают для нас новые технические условия для выпуска уникального для России кабеля с повышенными характеристиками дымогазовыделения и стойкости при пожарах.

Существует ли для завода проблема поиска новых кадров? Как она решается?

— Мы решаем кадровый вопрос собственными силами. У нас есть лицензия на обучение, и мы можем готовить персонал самостоятельно. Обучение проводится в течение двух-трёх месяцев под контролем мастера, который учит работе на волочильной машине, и технолога, преподающего теоретическую часть. В целом наш подъём был связан ещё и с тем, что в непростые годы мы сохранили предприятие, в то время как многие старые заводы в нашей отрасли сделать это не смогли. Пришлось, правда, социальный блок — общежития и детские сады — передать городу, но в части количества персонала у нас сколько работало, столько и работает, 1200 человек. За все эти годы у нас не было ни срывов по зарплате, ни одного дня просрочки.

Как вы оцениваете перспективы российской кабельной отрасли и «Кавказкабеля» в частности в связи со вступлением России в ВТО?

— Для российских производителей кабеля это ничего хорошего не сулит, потому что сюда хлынет много китайского ширпотреба. На нашем рынке он пока представлен не очень масштабно, но когда будут снижены таможенные барьеры, нам придётся непросто. На рынке кабеля пока все гоняются за ценой, ищут, кто предложит дешевле, на качество смотрят во вторую очередь. Сейчас ассоциация «Электрокабель», в которую входят 63 предприятия, и мы в том числе, предлагает комплекс мер, чтобы исключить появление в России продукции с заниженной изоляцией и прочими низкокачественными характеристиками. Многие предприятия, к сожалению, сейчас этим «балуются». Если же к нам пойдёт продукция западных производителей, то с ними мы конкуренцию выдержим — у нас такая же точно технология и такое же оборудование.

Какова сегодня структура дистрибуции предприятия? Ставится ли задача выхода на внешние рынки?

— Основными регионами сбыта для нас являются Челябинская область (31 процент отгрузок в прошлом году), Тюменская область (23 процента) и Москва (17 процентов). На Кабардино-Балкарию приходится семь процентов сбыта. На внешних рынках пока работаем только с ближним зарубежьем — Белоруссия, Казахстан, Украина.

Существует ли у завода собственная экологическая политика?

— Мы организовали собственную лабораторию, которая призвана обеспечивать экологический контроль за производством. Для неё приобретён газовый хроматограф, определяющий широкий спектр вредных органических веществ. Лаборатория ведёт также мониторинг реки Малка, куда через очистные сооружения сбрасываются ливневые стоки предприятия. В прошлом году ванны для механической очистки были оснащены модернизированной станцией, а также проведены работы по ремонту, замене и монтажу вентиляционных систем. Сейчас мы строим шламонакопитель для временного размещения медного шлама перед отправкой его на утилизацию специализированными предприятиями — это предусмотрено лицензионными требованиями в области обращения с отходами.            

Первая продукция завода «Кавказкабель» в городе Прохладном — обмоточные провода — была выпущена в 1959 году. В 1976 году запущена вторая очередь предприятия, на которой были освоены новые виды кабельной продукции. В настоящее время завод выпускает более 300 марок кабелей и около 3 тысяч марко-размеров. Основным акционером компании (95,3135% голосующих акций в уставном капитале) является зарегистрированное в Московской области ООО «Франкард», входящее в группу компаний «Синдика».

Резкое увеличение выручки «Кавказкабеля» произошло во время недавнего кризиса
«Кавказкабель» воспользовался кризисным периодом для технического перевооружения

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №35-37 (226) 17 сентября 2012
    Инвестпроекты ЮФО - 2012
    Содержание:
    Торможение!

    Составив в этом году базу крупнейших реальных инвестпроектов ЮФО, мы увидели, что прирост их общей стоимости упал до критического однопроцентного уровня. При этом львиная доля проектов — долгосрочные. Это значит, что в ближайшие пару лет мы с высокой долей вероятности получим снижение инвестиционной активности в Южном федеральном округе

    Экономика и финансы
    Реклама