Механизм бережливости включён

Тема недели
Москва, 25.03.2013
«Эксперт Юг» №11-12 (251)
На юге России активно формируется рынок энергоаудита. Торгово-промышленная палата Ростовской области решила включиться в этот бизнес и основать саморегулируемую организацию (СРО) энергоаудиторов, которая сможет урегулировать непростые отношения между заказчиками и исполнителями. О том, что происходит в этой сфере, мы поговорили с Александром Гойхманом, директором Центра по энергетическому обследованию при донской ТПП

Фото: Михаил Малышев

—С 2013 года 261-ФЗ «Об энергосбережении» вошёл в активную фазу — к тем, кто не прошёл обязательное энергетическое обследование, будут применяться штрафные санкции. Как оценивается объём исполнения закона на данный момент?

— К концу января, по данным министерства промышленности и энергетики Ростовской области, лишь 50 процентов организаций прошли энергоаудит. Вторая половина к этой процедуре ещё не приступала.

— А насколько высок процент тех компаний, которые всё же решились пройти полноценное энергетическое обследование, но не прибегли к формальному получению паспорта?

— Пока сложно назвать конкретные цифры. Однако ситуация показывает, что в группу формальных заказчиков чаще всего попадают бюджетные организации. Во-первых, на проведение обследования запрашиваются бюджетные деньги; на оплату энергоуслуг тоже выделяются средства не из внутренних активов компании. Такие структуры не заинтересованы в экономии ресурсов и модернизации оборудования. Логика такова: сколько средств организация запланирует выделять на электричество в год, столько бюджет и предоставит. Так что картина складывается неприглядная. Решающее действие, на мой взгляд, могла бы оказать поощрительная система — например, если компании удалось сэкономить больше, чем обязательные три процента. Некоторые крупные предприятия решают проблему прохождения энергоаудита иначе: они создают корпоративные энергоаудиторские компании, чтобы все денежные потоки оставались «при своих». Так, к примеру, действуют РЖД. В этом есть рациональное зерно: зачем привлекать сторонние ресурсы, если у компании есть свои специалисты, которые реально могут проанализировать и обследовать техническое состояние, ведь лучше них никто не знает болевые точки своего предприятия. Таким образом, они исполняют закон и на деле решают вопросы модернизации энергосистем.

Ещё дикий рынок

— Насколько высока конкуренция среди поставщиков услуг энергоаудита? Оцените их уровень.

— Сегодня в Ростовской области более сотни энергоаудиторских компаний, и в нынешней ситуации этот рынок сам себя регулирует. Но среди энергоаудиторов очень много фирм-однодневок, которые стремятся быстро получить прибыль и потом исчезнуть с рынка. Такие компании не тратятся на покупку приборного парка, проходят лишь формальное обучение или вообще обходятся гарантийными письмами, согласно которым к определённому сроку компания приобретёт оборудование и проведёт мероприятия по обучению, и с таким «багажом» становятся членами СРО. 261-ФЗ обязывает бюджетные организации и крупные промышленные предприятия проходить энергетическое обследование. Что, как вы понимаете, порождает значительный спрос на рынке энергоаудита. Многие сторонние игроки, не имея опыта работы в этой сфере, быстро сориентировались: им всё равно — выпускать колбасу, заниматься рекламной деятельностью или энергетическим обследованием предприятий. Хотя, по-хорошему, каждая аудиторская компания тянет на уровень среднего НИИ, а каждый энергопаспорт — это достаточно серьёзное исследование. Безусловно, закон установил минимальные требования, и многим энергоаудиторским компаниям они под силу — чтобы провести энергетическое обследование детского сада или школы, необходимо обладать относительно небольшими квалификационными компетенциями. Но есть же и крупные промышленные предприятия. И часто фирма, которая вчера обследовала детский сад, сегодня выигрывает тендер на обследование крупного промышленного производства за счёт предложенной фантастически низкой цены.

— Чем обусловлено возникновение такой ситуации?

— Тут срабатывают сразу несколько факторов. Многие заказчики подходят к исполнению 261-ФЗ формально, то есть им достаточно получить некий документ, подтверждающий прохождение энергетического обследования. И чем дешевле им эта процедура обойдётся, тем лучше. К тому же большинство компаний, обязанных пройти энергоаудит, — бюджетные организации. Определив начальную стоимость контракта и техзадание, они должны выставить своё предложение на торги, так как подпадают под действие 94-ФЗ. А дальше процесс становится неконтролируемым, так как побеждает энергоаудитор, предложивший наименьшую цену. Безусловно, падение цены в пределах 22–25 процентов можно считать разумным. Но что можно сделать за миллион триста тысяч рублей, если начальная цена контракта, обоснованная определёнными расчетами, была восемнадцать миллионов? Такая демпинговая политика с падением цены до 90 процентов — это сегодня частое явление. И сейчас мы пришли к пониманию, что цена не должна быть решающим критерием при выборе исполнителя работ.

СРО как фильтр

— Может ли в этой ситуации в качестве некоего фильтра выступать СРО, которую вы планируете создать?

— Да, в идеале СРО — это буфер между заказчиком и исполнителем. Если энергоаудитор некачественно выполняет обследование, СРО должна брать на себя ответственность за эту работу. Но сегодня многие СРО стали ещё одним звеном в гонке за прибыль. То есть эти фильтры фактически не работают, что создаёт весьма серьёзные проблемы на рынке.

— А в чем преимущества регионального СРО перед столичными?

— Вообще, задача СРО — объединить игроков на формирующемся рынке энергоаудита. Мы решили создать СРО «под флагом» ТПП в качестве единственной региональной структуры, гарантирующей стопроцентное исполнение законодательной базы. Сегодня все подобные организации имеют головной офис в Москве, среди них есть и крупные объединения, признанные Министерством энергетики РФ. Но плюсы регионального игрока в том, что он досконально знает особенности местного рынка, его сильные и слабые стороны и способен в форсированном режиме реагировать на происходящие изменения. Кроме того, мы планируем заниматься не только координирующей деятельностью между аудиторскими компаниями и местными министерствами, которые, по сути, являются основными заказчиками услуг. Мы надеемся повлиять на формирование местного рынка энергоаудита с помощью тщательного отбора тех компаний, которые планируют стать членами нашей СРО.

— Этот проект ещё в разра­ботке?

— Да, сейчас мы находимся на подготовительном этапе формирования СРО. Мы не стремимся быстро открыть свой бизнес и зарабатывать на членских взносах наших потенциальных клиентов. Мы намерены выверять каждый шаг.

— СРО может оказать какое-то влияние на формирование ценовой политики?

— Только в рекомендательной форме. Но потенциально СРО могла бы принимать участие в разработке стандартной формулы ценоообразования, так как пока не создано нормативного документа, на который можно было сослаться при выработке нормо-часов из строительного объёма или из энергонасыщенности предприятия.

Принуждение к энергоэффективности

— Какие возможности для развития дают компаниям новые требования закона?

— Большинство крупных частных предприятий осознали, что на первом месте стоит качество, а не цена энергоаудита. Ведь ряд инженерных решений, предложенных в процессе проведения энергоаудита, поможет сократить объём потребления энергии, а, следовательно, и значительно сэкономить. Более того, такие компании, как «Балтика-Дон» или «Юг Руси», развивают энергосберегающие технологии внутри производства самостоятельно, руководители этих компаний знают цену ресурсной составляющей производства. Чтобы выбрать «правильного» энергоаудитора, заказчик проводит свои внутренние аукционы, привлекая аудиторов, сведения о деятельности которых заранее были изучены службой безопасности компании. Ещё одним ярким примером является политика энергосбережения, реализуемая Новочеркасским электровозостроительным заводом, — недавно он подписал контракт с одной итальянской компанией о предоставлении энергосервисных услуг.

— То есть вопрос энергосбережения всё же более актуален для крупных предприятий?

— Безусловно, к этому подталкивают год от года повышающиеся тарифы на электроэнергию, которые негативно влияют на финансовое состояние компаний. По этой же причине некоторые иностранные инвесторы вынуждены сворачивать свою деятельность. Например, после осеннего роста цен на электроэнергию турецкая компания «Меринос», специализирующаяся на производстве ковров, заявила, что ей при таких условиях держать бизнес в России нерентабельно, так как здесь энергоресурсы на 20 процентов дороже, чем в Турции. Поэтому «Меринос» приняла решение увести свой бизнес из нашей страны. Кроме того, по результатам одного из исследований факторов инвестиционной привлекательности территорий было выявлено, что инвесторов больше всего пугает не отсутствие дорожной инфраструктуры, а в первую очередь недоступность энергоресурсов.

— Насколько ситуация на донском рынке отличается от соседних регионов?

— Ситуация в разных регионах разная. В Краснодарском крае, например, проблему решили довольно однозначно. В момент формирования рынка энергоаудита в регионе был включён административный ресурс. Сегодня там четыре крупные энергоаудиторских фирмы, которые между собой поделили весь рынок. Безусловно, эти игроки привлекают на субподрядные работы более мелкие фирмы, которые, по их мнению, ранее смогли зарекомендовать себя. Но где вы видели проекты Краснодарского края, вынесенные на торги? Таких предложений почти нет. С моей точки зрения, подобное административное решение вопроса является очень эффективным. Тем более, что сама ситуация подтолкнула к такому регулированию рынка внутри региона — если законы на федеральном уровне не дают чётких определений, тогда субъект вправе определить их самостоятельно. Тем более, что вопрос спроса решается также условиями закона — каждые пять лет компании обязаны проходить энергоаудиторскую проверку. Энергоаспорта, выданные в 2009 году, в следующем году потеряют свою юридическую силу, и организациям придётся заново заниматься их приобретением. В этом смысле Краснодарский край сделал шаг к постоянству — реальные поставщики услуг будут максимально заинтересованы в том, чтобы удержаться на рынке и сделать себе имя.

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №11-12 (251) 25 марта 2013
    Энергоэффективность
    Содержание:
    Ветер с запада

    Ростовские земли несостоявшейся игорной зоны «Азов-сити» всё же нашли своего инвестора. Немецкая SoWiTec Group заявила о намерении создать здесь ветропарк, который должен будет подпитать энергодефицитную Кубань. Проект для юга России уникальный, однако без поддержки местных властей реализовать его будет трудно

    Реклама