ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Политика

Внезапность и творчество масс

2013
Фото: goverment-rd.ru

Инициативы назначенного в январе врио президента Дагестана Рамазана Абдулатипова незамедлительно вызвали массовое одобрение — в республике идёт заметное оживление уличной политики. Однако качественные изменения ситуации в Дагестане — это вопрос длительной работы, а не деклараций. Сегодня же есть риск дальнейшей радикализации социального протеста — теперь уже в результате несбывшихся надежд на быстрые перемены

Временно исполняющий обязанности президента Дагестана Рамазан Абдулатипов с первых дней работы в новой должности стал одним из самых заметных в информационном поле глав российских регионов. Вот лишь некоторые из заявлений врио, которые уже третий месяц постоянно цитируют и региональная пресса, и чиновники, и обычные граждане. «Для нас важнее наличие тысячи средних и малых предпринимателей, чем два-три крупных олигарха», — явный намёк Абдулатипова на своего предшественника Магомедсалама Магомедова, за деятельностью которого просматривались интересы миллиардера Сулеймана Керимова. А вот так врио аттестовал недавние планы по развитию в Дагестане массового туризма: «На Кавказе речь может идти только об этнографическом туризме. Просто так приехать — выпить, отдохнуть с девочками, — это у нас не очень получится».

Но главными высказываниями нового руководителя Дагестана, пошедшими в народ, стали его заявления о необходимости ротации руководящих кадров. «Чтобы начать решать накопившиеся проблемы, менять жизнь к лучшему, надо как можно быстрее обновлять во власти кадры, — сказал Абдулатипов в первом же выступлении в новой должности. — Очень быстро людям надоедают начальники». А чуть позже внёс важное уточнение: «Нельзя работать на одной и той же должности 10–20 лет». И эта декларация получила живейший отклик масс.

«Давай, до свиданья»

Несмотря на то, что назначенный главой правительства Дагестана Мухтар Меджидов сообщил о значительном обновлении кабинета министров, действительно новых лиц в нём оказалось немного. Из 25 членов правительства пятеро сохранили свои должности, а 12 человек работали в республиканской власти и раньше, в том числе пять человек — на министерских и вице-премьерских постах, включая самого Меджидова. Среди совершенно новых членов кабинета обращают на себя внимание два человека — министр транспорта Ширухан Гаджимурадов, ранее работавший в федеральном Минтрансе, и вице-премьер Абусупьян Хархаров, бывший директор Махачкалинского морского торгового порта. Это позволяет предположить, что развитию транспортной инфраструктуры планируется теперь уделить особое внимание.

По имеющейся информации, Рамазан Абдулатипов поставил перед значительной частью министров испытательный срок в сто дней; в настоящее время ряд членов кабинета сохраняют приставку «и. о.». А пока основные кадровые баталии разворачиваются на муниципальном фронте — свои посты уже покинули несколько глав местного самоуправления. «Досрочное прекращение полномочий руководителей районов показывает, что столь востребованные дагестанским обществом и наконец начатые по инициативе главы Дагестана Р. Абдулатипова процессы обновления власти в республике набирают силу», — с удовлетворением прокомментировало недавнюю отставку глав высокогорных Ахтынского и Цунтинского районов официальное РИА «Дагестан».

Однако в муниципалитетах равнинной части республики, где конкуренция за ресурсы гораздо выше, ситуация стала развиваться по конфликтному сценарию. В начале марта на митинг вышли жители Кизилюртовского района, где исполнять обязанности главы за несколько дней до отставки Магомедсалама Магомедова был назначен один из главных политических «тяжеловесов» Дагестана Гаджи Махачев, который ранее долгое время возглавлял представительство республики в Москве. Решение вернуть его в Дагестан могло быть связано с неоправдавшимися ожиданиями Магомедова, связанными с проведением всенародных выборов президента республики. Кизилюртовский район является одним из наиболее густонаселённых и экономически развитых, имеет хорошие связи с горными территориями, и исход голосования здесь мог дать значительный вклад в общий результат. Однако после того, как инициативная группа жителей Кизилюрта вывела на улицы порядка 500 человек, которые приняли резолюцию на имя Рамазана Абдулатипова с требованием остановить «рейдерский захват власти», Махачеву пришлось сложить полномочия.

Похожие события происходили в соседнем Кумторкалинском районе, где также расположено несколько значительных предприятий и реализуется крупнейший в Дагестане инвестпроект — Каспийский завод листового стекла. Здесь 13 марта прошёл стихийный митинг с участием 500 человек, которые выступили против незаконной продажи земли; кроме того, прозвучали требования обеспечить жителей района работой на стекольном заводе. Глава района Руслан Тотурбиев договорился с гражданами о создании рабочей группы по земельному вопросу, но всего через несколько дней, по сообщению дагестанского еженедельника «Черновик», сотрудниками ФСБ был задержан руководитель районной администрации Абакар Ханкишиев. Его подозревают в причастности к хищению бюджетных денег, выделенных по программе переселения из ветхого жилья.

Митинги прошли в течение марта и в других муниципалитетах. В посёлке Красноармейском, входящем в состав Махачкалы, 200 жителей выразили недоверие главе администрации Абакару Курбанисмаилову, который занимает свой пост 15 лет. В самой Махачкале в середине марта состоялся митинг с требованием отставки Джаруллы Омарова — главы Дахадаевского района. Омаров руководит районом сравнительно недавно — с 2007 года, но участники митинга (600 человек) припомнили ему последние выборы, когда он соревновался со спарринг-партнёром в лице собственного водителя и победил при официальной явке более 98%. Ещё одна инициативная группа добивается в коридорах республиканской власти снятия главы Табасаранского района Нурмагомеда Шихмагомедова. В этом районе, а также в ещё двух муниципальных образованиях, сейчас, по сообщению «Черновика», работают проверочные комиссии с участием Счётной палаты республики и ФСБ. И если эта кампания по снятию муниципальных глав затянется, то в новый политический сезон, главным событием которого станут выборы мэра Махачкалы в конце следующего года, Дагестан может войти в ещё более нестабильном состоянии. Саид Амиров, руководящий столицей республики с 1998 года, полностью соответствует критерию работы на одной должности 10–20 лет, так что главная кадровая баталия ещё впереди.

На момент сдачи номера в печать не решённым окончательно оставался и вопрос о порядке избрания главы республики, который планировалось рассмотреть на сессии Народного Собрания, состоявшейся 28 марта. Однако депутаты решили подождать окончательного утверждения закона, предоставившего регионам самостоятельно определять порядок избрания главы. И вскоре после этого Рамазан Абдулатипов на встрече с молодёжью заявил, что в Дагестане это произойдёт, скорее всего, путём парламентского голосования, хотя лично ему ближе всенародные выборы. Это выступление главы республики также изобиловало характерными для его политического стиля репликами. Например, в ответ на вопрос о восстановлении в Кизилюрте кинотеатра, на месте которого находится торговый центр, Абдулатипов, по словам очевидцев, посоветовал главе комитета по делам молодёжи взять трактор, снести торговый центр сегодня же вечером, а завтра представить план восстановления кинотеатра. Если такие высказывания молодёжь воспримет как руководство к действию, ситуация в Дагестане будет напоминать Китай времён «культурной революции» при позднем Мао Цзэдуне.

Кто оплатит издержки модернизации

Мартовские митинги в Дагестане разворачивались на фоне заметной активизации контртеррористических действий. Самым обсуждаемым событием в Махачкале стала спецоперация на территории входящего в состав города посёлка Семендер, в ходе которой была предпринята очередная попытка ликвидировать одного из ключевых лидеров дагестанского бандподполья Ибрагима Гаджидадаева.

По сообщениям СМИ, Гаджидадаеву в ходе спецоперации вновь удалось ускользнуть. Однако при этом была ликвидирована совершенно неожиданная фигура — председатель собрания депутатов Унцукульского района, член «Единой России» Магомедхабиб Магомедалиев, в чьём доме на окраине Махачкалы, предположительно, и скрывался лидер боевиков. Источники в Дагестане сообщают также, что в этом доме не раз бывали и многие высокопоставленные фигуры в республиканском руководстве. У тех, кто был окружён в доме Магомедалиева и соседнем здании, незамедлительно нашлась группа поддержки — порядка 650 молодых людей, которые сначала наблюдали за спецоперацией, а затем на продолжительное время перекрыли одну из центральных улиц Махачкалы. Таких массовых беспорядков в дагестанской столице не было уже давно.

Унцукульский район, где находится родное село Ибрагима Гаджидадаева Гимры, вполне можно назвать самой проблемной территорией Дагестана. Нынешнюю репутацию «рассадника терроризма» район приобрёл в прошлом десятилетии в ходе строительства двух крупнейших инфраструктурных объектов республики — Ирганайской ГЭС и Гимринского тоннеля. «Энергетический каскад привёл к затоплению садов, выращивавшихся столетиями, — поясняет известный эксперт по Северному Кавказу журналист Максим Шевченко. — Эти сады были главным источником дохода, и немалого, жителей окрестных сёл. Компенсация была получена разовая, с затяжками, унижениями и ни в коей мере не восполнила потери людьми привычного дохода и связанного с ним социального статуса. Плюс Гимринский тоннель, который стал символом коррупционного строительства и распила. Социальная апатия, резкое падение уровня жизни и неверие в законное решение социально-экономических проблем, безусловно, способствуют усилению влияния террористов».

Проверенным способом решения социальных проблем, возникающих в процессе модернизационных вмешательств в традиционную экономику, является ускоренное создание рабочих мест в промышленности. В этом смысле объявленный Рамазаном Абдулатиповым курс на новую индустриализацию республики представляется верным. Ускоренные темпы индустриализации в республике возможны — быстрый эффект может дать создание сборочных производств, считает Юсуп Умавов, глава министерства торговли и внешнеэкономических связей Дагестана (эта вновь созданная структура будет курировать крупнейшие инвестпроекты республики). В марте Рамазан Абдулатипов уже заявил о поддержке проекта создания на махачкалинском заводе «Авиаагрегат» производства китайских автомобилей Norinco-Isuzu-Сhina и обсудил его перспективы с председателем Внешэкономбанка Владимиром Дмитриевым. Проект предполагает создание 3,5 тысячи рабочих мест и ещё около двух тысяч при последующей локализации производства. В эти же дни руководство республики подписало «меморандум о взаимопонимании» с группой «Сумма» бизнесмена аварского происхождения Зиявудина Магомедова — принято решение создать рабочую группу по реализации в Дагестане ряда инвестпроектов, которую возглавят Мухтар Меджидов и президент «Суммы» Александр Винокуров.

Ориентация на создание промышленных производств, безусловно, обещает более быструю отдачу, чем создание фактически с нуля туристической отрасли, однако здесь вновь возникает кадровый вопрос, и остаётся лишь привести ещё одну цитату из Абдулатипова: «Почему я не могу найти молодых, энергичных, современных, креативных менеджеров в возрасте 30–35 лет, которых я могу поставить в министры? Их в республике почти нет». Добавим к этому множество земельных споров, недостаток инженерной инфраструктуры, слабость банковского сектора, криминальные риски и другие хорошо известные черты дагестанской экономики — в итоге получается замкнутый круг, вырваться из которого едва ли получится кавалерийским натиском. Противоположный образ действий — разработка и реализация программных документов, и эта работа в Дагестане уже проделана: в 2011 году была принята стратегия социально-экономического развития республики до 2025 года. Правда, сегодня о ней уже никто не вспоминает — ситуация вполне типичная при смене власти в российских регионах, но весьма опасная для Дагестана, где стремление к быстрым изменениям может дать результат со знаком, противоположным желаемому.

Махачкала — Ростов-на-Дону

«Эксперт Юг» №13-14 (253)
«Эксперт» в Telegram
Поставить «Нравится» журналу «Эксперт»
Рекомендуют 94 тыс. человек



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама