Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Вымученная победа правосудия

2013
Фото: ИТАР-ТАСС

Ровно три года спустя после трагедии в станице Кущёвской коллегия присяжных заседателей в Краснодарском краевом суде единогласно признала шестерых членов «банды Цапков» виновными. Но судебный процесс, исход которого изначально казался предсказуемым, постоянно сопровождался скандалами и оставил немало вопросов

Практически сразу после задержания членов «Кущёвской ОПГ» в конце 2010 года стало понятно, что это принципиально новое явление в истории российского «силового предпринимательства» (термин петербургского социолога Вадима Волкова). «Цапки» не были связаны ни с советскими «ворами в законе», ни с «братвой» времён «лихих девяностых» — это вполне доморощенное явление, возникшее на урожайной кубанской земле на волне экономического бума нулевых годов. Ключевые фигуры банды — Сергей Цапок и Вячеслав Цеповяз — были весьма успешными бизнесменами, их сельхозпредприятия демонстрировали отличные финансовые показатели. Это обстоятельство, в конечном итоге, и предопределило ход процесса — похоже, что на защиту обвиняемых ушли беспрецедентные суммы и при этом оказались использованы различные каналы воздействия на общественное мнение.

К тому же у «кущёвского дела» был совершенно определённый политический аспект, ведь сразу же после убийства 12 человек кубанский губернатор Александр Ткачёв заявил, что если виновные не окажутся за решёткой, то он уйдёт в отставку. Желающие смещения Ткачёва до сих пор при любом удобном случае припоминают ему Кущёвку, хотя теперь, после вынесения вердикта присяжных, эти обвинения явно теряют силу. Виновных в одном из самых жестоких убийств в российской истории, видимо, ждёт пожизненный срок, но сам процесс оказался очень непростым.

Состав исполнителей

Обвинение в массовом убийстве в доме кущёвского фермера Сервера Аметова 4 ноября 2010 года и других эпизодах было предъявлено 10 членам «Кущёвской ОПГ». Это главарь банды Сергей Цапок, Вячеслав Цеповяз по кличке Злодей, Владимир Алексеев (Вова-Беспредел), Игорь Черных (Амур; именно он по приказу Цапка убивал детей в доме Аметова), Николай Цапок (дядя главаря ОПГ), Владимир Запорожец (Камаз), Сергей Карпенко (Рис-младший), Виталий Иванов, Вячеслав Рябцев (Буба) и Андрей Быков (Бык). Дела двоих последних участников банды были выделены в отдельное производство — они сотрудничали со следствием и уже осуждены на 20 лет лишения свободы.

Остальные восемь «цапков», надеясь на снисхождение суда, первоначально дали признательные показания. При этом степень их участия в злодеяниях банды оказалась разной. Основными исполнителями были Алексеев, Черных, Иванов и Карпенко — они, как признали присяжные, участвовали практически во всех инкриминируемых «цапкам» преступлениях. Владимир Запорожец был замешан только в одном убийстве, но потом вышел из банды за несколько лет до кровавой бойни на улице Зелёной. По некоторым данным, он даже заплатил огромный выкуп — чтобы только «цапки» оставили его в покое. Вячеслав Цеповяз, по версии следствия, лично никого не убивал, но являлся одним из лидеров ОПГ. Он был в курсе многих преступлений, возможно, участвовал в их планировании. Члены банды в своих признательных показаниях называли его столь же влиятельным, как и Сергей Цапок. Ещё одним влиятельным учатником банды был дядя главаря Николай Цапок.

«Чёрный шар» от ростовской «братвы»

Первым крупным скандалом вокруг «кущёвского дела» стали самоубийства двух членов банды — Виталия Иванова и Сергея Карпенко, совершённые летом 2011 года с интервалом всего в один месяц. Первый содержался в СИЗО № 1 Краснодара, а второй — в СИЗО Владикавказа. Карпенко был одним из ключевых фигурантов дела — по версии следствия, действуя в составе ОПГ, он лично лишил жизни шесть человек, в том числе во время покушения на ростовского предпринимателя Сергея Бегиджанова (известного также как Француз).

Последнее обстоятельство стало основанием для версии, что смерть Карпенко в СИЗО связана с попыткой мести со стороны донских «авторитетов». В частности, в СМИ просочилась информация о том, что при осмотре трупа Карпенко якобы были обнаружены следы сексуального насилия над ним. Официального подтверждения эта версия не получила — Следственный комитет РФ поспешил заявить, что «мнения о криминальном характере смерти Карпенко и Иванова являются беспочвенными и надуманными».

Однако это был не единственный повод для подозрений, что «Кущёвская ОПГ» приговорена к высшей мере «теневым» правосудием. После одного из судебных заседаний прокурор Виктор Антипов сообщил о якобы существующем решении «воров в законе» казнить «цапков» — сведения об этом были зафиксированы в протоколе допроса одного из членов банды, Владимира Алексеева. Он показал, что смог поговорить через сливную трубу камеры СИЗО с Вячеславом Цеповязом, который находился по соседству. По данным протокола, Цеповяз спросил Алексеева, почему тот на очной ставке сообщил о его причастности к преступлению в отношении Сергея Бегиджанова.

— Володя, ты не задумываешься о последствиях, о том, что я в дальнейшем могу выйти на людей, которые тебе сделают очень плохо, и ты не сможешь дожить до суда, где хочешь давать показания? — спросил Цеповяз.

— Мы находимся в одинаковом положении, — ответил Алексеев. — Я знаю, что Француз очень близок к криминальным авторитетам Ростова и Кубани. За покушение на убийство Француза и убийство 12 человек, из которых трое малолетних, «воры в законе» объявили смерть всем участникам нашей группировки. Представь, что произойдёт, когда любого из нашей группировки посадят в камеру к «блатным».

В ответ Цеповяз промолчал.

По версии прокурора Антипова, именно страх быть убитыми в колонии стал причиной того, что все члены кущёвской банды стали отказываться от ранее данных признательных показаний. Это один из главных моментов, определивших дальнейшие перипетии процесса.

Суд на нервах

Процесс продвигался сложно. Эмоции с обеих сторон — обвиняемых и потерпевших — во время всего судебного процесса перехлёстывали через край. На каждом слушании обстановка накалялась до предела.

Напряжённая атмосфера не ограничивалась только словами. Во время перерыва в одном из заседаний произошла драка между родственниками «цапков» и потерпевшими. Когда слушания продолжились, председательствующий судья Владимир Кульков, рассмотрев инцидент, удалил из зала Зинаиду Цапок — супругу дяди главаря банды. Её муж, Николай Цапок, пытался протестовать, заявив, что действия судьи незаконны. Прокуратура Краснодарского края в ответ сообщила, что происшествие находится на особом контроле, так как может быть расценено как попытка давления на потерпевшую сторону.

Во время другого судебного слушания из зала суда на один день был удалён Джалиль Аметов, сын погибшего Сервера Аметова и единственный оставшийся в живых из этой семьи: незадолго до трагедии он непредвиденно уехал из дома по делам. На судебных заседаниях он не мог сдерживать эмоции и с задних рядов, отведённых для наблюдателей, выкрикивал резкие обвинительные реплики в адрес как подсудимых, так и их адвокатов.

Ещё одно слушание началось с удаления одного из присяжных заседателей из-за потери доверия: женщину заподозрили в получении взятки. Перед судебным заседанием потерпевшая Ольга Богачёва (у неё убили сына и мужа) заявила, что на её глазах одной из присяжных передали конверт. Богачёва также указала, что сделавшего это молодого человека она, возможно, видела в окружении охраны жены Сергея Цапка, которая регулярно ходила на все судебные слушания в сопровождении телохранителей. По ходатайству гособвинения присяжного отстранили от дальнейшего участия в процессе. Женщине, которая потеряла доверие суда, было предложено покинуть зал заседаний.

Одним из самых тяжёлых эпизодов за всё время процесса было выступление потерпевших. Речь родственников погибших время от времени прерывалась, потому что они не могли говорить из-за нахлынувших слёз. Всё это время находившиеся в зале суда «цапки» молчали, не смея произнести ни слова.

«Уважаемые присяжные заседатели, — сказала в своем выступлении Светлана Сребная, одна из потерпевших, потерявшая во время убийства в доме Аметовых дочь и внука. — Нам тяжело слушать откровенную ложь адвокатов “цапков”. Они повторяют её без конца, рассчитывая, наверное, на эффект, когда вода камень точит. Адвокаты защищают “цапков” и стремятся показать их невиновными, но мы же своими глазами видели, что эти бандиты творили в станице многие годы. У них у всех есть клички, и эти клички — говорящие. Вся станица Кущёвская в моём лице просит вас, присяжные, не допустить возвращения “цапков”. Потому что это будет катастрофа». Об этом же говорила и Виктория Костюк, мать погибшей супруги Сервера Аметова: если «цапки» выйдут на свободу, то «либо они перережут всех нас, либо в Кущёвке будет бунт, которого вы ещё не видели, потому что простые люди начнут защищать себя сами».

Киллер или фермер?

За год судебного разбирательства кардинально поменялось и поведение Сергея Цапка. Сначала главный обвиняемый активно демонстрировал психическое нездоровье: на глазах присяжных пытался порезать себе вены, во время процесса просил вызвать в суд погибших… Адвокаты добивались проведения повторной психиатрической экспертизы (первая признала Цапка вменяемым), но безуспешно.

Во время судебного следствия предполагаемый лидер ОПГ в основном молчал. На допросе в начале июля отказался от дачи показаний. Но потом вдруг в конце сентября заговорил — эмоционально и многословно. Себя обрисовал добропорядочным фермером, который более десяти лет жил в Кущёвке в постоянном страхе. Сначала он боялся милиции и бывшего главу районной администрации Валерия Палкина, а потом его сына, Вадима Палкина (который, в свою очередь, подозревался в убийстве Николая Цапка — старшего брата Сергея Цапка). Якобы Вадим Палкин считал, что Николай Цапок собирал компромат на Палкина-старшего, за что и поплатился. Как заявил Сергей Цапок, после гибели брата он стал опасаться уже за свою судьбу.

Процесс по делу об убийстве Николая Цапка разворачивался параллельно с основным «кущёвским делом», и в июне суд оправдал Вадима Палкина и его предполагаемых сообщников. Вскоре после этого процесс «цапков» вышел на финишную прямую, и здесь состоялся бенефис главного обвиняемого. В своих выступлениях Сергей Цапок рассказывал, как он занимался сельским хозяйством, избирался депутатом, защищал диссертацию кандидата социологических наук. Отношение к инкриминируемым ему преступлениям он отрицал, а с убитыми фермерами, по словам подсудимого, они были практически друзьями. «Зачем было у кого-то деньги вымогать, если я сам миллиардами ворочал? Ведь наше хозяйство давало большую прибыль», — спрашивал Сергей Цапок, обращаясь с этим якобы риторическим вопросом к присяжным.

Скандальная «Станица»

Поведение Сергея Цапка на заключительной стадии процесса становится более понятным, если вспомнить, что во время прений сторон в рамках судебного слушания на Первом канале неожиданно вышел 12-серийный фильм «Станица», снятый по мотивам событий в Кущёвке. Картину показывали в прайм-тайм — аккурат после программы «Время».

Образ главного героя «Станицы» — добропорядочного фермера — почти идеально совпадал с тем образом, который Сергей Цапок выстраивал на суде. В фильме главный обвиняемый громкого судебного процесса оказался добродушным сельским парнем. Его старший брат — действительно бандит, а младший — чуть ли не Робин Гуд: защищает пострадавших земляков, раздаёт им семейные миллионы. Интересно, что создатели телефильма (продюсер Игорь Толстунов, режиссер Владимир Шевельков) утверждали, что сюжет достоверен. Изменены лишь фамилии действующих лиц (Волковы) и название станицы (Лощинская).

Многие сцены «Станицы» были поставлены лихо — в традициях настоящего боевика. Но создатели (или заказчики) сериала явно ошиблись с тем эффектом, которого хотели добиться — в интернете тут же появились гневные отзывы зрителей. К тому же образ главного героя прямо противоречил тому, что происходило в реальности. Достаточно вспомнить показания Сергея Цапка на предварительном следствии: «Фермер (Сервер Аметов. — “Эксперт ЮГ”) мешал мне вести бизнес, подрывал мой авторитет. Поэтому я хотел, чтобы он мучился сам и видел, как мучаются его близкие. Мы заволокли его в зал — он ещё дышал, и на его глазах расправились с остальными. Потом бросили тела в одну кучу, облили бензином и подожгли...»

То, что «Станица» представляет собой чей-то заказ, заподозрили не только возмущённые сетевые комментаторы, но и правоохранительные органы. Представители гособвинения по делу кущёвской банды заявили, что считают появление на экранах телесериала «Станица» не случайным и что фильм влияет на присяжных. Тем не менее, Первый канал официально заявил, что сам финансировал съёмки телесериала, а также что фильм был снят по его заказу. По неподтверждённым данным, создание «Станицы» обошлось примерно в 100 млн рублей.

Цена защиты

Здесь возникает, пожалуй, самая любопытная деталь процесса — похоже, что на защиту «цапков» были потрачены громадные суммы. Юристы, пожелавшие сохранить анонимность, сообщили «Эксперту ЮГ», что на оплату работы защитников в течение всего судебного процесса ушло порядка 6,8 млн долларов (около 220 млн рублей по текущему курсу). В частности, доподлинно известно, что родственники подсудимых специально для адвокатов снимали квартиры для проживания в Краснодаре, полностью обеспечивали их транспортом.

При этом адвокаты всё время ориентировались на затягивание процесса любыми возможными способами. Они по очереди пытались отвести судью, требовали другого председательствующего, но им было отказано в ходатайствах. Во время выступлений защита подсудимых часто искажала факты следствия, причём настолько откровенно, что это становилось видно даже непосвящённому и вызывало бурю негодования со стороны потерпевших. Суд реагировал на демарши защиты вполне адекватно. Один из ведущих адвокатов «цапков» — Игорь Скрипка — был удалён судом из зала до окончания процесса за систематическое передёргивание фактов и неподобающее поведение. Другие адвокаты также удалялись из зала по решению суда, но на более короткий срок — не более суток. Активно оппонировал защите подсудимых и адвокат потерпевших Владимир Борзенцов.

Об источниках средств на оплату адвокатских услуг можно догадаться, если принять во внимание, что бизнесы, контролируемые семьями Цапков и Цеповязов, продолжают приносить немалую прибыль. По данным «СПАРК-Интерфакс», компания «Артекс-Агро», принадлежавшая Надежде Цапок, матери Сергея Цапка, в 2010 году получила чистую прибыль в 347,8 млн рублей, а в 2011 году — 76,8 млн рублей. Опытно-производственное хозяйство «Слава Кубани», принадлежащее Наталье Цеповяз, жене Вячеслава Цеповяза, в 2010–2012 годах принесло 468 млн рублей чистой прибыли. Компания «Юг Агротехника», которой владеет Анжела Мария Цапок, жена Сергея Цапка, за тот же период записала себе в плюс более 190 млн рублей.

То, что предприятия Цапка и Цеповяза успешно развивались, пока их основатели находились в СИЗО, само по себе примечательно, но теперь над их компаниями нависла реальная угроза. Дело в том, что родственники жертв и потерпевшие от действий банды представили суду заявления об оценке морального ущерба на общую сумму 2,4 млрд рублей. И если суд удовлетворит эти требования, то имущество компаний, связанных с фигурантами «кущёвского дела», может пойти с молотка.

Вердикт

Кульминация судебного процесса, длившегося целый год, состоялась восьмого ноября. Оглашение вердикта коллегии присяжных продолжалось несколько часов. Потерпевшие рукоплескали «судьям из народа»: все шесть членов банды, оказавшиеся на скамье подсудимых, признаны виновными по всем статьям предъявленного обвинения. Родственники жертв не могли сдержать слёз…

По роли каждого из подсудимых в совершении инкриминируемых им деяний мнения присяжных разделились незначительно — разногласия возникли лишь по поводу действий Вячеслава Цеповяза и Владимира Запорожца. Двое заседателей посчитали, что вина Цеповяза не доказана и столько же посчитали его заслуживающим снисхождения. По Запорожцу все 12 заседателей проголосовали за признание его виновным в соучастии в совершённом в 1998 году убийстве жителя кубанской станицы Крыловской. Тем не менее, двое посчитали, что подсудимый, порвавший связи с бандой, достоин снисхождения. Кроме того, один из заседателей посчитал недоказанным соучастие Вячеслава Цеповяза в организации вооружённого нападения на автомобиль Сергея Бегиджанова, в результате которого погибли два человека.

Но в целом мнение присяжных оказалось единогласным: на все обвинения, предъявленные «цапкам», они ответили утвердительно и подавляющим большинством решили, что бандиты не заслуживают снисхождения. Подсудимые выслушали вердикт с обречённым видом. Оглашение приговора суда на основании решения коллегии присяжных ожидается в ближайшие дни.

«Эксперт Юг» №45-46 (285)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Дать рынку камамбера

    Рынок сыра в России остается дефицитным. Хотя у нас в стране уже есть всё — сырье, поставщики оборудования и технологии

    Струйная печать возвращается в офис

    Обсуждаем с менеджером компании-лидера в индустрии струйной печати

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама