Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Экономика

Бюджет как предчувствие

2013

Главную опасность для региональных бюджетов в 2014 году, по мнению самих субъектов, представляют снижение трансфертов из федеральной казны и рост социальных обязательств. В этой ситуации субъекты готовы пожертвовать программами поддержки бизнеса, и только Ростовская область может себе позволить расширять бюджетное стимулирование экономики, что увеличивает её шансы стать центром инвестиционной активности юга России

Существенное торможение экономической активности в 2013 году усилило опасения перерастания стагнации в кризис в течение 2014 года. Мы попытались проследить, как витающие в воздухе предкризисные настроения материализуются в бюджетных показателях на юге России и какую модель финансовой политики в этот сложный период выбирают региональные власти. Оценку глубины возможного спада и предполагаемую реакцию на него властей субъектов федерации мы выяснили, проанализировав проекты региональных законов о бюджете на 2014 год. На момент подготовки материала бюджетные законы ещё не были утверждены ни в одной из южных территорий, поэтому некоторые правки в их окончательной версии ещё могут быть внесены, однако мы работали с текстами, уже прошедшими первое чтение в региональных парламентах. Это означает, что основные параметры будущего закона — общая сумма доходов и расходов — не претерпят изменений. В круг рассматриваемых регионов не попала Чеченская Республика, так как проект её бюджета на 2014 год обнаружить в свободном доступе не удалось.

Хотя в соответствии с Бюджетным кодексом бюджет принимается на три года, мы посчитали нецелесообразным заглядывать за пределы 2014 года: степень неопределённости дальнейшего сценария развития событий весьма высока. Поэтому точность бюджетных прогнозов на 2015–2016 годы, а значит, и наших выводов, заведомо будет низкой. Плановые значения бюджетных показателей на 2014 год сравнивались с данными за 2013 год. Поскольку итоги года ещё не подведены, мы ориентировались на показатели действующей версии закона о бюджете соответствующего региона на 2013 год, либо на ожидаемые специалистами финансовых ведомств субъектов РФ показатели исполнения доходов и расходов казны, если они были представлены в материалах, приложенных к тексту законопроекта о бюджете на 2014 год. В качестве более надёжной базы для сравнения нами были привлечены данные о фактическом исполнении бюджетов за 2012 год.

Бюджеты Юга сажают на московскую диету

В целом южнороссийские регионы не ожидают изменения объёма получаемых ими бюджетных доходов в 2014 году относительно 2013 года (см. график 1). Однако это как раз тот случай, когда уместно вспомнить про среднюю температуру пациентов больницы. Диапазон прогнозов весьма широк: от 13–15% сокращения в Ингушетии, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии до 11–20% прироста в Астраханской и Ростовской областях. Нам не удалось обнаружить взаимосвязь между проектировками на 2014 год и ожидаемыми результатами мобилизации по итогам 2013 года. А картина по нему в среднем более пессимистичная. Размер полученных в 2013 году бюджетных доходов предположительно будет на 4% ниже уровня 2012 года. При этом не нужно забывать про непрекращающийся рост цен. Инфляция положительно сказывается на поступлениях в бюджет благодаря номинальному увеличению налогооблагаемой базы по многим налогам, прежде всего по ключевым для регионов налогу на прибыль и налогу на доходы физических лиц. Ожидания, связанные с сокращением бюджетных доходов или даже их неизменностью на фоне инфляции в 6%, означают либо опасение существенного спада экономической активности, либо прогнозирование снижения собираемости обязательных платежей из-за увеличения удельного веса теневой экономики. Наиболее негативно на 2014 год настроены Карачаево-Черкесия (-16%), Краснодарский край (-13%) и республика Калмыкия (-10%). Серьёзные надежды на будущий год возлагают Ингушетия (+19%), Кабардино-Балкария и Волгоградская область (+11%).

Отсутствие преемственности в показателях 2014 года отчасти объясняется влиянием внешнего для каждого субъекта федерации фактора — объёма перечислений из федерального бюджета. Отрицательный вектор динамики трансфертов из центра очевиден, и в 2014 году изменения его направления не ожидается (см. график 2). Это связано с завершением олимпийского проекта, ухудшением состояния федеральных финансов и переносом акцента региональной политики России на развитие Дальнего Востока. С этой точки зрения, например, неудивительно, что при ожидаемом росте собственных налоговых и неналоговых поступлений в бюджет Краснодарского края по результатам 2013 года на 13% и ещё на 9% в 2014 году (см. график 3), прогнозируется сокращение общего размера доходов краевого бюджета на 13% и 3% соответственно. Ожидаемое падение трансфертов из федерального бюджета для этого региона составляет порядка 60% ежегодно.

Преобладание в группе пессимистов республик также неслучайно. Так как роль федеральной помощи в их бюджетах традиционно высока, то и сокращение финансирования из Москвы на национальных республиках скажется наиболее болезненно. Только три региона ожидают получить в 2014 году из бюджета страны помощь в объёме, превышающем уровень 2013 года. Оптимизм Ростовской и Волгоградской области, конечно же, основан на программе подготовки к Чемпионату мира по футболу 2018 года. А вот источник надежд астраханцев пока не ясен, но именно благодаря им бюджет региона планирует в 2014 год нарастить свои доходы рекордными для юга России темпами.

В целом нужно отметить, что региональные власти гораздо более позитивно настроены по отношению к собственным доходам бюджетов, чем к помощи из столицы. Хотя в 2014 году ожидается двукратное замедление темпов прироста налоговых и неналоговых поступлений (до 8%), их динамика остаётся положительной и превышающей уровень инфляции. Большинство регионов ожидают роста поступлений по налогу на доходы физических лиц и акцизам, тогда как суммы уплачиваемого налога на прибыль сократятся или останутся прежними.

Таким образом, наблюдавшееся противоречие между федеральным пессимизмом и оптимизмом на местах разрешается. В регионах не строят иллюзий относительно экономического роста, но рассчитывают на то, что сокращение физического объёма потребления подакцизных товаров (ГСМ, алкоголь, пиво, табак) будет перекрыто запланированным увеличением ставок акцизов, а доходы населения продолжат свой рост, в том числе благодаря повышению заработных плат в бюджетном секторе. Более того, в Астраханской области, Адыгее, Калмыкии, Дагестане, Ингушетии и Ставропольском крае рассчитывают, что темпы роста сборов в 2014 году даже превысят показатель 2013 года. Жизнь покажет обоснованность таких прогнозов. Однако планировать расходы на 2014 год, исходя из увеличения объёма налоговых и неналоговых поступлений, представляется нам весьма рискованным.

Выбор сделан: экономим на экономике

Большинство регионов на юге России придерживается той же точки зрения. Если по итогам 2013 года бюджетные расходы повсеместно ещё растут, то в 2014 году тратить больше, чем в 2013-м, готовы только ростовские и астраханские власти (см. график 4). В среднем ожидается снижение ассигнований на 10%, хотя в Краснодарском крае, Калмыкии, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии готовы секвестировать почти пятую часть расходов своих бюджетов. Рекордсменом должна стать Ингушетия, в которой траты в 2014 году будут меньше затрат 2013 года на 27%.

В период пониженной хозяйственной активности возможны две стратегии бюджетной политики. Первая — максимальная консолидация бюджета с целью сокращения его дефицита, то есть попытка отказаться от всех необязательных трат в расчёте на то, чтобы с минимальными потерями пережить трудные времена. Хотя потенциал повышения эффективности бюджетных расходов чрезвычайно велик, реализация этого сценария ограничена политикой федеральных властей, в частности, знаменитыми майскими указами президента 2012 года, требующими роста заработных плат в социальных учреждениях, строительства детских садов, а также последующими решениями об ограничении роста коммунальных тарифов.

Второй вариант бюджетной стратегии региона предполагает активизацию усилий по созданию благоприятных условий для бизнеса, использование средств бюджета субъекта федерации в качестве антикризисного лекарства. Регион, не побоявшийся идти этим путём, получит дополнительные бонусы в межрегиональной, а возможно, и международной конкуренции за ресурсы. Предпринимательская активность, конечно, уже сократилась и может ещё снизиться, но всё равно, пусть и в меньшем количестве, большие и малые проекты будут реализовываться, а значит, продолжится поиск мест наилучшего приложения ресурсов. Инвестор, безусловно, станет капризнее, но и число выгодных предложений уменьшится из-за нехватки ресурсов у многих территорий для бюджетной поддержки. Регионы, которые в этот период такие ресурсы смогут предоставить, окажутся на коне.

Однако этот вариант тоже имеет свои ограничения. Во-первых, он базируется на предположении о краткосрочности фазы рецессии. Волновая теория экономического развития утверждает, а многолетняя история это подтверждает, что вслед за спадом, вне зависимости от его глубины, должен последовать подъём. Но длительность циклов по-прежнему не может быть достоверно определена. Поэтому нельзя исключать, что мы входим в период длительной депрессии и, по аналогии с Западной Европой 70-х годов прошлого века или Японией конца прошлого-начала текущего века, нам предстоит «потерянное десятилетие». Во-вторых, региону, решившемуся идти наперекор хозяйственной конъюнктуре, следует иметь резервы источников финансирования его экономической и инвестиционной политики. При их отсутствии масштабные стимулирующие программы могут создать дополнительные риски для долговой устойчивости бюджета субъекта федерации.

Судя по проектам бюджетных законов на 2014 год, желающих двигаться по второму направлению среди руководства южнороссийских регионов нет — за исключением Ростовской области (см. график 5). Только на Дону предполагается расширить размер расходов по разделу «Национальная экономика», в котором отражаются большая часть бюджетных инвестиций и суммы различных видов поддержки отдельных отраслей регионального хозяйства, а также малого и среднего бизнеса. Увеличение запланировано довольно скромное, лишь на 4%, но, на фоне 36-процентного сокращения финансирования данных расходов в целом по югу России, весьма красноречивое.

Следует отметить, что для Ростовской области такая бюджетная политика более чем оправданна. Это единственный регион в ЮФО и СКФО, состояние финансов которого позволяет ему безболезненно пережить даже длительную экономическую рецессию. Размер донского государственного долга на 1 ноября 2013 год относительно ожидаемых собственных доходов в 2013 год составляет всего 10,5%, что совсем не характерно для рассматриваемых нами территорий (см. таблицу). Аккуратность бюджетной политики ростовчан подчёркивает и минимальное соотношение дефицита бюджета к его собственным поступлениям. При необходимости регион может без угрозы для стабильности своего финансового положения удвоить размер дефицита и утроить размер задолженности, что даёт ему значительные конкурентные преимущества перед соседями по формированию благоприятных условий для частного бизнеса.

Финансовая устойчивость региональных бюджетов на юге России

Остальные регионы подошли к сложному периоду хозяйственной конъюнктуры в далеко не блестящем положении, поэтому вынуждены идти по пути урезания бюджетных потоков, о чём свидетельствует запланированное сокращение размера дефицита бюджета вплоть до достижения бездефицитного бюджета в Калмыкии и профицитного в Ингушетии. В условиях неприкосновенности социальных статей казны «под нож» идут инвестиционные и экономические программы. Именно о таком сценарии развития событий мы предупреждали ещё в начале 2013 года («Долг инвестициям не товарищ», «Эксперт ЮГ» № 9–10).

Реальная долговая нагрузка и уровень сбалансированности региональных финансов по итогам 2014 года, скорее всего, окажутся хуже бюджетных проектировок. Под нажимом федерального Министерства финансов, основанном на требованиях Бюджетного кодекса, региональные власти вынуждены вносить в свои представительные органы жёсткие законопроекты, иначе помощь из центра может стать ещё меньше. Из таблицы наглядно видно, что национальные республики как наиболее дотационные регионы под давлением из столицы пытаются снизить уровень задолженности. Но оценки исполнения бюджетов за 2013 год свидетельствуют о том, что удержаться в этих рамках будет очень сложно.

В первые десять месяцев 2013 года многие регионы активно погашали ранее осуществлённые заимствования ценой недофинансирования расходных статей бюджета. Однако в ноябре-декабре власти большинства субъектов федерации оказались перед непростой дилеммой: либо отказаться от исполнения существенной части расходных обязательств и тем самым сохранить приемлемый уровень дефицита бюджета и достигнутый уровень долга, либо не делать этого. Традиционно снижение долга и значительный размер бюджетного дефицита выступали хорошим козырем в переговорах с федеральным правительством о дополнительной помощи из государственной казны в процессе корректировок федерального бюджета в IV квартале года.

Однако в 2013 году эта тактика вряд ли увенчается успехом, по крайней мере, для большинства территорий, поскольку, в отличие от предыдущих лет, дополнительных доходов у федерального бюджета к концу осени не появилось. Вероятнее всего, существенная часть неоплаченных расходов региональных бюджетов до завершения 2013 года всё-таки будет профинансирована, что сделает оценки относительных размеров бюджетного дефицита, указанные в таблице, весьма близкими к фактическим. Тогда и долговое бремя окажется на гораздо более высоком уровне по сравнению с нашим прогнозом и на конец 2013-го, и на конец 2014 года.

В 2014 году политические элиты регионов окажутся в новой реальности, в которой финансовая помощь из Москвы будет существенно сокращена, а доходы, генерируемые региональным хозяйством, слишком слабы. Правительство страны начнёт одновременно требовать выполнения социальных обязательств и соблюдения финансовой дисциплины. В таких обстоятельствах поддержка развития бизнеса из региональных бюджетов, на первый взгляд, выглядит нелогичной и лишённой здравого смысла. Однако самые успешные проекты реализуются не благодаря, а вопреки, и теми, для кого стратегия оказывается важнее тактики.          

«Эксперт Юг» №1-2 (291)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Альфа-банк меняет карты

    Альфа-банк приступил к полному обновлению своей линейки дебетовых карт — новая линейка вступила в силу 25 сентября. Флагманским продуктом в ней станет Альфа-карта

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама