Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Шанс для своих

2014
Фото Амины Шабановой

Уход с рынка крупнейшего в Дагестане и на всём Северном Кавказе банка «Экспресс» дал новые возможности для развития другим банкам региона, несмотря на ужесточение политики государства в отношении небольших местных игроков. Топ-менеджер дагестанского банка «Эльбин» не сомневается, что количество независимых банков в республике будет неминуемо сокращаться, но те, кто останутся, смогут усилить свои позиции

Материал ранее был опубликован в «Эксперт Юг» №13-14 (253) 08 апреля 2013

На карте российских региональных банков Дагестан представляет собой отдельный мир. Именно в этой республике сегодня присутствует наибольшее количество местных игроков финансового рынка — около двадцати независимых банковских организаций. В значительной степени такая ситуация отражает специфику дагестанской экономики, сильно задержавшейся в девяностых годах. Основная масса здешних банков — это мелкие и даже микроскопические структуры, которые чаще всего обслуживают группу близких к ним предприятий и нередко прямо связаны с влиятельными чиновниками и просто уважаемыми людьми. Прошедшая в прошлом десятилетии волна поглощений небольших региональных банков федеральными игроками Дагестан миновала. Для «крупной рыбы» местные банки либо были слишком незначительными, либо потенциальные издержки вхождения на этот традиционно закрытый для внешних игроков рынок оказывались дороже, чем выгоды.

К портрету явления необходимо добавить и фактор репутации как республики в целом, так и её банковской сферы — дагестанские банки не раз попадались на незаконных операциях и лишались лицензии ЦБ. Большая «чистка» началась в конце 2012 года, когда за несколько недель лицензии были отозваны сразу у трёх небольших банков, а в январе 2013-го за ними последовал банк «Экспресс» — крупнейшее в республике кредитное учреждение. В 2012 году в рейтинге банков юга России, регулярно составляемом аналитическим центром «Эксперт ЮГ», «Экспресс» вышел на первое место в СКФО, а в федеральном рейтинге банков занимал высокое для Дагестана место в середине третьей сотни. Однако этот взлёт оказался коротким.

После ухода «Экспресса» в банковской сфере Дагестана сложилась ситуация фактически отсутствующей середины. С одной стороны, в республике активны филиалы крупнейших банков с госучастием — Сбербанка и Россельхозбанка, с другой — налицо обилие местных небольших банков, а промежуточная ниша между ними осталась свободной. Многие аналитики банковского рынка полагают, что после ухода «Экспресса» его место займут прежде всего федералы, и предпосылки для этого в самом деле есть — возмещение клиентам почившего банка в рамках системы страхования вкладов будет производить Сбербанк. Однако у дагестанских банкиров на этот счёт собственная точка зрения: уход с рынка «Экспресса» и прогнозируемое продолжение чистки банковских рядов в Дагестане — это прежде всего возможность развития для тех региональных банков, которые на протяжении многих лет работают с реальным сектором республиканской экономики и многое сделали для формирования своей репутации у клиентов.

Одним из таких крепких претендентов на усиление позиций в банковской сфере Дагестана является банк «Эльбин», основанный ещё в 1993 году предпринимателем, политиком и общественным деятелем Гамидом Гамидовым, который в то время также руководил управлением ЦБ РФ по Дагестану и был депутатом Госдумы. Последней его должностью был пост министра финансов Республики Дагестан, и после того, как Гамид Гамидов погиб в 1996 году в результате теракта, это кресло бессменно занимал его брат — Абдусамад Гамидов. Их сестра Баканай Гамидова сегодня является одним из ключевых акционеров банка «Эльбин». В начале марта 2013 года, по данным портала «Банки.ру», «Эльбин» занимал второе место среди дагестанских банков по размеру активов, третье — по кредитному портфелю и вкладам, четвёртое — по размеру уставного капитала; в федеральном рейтинге банк находился на 580 месте по активам и на 512 — по вкладам физических лиц. О планах развития «Эльбина» в новых условиях рынка «Эксперту ЮГ» рассказал первый заместитель председателя правления банка Камиль Мирзаалиев. Для нашего журнала это вообще было первое интервью с банкиром из Дагестана.

Жизнь после «Экспресса»

— В ноябре 2012 года, когда стали отзываться лицензии у дагестанских банков, в республике прошла информационная атака на банк «Экспресс», после чего оттуда началось массовое бегство вкладчиков. Вы сталкивались с подобными действиями против вашего банка?

— Таких проблем, с которыми столкнулся «Экспресс», у нас не было. Но когда в конце 2012 года прошла волна слухов о грядущем банкротстве республиканских банков, действительно были случаи, когда люди снимали вклады. Но многие через несколько часов деньги возвращали. Думаю, это была проверка того, насколько мы устойчивы — когда люди понимали, что деньги у нас есть, они приходили обратно. Естественно, тогда мы насторожились, придержали значительную сумму денег для срочных незапланированных выплат.

— Судя по большинству комментариев, основные преимущества от ухода «Экспресса» с рынка получил Сбербанк, который будет работать с его вкладчиками в рамках системы страхования вкладов. Как этот процесс скорректировал ваши планы по развитию на 2013 год?

— Сейчас у нашего банка 14 крупных филиалов, два из которых находятся за пределами Дагестана — в Москве и во Владикавказе, а также пять операционных касс и два дополнительных офиса. Когда закрылся «Экспресс», мы взяли под своё крыло несколько их доп­офисов — в Махачкале, Кизилюрте, Избербаше. Нам удалось сохранить костяк того коллектива, который работал под вывеской «Экспресса», клиентскую базу — это оказалось хорошо для всех. В 2013 году мы собирались открыть две-три операционных кассы для работы с платежами населения, например, для приёма госпошлин, платежей в ГИБДД, но в связи с закрытием «Экспресса» увеличили планы в два раза.

— «Экспресс» активно осваивал такие сравнительно новые для Дагестана банковские продукты, как зарплатные проекты и пластиковые карты. Актуальны ли для вас эти виды деятельности?

— Мы стали заниматься ими относительно недавно. Но динамика роста уже есть, появились крупные партнёры по карточным проектам, например, Дагестанский государственный педагогический университет — это шесть-семь тысяч человек. Нашим постоянным корпоративным клиентам мы дарим карточки. Сегодня в Махачкале уже стоит четыре-пять наших банкоматов, дальше их число будет расти по мере увеличения клиентской базы, а при снятии наличных не в наших банкоматах комиссия небольшая, до 1,2 процента. Далее мы готовы выставить свои банкоматы в крупных предприятиях и организациях для их сотрудников. Для современного человека пластиковая карта — это в первую очередь удобство, а для нас — дополнительный фактор увеличения клиентской базы.

— В какой степени ваш офис в Москве ориентирован на обслуживание выходцев из Дагестана, живущих в столице? Планируете ли вы дальше выходить за пределы республики?

— Московский филиал у нас — один из крупнейших, там работает 120–130 человек. Он предоставляет весь спектр услуг, которые должны быть у полноценного современного банка. Конечно, выходцы из Дагестана способствуют нашему развитию в Москве — они знают, что в столице есть стабильно работающий банк из республики. Поэтому процентов 30–40 наших московских клиентов — это именно дагестанские бизнесмены. Относительно дальнейшего развития за пределами республики кое-какие мысли есть, но это, с одной стороны, не так легко, а с другой, нужно входить в другие регионы, имея определённые намётки по поводу клиентской базы. Поэтому пока присматриваемся.

Кто останется в игре

— Ожидаете ли вы вхождения в Дагестан новых игроков банковского рынка и в каких сегментах?

— Да, ожидаем приход крупных банков, но мы настроены работать одной командой, приветствуем инициативы нового главы Дагестана и согласны с его утверждением о том, что для развития республиканской экономики важнее тысячи малых и средних предпринимателей, чем несколько крупных олигархов. Мы хотели бы, чтобы бизнес в Дагестане был не только развит, но и защищён — речь идёт в том числе и о предоставлении республикой налоговых льгот на стадии становления предприятий. Так делается во всех цивилизованных странах.

— Может ли это стать фактором снижения процентных ставок по кредитам?

— Может. Если появятся налоговые льготы и другие условия для развития бизнеса, то это приведёт к росту конкуренции банковско-финансового сектора за перспективных заёмщиков. И если какой-либо банк не будет более гибким и станет держать одни и те же процентные ставки, то он не сможет развиваться: клиент пойдёт туда, где ставка меньше, а банки держатся на клиентах.

— Как вы планируете справляться с прогнозируемым усилением конкуренции?

— Прежде всего мы возлагаем надежды на качество предоставляемых услуг, оперативность, что в первую очередь важно для клиентов. В данный момент я бы обозначил пять направлений развития. Первое — это кредитование как основное направление, которое даёт доход. Второе — расчётно-кассовое обслуживание клиентов. Третье — услуги денежных переводов без открытия счета. Четвёртое — развитие пластиковых карт. Пятое — работа с валютой. Мы должны предоставлять весь спектр услуг современного банка, и постепенно наращиваем их количество. Например, стали развивать интернет-банкинг, потому что в этом есть потребность у многих клиентов. По этому направлению сотрудничаем с процессинговым центром «Уралсиб», это наш проверенный многолетний партнёр. Также мы работаем с федеральной системой «Город», по которой можно оплатить любые услуги — интернет, мобильную связь, кредиты, налоги и так далее. Кроме того, мы должны постоянно делать наши услуги всё более удобными для клиентов. К примеру, наши клиенты совершают много платежей с участием корсчёта Сбербанка, и для их ускорения мы открыли свой корсчёт в Сбербанке, а также в других крупных банках.

— Сможете ли вы, следуя намеченной программе развития, выйти в определённой перспективе на те позиции, которые, скажем, совсем недавно занимал в Дагестане «Экспресс»?

— Если один банк в республике на такой уровень уже вышел, то почему нет возможности у другого? Надо работать, работать и ещё раз работать.

— А чего вам для этого не хватает? Что нужно, чтобы расти дальше?

— Приведу пример. Сегодня много желающих взять кредит в сегменте физлиц, но не всем мы можем предоставить кредиты из-за ограниченных ресурсов. У государственных банков этот вопрос решается просто — я десять лет проработал в дагестанском филиале Россельхозбанка и знаю, как устроена его деятельность. Если клиенту требовалось 50–60 миллионов рублей, давалась заявка в Москву, и в течение двух-трех дней эти деньги спускались. А региональному банку, если надо прокредитовать клиента на такую же сумму, нужно собрать деньги в виде вкладов, остатков, депозитов, и в этом региональным банкам приходится значительно тяжелее. Конечно, есть такой выход, как межбанковский кредит. Но и он не дешёвый.

Количество мелких республиканских банков будет сокращаться и дальше. Крупных банков останется, может быть, семь-восемь 041_expertjug05.jpg Фото Амины Шабановой
Количество мелких республиканских банков будет сокращаться и дальше. Крупных банков останется, может быть, семь-восемь
Фото Амины Шабановой

— Вы пользуетесь им в каком-либо виде?

— Межбанк уже длительное время в республике фактически не работает, не было существенных межбанковских кредитов и до кризиса 2008 года. Если мы и берём межбанковские кредиты, то у региональных банков и на короткий промежуток времени — максимум до трёх-четырёх месяцев, когда нам необходимо, так сказать, подставить плечо. Серьёзных — сроком на несколько лет — предложений по этому направлению нет.

— Можно ли назвать это следствием известной репутации дагестанских банков в целом? На отношении к вашей организации этот фактор сильно отражается?

— За последние два-три года репутация дагестанских банков оказалась значительно подпорчена, потому что именно их в основном использовали как площадки для отмывания денег, и это не секрет. Как показала практика, именно для этого создавались банки, которые действовали недолго. Открывался новый банк, казалось, что он будет нормально работать, а через год-другой он закрывался — и выяснялось, что этот банк занимался незаконными операциями. Естественно, деятельность таких банков бьёт и по нам, потому что их худая слава формирует отношение к республиканским банкам вообще. Сейчас репутация отрасли действительно оставляет желать лучшего.

— Насколько актуальны для вашей работы специфически дагестанские риски, связанные с безопасностью?

— Мы прежде всего очень внимательно относимся к своим клиентам и стараемся знать как можно больше о деятельности каждого из них. Мы изучаем их обороты, контрагентов, содержание деятельности. Если остаются сомнения, выезжаем по месту юридической регистрации — смотрим, есть ли там производство или коммерция.

— Какие изменения, по вашему мнению, произойдут в сегменте региональных банков в Дагестане? Можно ли ожидать существенного сокращения их числа?

— По количеству банков Дагестан действительно стоит на третьем месте после Москвы и Петербурга. Это очень много. Некоторые процессы уже запущены, закрыты несколько мелких банков, которые работали не совсем эффективно и не самым должным образом. Думаю, что количество мелких республиканских банков будет сокращаться и дальше. Крупных банков останется, может быть, семь-восемь. Открыть новый самостоятельный банк нелегко, в том числе потому, что уставной капитал для вновь регистрируемого банка должен быть не менее 300 миллионов рублей — а у нас уже 285 миллионов. Не хотел бы забегать вперёд, но мы сделаем всё для того, чтобы динамика нашей деятельности менялась только в сторону увеличения.

Куда уплыть от крупной рыбы

— Существует несколько точек зрения относительно места региональных банков в экономике Дагестана. Одни аналитики говорят, что местные банки совсем не конкуренты федеральным, другие, напротив, утверждают, что конкуренция имеет место. Какова ваша позиция по этому вопросу?

— Конкуренция между региональными банками в действительности очень жёсткая, выбор банков в республике — и государственных, и региональных — достаточен. При этом любой банк, будь он федерального или республиканского значения, может сегодня войти в любую отрасль экономики республики, и в ряде отраслей у федеральных банков более прочные позиции. Основные сегменты, где мы работаем, — это промышленность и коммерция, бизнес банка ориентирован главным образом на реальный сектор экономики.

— Можно ли утверждать, что региональные банки в Дагестане могут добраться до тех мест или клиентов, которые крупным федеральным банкам неинтересны?

— Вряд ли. Для сравнения, Россельхозбанк имеет в республике более 50 доп­офисов, которые есть во всех городах и районах Дагестана. Мы присутствуем только в крупных населённых пунктах, а они — практически везде.

— Насколько ваши ставки по вкладам отличаются от тех, которые предлагают госбанки?

— Мы всегда идём на два-три процента выше, чем Сбербанк или Россельхозбанк. Сейчас они предлагают ставки по вкладам от семи до девяти процентов годовых, у нас — 11 процентов для всех видов вкладов, а для VIP-вкладов свыше двух миллионов рублей мы даём 12 процентов годовых, и таких вкладов достаточно. Нам, конечно, тяжело конкурировать с государственными банками, потому что у них значительно больше источников ресурсов и на кредитование, и на другие банковские операции. Для нас же основные ресурсы выдачи кредитов — это наши вклады и остатки на счетах. Тем не менее, проводя ежеквартальный анализ вкладов, мы видим непрерывный рост. Это говорит о том, что люди нам доверяют, и за 20 лет работы мы смогли сформировать репутацию у вкладчиков. На протяжении последних лет у нас сложилась устойчивая тенденция к увеличению всех основных показателей, в том числе непрерывный рост уставного капитала, и это даёт банку необходимый запас прочности.

— Какой сегмент кредитования у вас сейчас развивается быстрее — розничный или корпоративный?

— Соотношение постоянно меняется, но думаю, что сейчас кредитование физлиц растёт быстрее, люди активно берут кредиты для самых разных потребительских нужд. Рынок потребкредитования сейчас действительно сильно насыщен, но и спрос на такие кредиты высок. Естественно, мы не выдаём потребительские кредиты кому угодно, без залога и поручительства, потому что деньги, которые мы предоставляем в кредит, — это деньги наших клиентов.

— Если брать корпоративный сегмент, то 20–24 процента — это ставка, комфортная скорее для торговых предприятий, а для промышленников справляться с нею будет тяжело, если не непосильно.

— Для постоянных клиентов мы делаем скидку — можем предложить кредит и под 16–18 процентов. Каждого клиента мы изучаем со всех сторон — из какого банка он ушёл и по какой причине, почему пришёл именно к нам. Если это реальное, стабильно работающее предприятие, банк идёт навстречу по всем позициям вплоть до уменьшения процентной ставки. Кроме того, во многих банках заявка на кредит рассматривается две-три недели, а у нас вопрос решается при регистрации залога в течение двух-трёх дней. Далее, у нас нет скрытых комиссий, как в ряде других банков — клиенты, которые работают с нами долго, знают, что если мы указываем конкретную процентную ставку, то такая ставка и будет. У нас в городе на уличных щитах часто можно встретить рекламу — кредиты под 15–16 процентов годовых. Народ идёт в банк, и оказывается, что если ты берёшь кредит наличными, то должен официально оставить четыре-пять процентов, и в результате выходит 20 процентов годовых. И это я ещё не говорю о практике откатов.

— Иными словами, как и многие региональные банки, вы стремитесь сделать своим конкурентным преимуществом в первую очередь сервис?

— Именно так. Представьте, что вы руководитель предприятия, пришли в крупный банк, где вам надо сначала отстоять огромную очередь, а затем заполнить кучу документов. Но вы можете прийти в небольшой банк, где вас встретят как гостя, сделают за вас всю бумажную работу и вам надо будет только расписаться на документах, причём почти без очереди. Ещё один важный момент — репутация. Поверьте, именно это для нас на первом месте, деньги — вторичны. Мы не занимаемся аферами и теми операциями, которые вначале дают сиюминутную прибыль, но потом вы будете дрожать перед любыми проверяющими структурами, потому что это огромный риск. Мы не позволяем себе рисковать ресурсами, зная, что это деньги наших клиентов. Мы аккуратно делаем свою работу — мелкими шагами, но всё время идём вперёд. Поэтому любому клиенту мы можем смело смотреть в глаза.

— Одна из характерных особенностей дагестанских банков — их кэптивный характер. Есть ли вокруг банка «Эльбин» сеть аффилированных компаний, которые вы обслуживаете?

— Дело в том, что мы сами выступаем как инвесторы. Наш крупнейший дочерний проект — компания «Мараби», которая планирует построить в Кумторкалинском районе республики, недалеко от Махачкалы, крупное предприятие по производству итальянской керамической плитки. Это наш основной инвестпроект, мы намерены реализовать его совместно со Сбербанком и итальянскими партнёрами. Сейчас мы на заключительной стадии подготовительных работ — идёт сбор пакета необходимых документов. Проект можно было бы уже запустить в реализацию, но процесс согласования оказался многоступенчатым, пришлось пройти в федеральном центре очень много инстанций, которые дают собственные заключения. Но процесс уже на стадии завершения. В 2013 году, ближе к лету, мы планируем начать строительство — определена площадка, там уже идут работы.

— Как в этом проекте появился Сбербанк?

— Изначально инициатива исходила от нас и наших партнёров — здесь многое зависело от личных отношений между руководством банка и итальянской компанией. А Сбербанк потребовалось привлечь дополнительно, поскольку стоимость проекта — более миллиарда рублей. Естественно, региональному банку такую сумму только на развитие одного проекта выделить сложно.

— Каковы пределы ваших возможностей в корпоративном креди­то­вании?

— Конечно, если речь идёт о суммах, превышающих несколько сотен миллионов рублей, то это за рамками возможностей республиканских банков. Но в этих пределах мы спокойно обслуживаем своих клиентов и ряд таких проектов кредитуем. Хотя в основном мы, конечно, ориентированы на малый и средний бизнес.

«Эксперт Юг» №5 (294)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Лидеры ИТ-отрасли вновь собрались в России

    MERLION IT Solutions Summit собрал около 1500 участников (топ-менеджеров глобальных ИТ-корпораций и российских системных интеграторов)

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама