Закат кризиса — только вручную

Рано отказываться от ручного управления региональной экономикой: во время кризиса роль личности, которая строит взаимодействие с бизнесом в регионах, оказывается определяющей — таковы главные выводы Восьмого форума крупнейших компаний ЮФО, который прошёл в Краснодаре в конце ноября

Нынешний кризис не преодолеют по отдельности ни бизнес, ни власти. Если юг России хочет сохранить темпы роста, опережающие среднероссийские, основой развития экономики должен стать их реальный диалог. Эта тема оказалась магистральной в ходе дискуссий, развернувшихся на форуме. Партнёрами мероприятия выступили страховая группа «СОГАЗ», банк ВТБ, банк «Новация», Глобэкс Банк, национальная юридическая компания «Митра», компания «Арнест» и компания «Нарзан».

После мегапроектов

С диагнозом состояния отечественной экономики на пленарном заседании форума выступил академик РАН Виктор Полтерович. По его мнению, Россия сегодня оказалась в так называемой ловушке среднего дохода, характерной, к примеру, для ряда стран Латинской Америки. Она заключается в том, что, достигнув некоторого уровня доходов, страна дальше не может догонять мировых лидеров. В нашем случае это выразилось в том, что Россия лишилась ряда сравнительных преимуществ, которыми обладала на предыдущем этапе. «У нас выросли зарплаты, завершилось быстрое развитие сектора услуг, — пояснил Виктор Полтерович. — Дело отнюдь не в нефтяных ценах: более 50 процентов экономичеcкого роста в прошлом десятилетии обеспечивали производительность труда и технологический прогресс, в значительной степени — в секторе услуг».

Эта оценка более чем уместна применительно к экономике ЮФО, где сфера услуг в лице торговых предприятий традиционно доминирует в сегменте крупнейшего бизнеса. При этом важная особенность ситуации, в которой оказалась экономика юга России, заключается в том, что можно забыть о мегапроектах как важнейшем факторе экономического роста в регионе. Для Краснодарского края, пережившего «золотой дождь» сочинской Олимпиады, это уже свершившийся факт. Как сообщил кубанский министр экономики Игорь Галась, объём инвестиций в крае в этом году будет меньше, чем в прошлом — ожидается 780 млрд рублей вместо прошлогодних 900 млрд. Сокращение объясняется прежде всего выпавшими государственными вливаниями: «Год назад объём государственных инвестиций был 20 процентов, а в этом году — 5 процентов, то есть частных инвестиций меньше не стало», — уточнил г-н Галась. Примечательно, что прогноз на 2014 год у кубанских властей был гораздо более пессимистичным — менее 600 млрд рублей. И всё же Игорь Галась признаётся, что за время, пока Кубань бросала все управленческие силы на организацию олимпийских Игр, в работе с инвесторами было что-то упущено — тогда как регионы-соседи смогли активизироваться и подошли к сегодняшнему дню с более внушительной динамикой.

«Пересыхание» государственного финансового потока логичным образом заставляет власти заняться более продуктивной работой с лидерами местной экономики. «Многое сегодня будет решаться на внутреннем рынке. Нужен пересмотр принципов работы с крупнейшими предприятиями», — заявил, открывая форум, мэр Краснодара Владимир Евланов, после чего обозначил главные направления развития города на ближайшие годы: создание индустриальных парков, расширение возможностей для делового туризма, укрепление транспортно-логистического комплекса.

Мэр Краснодара Владимир Евланов: «Многое сегодня будет решаться на внутреннем рынке. Нужен пересмотр принципов работы с крупнейшими предприятиями» 912-exp.jpg
Мэр Краснодара Владимир Евланов: «Многое сегодня будет решаться на внутреннем рынке. Нужен пересмотр принципов работы с крупнейшими предприятиями»

Однако, в отличие от мегапроектов, имеющих чёткую локализацию, путь укрепления взаимодействия власти с крупным бизнесом не является «царским». «Все регионы сегодня оказались в схожих условиях, и выиграют те, где налажены нормальные отношения бизнеса и власти», — подчеркнул генеральный директор рейтингового агентства «Эксперт РА» Дмитрий Гришанков. По его словам, сегодня требуется повышение компетенции органов власти через взаимодействие с бизнесом и обществом, а каналов для этого должно быть много, нужна конкуренция между ними. Похожего мнения придерживается и академик Полтерович: «Мы создали невероятное количество институтов развития, но они не всегда работают — мы имеем дело не со зрелой системой, а с набором элементов. Сегодня необходимо налаживать взаимодействие администраций, институтов развития, отраслевых ассоциаций и компаний».

Инвестиционный климат: ручной режим или система?

Весь прошлый год в Росии разворачивалась кампания по внедрению инвестиционного стандарта Агентства стратегических инициатив. В ЮФО сегодня лишь один регион внедрил все 15 пунктов этого стандарта — Ростовская область. Краснодарский край остановился на десяти, Волгоградская область — пока на девяти. Но насколько это важно для реальных процессов в инвестиционной сфере, если значительное перемещение России в рейтинге DoingBusiness сопровождалось потерей темпов экономического роста? Этот вопрос был главным на панельной дискуссии, посвящённой проблемам инвестиционного климата и инвестпроектов, которые не всегда доходят до стадии реализации.

Первым ключевым тезисом дискуссии стала мысль, что проектов реализуется гораздо больше, если в регионе создана система сопровождения приоритетных проектов в ручном режиме. Хороший пример — Ростовская область, в которой уже три года действует список «Ста губернаторских проектов». Попасть в него для инвестора означает особое внимание со стороны правительства области до момента ввода предприятия в эксплуатацию. «Моё глубокое убеждение состоит в том, что реально растут те регионы, где есть ручное управление, где есть человек, который непосредственно занимается взаимодействием с бизнесом и оказывает реальную помощь в решении возникающих проблем бизнеса», — высказался в пользу подобных начинаний Дмитрий Гришанков.

«Пятнадцать пунктов регионального инвестиционного стандарта, определённые сегодня для каждого субъекта Российской Федерации, являются той базой, которая позволяет региону создать условия для стимулирования инвестиционной деятельности и инвестиционной активности, — подчеркнул заместитель министра стратегического развития, инвестиций и внешнеэкономической деятельности Краснодарского края Иван Куликов. — Для себя мы поняли: чем более мы открыты и понятны для бизнеса, тем бизнесу интереснее с нами работать. С этой целью все формы поддержки бизнеса в Краснодарском крае выводятся на уровень госуслуг».

Заместитель директора представительства Внешэкономбанка в ЮФО, руководитель экспертной группы Краснодарского края по внедрению инвестиционного стандарта АСИ Сергей Черномаз предлагает распространить опыт управления крупнейшими инвестиционными проектами на малый бизнес. Он обратил внимание участников форума на то, что в целях выстраивания эффективной системы поддержки инвестиционного климата и минимизации действия человеческого фактора ведётся работа по оказанию каждого из 55 видов госуслуг по поддержке бизнеса через многофункциональные центры. «Но от ручного управления отказываться пока рано», — признаёт г-н Черномаз. По его мнению, ручное управление позволяет обнажать и решать те системные проблемы, которые существуют в бюрократической машине, и те, с которыми сталкивается регулятор.

Заместитель министра экономического развития Ростовской области Владислав Есин подчеркнул разницу в работе власти при сопровождении инвестиционных проектов, реализуемых малым и крупным бизнесом. По его мнению, ключевым крупнейшим системообразующим проектам необходимо ручное управление, включая личное участие губернатора и министров. Но, что касается взаимодействия с малыми и средними предприятиями по вопросам реализации ими инвестиционных проектов, то здесь залог успеха кроется в выстроенной эффективной системе работы с инвестициями.

Однако председатель краснодарского краевого отделения Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России» Даниэль Башмаков, исходя из своего опыта, отметил, что внедрение регионального инвестиционного стандарта не решает проблемы реализации инвестпроектов малым и средним бизнесом, в связи с чем целесообразно перейти от первого этапа, этапа реализации регионального инвестиционного стандарта, к следующему — разработке и внедрению муниципального стандарта. Ведь именно от муниципалитетов малый бизнес зависит больше всего. Г-н Башмаков предложил краю формировать официальный реестр приоритетных проектов в этой сфере, чтобы облегчить компаниям согласования в разных кабинетах. Хотя в режиме ручного управления проблем малого бизнеса не решить, специальная комиссия могла бы разбирать каждую внештатную ситуацию, возникшую при реализации проектов, попавших в реестр.

Импортозамещение: товары или технологии?

Дискуссию об инвестиционном климате логично дополнил второй круглый стол в рамках форума, посвящённый проблемам импортозамещения. В связи с антизападными продуктовыми санкциями эта тема сейчас нередко ассоциируется в первую очередь с такими отраслями, как АПК и пишепром, однако их представители как раз и не выразили желания принять участия в дискуссии — вместо них солировали топ-менеджеры региональных машиностроительных предприятий.

Такой поворот злободневной темы полностью соответствовал рассуждениям Виктора Полтеровича о причинах того, почему российская экономика попала в пресловутую ловушку среднего дохода. По мнению академика, один из факторов этого — отсутствие в стране механизма постоянного совершенствования технологий. К тому же на преды­дущем этапе была сделана ставка на инновации, а не на заимствование технологий. Тем не менее, сейчас, в связи с актуализацией темы импортозамещения, есть шанс вновь вернуться к правильному пути развития. «Нужно не просто наращивать производство, чтобы заместить импорт, а совершенствовать технологии; заполнять рынок надо освоением новых методов производства, — считает г-н Полтерович. — Для нас это означает прежде всего заимствование технологий, но для этого нужны соответствующие механизмы».

Эта точка зрения полностью совпала с позицией тех региональных компаний, которые сохранили производственный потенциал, созданный в советскую эпоху, и стремятся его развивать. «Зависимость от иностранных технологий в производстве продуктов питания и бытового назначения окажется преодолена, товары на полках магазинов будут рано или поздно замещены российскими, а вот в высокотехнологичных отраслях технологическая зависимость является критичной», — говорит генеральный директор краснодарского ОАО «НПП Нефтехим» Александр Шакун. Однако реалии таковы, что от российских компаний мало кто ждёт новых технологических решений. «Мы занимаемся импортозамещением последние 20 лет, всеми правдами и неправдами пробиваемся на рынок со своими технологиями, но поддержки государства как не было, так и нет, — сетует г-н Шакун. — Принято считать, что всё зарубежное должно быть лучше, поэтому когда мы участвуем в тендерах, у нас есть только один недостаток: мы расположены в России».

В настоящее время у «Нефтехима» разработан инвестпроект создания предприятия по производству катализаторов стоимостью 2 млрд рублей и окупаемостью порядка 7 лет, по нему проведены предварительные переговоры с ВЭБом, но до практической стадии ещё далеко. По мнению руководителя предприятия, нужен ответный ход государства — и дело даже не в кредитах, а в желании воплощать в жизнь подобные проекты. Подобных примеров в ходе форума прозвучало немало.

Ещё один сюжет в дискуссии об импортозамещении — проблема финансирования проектов. «Мы находимся по разные стороны баррикад. То, что мы слышим сейчас от банков, это вчерашний день, ставки по кредитам — от 18 процентов и выше: работать с госбанками очень сложно», — в таком ключе высказывались с мест предприниматели и представители негосударственных банков. «Не знаем про такие проценты, — отвечали из президиума топ-менеджеры региональных отделений госбанков. — Мы с удовольствием привлечём депозиты предприятий от 10 процентов и дадим кредит под 12 процентов».

Юрий Авдеев (ВТБ) уверен, что ослабление рубля вместе с освобождением ряда ниш дают небольшой драйвер роста для российских предприятий 912-exp2.jpg
Юрий Авдеев (ВТБ) уверен, что ослабление рубля вместе с освобождением ряда ниш дают небольшой драйвер роста для российских предприятий

По словам директора представительства Внешэкономбанка в ЮФО Вадима Украинцева, дешёвые деньги, например, входящего в группу ВЭБа МСП-Банка, на рынке присутствуют — более того, существенная часть лимитов не освоена. «Дайте нам заявки, у нас реальное невыполнение плана по кредитам», — поддержал коллегу управляющий ростовским филиалом ВТБ Юрий Авдеев, заметив, что его банк работает в штатном режиме и абсолютно не видит разницы между тем, что было два года или год назад, и тем, что происходит сегодня. «Основную проблему я вижу в настроении предпринимателей, — заметил г-н Авдеев. — Часто я слышу от них, мол, всё плохо, а когда спрашиваю, что же конкретно плохо, они не могут найти ответ».

После чего представитель ВТБ придал дискуссии неожиданный поворот, напомнив о влиянии на стоимость заёмных средств такого неустранимого фактора, как инфляция. «Через десять лет цены будут совсем другие, и если предприятие сегодня станет брать кредит на модернизацию, то через семь-десять лет эта сумма окажется абсолютно незначительной, — убеждён Юрий Авдеев. — Поэтому высказывания в духе “Ставка возросла, и мы не видим экономику проекта”, с моей точки зрения, несколько неверны. Сейчас для бизнеса как раз удачный момент, потому что экономика России по эффективности в три-пять раз уступает нашим партнёрам-конкурентам, и ослабление рубля вместе с освобождением ряда ниш дают небольшой драйвер роста для российских предприятий».

Вадим Украинцев, в свою очередь, дал понять, что коммерческие банки-партнёры, через которые распределяются средства МСП-Банка, не всегда доводят до потенциальных заёмщиков верную информацию. «Я почувствовал неудовлетворённость многих участников дискуссии, но упрёк должен быть адресован не только финансовым институтам, — считает г-н Украинцев. — Если ставка составляет 18 или 20 процентов, это значит, что коммерческий банк предлагает вам свои деньги, а не те, что он взял у МСП-Банка. Его ставка не должна превышать 12 процентов при условии 15 процентов собственных средств, и если кто-то встречает ставки МСП-Банка выше 12 процентов, приходите, мы объясним, что вас вводят в заблуждение».

В то же время проблема стоимости заёмных средств не является какой-то глухой стеной, в которую упирается судьба инвестпроектов, в том числе в сфере импортозамещения. Например, сегодня активно внедряются альтернативные формы привлечения финансирования, такие как секьюритизация активов — выпуск специализированной организацией облигаций, выплаты по которым обеспечены постоянным потоком платежей от основной деятельности инициатора сделки. По словам исполнительного директора юридической компании «Митра» Заурбека Ахметова, секьюритизация будет привлекательной для тех крупных компаний, которые в силу разных причин не имеют выхода на организованные рынки капитала и, как следствие, лишены возможности привлечения внешних заимствований на приемлемых условиях. Спектр применения этого способа привлечения средств, как показывает зарубежный опыт, довольно широк: механизмы секьюритизации были задействованы при реализации крупных инфраструктурных проектов, в судостроении, лесопереработке, телекоммуникационном бизнесе, гостиничном бизнесе и так далее.

Наконец, во многом будущее проектов, связанных с импортозамещеним, определяется позицией государственной власти, которая до сих пор не ответила на ряд ключевых вопросов, без чего импортозамещение рискует стать очередным громким лозунгом. Так что и эта тема, в конечном итоге, также упирается в качество взаимодействия бизнеса и власти, и в ситуации углубления конфликта с Западом накопившиеся в этой сфере проблемы требуют безотлагательного и только совместного решения.

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №51 (340) 8 декабря 2014
    Магнит
    Содержание:
    Важно иногда позволять себе лишнее

    Нынешний этап экономического развития Ростовской области и Краснодарского края наводит на размышления о том, какой должна быть региональная экономическая политика — насколько консервативной? насколько агрессивной? какая стратегия надёжнее? какая обеспечивает реальный экономический рост?

    Реклама