ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Пищевики поймали момент

2014
Фото: Валерий Матыцин/ТАСС

Цены на потребительские товары на юге России растут быстрее, чем инфляция, причём на несколько процентов быстрее официальных — уже двузначных — данных. Ситуацию в регионе не спасает даже наличие собственных перерабатывающих производств во всех отраслях сельского хозяйства, но далеко не в каждом случае подорожание продуктов объясняется санкциями и обвалом рубля

По данным Росстата, потребительская инфляция в ноябре составила 12,6% по отношению к ноябрю 2013 года. Однако, по мнению ряда аналитиков, реальный рост цен на продовольственные товары выше этого показателя как минимум на 5–7%. В ходе недавнего круглого стола, организованного ростовским медиа-центром «МедиаС», например, говорилось, что некоторые продукты питания за три последних месяца прибавили в цене до 30%. А после Нового года скачок цен на некоторые группы розничных товаров может достигнуть 25%.

По словам Александра Кириенкова, генерального директора ростовской сети «Солнечный круг», насчитывающей 17 супермаркетов, начиная с августа производители сыров регулярно повышали свои цены на 7–10% в месяц. В частности, привёл пример г-н Кириенков, белорусский завод «Золото Полесья» с ноября по декабрь поднял цены на 20,7%, а рост цен одного из донских заводов, выпускающего сыры под маркой «Радость вкуса», с сентября по декабрь составил 26%. Мотивация такова: цены приходится повышать «на фоне значительного сезонного снижения производства сырого молока и обострения конкуренции за него между производителями».

Сезонное повышение цен на сырое молоко действительно имеет место, подтверждает Денис Афанасьев, директор по маркетингу и продажам ростовской группы компаний «Белый Медведь». «В прошлом году цены повысились в общей сложности на 25–30 процентов за год, в этой динамике заложен рост цен на ГСМ, энергоносители, стоимость упаковки. К тому же мы пережили серьёзный кризис молочного производства», — пояснил г-н Афанасьев. В то же время, по его словам, цены на питьевое пастеризованное молоко и молочные продукты росли совсем не такими темпами, как на сыр, хотя эта отрасль тоже подвержена сезонному дефициту сырого молока.

Согласно данным департамента потребительского рынка Ростовской области, стоимость литра пастеризованного молока на 4 августа составляла 42,8 рубля, а на 5 ноября — 43,8 рубля. Столь же незначительное повышение цен отмечает и департамент цен и тарифов Краснодарского края: на соответствующие даты литр молока стоил 36,76 и 37,97 рубля. Таким образом, динамика цен на молоко за три месяца составила в Ростовской области 2,34%, а на Кубани 3,3%. И даже если сделать поправку на погрешность вычислений, 25–30-процентного скачка цен на молочные продукты увеличением стоимости сырья не объяснить. В частности, производители сыра, скорее всего, попросту извлекают выгоду из сложившегося дефицита. Александр Кириенков, например, отмечает, что после введения Россией ограничений на импорт сыров ритейлеры потеряли до 90% ассортимента в этой товарной категории, заполняя полки разными вариациями сыров, аналогичных сорту «Российский».

Не слишком убедительно выглядят политические факторы и в случае с повышением цен на курятину, которое началось в августе, когда рубль более или менее держался во вменяемых рамках. Однако, несмотря на то, что потребности российского рынка в этом мясе удовлетворены за счёт собственных ресурсов на 93-95%, производители объясняли необходимость повышения цен удорожанием кормов и витаминов, которые закупаются за границей. На это же обстоятельство пеняли и производители куриных яиц: например, по данным «Солнечного круга», с октября птицефабрика «Таганрогская» повысила цену на 33%, а «Аксайская» — на 21%. «Однако когда потребители увидели, что стоимость мяса курицы приближается к стоимости индейки, они просто перестали её брать — и недавно мы стали наблюдать некоторое снижение цены на птицу», — обрисовал развитие ситуации Александр Кириенков.

Отдельной статьёй идёт паническое повышение цены на гречневую крупу, рациональных причин для которого совсем не было — по данным Минсельхоза РФ, в России в этом году было собрано 744 тысяч тонн гречихи, при среднегодовой потребности страны в 550 тысяч тонн. Юрий Бондарев, директор ростовского ООО ПТО «Основа», крупного оптовика, поставляющего в продуктовые сети крупы, сахар и прочие продукты питания, считает, что ответственность лежит на производителях. «В последние два-три года гречневая крупа была дешевле риса на 60-70 процентов, и я предполагаю, что производители просто ждали каких-то слухов о наводнении или неурожае, хоть какого-то повода для повышения цен», — комментирует он нашумевшую ситуацию с гречкой.

Анна Бодрова, старший аналитик компании «Альпари», считает, что «гречневая паника» стала следствием искусственно возбуждаемого ажиотажа: сети, ссылаясь на поставщиков, которые за осень взвинтили цену на 154%, сообщали об ограниченном отпуске гречки, а покупатели стремились ею запастись. «Ситуация с инфляцией совсем не радует, — говорит г-жа Бодрова. — Показатель близок к двузначному — последний раз российская инфляция переходила этот рубеж в 2008 году, в разгар финансового кризиса. Ритейлеры говорят, что “сверху” была спущена директива держать цены до Нового года, и если так, то в январе мы проснёмся несколько в иной реальности: цены на разные группы розничных товаров в первый месяц следующего года могут вырасти до 25 процентов». Иными словами, если сети, поставщики и производители не будут готовы поступаться своей доходностью, покупатели с января просто уйдут на рынки — или в огород.

«Эксперт Юг» №1-4 (341)
Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    Самозанятым помогут заявить о себе

    Альфа-Банк первым представил мобильное приложение для самозанятых

    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама