Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Экономика

Как вывести бизнес в «цифру»

2017

Ростовская ИТ-компания RnDSoft ежегодно показывает впечатляющую динамику роста: 50–100%. Сейчас её команда начала разработку софта для автоматизации инвестиционных компаний МСБ и банков, которые пока не вписываются в «цифровую экономику»

Компания-разработчик веб-систем, сервисов и мобильных приложений в сфере FinTech — RnDSoft — была создана в 2014 году. Её основатель и гендиректор — Роман Забродин. Диалог с ним о бизнесе плавно перешёл в разговор о ростовском ИТ-сообществе, проблемах отрасли и диджитализации экономики.

— За счёт чего сегодня растёт компания? Каковы её показатели на фоне рынка?

— Ежегодно мы прирастаем на 50–100 процентов. За время работы мы выросли со штата в 3 человека до 33 человек. Оборот у нас сейчас около 30 миллионов рублей, по итогам этого года мы снова ожидаем рост более 50 процентов. В Ростове есть такая сложившаяся тенденция, в рамках которой малые ИТ-компании практически не растут. Некоторым командам более 10 лет, но их штат по-прежнему составляет 15–20 человек. Я за этот же срок планирую сохранить темпы развития компании и выйти на передовые позиции на федеральном уровне.

В целом по рынку рост не такой высокий. По различным направлениям от 5 до 15 процентов в год. Строгим учётом всей отрасли никто специально не занимается, но, по моим оценкам, сейчас в области около 10 тысяч специалистов в сфере ИТ. В среднем каждый специалист отрасли в состоянии генерировать выручку до двух миллионов рублей в год. Ежегодно вузы и колледжи Ростова-на-Дону выпускают 2,4 тысячи человек по ИТ-специальностям, но в отрасль из них попадает всего около 10-15 процентов. По этим оценкам можно приблизительно понять динамику отрасли.

— Что помогает развиваться быстрее рынка?

— У меня большой опыт управлений компаниями. Я возглавлял филиал UpScale Soft (входит в один из крупнейших российских технологических холдингов «Оптима»), за полтора года я увеличил штат с 30 до 55 разработчиков. В Ростове-на-Дону к 2009 году мы были крупнейшим офисом разработки ПО. Затем в Москве из-за кризиса приняли решение сократить наш филиал. Терять команду и работу не входило в мои планы, и я сформировал предложение для крупных ИТ-компаний, занимавших в то время устойчивое положение на рынке за счёт работы на зарубежный рынок. Разослал презентацию с портфолио, в которой был описан опыт команды и делалось предложение об открытии собственного филиала в Ростове-на-Дону. Через два дня откликнулись две компании. Результатом этого антикризисного кейса стало появление в Ростове-на-Дону двух новых филиалов крупных компаний (Devexperts и Auriga), которые позволили сохранить рабочие места и, несмотря на кризис, повысить заработную плату в среднем на 20 процентов.

Сам я за пять лет возглавил филиал Devexperts. А уже затем мы с коллегой открыли свою компанию, в чём нам помогли обширные знакомства в ИТ-сообществе.

— Как бы вы в целом охарактеризовали ростовское ИТ-сообщество?

— Оно возникло сравнительно недавно, зато сейчас это крупнейшее профессиональное сообщество. Конечно, небольшие клубы возникали в Ростове довольно давно, но серьёзно к созданию полноценного сообщества подошёл ростовский программист, а сейчас уже директор собственной компании Elonsoft Трофим Жугастров. Он начал работу по созданию сообщества, а мы ему активно помогали и помогаем в качестве партнёров, участников и экспертов. Сейчас ростовское ИТ-сообщество — это крупная коммуникационная площадка, объединяющая порядка трёх тысяч программистов. У нас каждую неделю проходят семинары, мероприятия, хакатоны (марафоны по разработке ПО), митапы (встречи специалистов в неформальной обстановке) и тому подобное.

На самом деле, Ростов с Таганрогом можно смело назвать южными ИТ-столицами. Города нашей области входят в список ключевых центров ИТ-разработки России наравне с Москвой, Петербургом, Новосибирском, Нижним Новгородом и Казанью.

— Какие проекты дали вам рост на старте?

— Сейчас мы довольно тесно сотрудничаем с общественным советом при Минсвязи, с советом конструкторов ИТ-систем. Среди местных компаний мы первые разобрались в том, что такое СМЭВ (Система межведомственного электронного взаимодействия) и «Госуслуги» для государственных организаций. После первого опыта к нам обратились и другие организации за аналогичными решениями. В тот момент мы увидели окно возможностей и полностью его реализовали. Я начал читать лекции, выступать с презентациями, делясь экспертизой и предлагая программные решения. Крупные региональные органы власти начали использовать наши решения и экспертизу. В дальнейшем мы разрабатывали достаточно сложные программные комплексы для региональной инфраструктуры «Электронного правительства», уникальные в том числе и в масштабе РФ. Наши продукты и решения уже сейчас работают по всей России.

— Почему всё-таки российский рынок? Несколько лет назад большинство малых и средних ИТ-компаний занимались разработкой для зарубежных заказчиков из-за валютной разницы. Что изменилось?

— Стоимость часа работы профессиональных разработчиков в РФ уже к 2013 году приблизилась к международным ставкам. Потом после известных событий доллар «скакнул», ситуация изменилась, а многие компании и фриланс-программисты переориентировались на зарубежный рынок. Чтобы удержать квалифицированных специалистов в компаниях, работодателям пришлось существенно корректировать фонд оплаты труда в большую сторону. Сейчас ситуация изменилась: ставки по проектам в РФ повысились до приемлемого значения. Это позволило вернуть часть специалистов к российским проектам.

Однако главное — к сегодняшнему моменту стало очевидно, что в России достаточно большой рынок, на котором есть восходящий тренд цифровизации. Многие предприятия уже полноценно внедряют ERP, CRM-решения, оцифровывают клиентский сервис и взаимодействие с пользователями.

— У государственных корпораций и крупных компаний эта тенденция, конечно, заметна. А что насчёт малого и среднего бизнеса?

— У МСБ с этим проблема. У них не хватает ресурсов на вывод своего бизнеса «в цифровую экономику». В большинстве случаев ограничиваются наличием сайта-лендинга. В МСБ в принципе слабо понимают, какие вызовы и возможности несёт диджитализация экономики, какого уровня сервиса ожидают в ближайшие годы потребители.

Ближайшие 20–30 лет — время цифровых платформ и облачных сервисов, которые полностью возьмут на себя все непрофильные для бизнеса темы. Например, на облачные сервисы перейдут бухгалтерия, CRM, эквайринг, кадры, ИТ и многое другое, что сейчас отнимает ресурсы и время предпринимателя. Уже есть множество решений, которые могут упростить жизнь МСБ. Тот же «Битрикс», например, его мы и сами используем.

Для малых и средних компаний, работающих на рынке ценных бумаг, мы разработали облачную онлайн-платформу «ЕСИА.Финанс» (инструмент, созданный для работы с государственной Единой системой идентификации и аутентификации (ЕСИА), обеспечивающей санкционированный доступ участников к информации, содержащейся в государственных и иных информационных системах).

— Именно с «ЕСИА.Финанс» вы вышли в финал конкурса финтех-стартапов Finopolis, организуемого ЦБ РФ в этом году?

— Да, именно. С ней произошла ситуация, похожая на историю со СМЭВ и «Госуслугами». По федеральному закону №115 для инвестиционных компаний открылась возможность проводить свои операции с клиентами удалённо. Покупка паев паевых инвестиционных фондов, брокерское обслуживание, доверительное управление — сейчас всё это можно делать полностью на удалённой основе, не приходя в офис инвестиционной компании, а в крупные и известные на рынке компании можно и деньги перевести на брокерский счёт или в доверительное управление. Мы предложили инвестиционным компаниям готовый облачный кабинет, где реализуются все эти возможности для их клиентов. В этой отрасли по России порядка тысячи компаний, и мы решили предложить им новый продукт, фактически заточенный под федеральный закон и цифровую экономику.

Ближайшие 20–30 лет — время цифровых платформ и облачных сервисов, которые полностью возьмут на себя все непрофильные для бизнеса темы

Разработка инструмента наподобие «ЕСИА.Финанс» для компаний может стоить до трёх-пяти миллионов рублей. Такая сумма далеко не всем доступна, а на рынке никто такого не даёт. Мы же создали инструмент в облаке, который настраивается под конечного пользователя. Компания нам платит абонентскую плату и получает полноценный настроенный кабинет для работы с клиентами. Сейчас наши клиенты — 15 компаний. Это не только МСБ, но и представители топ-20 инвесткомпаний РФ.

— Активное участие в мероприятиях ИТ-сообщества — это часть бизнес-стратегии или осознанная необходимость?

— Мы выступаем и в качестве участников, и в качестве партнёров. Затраты, конечно, на это довольно высокие, но такие вещи действительно срабатывают. Сидеть в регионе бесполезно — это не работает. Нужно ехать на федеральный уровень, в Москву, и там тестировать свою гипотезу.

— Какие сейчас главные тенденции на рынке?

— Сейчас все активно работают с удалённой идентификацией. Регулярно сообщают, что то одной компании дали доступ к ЕСИА, то другой — к СМЭВ и к множеству других систем. Выгода очевидна: государство хранит огромное количество данных, которые могут пригодиться другим структурам, компаниям, финансовым организациям, банкам. Они, например, могут помочь им снизить затраты на риск-менеджмент, идентификацию клиентов и так далее.

Вы себе представить не можете, насколько дороже это делать по старинке, через «бумажные» запросы в органы власти. Настолько, что наиболее современные цифровые банки, «Тинькофф» или Рокетбанк, используя современные технологии, уже давно вышли за пределы нишевых «хипстерских» аудиторий. Эти необанки из года в год откусывают всё большие куски от традиционных банков только за счёт того, что встроены в цифровые технологии. И так будет со всеми сферами.

— Какие узкие места есть в вашей деятельности?

— Мы работаем за счёт собственных средств. Что зарабатываем — уходит на развитие. Найти же средства в виде кредитов довольно сложно, потому что для ИТ-компаний сложились нереальные условия по выдаче кредитов. Мы не торгуем яблоками, у нас нет складов и сельскохозяйственной техники — поэтому нам отказывают, говоря, что «у вас ничего нет, вы завтра закроетесь». Какой-нибудь миллион проще получить как физическому лицу, нежели как компании. Даже техника не берётся в расчёт, хотя у нас всё современное, новое и довольно дорогое.

Единственные, у кого нам удавалось получить финансирование - это РРАПП и региональный банк <Центр-инвест>. Сейчас с РРАПП мы планируем обсудить формирование специальной программы кредитования для ИТ-компаний региона. Это было бы хорошей новостью. Однако в целом, несмотря на указанные положительные примеры, кредитные организации не умеют работать с ИТ-компаниями.

«Эксперт Юг» №10 (408)



    Реклама

    как Enterprise Content Management управляет всем

    Более четверти века российские организации стремятся перевести свои рабочие процессы в цифровой формат и оперировать данными и электронными документами.

    Интервью Губернатора ЯНАО Дмитрия Кобылкина

    Впервые за последние несколько лет бюджет ЯНАО на 2018-2020 года сверстан бездефицитным. 20 ноября читайте интервью Дмитрия Кобылкина


    Реклама