ПУБЛИКУЙТЕ НОВОСТИ О ГЛАВНЫХ СОБЫТИЯХ
СВОЕЙ КОМПАНИИ НА EXPERT.RU

Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Культура

Гуляние по Саду

2000

Книга-вызов о человеке-вызове

2 июня во Франции отмечалось 260-летие человека, который сделал французскую нацию такой, какая она есть, во многом определил содержание, которое сегодня вкладывается в емкое, не только национального звучания слово "француз". Его прошлый юбилей - четверть тысячелетия - отмечался как национальный праздник, в котором принимал участие президент страны; ремонтировались замки юбиляра, писались научные труды.

Человек этот - маркиз де Сад. Для большинства людей он ассоциируется с понятием, от его имени и произошедшем - садизм. Но не так давно о нем заговорили как о незаурядном философе и литераторе, оказавшем влияние на развитие всей мировой литературы; как о личности, научившей французскую нацию свободе: и в любви, и в мысли. Но мы русские (российские), и что нам до французского менталитета? У нас свой есть, да еще какой. Однако издательский дом "Арт-бизнес Центр" (Москва) начал публикацию его сочинений. А в Екатеринбурге появилась в продаже книга-исследование профессора Владимира Бабенко "Прекрасный полоумный маркиз Донасьен де Сад. Жизнь. Страсти. Творчество". Неоднозначная личность маркиза становится сегодня зеркалом, в котором отражается все общечеловеческое, естество без одежд и мишуры, понятия наши о любви, о насилии, о вожделении и удовлетворении, о свободе, о жизненном предназначении, наконец.

Маркиз де Сад как нарушитель границ

Если кто-то приобретет книгу Бабенко в надежде посмаковать темные, влекущие эпизоды из жизни легендарного маркиза, он ошибется. Никаких сексуальных сцен. Эта литература не для удовлетворения сексуального голода. Главное в ней - попытка понять движущие причины поведения человека. Показать человечным того, кого считали гением бесчеловечности.

В качестве эпиграфа звучат такие слова: "Если у человека есть мужество, необходимое для нарушения границ, можно считать, что он состоялся". Нарушение границ недозволенного, общепринятого и даже возможного, вызов условностям - для де Сада не было ничего важнее, считает Бабенко.

Исходя из этого положения, жизнь маркиза, полная парадоксов, выглядит примерно так.

По матери он восходит к королевской семье, по отцу является потомком романтической Лауры, музы Петрарки (которая, как оказывается, тоже носила фамилию де Сад). Его считали мальчиком с нежным сердцем. Юношей он мечтал о браке по любви, а женился по расчету (родители настояли). На венчание он не явился, бросил этим вызов королю, приглашенному на церемонию. В брачную ночь надругался над невестой (которую потом, кстати, искренне полюбил, уважая ее человеческие достоинства). С 23 лет главным жизненным принципом этого человека становится - вызов.

"Эпоха тотального распада ценностей вызвала у маркиза клокочущую неудовлетворенность. Флобер родился через пять лет после его смерти и сожалел об отсутствии во Франции людей с достаточным количеством железа в крови. Наверняка у де Сада его было достаточно. Человеческая уклончивость, изворотливость, половинчатость, приспособленчество, безликость, осторожность, аккуратность, умеренность - все эти черты торжествующей анемии и были ему физически ненавистны". Миру бестелесных доктрин и выхолощенных чувств он противопоставил мир кипящей плоти, мир безумной реальности.

Его первые сексуальные оргии выглядели как вызов ханжеской морали христианства, неискренности брака. На место Бога в своей философии он поставил человека - и этим сблизился с гуманистами античности и Возрождения. "Данте и Сад - две крайности одного и того же сверхчеловеческого прорыва в неизведанный рай. Данте и Сад - заложники Абсолюта".

Основной парадокс его жизненной истории, в котором, однако, наблюдается высшая логика - большую часть сознательной жизни этот человек, изнемогающий от вожделения, умственного и физического, провел в тюрьме. Он был заключенным при всех режимах. Короли его сажали не за то, что он насиловал и мучил (это-то было едва ли не общепринятым в высших кругах Франции середины XYIII века, к примеру, "коллега" де Сада Виктор Гюго, оставшийся в сознании людей благородным романтиком, имел до ста сожительниц в год), а за богохульство. Во время революции его арестовали как дворянина. Наполеон сослал его в сумасшедший дом (ни один врач, кстати, не признавал де Сада невменяемым). Маркиз проклял свое рождение: он мечтал о полнейшей реализации интеллекта и тела, а был обречен на вечную неудовлетворенность.

Великая энергия не угасала и в камере. Именно в заточении он создал большинство своих произведений. Книги стали средством выжить - реализоваться хотя бы таким путем. Им была создана собственная философская система. Написано несколько прекрасных новелл. Но, конечно, больше всего он стал известен эротическими романами в жанре сексуальной утопии: "120 дней Содома", "Жюстина", "Жюльетта".

Нормальный современный человек вряд ли способен прочитать больше десяти страниц этого порнографического безумия. А в XYIII веке "Жюльетту" раскупали, как пирожки на улице. Тогда-то и решили: де Сад повинен в падении нравов. А ведь он только обнажил "разверстую перед человечеством бездну после разрушения оказавшихся пустотелыми идолов добродетели и разума". Его идеологические проповеди в жанре сексуальной оргии подвели черту под веком Просвещения. Логика развития нравов в те времена вела к появлению подобного человека. Не будь де Сада, был бы кто-то другой.

Владимир Бабенко как разрушитель стереотипов

"Гуляние по Саду" для многих оказывалось небезопасным. Ректор Екатеринбургского театрального института профессор Владимир Гаврилович Бабенко вопрос о его самочувствии после столь близкого знакомства с опасным человеком не посчитал безосновательным. Жена с опаской поглядывала на эту работу, тем более что в нее был вовлечен и сын, знаток французского языка. "Спасло" отсутствие специального порнографического интереса.

Никакого оправдания жестокости и разгула, да и самого маркиза, в книге нет. Отделить Сада от садизма уже никому не удастся. Автор вообще от оценок воздерживается. Кстати, на вопрос, как он сам относится к маркизу, Бабенко ответил, что в жизни тот ему скорее всего не понравился бы (не смотря на вошедший в историю магнетизм этой личности и для женщин, и для мужчин). "Мне нравится его судьба, его удивительное чувство своего предназначения. Мне нравится его вызов - но не форма этого вызова".

Книга Бабенко тоже во многом стала вызовом - стереотипам, заскорузлым идеалам, сидящим в читателях и в самом авторе. "В течение многих лет я читаю студентам лекции по зарубежной литературе. Я всегда чувствовал односторонность материала о французских просветителях. Фигура маркиза де Сада помогла иначе взглянуть на сложную эпоху Великой французской революции, ее кровопролитие. Тяготение к власти есть в каждом человеке. Насилие можно объяснить на уровне физиологии, психологии. Но как объяснить насилие в государственном масштабе, на уровне целой страны? Де Сад с ужасом отвернулся от массовых казней и репрессий, от насилия узаконенного, освященного великими идеями. И нас тоже воспитывали в признании организованного насилия".

А еще эта книга может стать вызовом тем писателям, которые, создавая произведение, не стремятся досконально изучить тему (разрушать стереотипы тоже можно по-разному: "по-бушковски" - неосновательно, и "по-бабенковски", найдя и изучив восемь килограммов (!) прежде не известных исследователям писем, материалов о герое своего труда), и тем ученым, которые столь сложно и неинтересно излагают свои мысли, даже умные, что проникать в их суть вряд ли кто-то захочет, кроме них самих. Яркий, сочный, образный слог книги о прекрасном полоумном маркизе делает научное исследование чтивом в непренебрежительном значении слова.

Книга о конкретной человеческой жизни превратилась у мудрого автора в произведение о человеческом пути вообще, о высшей логике происходящего на этой земле.

«Эксперт Урал» №1 (1)
«Эксперт» в Telegram
Поставить «Нравится» журналу «Эксперт»
Рекомендуют 94 тыс. человек



    Реклама



    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    В клинике 3Z стали оперировать возрастную дальнозоркость

    Офтальмохирурги клиники 3Z («Три-З») впервые в стране начали проводить операции пациентам с возрастной дальнозоркостью

    Инновации и цифровые решения в здравоохранении. Новая реальность

    О перспективах российского рынка, инновациях и цифровизации медицины рассказывает глава GE Healthcare в России/СНГ Нина Канделаки.

    ИТС: сферы приложения и условия эффективности

    Камеры, метеостанции, весогабаритный контроль – в Белгородской области уже несколько лет ведутся работы по развитию интеллектуальных транспортных систем.

    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама